Сидоров Г.А.
www.gsidorov.info

Сияние Высших Богов и
крамешники

2013 г.


Оглавление

Часть I. ТАЙНЫЕ МЕТОДЫ КРАМЕШНИКОВ
Глава 1.   Старая княгиня
Глава 2.   Пять каббалистических законов
Глава 3.   Вопросы без ответов
Глава 4.   Голос северного сияния
Глава 5.   Проект «теория Гексли-Дарвина»
Глава 6.   Один из механизмов дегенерации
Глава 7.   Дурдом юга и дурдом севера. Технология генетической подмены
Глава 8.   Дед Чердынцев о расах Европы
Глава 9.   Космическая иерархия рас
Глава 10. Возникновение земных рас
Глава 11. Частоты коллективного сознания
Глава 12. Суть шумерского мифа. Информационные вирусы
Глава 13. Несломленный народ
Глава 14. Русский мат как мантра перекодировки
Глава 15. Воздействие языка на генетику
Глава 16. То, что разрешается богам, запрещено людям
Глава 17. Ловушка для сознания
Глава 18. Ход назад
Глава 19. Слом биологических часов
Глава 20. Светозар
Глава 21. Горькая правда
Глава 22. В поисках выхода
Глава 23. Поиск истины
Глава 24. Тайное информационное оружие
Глава 25. Таинственный мир образов
Глава 26. Эмоциональная энергия и информационное поле Вселенной
Глава 27. Дегенераты и извращенцы
Глава 28. Каббалистическая символика
Глава 29. Компьютерные технологии
Глава 30. Обезумевшая элита

Часть II. НАУЧНОЕ МИФОТВОРЧЕСТВО
Глава 31. Чёрная элита Европы
Глава 32. Фальсификация истории
Глава 33. Технология создания мира иллюзии
Глава 34. Новая вывеска древнего храма
Глава 35. Технология распыления сознания
Глава 36. Руины и разговор у костра
Глава 37. Чердынцев и каменная карта

Часть III. В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО
Глава 38. Экспедиция

ПРИЛОЖЕНИЯ
Лицо русской национальности, или крах популярной расологии
Русская кровь: история и геополитика

Список рекомендуемой литературы

 

От автора

Данная книга является частью серии «Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации». Но в то же время, она стоит несколько в стороне от линии серии. Дело в том, что эта книга узко специализирована. Она посвящена воздействию информационных технологий на генетику человека. Кое-кому может показаться, что автор оговорился. И действительно: как может информация изменить генетические структуры ДНК? С точки зрения современной науки это невозможно. Но в своей работе я опирался не на современную ущербную генетику, а на знания древних. В конце подробно описан процесс, как под воздействием информационно-энергетического пресса происходят в нашем ДНК различные изменения. Хватит нам быть наивными, считая, что можно убедить кого-то стать однополым, педофилом, зоофилом и т.д. Никакие убеждения не помогут, чтобы превратить человека в психопата, надо изменить его генетику. В данной работе я подробно показал, как это делается. Кроме того, мною был дан обратный процесс: как из извращенца, психически больного человека стать вполне нормальным.

Кроме генетических процессов, я показал современные информационные технологии. Как они воздействуют на подсознание. И каким образом с ними можно бороться. В книге я не ставил перед собой цель подробно описать все виды программирования. Их слишком много, чтобы заниматься только ими, поэтому я остановился только на самых распространённых и наиболее опасных. Кроме того, в книге я рассказал, для чего была создана академическая наука. Кому она служит и с какой целью. Особенно это касается нашей земной хронологии. На примере войны Светослава против Византии я показал, как можно легко разобраться с фальсификацией нашего прошлого. Для этого достаточно знать психологию своего народа и обладать зачатками генетической памяти.

В данной работе впервые, в отличие от многих других авторов, я показал, что собой представляет Ватикан, что христианского в нём ничего нет. Оно является всего лишь камуфляжем, не более. Так же как и сатанинское, которое тоже наносное и довольно позднее.

В книге я показал скрытую суть папства. Она представляет собой тайный храм Сета-Амона. Не понтифик и не кардиналы-католики правят миром Запада. Под красными рясами прячутся прямые наследники фиванского жречества. Вот почему у Римского папы и у его кардиналов на голове корона не кого-нибудь, а самого Амона. В своей книге кроме тайны Ватикана я кое-что рассказал и о великой тайне Сибири. Коснулся заросших лесом пирамид, руин, древних храмов и входов в освещённые особым светом подземные галереи. Но что самое главное: в этой книге читатель познакомится с сибирской Шумерией. Он узнает о том, что древние загадочные шумеры были близкими родственниками славян, германцев и других индоевропейских народов. В поисках протошумерской керамики он вместе с автором и его друзьями побывает в экспедиции на территории среднего Приобья. Там, где некогда стояли города, храмы и капища предков современных представителей белой расы.

Г. Сидоров

 

Часть I. Тайные методы крамешников

Глава 1
Старая княгиня

С раннего детства, как и любой нормальный ребёнок, я очень любил своего отца и, естественно, неповторимую, самую красивую и самую умную на свете маму. Если отец пропадал целыми днями на работе, то мама всегда была рядом. Именно она отвечала мне на мои первые вопросы. Из её видения мира и формировался базис моего раннего сознания. Тот самый, который я смог сохранить на всю свою оставшуюся жизнь. Я не просто любил родителей, я боготворил их и гордился ими. Вполне естественно, что любое дитя обожествляет своих родных и это нормально. Но моя радость и гордость имела под собой почву. Потому что, играя во дворе дома, где прошло моё детство, от многих взрослых я слышал о бескорыстии моего отца и об отзывчивости к окружающим людям моей матери. Об отце говорили, что он способен снять с себя последнюю рубаху и подарить нуждающимся. О матери соседи рассказывали примерно то же самое.

Такое поведение родителей воспитало во мне прямоту, бескорыстие и сердечность. Очень долго я не понимал, что собой представляет человеческая жадность, зависть и жажда власти. О стяжательстве я слышал только в сказках. Почему-то в детстве жадные люди вызывали у меня не только чувство отвращения, но и казались мне смешными. Их мелочность и скупость в моём сознании не соответствовали высокому званию человека, казалось, что такие люди недопонимают простого: сколько бы ты не копил вещей, все они со временем станут ненужными. Потому что, по сути, это тоже игрушки, только несколько иного характера. Игрушки же, какими бы они не были, имеют свойство надоедать.

 

В то безоблачное время своего детства, я знал только из сказок, что есть на земле странные люди, которым вещи никогда не надоедают, их к счастью не так уж много и живут они в ином мире. Что вся их жизнь посвящена сплошному накоплению. Реальных эгоистов, и по этой причине злых и жадных завистников, я вокруг себя не замечал. Да их, наверное, в те времена в среде простых людей встречалось так мало, что они особо и не светились. То был конец великой сталинской эпохи. Время надежд и восстановления разрушенного войной народного хозяйства.

 

Кое-кто считает, что период правления Иосифа Виссарионовича навязывал гражданам СССР законы крайнего аскетизма. Это далеко не так. Рыночные отношения характерны и для социалистического общества. Только они имеют совершенно иной характер, где на первое место выдвигается не выгода, а целесообразность. Люди в сталинскую эпоху тоже приобретали вещи, но в основном самое необходимое. Те, без которых никак нельзя. Лишних вещей и потому не нужных в стране, практически, не производилось. И дело было не в аскетизме, а совсем в другом. В понимании большей части наших соотечественников, основной ценностью для человека были не вещи, а знания. Только они позволяют человеку чувствовать себя по-настоящему свободным.

 

Именно по этой причине граждане СССР той героической эпохи и стремились к знаниям. Ограничение в материальном и бесконечность в познании, в то время, совершенно бесплатном, формировало особую психику людей будущего. Именно такими людьми и являлись мои родители, поэтому я о дегенеративном комплексе человека-накопителя и стяжателя знал только понаслышке. Но всё, как известно, меняется. На смену эпохи Сталина пришли времена Хрущёва. И люди на глазах стали перерождаться, совсем не в лучшую сторону. Никита Сергеевич провозгласил материальные ценности выше духовных. Сделал он это для общества незаметно, понятно, чтобы не раздражать приверженцев сталинского курса. Но факт остаётся фактом: реформа в сознании большинства граждан Союза ему удалась.

Теперь все средства массовой информации СССР рассказывали о росте нашего валового продукта, о том, что Союз по добыче стали, угля, производства зерна и товаров народного потребления скоро догонит Соединённые штаты Америки и даже их перегонит. Что скоро каждый советский человек сможет приобрести для себя всё, что ему заблагорассудится. Было б желание иметь. О знаниях речь уже не шла, потому что образованность, воздействуя на сознание, переводит человека в совершенно иное качество. Оно заставляет его «быть», превращая в созидателя, творца. Но хорошо образованные и высокодуховные люди Никиту Сергеевича не устраивали. Они нужны были Иосифу Виссарионовичу, но не Хрущёву. Последний изо всех сил разрушал наследие Сталина, причём во всём, где только мог: и в экономике, и в политике, и даже в образовании, но прежде всего, в душах советских граждан. Это для Хрущёва и его суфлёров из-за рубежа было главным.

 

Серьёзные изменения в психике своих родителей я почувствовал не сразу. Моему безоблачному детству, которое длилось почти до двенадцати лет, казалось бы, не предвещало ничего такого, что могло его омрачить. На мелочи я не обращал внимания, а серьёзные подвижки, которые протекали в обществе, в силу своей молодости я просто не замечал. Испугал и опустил меня на землю случайно услышанный разговор бабушки с матерью.

Я всегда удивлялся своей бабушке. Старинных боярских кровей, как смеялся отец — «недобитая контра», по своим убеждениям, была женщиной, каких мало. В кругу своих знакомых она слыла одновременно и бережливой, и щедрой. В бабушкином доме в плане вещей ничего не было лишнего. Всё только по делу. Если она переставала чем-либо пользоваться, она тут же от ненужного избавлялась. Как правило, кому-то эту вещь дарила, или оставляла в таком месте, где её обязательно заберут нуждающиеся. У потомственной княгини был девиз: «не делать из своей квартиры склада».

Удивляла ещё одна деталь. Несмотря на то, что бабушке платили мизерную пенсию, она никогда не нуждалась в деньгах. Мало этого, она часто давала деньги моей матери, которой всегда почему-то их не хватало. Почему, я тогда не понимал.

 

Несмотря на то, что бабушка происходила из древнего знатного рода, она была великой труженицей. Летом Мария Георгиевна начинала заниматься своими делами с шести утра. Зимой — несколько позднее, но тоже очень рано. В её огороде все без исключения овощи давали небывалые урожаи. На бабушкиных грядках всегда появлялись самые ранние огурцы, в то время как у соседей по улице их ещё не было. То же самое можно сказать и о помидорах. Как в сказке, они созревали прямо на кустах. Хотя в соседних огородах те же самые сорта выглядели чахлыми и, как правило, зелёными. По улице ходили слухи, что моя бабушка знает какое-то волшебное слово. Волшебства же никакого не было, просто она любила трудиться. И работала она не из необходимости, как принято было у тех, кто совсем недавно перебрался из деревни в город, и возомнил себя барином, а с особым воодушевлением и радостью. Как должен отдавать себя труду любой культурный и по-настоящему образованный человек. Глядя на бабушку, я понимал, что такое настоящий аристократизм. И мне всегда хотелось на неё походить. Быть аристократом не внешне, а внутренне, также светиться изнутри, как и она.

«Вот почему бояр и князей называли в народе "ваша Светлость"», — на примере бабушки дошёл до меня сакральный смысл древнего обращения.

 

И вот, будучи в гостях у своей потрясающей бабули, я услышал как она, сидя на кухне, отчитывает мою маму. Всегда сдержанная, спокойная и величественная, она, говоря со своей дочерью, на этот раз волновалась. И я почувствовал ту душевную боль, которая её терзала. Слушал и не верил: бабушке почему-то было стыдно за мать. Она так и говорила:

— Мне стыдно за тебя, дочь, очень стыдно! Неужели ты не понимаешь, куда опрокинула и себя, и мужа? Туда, откуда нет возврата. Почему ты позволила тёмным изменить свои ценности?! Разве этому я тебя учила? Вспомни мои слова. Что всё материальное, какое бы оно ни было, имеет всегда относительную ценность, абсолютно только знание. Глубокое понимание окружающего мира, тех процессов и в природе, и в социуме, которые способен наблюдать и чувствовать человек. Ты потянулась за призраком, за химерой. Золотой телец никогда не был богом. Он всегда вёл в преисподнюю. Я давно за тобой наблюдаю. Ты никак не можешь успокоиться. Всё покупаешь и приобретаешь. Зачем тебе ковры, зачем тебе отрезы? Что ты будешь с ними делать? Тебе же до самой смерти не сносить и десятой части того, что у тебя в гардеробах! Как ты изменилась! Такое ощущение, что я разговариваю не со своей дочерью, а с чужим человеком!

— Знаешь, мама, — перебила моя мать бабушку, — у тебя старомодные взгляды. В юности ты знала роскошь, а я видела только нищету. Естественно, мне тоже хочется пожить по-людски.

— По-людски, говоришь?! Это не по-людски, а по-свински! Я до сих пор прочитываю не менее десяти книг в месяц, а ты их читаешь? За год — две, от силы три, да и то ширпотреб! Так или нет?

— Ну и что с того, что ты живёшь книгами? Что ты с этого имеешь? — зло усмехнулась мама.

— Я вижу жизнь такой, какая она есть, — c дрожью в голосе ответила бабушка. — Ты же пребываешь в иллюзии. Когда до тебя дойдёт, что ты прожила своё впустую, будет поздно. Ничего уже не вернёшь.

Потом, после долго паузы, бабушка продолжила:

— Мне внука жаль. Вряд ли он примет ваши ценности. И тебе с мужем придётся его ломать.

— Ничего, сломается, он моё дерьмо, что захочу с ним, то и сделаю, — поднялась со своего места моя мама.

— Дерьмо, говоришь?! — повысила голос бабушка. — Он принял только твою с отцом плоть. Душу же ему дал Творец! Ты родила маленького бога. И у него есть право выбора. Если захочет, бог превратится в чёрта, возражать не стану. Но если не захочет, буду с ним рядом до конца, покуда хватит у меня сил. И ничего вы со своим мужем с моим внуком не сделаете.

— Всё, хватит меня учить, — оборвала мать бабушку, — Он наверняка слышал весь наш разговор. Пусть теперь сам решает. Ты слышишь меня?! — начальственным тоном обратилась ко мне мать, обозлённая упрямством бабушки. — Давай собирайся, нам пора! Или ты задумал здесь остаться? Иди сюда!

Я молча вошёл на кухню и, подойдя к бабушке, обнял её за плечи.

— Что ж, оставайся, — сверкнула глазами в мою сторону раздосадованная мама. — Но учти, как ты, так к тебе и я, — и она, выйдя в прихожую, заперла за собой дверь.

 

Ошарашенный услышанным и тем, с каким видом покинула она бабушку, я не знал, что и думать. Сознание отказывалось воспринимать случившееся. Мой иллюзорный мир рушился, и я это понимал.

«Что же произошло? — силился осознать я своим детским умом. — Какие силы смогли разделить дочь с матерью? Если такое случилось, чему я невольно оказался свидетелем, значит, они есть. Тогда откуда они взялись?»

Видя мой растерянный вид, бабушка поднялась со своего места и, подойдя к окну, сказала:

— Ты многого ещё не понимаешь, внучек. Мал ты, вот в чём беда. Был бы взрослее, я бы тебе многое рассказала…

А потом, повернувшись ко мне, увидев мой растерянный вид, она вдруг улыбнулась своей необыкновенной светлой улыбкой.

— Вообще-то ты почти взрослый. Трувор в твои годы ладьёй командовал. Это наш с тобой далёкий предок. Знаешь такого?

Я кивнул.

— Когда-то я тебе о нём рассказывала, — напомнила бабушка. — И о твоём тёзке Юрии Семёновиче Мстиславском, который управлял смоленскими полками при Грюнвальде. Он тоже твой родственник. И взялся за меч, как и его отец, в неполные четырнадцать. Так что буду говорить с тобой как со взрослым, а ты постарайся меня понять. Жить мне осталось совсем немного, ты же, по сути, — вздохнула бабушка, — почти ребёнок. Но выбора у нас нет, поэтому я открою тебе тайну, которую знают совсем немногие.

 

Я во все глаза смотрел на дорогого мне человека и его не узнавал. Всегда спокойная и уверенная в себе бабушка была крайне взволнована. Чтобы успокоиться, она несколько раз прошлась по комнате, потом повернувшись ко мне, сказала:

— Обещай, что сохранишь услышанное от меня в своём сердце и никому об этом не скажешь.

— Обещаю, — прошептал я.

— Тогда слушай. То, что происходит сейчас в стране — предательство. Да, да предательство, самое настоящее! И возглавляет банду предателей и мерзавцев лысый хитрец и подонок Микита Хрущ! Когда-нибудь ты узнаешь, что Иосиф Виссарионович Сталин умер не своей смертью. Его убили. Убили для того, чтобы расчистить место Хрущу.

— Кто убил?! — вырвалось у меня.

— Это не так важно. Просто я знаю, что его убили.

— Откуда ты знаешь? — задал я дурацкий вопрос.

— Не спрашивай, а слушай, — строго посмотрела на меня бабушка. — Сталина убрали, чтобы развернуть в стране тот процесс, который мы сейчас наблюдаем.

— Не пойму, о чём ты? — взмолился я.

— О чём?! — посмотрела на меня старая седая женщина долгим пронизывающим взглядом. — Попробую тебе объяснить. Есть такое мистическое учение, которое в незапамятные времена халдейские жрецы подарили евреям. Называется оно каббалой. Так вот, в этой самой каббале существует традиционный приём, с помощью которого для энергетического поражения противника создаётся общественная иллюзия противоестественности его замыслов. Белое всегда выдаётся за чёрное, добро нагло и бессовестно представляется злом. Таким образом, подменяется вся система ценностей. Верх становится низом. Низ же превращается в верх, правое выдаётся за левое и наоборот, высмеивается и намеренно извращается всё позитивное и жизнеутверждающее. Причём во всём, в том числе и в искусстве. Создаётся патология искажённого мировосприятия. Одним словом, происходит узаконивание противоестественности. Становится нормой то, что ни в коем случае не должно быть.

От слов бабушки внутри у меня всё похолодело.

— Ты можешь объяснить, зачем всё это?

— Я же тебе сказала, чтобы направить внутреннюю энергию общества на уничтожение его самого. Как ты понял, делается это с помощью циничной лжи.

— Ложь как главное оружие? — переспросил я.

— Вот именно, — села на своё место бабушка. — Теперь ты понимаешь, что случилось с твоими мамой и папой. Они приняли ложь за правду.

— И отказались от истинных ценностей в пользу тех, которые им были подсунуты? Правильно я понимаю?

— Правильно, — кивнула своей красивой седой головой бабушка. — Хоть ты и мал у меня, но удал. До тебя дошла суть.

— А что за тайну ты мне хотела открыть? Это и есть твоя тайна?

— Конечно, нет. Я тебе сказала очевидные вещи. Тайна в другом. Если человек принимает ложные ценности, принимает их искренне и начинает ими жить, он постепенно сходит с ума.

— С ума?

— Да, с ума. Как это получается мне неизвестно, но это так. Потому что безумец не только сам извращает свою жизнь, живёт не правдой, а кривдой, но что самое страшное, рождает себе подобных. Его патология передаётся по наследству. Впервые это было замечено у воров. От вора всегда рождаются склонные к воровству дети.

— Об этом я где-то слышал.

— Вот-вот, — вздохнула бабушка. — И те силы, которые с помощью лжи целенаправленно изменяют сознание наших людей на противоположное, отлично это знают. Запомни, их главной задачей является не столько сам фактор коренного изменения ценностей, сколько его последствия. Закрепление этих изменений в природе человека.

— Но ведь тогда сотни тысяч людей с самого своего рождения, как бы точнее сказать… — замялся я.

— Превратятся в патологических безумцев, — закончила мою мысль бабушка. — И не сотни тысяч, как ты сказал, а миллионы. Что сейчас мы и наблюдаем.

 

От слов бабушки я вздрогнул. В реальной жизни я никогда безумцев не встречал, но от бабушкиных слов веяло такой безысходностью, что мне стало страшно.

— Неужели всё так плохо? — посмотрел я на неё.

— Хуже некуда. Каких-то 5-6 лет назад твоя мать была совсем другим человеком. А сейчас ты у неё — «дерьмо», а я — старомодная дура набитая. Я, видите ли, в своей молодости «каталась, как сыр в масле», а она жила в нищете! И теперь моя дочь стремится наверстать упущенное и не понимает, что угодила в такую сеть, из которой уже не выбраться.

— Почему? — не понял я.

— Потому что сатанинские ценности стали для твоей матери нормой. Запомни, внук, деньги и вещи для настоящего человека являются всего лишь средством, но не целью. Для психически нездорового это цель. Понимаешь, не для того Творец подарил человеку сознание, чтобы он с его помощью обустраивал своё физическое тело, создавал для него комфортные условия существования. Это путь в никуда, дорога смерти, но не жизни.

— Скажи мне, бабуля, — перевёл я разговор на несколько иную тему, — ты и вправду, как считают отец с матерью, в своём детстве и юности… — тут я опять замялся.

— Слыла барыней и жила в роскоши?! — улыбнулась старая княгиня.

И мне показалось, что её улыбка засветилась сквозь слёзы.

— Как тебе сказать, внучек? С одной стороны, я и мои младшие братья Арсен с Александром, родились в княжеской семье, семье довольно богатой. Здесь моя дочь права, в юности нищеты я не знала. Но с другой стороны, нас с детства учили не быть привязанными ни к деньгам, ни к вещам. Мы получали образование не для того, чтобы сытно и комфортно жить, именно для этого сейчас многие и учатся, а для того, чтобы созидать. Уметь, и мыслить и трудиться творчески. Всё это на благо Великой России. И воспитание наше было жёстким. Когда мы не справлялись с заданием, нам не давали пищи. Да, да, я знаю, что такое и голод, и холод. Правда, меня не пороли, но вот Шуре, моему брату частенько доставалось. Он был нахрапистый, и поэтому твой дед разбирался с ним по-княжески, на конюшне. Такого воспитания твоя мать не знает, да и ты с ним незнаком. Вообще-то тебя и наказывать не за что, — поднялась старая княгиня с табуретки.

 

— А где сейчас твои братья? — спросил я её.

— Александра убили ещё в Питере во время красного террора, а Арсен всю жизнь прожил среди бурят на берегу Байкала. Ты ведь о нём слышал и не раз.
— А как ты с дедушкой уцелела? — стал допытывать я.

— Меняли фамилии, не раз переезжали с места на место… Страшно было, когда страной заправляли троцкисты. Но после того как Сталин взял над ними верх, всё изменилось к лучшему. Меня пригласили на работу по ликвидации неграмотности, твоего деда сделали начальником участка на первой прокопьевской шахте.

— Ты хочешь сказать, что сталинское время для таких как ты, было неплохим?

— Да. Кровавым оно было для перерожденцев и троцкистов. О перерожденцах ты только что слышал. Про троцкистов же ничего не знаешь. Но я тебе вот что скажу: это те самые люди, через которых силы тьмы ещё тогда пытались провести реформу в нашем сознании, вывернуть нормальные человеческие ценности наизнанку.

— Из того, что ты мне рассказала несколько минут назад, им это всё-таки удалось? — заметил я.

— Удалось, — кивнула головой бабушка. — Жаль, что Иосиф Виссарионович не поставил к стенке Микиту-«кукурузника», просмотрел. И теперь троцкистские реформы идут полным ходом.

— Я не знаю, кто такой Троцкий, и чем он занимался, но выходит, что Хрущёв его последователь, так?

— Так, именно так, внучек, — оценивающе посмотрела на меня бабушка.
— Мне нравится, что основное для себя ты уяснил. Теперь, я думаю, тебе понятно, почему Микита Хрущ, когда прорвался к власти, стал обливать грязью Сталина?

— Так выходит, ты с ошибками Иосифа Виссарионовича не согласна? Не признаёшь за ним культа личности и всего остального? — удивился я.

— У Сталина была всего одна ошибка, внучек, — снова села на своё место старая княгиня. — Он был слишком доверчивым и мягким человеком. Да, он проводил в партийной элите чистки и жестокие, но не доводил их до конца. Верхушки троцкизма он собрал, те, что были наверху, всех этих Каменевых, Зиновьевых, Блюхеров, Ягод, Тухачевских, Якиров и многих других, но корни троцкизма так и не вырвал. Затаившиеся мерзавцы уцелели, и Микита-«кукурузник» — один из них. Если даже его и «успокоят», всё равно запущенный им процесс подмены ценностей, особенно у поколения, которое родилось после войны, остановить не удастся. Это приведёт СССР к концу.

— Не понимаю, о чём ты? Неужели нашей стране что-то угрожает?

— Угрожает гибель, мой дорогой внук!

— Гибель? — открыл я рот, мне казалось, что бабушка бредит. — Как это может произойти? — недоумевал я.

— Рыба всегда с головы гниёт. Голова уже сейчас смердит, что будет потом — увидишь. Нашу Державу разрушат перевёртыши в Кремле и безыдейные потребители в массах. Слышал, о чём мечтает твоя мать? О роскоши! — последние слова бабушка сказала с раздражением, — Упустила я дочь: война, разруха, не до неё было. А потом твой отец… Она его не любит, вот в чём беда! — поднялась она снова со своего места. – Я пойду, пошишлюсь* в огороде, а ты посиди, подумай об услышанном. – Похоже, сегодня твоему детству пришёл конец.

— Хорошо это или плохо? — невольно спросил я бабушку.

— И не то, и не другое. Просто с этого дня жизнь твоя станет иной. Если она тебя подомнёт, больно мне станет! Даже на том свете будет больно! Ты меня понимаешь? — посмотрела она мне в глаза пронизывающим вопросительным взглядом.

Я подошёл к дорогому мне человеку и, обняв, прижался своей щекой к её лбу.

— Прости за откровенность, — сказал я бабушке, — не много мне удалось понять из твоих слов. Например, я не знаю, кто такие троцкисты, и чего они хотят. Но будь спокойна, сам себя я никогда не предам. Всегда останусь тем, кто я есть и никогда не покину тебя. Ты ведь с моего рождения знаешь, что я пошёл по твоей родне.

— И дедовой! — улыбнулась сквозь слёзы бабушка. — Он был великим человеком. Ты помнишь его?

— Да, конечно!

— Что ж, начинай новую жизнь! Но знай, булат и тот тупится…

— Я его буду периодически точить, — заверил я, родного мне человека.

 

Когда бабушка вышла во двор, я сел на кушетку и ещё раз припомнил услышанное.

«Надо же, — рассуждал я про себя, — старая княгиня, как говорит отец «недобитая контра», не просто хорошо относится к Сталину, она его очень высоко ценит. Что у них общего? У «вождя народов» и пережитка прошлого мира — моей бабушкой? Очевидно глубинное понимание происходящих, не только в нашей стране, но и во всём мире, каких-то очень серьёзных процессов? Бабушка начала свой разговор с изуверского каббалистического приёма разворота сознания, когда чёрное выдаётся за белое и наоборот, левое за правое и т.д.

Наверняка, и Сталин знал эту древнюю «премудрость». И как мог, так и боролся с её влиянием, — сделал я для себя вывод. — Если так, то понятно, за что НКВД отправлял в лагеря, так называемых «врагов народа». Но разве лагерем и тюремным режимом можно спасти человека от ложных убеждений? Нет, наверное! Это не метод воспитания. Хотя, наверное, кому-то он тоже помог. Даже в своей маленькой жизни я встречал людей, которые прямо говорили, что сидел не зря, а за дело… Бабушка обвиняет Иосифа Виссарионовича в одном — в доверчивости и мягкости… Он-то мягкий?! Кто же тогда твёрдый? Столько непонятного и загадочного? Что ж, жизнь есть жизнь, она многое и покажет, и многому научит, — рассуждал я тогда. — Главное идти вперёд и ни при каких обстоятельствах не изменять своих убеждений. Вот мой путь».

И я его уже осознавал, несмотря на то, что был совсем молод.

 

Глава 2
Пять каббалистических законов

После того рокового разговора бабушка прожила совсем недолго. Она ушла из жизни, когда я окончил школу и поступил в университет. Хоронили её в лютый январский мороз в одной ограде рядом с могилой деда. Для меня это была невосполнимая утрата. Больше родного по духу человека рядом со мной в семье не было. Глядя на бетонный крест и фотографию бабушки, я понимал, что впереди меня ждут серьёзные испытания. И так я всю свою маленькую жизнь нёс жребий «белой вороны». Но в семье, пока жива была старая княгиня, я был не так одинок. И в какой-то степени защищён её авторитетом. Теперь же всё это в прошлом. И ещё я допустил, как когда-то сказала бабушка, непростительную ошибку. Попытался напомнить отцу с матерью об их молодости. О времени, когда наша семья жила беднее материально, зато была богаче духовно. Когда по вечерам часто вслух у нас читались книги, все вместе мы посещали концерты и устраивали самодеятельные турпоходы. То были счастливые времена. Никто в семье тогда не болел вещизмом, все довольствовались тем, что было и чувствовали себя вполне счастливыми. Но моя ностальгия о прошлом была истолкована родными как попытка их перевоспитать.

— Надо же, яичко курочку учит! — возмутилась мать.

— Ишь ты! — прищурился зло отец. — Меня учить вздумал! Сейчас другое время, значит, надо жить так, как живут все! Мал ещё указывать, что мы должны, а что нет! Молоко на губах не обсохло…

Эта ошибка дорого мне обошлась. Я понимал, что после моего призыва опомниться, родные по крови люди смотрят на меня как на врага.

— Зря ты их, — журила тогда меня бабушка, — ты что, русскую поговорку забыл? «Не тронь дерьмо, меньше вони будет». Вот взял и обозлил их, а тебе с ними жить… Других-то родственников у тебя нет. Мне же осталось совсем недолго…

— Провожу тебя в последний путь и уйду из семьи. Буду жить самостоятельно, — заверил я её.

— Это сиротой при живом-то отце с матерью? Впрочем, ты и так сирота… — глядя на меня, вздохнула она. — Трудная будет у тебя дорога, очень трудная… Но интересная! Знаешь, я, наверное, из ума выжила, — положила свои руки мне на плечи бабушка.

— Ты что говоришь?! — попытался возразить я ей.

— Выжила, выжила! — заверила она меня. — Знаешь, о чём я думаю?

— О чём?

— О том, что таких как ты жалко. Вас мало, но вы вот есть… А остальных мне не жаль. Потому что многие, очень многие утратили высокое имя — Человек. Из творцов, из созидателей они превратились в жалких потребителей. Для таких добыча денег, вещей и власти самое главное в жизни. Кругом безумствующая нелюдь, кругом, внучек, кругом… Никому нет дела до души. А ведь человек, утративший свою душу… Кто он, как ты думаешь?

— Думаю, что подобный человеком не является, — вздохнул я.

— Вот-вот! Поэтому хорошо бы в каждый наш город, да и в их города, — тут бабушка показала на запад, — и в Европу, и в Америку, да и братцам китайцам тоже, по хорошей атомной бомбе! А лучше — по три, чтобы наверняка! Ну как? Ты теперь понял, что я не в себе?

— Ещё нет, к тому же у меня возник вопрос. Твой проект — по три атомных бомбы на город, конечно неплохой. Поступок, так сказать, вполне гуманный, и он, наверняка, может спасти оставшееся человечество от духовной смерти, которая намного хуже настоящей, и я это понимаю. Но при чём здесь дети? В городах их не меньше четверти населения.

— Так ведь они всё равно, по большей части, обречены. В семьях их начинают ломать ещё до зачатия.

— Как это? — не понял я.

— Ты забыл самое главное, что заложено в программу дебилизации и того безумия, что мы вокруг себя наблюдаем, внук. Если природа родителей изменена, то они родят точную копию себя. Детей с точно такими же, как у них ценностями.

— Это вылетело у меня из головы.

— Устройство человеческой психики ты всегда должен помнить. Внушение, наполненное громадной энергией, всегда проникает в природу человека. И естественно передаётся им по наследству. Весь ужас в этом.

 

— Но ведь немало и таких, как я.

— Мало, очень мало, но в том-то и беда, что вы есть, — развела руками бабушка.

— Почему беда? — удивился я.

— Потому что Создатель, не будь в наших городах и деревнях подобных тебе, давно бы уничтожил весь этот Содом.

— Но, насколько я помню, библейские города Содом и Гоморра были сборищем дегенератов и извращенцев.

— А сейчас что не так? Посмотри на людей, они же за копейку продадут не то что своё Отечество, но и мать родную. Понимаешь, самое дорогое, что есть у человека. У них появился новый бог — это деньги! Благодаря им, деньгам, можно приобрести всё, что угодно. Любые вещи, недвижимость и удовольствия, но что самое омерзительное, деньги дают власть над себе подобными. Вижу, что я тебя не убедила, — улыбнулась старая женщина, — но увидишь, что будет потом, лет эдак, через двадцать.

— Почему именно через двадцать? — поинтересовался я.

— Когда состарятся и отойдут в лучший мир сталинские кадры. Это случится как раз через сорок лет после смерти Иосифа Виссарионовича.

— Откуда у тебя такая уверенность?!

— Просто я знаю сатанистов. Они всегда всё делают по законам своей каббалы. Помнишь, сколько лет Моисей морочил евреям головы на Синае?

— Я где-то слышал, что около сорока…

— За такой срок не только в какой-то локальной группе социума, но и на территории целой державы, если конечно захотеть, то сознание можно поменять полностью. Каббала рассказывает о взаимодействии элементов окружающего мира и об их влиянии на человека. Здесь же мы имеем дело с одним из психологических приёмов, который действует на общество. Теперь понимаешь, откуда моя уверенность, в том, что будет с Россией. Как видишь, всё просто.

— Вот ты меня познакомила со вторым каббалистическим законом, — заметил я.

— Познакомила, — кивнула головой бабушка.

— Интересно было бы понять, что это за учение — каббала? И почему оно такое зловещее? Ты говоришь о ней, как о технологии по превращению нормальных людей в полусумасшедших.

 

— Не совсем так. Речь идёт о знании принципов смены временных циклов в человеческой психике. Вот и вся премудрость, — улыбнулась своей грустной улыбкой старая княгиня. — Но ты интуитивно почувствовал истину. Я вот что тебе скажу: каббала с древнееврейского означает «премудрость». Вот и всё. В ней изложены законы, по которым развивается всё сущее. Плохо то, что они представлены в ней так, что этими законами можно пользоваться как грозным оружием, то же самое, что с атомной энергией. С одной стороны, плутонием можно зарядить реактор мирной атомной электростанции, с другой — нашпиговать атомную бомбу. Вот и вся суть каббалы. Я предполагаю, что халдеи учили евреев совершенно другой каббале. Отсталому и забитому собственной элитой народу давались общие знания об устройстве мира, очевидно, чтобы поднять его до более-менее цивилизованного уровня. Но учителя не посмотрели в глубину. Их учение было воспринято раввинатом как универсальная технология по управлению земным социумом. Не вавилоняне, а раввины придали каббале тот чисто иудейский характер, который она имеет в настоящее время. Почему такое могло произойти, как ты думаешь?

 

Я не знал, что ответить.

— А я тебе скажу. Потому что халдеи завоевать иудеев завоевали, но не поняли, с кем имеют дело. Им и в голову не пришло, что еврейское жречество, по сути, представляло собой уже в те далёкие времена, замкнутый на себе клан дегенератов. Таковым его сотворили египетские жрецы.

— Зачем?! — невольно вырвалось у меня.

— Чтобы со временем сломать психику всему еврейскому этносу. Это, в конце концов, и произошло.

— Я не понимаю, кому всё это было надо и зачем? — возмутился я.

— Кому? — на секунду бабушка задумалась. — Если честно, я не знаю. А вот зачем, могу предположить. Ответ мне подсказал миф о «богоизбранности» евреев. Знаешь, почему о евреях и в Торе, и особенно в Талмуде говорится, как об особом божьем народе?

— Откуда же мне знать? — пожал я плечами.

— Чтобы все не евреи, люди разных рас и народов постепенно стали воспринимать их как своих глобальных духовных лидеров. Это сейчас христиане говорят, что евреи, дескать, «не те»! Что они ждут прихода на Землю своего Мошеаха, фактически — Сатаны. Но, несмотря на это, христианские философы, как на Западе, так и у нас, по-прежнему твердят, что евреи несмотря ни на что являются божьими избранниками, только вот оступились малость. Но с кем не бывает? Как видишь, в их лидерстве сомнений нет.

— Что-то я тебя не пойму, скажи прямо, что тебя беспокоит? — спросил я бабушку.

— То, что в среде, так называемых, «богоизбранных» бытует мнение, что в природе ничего кроме материальных ценностей быть не может. И что все они принадлежат по праву «богоизбранности» им, евреям. Что это, как не психологическая наживка, на которую клюнул целый народ? Теперь сам подумай, зачем всё это?

— Ума не приложу, — покраснел я, — ты говоришь какими-то загадками.

— Ничего загадочного тут нет! — вздохнула бабушка. — Это ещё один каббалистический приём, который позволяет добиться в определённом обществе полной материализации сознания. Последнее же ведёт к деградации человека. Вот тот финал, к которому стремились те, для кого евреи являются чем-то вроде живого самовоспроизводящегося инструмента… А теперь прибавь к выше услышанному миф об их «богоизбранности», значит и лидерстве в среде себе подобных…

— Как я понимаю, ты хочешь мне доказать, что целый этнос сведён тёмными силами с ума, и эти деграданты и безумцы оказались во главе человечества?

От моих слов бабушка порозовела. Было видно, что она волнуется.

— Да, посредством талмудического толкования Торы и, как мы уже упомянули в начале нашего разговора, полусумасшедшего жречества.

— Которому за пару тысяч лет удалось «дожать» свой народ, — добавил я.

— Вот-вот! Теперь ты всё понял.

— Но это уже третий каббалистический закон, — заключил я.

— Да, третий, раввины его называют законом лидерства. Примером тому козёл, который трудится на бойне. Он ведёт за собой под нож стадо баранов.

— Ты хочешь сказать, что в настоящее время «богоизбранные» являются для человека таким вот козлом? — посмотрел я на бабушку-философа.

— Да, я именно это и пытаюсь до тебя донести. Только вот какое дело. Не только одни они тянут человечество к духовной пропасти. «Богоизбранные» для земного человечества являются всего лишь капсюлем с детонатором. Именно через них в коллективное сознание социума была внедрена та ложная информация, которая сломала психику миллионам. Примером тому твои родные. Изучая их поведение, ты многое осознаешь.

 

— Как я понял, ты говоришь о псевдоценностях?

— О них, окаянных, которые для таких как мы — псевдо, но для твоего отца с матерью, всё наоборот. Ты понял, в чём главная «заслуга» «богоизбранных»?

— Кажется да, в распространении на Земле ложной информации.

— Не просто в распространении, а в навязывании её. Понимаешь, в навязывании… Вот в чём беда!

— Не понимаю, как можно навязать миллионам чёрт знает что?

— Очень просто. Для этого и были созданы так называемые авраамические религии: христианство, позднее и ислам… Вот каналы, по которым проникли в сознание масс, те каббалистические ценности, о которых идёт речь. Но то было в прошлом. Сейчас же всё идёт иначе, причём с размахом.

— Что ты имеешь в виду? — спросил я.

— Средства массовой информации, точнее дезинформации. Ты наверняка слышал истину, что с того момента как появилась печать, Дьявол поселился в печатной краске, но это было два века назад. В нашу же эпоху радио и телевидения Дьявол везде. И от него нет спасения. Запомни, кто владеет возможностью промывать мозги массам, тот управляет миром. Это истина, внучек. Запомни её. Запомни на всю жизнь.

И я понял, что на сегодня наш разговор закончен.

 

Последняя запомнившаяся беседа со старой княгиней, моей бабушкой, состоялась перед самой её смертью. Узнав, что с её здоровьем совсем плохо, я приехал из Томска, где тогда учился в ВУЗе к себе домой. И взглянув на мать понял, что родной мне человек при смерти. Осторожно войдя в её комнату, я сел у изголовья и взял свою бабушку за руку.

— Хорошо, что ты приехал, — открыла она свои выцветшие глаза. — Я знала, что ты обязательно приедешь. У меня есть к тебе разговор. Но хочу, чтобы твоя мать, моя дочь, о нём не знала. Закрой, пожалуйста, дверь внучек и послушай, что я тебе скажу.

Я выполнил к неудовольствию матери просьбу умирающей и когда оказался рядом с ней, она мне сказала:

— Запомни мои слова, внук. Ты своего отца не бойся. Он грубый, жадный, завистливый и очень эгоистичный. Всё это так, но в глубине души твой отец не так плох, как кажется. До конца он ещё не прогнил. Опасным он станет только тогда, когда начнёт тебе завидовать. Как увидишь, что началось подобное, сразу уезжай. Иначе он может стать для тебя таким врагом, каких мало. В настоящий момент опасайся своей матери, моей утраченной дочери.

Тут бабушка, взглянув на дверь, перешла на шёпот:

— Я слышала, как она, твоя мама, знакомила отца относительно тебя со своим планом.

— Что это ещё за план?! — удивился я.

— Слушай и запоминай, — положила на мою руку холодные как лёд пальцы бабушка. — Тебя хотят насильно женить.

От слов бабушки меня бросило в жар.

— Как это, насильно?

— Очень просто, как это делалось сто лет назад во времена домостроя, — прошептала бабушка. — Потому что ты для них что-то вроде домашнего животного. Они считают тебя своей собственностью и уверены, что вправе распоряжаться твоей личной жизнью. Помнишь, в споре со мной твоя мать заявила, что ты всего лишь её дерьмо, поэтому она может делать с тобой всё что захочет?

— Помню, — вздохнул я. — На ком же они собрались меня женить? Сгораю от любопытства.

— На девочке-москвичке, твоей подруге детства, — и бабушка назвала имя моей будущей невесты.

— Они что, с ума сошли? — возмутился я. — Почему нас с ней никто не спрашивал?

— Это тебя не спросили, — прошептала умирающая. — А девушку спрашивали.

— Ну и что?

— Она дала согласие…

— Дала?! — возмутился я. — Как так? Без меня — меня женили!

— Девушку понять можно, ей пора замуж, — закрыла свои глаза бабушка.
— Я не понимаю свою мать.

— Её понять легко. Если ты женишься на своей подруге детства, то получишь большую четырёхкомнатную квартиру в Москве. Об этом позаботились родные твоей будущей жены. Ты ведь знаешь, что это за люди, и какие у них связи?

— Ничего не понимаю, выходит, я должен на квартире жениться? Не нужна мне никакая квартира, тем более в Москве!

— Тебе-то она не нужна, — посмотрела на меня бабушка, — зато нужна твоей матери.

— Ей-то зачем?

— Чтобы, используя тебя, переехать в Москву.

— В Москву? — не понял я.

— Да, в столицу. Твоя мама почему-то считает, что не человек красит место, а наоборот. Она хорошо знает, что происходит из старинного княжеского рода, а раз так, то её место, конечно же, в стольном городе… А твоя судьба её не волнует.

На минуту бабушка замолчала. Ошарашенный услышанным молчал и я.

— От моих доводов твои родные отмахнулись, я им не указ! Как говорит твой отец, «пережиток старого мира»…

 

— Что же мне делать? — вздохнул я, смотря на лежащую передо мной смертельно больную женщину. — Может уехать из дома и больше не возвращаться?

— Рано или поздно ты это сделаешь, внучек, — ласково посмотрела на меня бабушка. — Только мать тебе разрушения своих далеко идущих планов никогда не простит. Она до конца своих дней будет мешать тебе жить. Такова её теперешняя природа. Мы имеем дело с живым трупом, внук. Её душа под воздействием каббалистического закона подмены ценностей давно выгорела. Осталась одна оболочка. У тебя больше нет матери и давно нет отца. Запомни, духовная смерть страшнее той, какая скоро ко мне придёт. Намного страшнее! Скоро, очень скоро с миром живых мертвецов ты останешься один на один. А их, этих без умолку болтающих и постоянно гребущих под себя навеки усопших, миллионы! Ох, и трудно же тебе будет внучек! Иногда я ругаю себя, что помогла тебе стать «белой вороной»…

— Это ты зря! — пожал я холодную руку бабушки. — Твой внук такой от природы.

— Да, наша порода! — улыбнулась умирающая. — Княжеская! Ты не такой, как твоя мать, ты и не сломаешься, и не прогнёшься. Но я вот что хочу тебе сказать напоследок, — через минуту прошептала еле слышно бабушка. — Это очень важно. Запомни, есть на Земле силы, я их всегда интуитивно чувствовала, которые заинтересованы в том, чтобы люди Земли, особенно представители белой расы, превратились в говорящих животных. Да, да, не удивляйся, основной удар нацелен на СССР и на Европу.

— Но ведь ты, насколько я помню, обвиняла в этом «богоизбранных»?

— Последние являются всего лишь послушным инструментом, — тяжело вздохнула бабушка. — Их просто в слепую используют, вот и всё. Речь идёт о других, которые себя не выставляют. Так вот, именно эти тайные кукловоды и нуждаются в глобальном сумасшедшем доме. Идиотами легче управлять — старая истина! Управление же вытекает из научно обоснованной теории эволюции.

 

— Ты имеешь в виду работу Дарвина?

— Не совсем. Есть ещё одна теория эволюции, она относится к развитию человеческого общества. Её написал Маркс, — снова закрыла свои глаза княгиня. — Думаю, что основой его псевдонаучного труда явилась дарвиновская теория происхождения видов.

— Почему псевдонаучного? — вырвалось у меня.

— Потому что в основе его лежит ложь. Ложь во всём. Начиная с так называемого первобытно-общинного строя и заканчивая мифическим коммунизмом. По Марксу, якобы ступень за ступенью, идёт развитие общества. От самого примитивного — к совершенному… Всё это зависит от развития производительных сил, так?

Я кивнул.

— И жизнь людей от формации к формации непременно улучшается. Сначала Землю охватил ужас рабовладельческого строя, потом рабство кончилось, и на смену ему пришёл феодализм. За ним последовал строй капиталистический. Теперь вместо смертной казни и плетей только экономическая зависимость. Вроде бы явный прогресс… Но это всё ложь.

— Что ложь? — не понял я.

— Теория Маркса. Никогда в чистом виде не было на Земле ни рабовладельческого строя, ни феодального, никогда не было, и до сих пор нет строя капиталистического…

 

Бабушка на несколько секунд замолчала.

— А что же тогда было и что есть?

— Всё что угодно, только не то, что навязывает обществу марксизм…

— Ничего не понимаю… Что ты хочешь этим сказать?

— То, что дело не в общественно-экономических формациях, от них ничего не зависит. Маркс бессовестно лукавит, когда пишет, что одна общественно-экономическая формация в чём-то превосходит другую. Что якобы от идеологии жизнеустройства что-то зависит в человеческом обществе. Всё что он написал, является всего лишь ловушкой для сознания масс. На самом же деле одна группа мерзавцев во власти приходит на смену другой. Для людей же, если что-то и меняется, то как правило, ещё в более худшую сторону. Почему так? Потому что в нашем мире действует закон, который приводит к власти над любым человеческим обществом, причём независимо от идеологии и его общественно-экономического устройства, психически ущербную элиту. Его можно назвать законом дегенеративных элит.

От слов смертельно больной княгини меня охватил озноб.

— А как же твой любимый Сталин? — спросил я её. — Он что, тоже был идиотом и дегенератом?

— Ну и чем он кончил? Тем же самым, чем и умница Джон Кеннеди. В обоих случаях: и советская, и американская элиты очистились от чужеродных элементов. Смерти обоих великих людей только подтверждают правило. Ты понял, что я тебе пытаюсь сказать?

— Кажется, да, — вздохнул я.

— Помни, дело не в идеологиях и не в общественно-экономических формациях. И то, и другое является технологией управления нашим сознанием. Чтобы мы боролись с отжившими идеологиями, устаревшим феодализмом, капитализмом или империализмом, и не понимали сути происходящего. Суть же — проще пареной репы. Дело не в строе, а в недолюдках, которые управляют обществом. Со временем их влияние полностью разрушает сознание тех, над кем распространена их власть. Таков закон воздействия больной элиты на общество. Поэтому надо рассматривать земной исторический процесс, Гера, — почему-то бабушка назвала меня по имени, — не как смену идеологий и политико-экономических формаций, а как бесконечное противодействие здоровой части общества деградантам во власти. Плохо то, что до нормальных людей не доходит действие закона позволяющего полусумасшедшим, даже полным идиотам, проникать на самый верх общества. Думаю, что всё дело в умело подобранной и в нужный момент хорошо разрекламированной лжи. Разобраться в этом предстоит тебе, внучек. Помни мои убеждения. Дело не в «измах», не в политических строях, а в ущербных людях, которые оказываются у власти… Поверь, если дегенераты управляют обществом, то никакой самый золотой строй не поможет. Всё бесполезно! Посмотри вокруг себя, что ты видишь? Борьба различных идеологий и смены общественно-экономических формаций — это всего-навсего отвод внимания от того, что происходит на самом деле. Вот, что я хотела тебе сказать перед смертью. А теперь мне хочется тебя попросить, внучек.

 

И бабушка, собравшись с силами, посмотрела мне в глаза.

— Попробуй понять механизм закона продвижения во властные структуры земного общества нелюдей. Если тебе это удастся, передай свои знания тем, кто тебя поймёт.

И умирающая княгиня в изнеможении закрыла свои глаза.

 

Глава 3
Вопросы без ответов

И вот, стоя на могиле дорого мне человека, я вплоть до мельчайших подробностей припомнил все с ним беседы. Мне было ясно, что бабушка стояла на пороге какого-то серьёзного открытия. Её всю жизнь мучили три вопроса, и она искала на них ответы. Первый вопрос: каким образом ложная, умело преподнесённая человеку информация превращала его в античеловека, почему меняются его убеждения и ценности? Второй вопрос: почему не все люди превращаются в дегенератов? Пусть не часто, но встречаются личности, которые чувствуют ложь за версту, и, несмотря на колоссальные стараний профессионалов-сугестров* остаются сами собой. И третий вопрос, пожалуй, самый главный: почему, несмотря на смену идеологий и общественно-экономических формаций, к власти над обществом неизменно приходят дегенераты? Если во власть и попадают нормальные люди, то задерживаются там ненадолго: их либо изгоняют, либо отправляют на тот свет.

«Вот оно, бабушкино наследство… — думал я. — Чтобы ответить на все эти вопросы, жизни не хватит! Но надо пытаться. Самое главное устоять, не превратиться в одного из них, в гребущего под себя обывателя. Тогда, рассматривая жизнь с позиции нормального человека, можно будет понять многое. Во всяком случае «дорогу осилит идущий», — вспоминал я старую истину. — Следовательно, надо идти в этом направлении и не скулить, что трудно или «неподъёмно», — дал я себе установку на будущее.

 

Как и предупреждала меня бабушка, примерно через год, после её смерти и окончания мною университета, состоялось семейное совещание на тему моей женитьбы.

— Ты должен жениться на той, какую мы тебе подыскали, — тоном, не терпящим возражений, заявила мама. — Посмотри, у неё всё есть. Во-первых, что самое главное — квартира в Москве! Во-вторых, тебе сразу подарят автомобиль «Волгу». Но это ещё не всё. Тебя ждёт работа в престижном НИИ, где ты очень скоро продвинешься по научной линии. А потом, девчонка-то как хороша! — стала раскладывать передо мной фотографии девушки мама. — Посмотри, какие у неё глаза, стан какой! И ростом не обижена: высокая, красивая, чем тебе не пара?!

— Всё это так, — вздохнул я, глядя на отца с матерью, — только вот какое дело… Вы что, тоже без любви поженились?

— Нет, мы очень любим друг друга и сейчас продолжаем любить! — заверил меня отец.

— Тогда почему вы мне предлагаете сойтись с человеком, которого я не люблю?

— Главное, чтобы тебя любили, глупый, — улыбнулась мать, — а ты со временем привыкнешь. И потом, у неё такой характер, что не полюбить эту девушку просто невозможно.

— Знаю я её характер, — поднялся я со своего места, — лучше вашего знаю! Всё, что вы сказали — верно. Если ты так за неё ратуешь, — посмотрел я на мать, — возьми на ней сама и женись!

— Что?!! — взревел отец. — Как ты смеешь, оскорблять свою мать!

И он с разворота попытался меня ударить. Зная характер своего папаши, к подобному концу нашей беседы я был готов. Увернуться от удара мне удалось легко, но промах разъярил отца ещё больше.

— Пришибу! — заорал он, окончательно стервенея. — Я заставлю тебя дерьмо есть! Прибью как собаку! Ишь ты, с детских лет вывернулся, гадёныш! Всё что ему не говори — всё не по его!

Видя, что дело принимает серьёзный оборот, я опрометью выбежал на улицу. Оставалось только уйти из дома. Благо, было куда. В те времена наша маленькая семья располагала ещё одной квартирой. Ключи у меня от неё были. Поэтому я сразу же уехал от своих родственников. Но это было только началом моих скитаний. Очень скоро родители снова потребовали от меня покорности. Опять с упорством маньяков стали приводить свои доводы, дескать, девушка очень хорошая и упускать её не стоит. И потом, какие перспективы: переезд в Москву!!

— Понимаешь, в Москву! — часто повторяла мать. — Ты станешь столичной птицей, а сейчас ты никто! Провинциал, которого никогда не узнают. Почему ты такой глупый?

— Ну и что из того, что я стану столичной крысой? — сопротивлялся я. — Что это изменит?

— Впереди тебя ждёт блестящая карьера! — поддержал доводы матери отец. — Ты скоро станешь известным человеком.

— В Москве живут восемь миллионов, они что, все знаменитые? — парировал я реплику отца. Неужели вы не понимаете, что не место красит человека, а человек место? Почему в вас перевёрнутая психика? Не понимаете простого?

— Вот оно что?! Тебе наша психика не нравится? Не та она у нас?! — снова пришёл в ярость отец. — Если не хочешь делать, как мы тебе говорим, вон из нашего дома! Иди куда хочешь: живи, как знаешь, если такой умный!

 

И мне ничего не оставалось, как уехать из родного дома. Сначала я перебрался в Томск, потом меня пригласили на работу в Тюменскую область, через восемь лет я оказался в Эвенкии, потом в Якутии, а перед самой перестройкой на Чукотке.

Понятно, что мой отъезд под корень разрушил планы моих родственников и простить мне этого они не могли. В представлении родителей я превратился в их злейшего врага, которому надо было во что бы то ни стало отравить жизнь. И они старательно этим занимались. Чтоб сделать мне больнее, мать сразу же после моего отъезда занялась "приручением" моих друзей. Она рассказывала им какой я неблагодарный сын, что я бросил стареющих родителей. Вместо того чтобы жить с ними рядом, скитаюсь где-то далеко «у чёрта на куличках». Что они сильно за меня переживают. Не спят ночами, всё обо мне думают. А я не пишу и не еду. Параллельно с такими байками моя мама раздала друзьям оставшиеся от меня вещи. Самых близких из них отец, будучи профсоюзным богом в тресте, стал одаривать бесплатными путёвками на курорты и в дома отдыха и доставать по блату дефицитные в те времена ковры, холодильники и другие вещи. Для моих друзей в нашем доме возник своеобразный ресторан. Когда бы они ни пришли к моим родителям, в любое время суток их встречал обильно накрытый стол, что конечно тоже «располагало»…

 

Не прошло и года, как многие из них стали мне писать, что я плохой сын. Что родители у меня золотые люди, а я этого не понимаю. Моим доводам друзья не верили, потому что и отец, и мать убедили их, что я собираю на родных напраслину. Никакого давления на меня нет, и не было. Никто меня из родного дома не выгонял, я всё это сочинил. Так, я скоро лишился друзей своего детства и юности, а значит и моральной поддержки от тех, кого искренне любил. Когда я устал доказывать своим друзьям, что не козёл и махнул на них рукой, мать мне сообщила, что мои письма они ей показывали, и она их читала, что я прав, но и что из того? Всех людей, кому я доверял, с кем рос, они с отцом легко купили и превратили в своих поклонников. И теперь на родине у меня нет никого, кто бы меня понимал. Мама прямо называла бывших моих друзей подонками и продажными подлецами и говорила, что кроме её, матери, и отца у меня на свете никого нет. Поэтому я должен своих родителей слушать и делать, так как они говорят.

 

Ещё во времена своего студенчества я занялся коллекционированием книг. Естественно, я вёз их в родительский дом, потому что больше их оставить было негде. Но когда я решил их забрать, то узнал, что все мои книги принадлежат не мне. Мама с улыбкой сообщила, что на моих книгах стоит её штамп, значит, юридически, на них я утратил всякие права.

— Зачем ты это сделала? — спросил я тогда её. — Ты же всё равно книг не читаешь?

— Не важно! — засмеялась она. — Главное, чтобы ты их не мог читать.

Но это было только началом странного не родительского, даже не человеческого, отношения отца с матерью к своему единственному сыну. Чтобы мне навредить мама через людей, иногда используя бывших моих друзей, находила меня в любом регионе России, куда бы я не переехал. Сначала она начинала мне писать обвинительные, полные обиды, письма. Дескать, я хочу ей и отцу смерти. Всё это для того, чтобы завладеть их барахлом. Естественно я пытался ей доказать, что это не так, что мне от них ничего не надо. Что у меня с головой всё в порядке, не надо меня мерить своей меркой. Но это мою маму ещё больше бесило. Продолжая настаивать на своём, она придумывала различные факты, которых не было и не могло быть. Но она в свои выдумки верила и умудрялась заставить верить других. В итоге обо мне в родном городе пошла слава такая, что хоть вешайся. Но это было ещё не всё. Мама всегда находила время и деньги, которые очень любила, чтобы посетить тот город, где я жил и найти там себе союзников. В результате эти люди начинали меня навещать. Сначала они мне пытались рассказать, что я не понимаю своих родных, что они у меня замечательные, а я очень плохой сын. Потом, когда устав от их бредней, я показывал им на порог, они начинали мне, используя свои связи и знакомства тупо вредить. В результате мне приходилось переезжать на новое место. Но проходил год, иногда два и мои родные меня снова находили. И опять начиналась та же история.

 

Иногда я сам был виновником того, что моя мама обнаруживала место моего нового пребывания. Стоило мне кого-нибудь из школьных друзей поздравить с днём рождения или с праздником, как он, друг детства, тут же опрометью мчался к моей матери и клал ей на стол моё письмо или открытку.
— Вот где ваш сын, уважаемая Клеопатра Викторовна, — докладывал он ей. — Как видите, нашёлся! Никуда он от нас не денется!

— Спасибо! — улыбалась искренности и преданности визитёра, моя мамочка и вскоре садилась за стол, чтобы опять сочинить для меня какое-нибудь очередное душераздирающее послание.

Читателю может показаться, что всё написанное выше — самый настоящий бред. Не могут близкие люди: отец и тем более мать, так относиться к своему ребёнку. Подобное отношение не только противоречит здравому смыслу, оно напрочь исключает влияние одного из самых сильных инстинктов — родительского. Но автор этих строк ничего не выдумал. Он рассказал о том, что когда-то имело место в его жизни. И совсем не сгустил краски. Наоборот, он коснулся самого, что ни на есть безобидного. То, что выглядит более-менее правдоподобно. Потому что были вещи такого рода, о которых говорить просто нельзя, никто никогда не поверит.

Как-то при нашей встрече мать, издеваясь надо мной, сказала:

— Можешь кому угодно рассказывать, какое я чудовище и как я разрушаю твою жизнь, но тебе всё равно никто не поверит, потому что так, как мы с тобой поступаем, не поступает ни один отец и ни одна мать. Теперь ты понимаешь, почему нам есть вера, а тебе нет? Почему твои друзья стали нашими холуями? Что мы скажем, то они и сделают.

От сказанного матерью мне стало страшно. До меня, наконец, дошло, что я имею дело с самым настоящим безумием. Не ментальным, а нравственного характера. Покойная бабушка была права. С людьми на самом деле происходит что-то неладное.

«Но в чём причина? — ломал я тогда голову. — Какая зараза разрушила до основания душу моим близким? Откуда она взялась и что она собой представляет? Наконец, почему эта напасть практически не действует на меня? Или может быть как раз всё наоборот? С ума начинаю сходить я, а они вполне нормальные? Поэтому и стремятся меня как-то образумить».

Невольно припомнился мне визит одной старой материной подруги. Она приехала ко мне по просьбе родных и сколько была в гостях, столько как попугай твердила:

— Покорись, покорись, Гера, маме! Покорись, тогда всё сразу станет на своё место… Если ты это сделаешь, то обретёшь удачу. Если нет, то будет тебе плохо, ой как плохо… Вспомни библейскую притчу о блудном сыне…

Я смотрел на уже немолодую, с виду, вроде бы умную женщину и не понимал, что она от меня хочет.

— Они что, мои отец с матерью, считают меня своим пленником? — спросил я её. — Только тогда они вправе требовать от меня покорности. А я, получается, в бегах, так?

От моих слов у материной подруги открылся рот.

— Как! — всплеснула она руками. — Как ты можешь так говорить? Они же твои родители?! А твоя мама, она самая удивительная женщина на свете! Лучше её я никого не знаю, поэтому ты должен её слушать.

— Ну и логика у вас! — рассмеялся я. — Поэтому я должен её слушать. И не жить той жизнью, какая мне нравится… А вас ваши дети сильно слушают? — спросил я её. — Они что, тоже живут по вашей указке?

— О моих детях речь не идёт! — в глазах женщины блеснула неприкрытая злоба. — Тебе известно, что старшая уехала в Ленинград, а младшая укатила в Междуреченск.

— И вы им тоже пишите по дюжине душеспасительных писем в неделю и посылаете парламентариев с требованием, чтобы они покорились? — посмотрел я на неё.

— Нет, этим я не занимаюсь. У них своя жизнь и я в неё не лезу. Но это мои дочери, а ты совсем другое дело.

— Какое другое?! — возмутился я. — Получается, что ваши дочери имеют право жить так, как они хотят, а я нет? Скажите, чем вас моя мать так расположила, что вы примчались ко мне, за тысячу километров, чтобы уговорить меня ей покориться?

От моего прямого вопроса гостья несколько сконфузилась. Но, овладев собой, заявила:

— Ты совсем не знаешь жизни, Гера. Мария Георгиевна, твоя бабушка, воспитала из тебя правдоискателя. Она сама была такой, вот и своего внука под себя сделала. Жизнь же заключается совсем в другом, Гера. Как мой покойный отец мне говаривал: нашла правду — клади её в карман, да поскорее! Понял о чём я? Будешь жить по правде, всегда «лапу сосать» придётся.

— А по кривде значит, нет?! Буду как сыр в масле, так?! — невольно обозлился я.

— О чём ты говоришь, Гера? Какая кривда? Если человек хорошо устроен, значит, он живёт по кривде? Главное в жизни, хорошо устроиться, чтобы не думать ни о деньгах, ни о завтрашнем дне… Ты что, не понимаешь, что мы тебе все добра желаем?

 

Я смотрел на подругу своей матери и не понимал, шутит она или говорит серьёзно. Хотелось верить, что шутит, что вообще весь её визит, это просто комедия. Но гостья и не думала меня разыгрывать. Она с упорством маньяка пыталась мне доказать, что главным в жизни человека должно быть материальное благополучие. Всё остальное: любовь, совесть, честь, благородство и знания никакого значения не имеют. Это пустые слова, которые «на хлеб не намажешь».

Я слушал её тираду и понимал, что передо мной ещё один сумасшедший. Точно такой же, как и моя мать. Её поразила та же зараза, что и многих других. Похоже, в молодости эта женщина была вполне нормальным человеком. Со слов гостьи, убеждал её в том, что правдой сыт не будешь, родной отец… Значит, ломка шла на уровне семьи, позднее эстафету перехватили жизненные обстоятельства. И я стал вспоминать, сколько замечательных парней и девчонок были превращены в моральных уродов своими же родителями.

 

То, что меня преследует сумасшедший дом, я не сомневался. Так оно и было. Только безумие несколько иного характера, не ментальное, а нравственное. Осознание того, что человеческий ум у многих людей обслуживает вырвавшиеся из-под контроля сознания животные инстинкты, угнетало.

На своём опыте и на опыте многих своих друзей, я понял, как действует механизм ломки: сначала сознание молодых, духовно неокрепших ребят, подвергалось воздействию в семье, а потом этим делом успешно занималось наше больное общество. Результат очевиден. В жизнь входил законченный приспособленец-обыватель, для которого деньги и вещи являлись существенной стоящей ценностью. Всё остальное он просто не замечал. Под такой механизм не подходила моя мать, но очевидно исключения только подтверждают правило. До меня дошло ещё с детства, что информационное воздействие может изменить сознание человека. Причём — тотально. До такой степени, что о белом он будет говорить, что это чёрное, и наоборот. Причина была ясна, не понимал я самого процесса.

 

«Как всё это происходит и почему генетический аппарат у очень многих не сопротивляется информационному воздействию? Или может быть, он как-то меняется? Информация имеет свойство ломать генетику? Если так, то человечество однозначно обречено!» — от такой мысли меня бросило в дрожь.
Я невольно вспомнил, как один мой знакомый шахтёр несколько лет копил деньги на автомобиль. Наконец, он купил себе «Москвич-412» и был от счастья, как говорится, «на седьмом небе». Но однажды он не справился с управлением и вдребезги разбил свою машину. И что же этот несчастный потом сделал? Он взял и повесился! Не пережил утраты. Что это, если не безумие? Груда штампованного металла оказалась дороже жизни! Безусловно, очень многие его не поняли. Но вот беда, нашлись те, которые вошли в его положение. Они искренне сочувствовали его утрате.

Припомнился мне ещё один случай. Тогда я работал на одной из метеостанций на севере Тюменской области. Однажды меня попросили съездить на лодке в соседний посёлок за продуктами. Я согласился. Но когда я грузил лодку, ко мне подошёл начальник местного почтового отделения и попросил забрать у него посылку. Она пришла на имя нашего гидролога. Я обрадовался за парня. Посылка была от его матери. К тому же он её совсем не ждал. Пристав к берегу метеостанции, я крикнул, чтобы позвали нашего героя и торжественно вручил ему коробку. Естественно парень оторопел от удивления. От радости у него задрожали руки. Но когда он ушёл, и мы взялись за разгрузку лодки, я увидел на глазах жены начальника метеостанции слёзы. Она плакала навзрыд.

 

— Что произошло? Что у вас здесь случилось? Неужели кто-то погиб? — кинулся я к ней с расспросами.

— Да всё у нас нормально! — отмахнулась от меня молодая женщина.

— Тогда почему ты плачешь?

— Я всегда плачу, когда кто-то получает на станции посылку, — повернула она ко мне заплаканные глаза.

— Вот оно что? — растерялся я от услышанного. — Понимаю! Есть над чем рыдать!

— Да, есть. Почему посылка пришла не мне?

— Но ведь к тебе тоже приходят посылки? — пытался я успокоить женщину.
— Приходят, — согласилась она, — но почему они приходят и к другим?

От такой логики у меня закружилась голова. Передо мной в женском обличии стоял конченный дегенерат.. Я только махнул рукой и молча занялся своим делом.

«Неужели она такой родилась? — думал я. — Этого не может быть. Дети, как правило, намного чище взрослых. Значит, девочку сломали и превратили в урода. Теперь для неё всё материальное не просто стало смыслом жизни, ради чего она живёт, но возможно и нечто большим. Что-то вроде Бога, которому она и днём, и ночью молится. Безумие, опять безумие! — думал я тогда об увиденном. — Но кто мне объяснит, как можно, навязывая человеку ложные ценности, свести его с ума? Почему происходит такое? И кто в этом кошмаре заинтересован?»

 

Моя бабушка была уверена, что люди сходят с ума не просто так. Всё это является следствием хорошо продуманного проекта. Но до меня долгое время никак не доходило, зачем надо было коверкать психику целой нации, а возможно и всей нашей цивилизации? И кто за этим стоит? За проектом нравственного, да и ментального безумия? Сколько я не пытался понять смысл происходящего, он от меня тогда постоянно ускользал.

 

Глава 4
Голос северного сияния

К этому вопросу я вернулся через много лет, когда поздней осенью в одиночку мне пришлось пешком пересечь эвенкийское плоскогорье и отыскать среди хаоса гор и лиственничной тайги скит старика Чердынцева. Человека, который не только хорошо знал И.В. Сталина, но и четыре года, когда Иосиф Виссарионович находился в Туруханской ссылке, был ему проводником, другом и наставником…

Никогда не забыть то время, когда начался наш долгий разговор на волнующую меня тему. Стояла середина января. Температура упала до минус шестидесяти трёх градусов. За стенами маленькой таёжной избушки то и дело раздавался треск лопающихся от мороза деревьев. Накинув на плечи оленью кырняжку*, я собрался было отправиться за очередной охапкой дров. Но не успел я подойти к двери, как хозяин скита остановил:

— Ты вот что, — посмотрел он на меня своими выцветшими глазами, — не суетись с дровами, успеешь. Лучше попробуй услышать голос северного сияния.

— Кого? — не понял я.

— Голос небесного огня, — улыбнулся старик. — Это очень важно. Если ты его услышишь, значит готов к пониманию скрытого, ранее тебе недоступного…

Я кивнул своему новому учителю и вышел на морозный воздух. От низкой температуры захватило дыхание. Хоть я и привык к недостатку кислорода, но голова всё равно кружилась. Постояв несколько секунд и приведя дыхание в порядок, я направился по привычке к поленнице дров. Но, вспомнив просьбу старика, остановился и, подняв голову, стал любоваться зелёным шлейфом небесных всполохов. Они стояли прямо над головой, их мертвенно бледный свет освещал окаменевший на нестерпимом морозе мир Среднесибирского плоскогорья.

«О каком голосе говорил старый? Кругом такая тишина, что ломит в ушах. Лишь иногда раздаётся треск рвущегося на морозе дерева…»

 

Я ещё раз вгляделся в висящие над головой гирлянды. «Вы что умеете петь?» — мысленно обратился я к ним.

И вдруг внутри себя, не в ушах, а в каждой своей клетке, я услышал гул басовой струны. Этот гул нарастал с каждой секундой, усиливался, и мне показалось, что им наполнено всё вокруг: и небо, и земля, и горы. Раньше, когда я любовался северным сиянием, мне тоже казалось, что я что-то слышу. Но в данный момент я ощущал самый настоящий гул. Тряхнув головой, я сбросил с себя наваждение и, взяв охапку дров, направился в избушку.

— Ну что, услышал ты голос небесного огня? — посмотрел в окно старик.

— Ещё как услышал, но не ушами, — положил я дрова возле небольшой глинобитной русской печи.

— Если так, то теперь ты можешь слышать голос любого предмета.

— Что-то я не пойму…

— А тут и понимать нечего, — поднялся со своего места хозяин избы. — Дело в том, что каждый голос имеет свой окрас. Вот сейчас мы возьмём с тобой по коробке акварельных красок, ты сядешь с лампой, по одну сторону печи, а я по другую. Уяснил?

— Ничего не понимаю…

— Сейчас всё поймёшь, — и старик протянул мне коробку «Невы». — Вот бумага, а вот дощечка на которой ты будешь рисовать.

— Что рисовать?! — на секунду мне показалось, что у моего старого друга не все дома.

— Рисовать голоса того, что нас окружает.

— Как можно нарисовать звуки? — не понимал я.

— Сядь и успокойся! — показал мне на моё место странный дедушка. — Сел? А теперь припомни, какого цвета был голос небесного огня? Просто надо отбросить все мысли и расслабиться. То, что первым придёт, то и будет.

— Что должно прийти?

— Какой ты сегодня непонятливый, — вздохнул старик. — Цвет должен прийти, цвет! Понял?

Я молча кивнул.

— Вот и хорошо. Теперь садись и разводи краски. А я сяду с другой стороны печи. И так же как ты буду рисовать голоса. А потом мы сравним мои цвета и твои. Дошло?

— Да, вполне, — посмотрел я на дедушку, — только не знаю, что у меня получится? Ведь кроме голоса сполохов, я больше ничего не слышу…

— Так тебе кажется. Садись и берись за дело! У тебя должно получиться.

Я уселся на табуретку и положил дощечку с листом бумаги себе на колени.

— Давай начнём с голоса неба, — донеслось из-за печки. — Какого он цвета?

— Кажется, ультрамарин, — не уверено сказал я.

— Верно! А ты в себе сомневался, — в словах старика послышалось одобрение. — А теперь давай нарисуем голос скалы за озером.

Вздохнув, я опустил кисть в воду и, включив интуицию, стал размешивать краски.

— Нарисовал? — послышалось из-за печи.

— Что-то намазал.

— Хорошо! Теперь давай нарисуем голос нашей избушки и печки, у которой сейчас сидим.

— Ты, наверное, не в себе, но если тебе нравится такое рукоделие, которым мы сейчас заняты, изволь — буду стараться! Измажу тебе весь лист, дело нехитрое.

И я размашисто стал наносить краски на свою импровизированную картинку.

— Видишь, кружка на столе? — раздался из-за печки голос дедушки. — Попробуй изобразить и её голос.

— Есть, — ответил я браво.

И смешав несколько цветов, тут же намешал новую краску. Когда я закончил с рисованием, старик с улыбкой и явным интересом поджидал меня за столом.

— Давай-ка сюда свои художества! — протянул он руку. — Будем сравнивать их с моими.

Когда оба листа бумаги легли рядом, от удивления у меня невольно открылся рот. На обоих импровизированных картинах цвета оказались абсолютно одинаковыми.

— А ты меня уверял, что не слышишь голосов окружающего? — посмотрел на меня дед Чердынцев. — Вот тебе доказательство, что слышишь. На бумаге красками изображены частоты вибраций. Вот небесный огонь, так? — показал дедушка на первый рисунок. — А теперь давай вспомним, как окрашен наш центр сознания, связанный с третьим глазом.

— Он синий.

— Да, синий, — кивнул головой старик. — Вот мы его изобразили, только он получился ультрамариновым.

— Но ведь это одно и то же?

— Верно! На что я и хотел обратить твоё внимание.

— Получается наш цвет точнее, чем принято считать? — посмотрел я на старика.

— Правильно! — хлопнул он меня по плечу. — Следовательно, космический плазменный океан, по своей частоте не синий, он тёмно-ультрамариновый. Вот какой цвет указывает на гигантскую энергию и на сознание Сварожича. Перед тобой доказательство истины нашего опыта. А теперь посмотрим, каким цветом мы обозначили частотную составляющую нашей печи?

 

С этими словами старик внимательно изучил оба рисунка и, улыбнувшись, посмотрел мне в глаза.

— Ты смешал две краски: тёмно-коричневую, это частота земли-Матушки и красную. Чей это голос, как ты думаешь?

— Наверное, Бога Агни…

— Агни?! Думай, что говоришь. Ну-ка, сейчас же изобрази мне голос огня!

Дед Чердынцев явно был недоволен. Расслабившись и успокоив внутренний диалог, я снова взялся за краски. И тут понял, что сморозил чепуху. Голос огня у меня получился жёлто-оранжевый.

— Вот видишь, оказывается всё просто, — стал успокаиваться дедушка. – Так какому силовому космическому потенциалу принадлежит цвет краплака*?

 

Вспомнив о коренном красном ядре сознания, я назвал имя Бога.

— Да, Перун! Всё верно. Тёмно-красный цвет частоты — он. А земной огонь, как видишь, отличается от небесного. Он состоит из нескольких вибраций. Хотя и обладает своим собственным сознанием. Впрочем, как и все остальные земные стихии. Так какой можно сделать из всего этого вывод?

От вопроса старого, я растерялся.

— Вижу, не знаешь, — укоризненно покосился на меня дедушка, — а ведь он прост. Все земные стихии: и огонь, и стихия воды, и великая стихия ветра, и силовой потенциал нашей планеты, являются составными частями той великой космической гармонии, которая царит над бесконечным множеством Вселенных. Следовательно, земные стихии всегда вторичны и зависимы от Высшего. В этом как раз и заключается слабость каббалистов. И наша слабость!

Последние слова старика меня сбили с толку.

— Почему наша? Ты можешь объяснить?

— Потому что мы забыли, что над иудо-христианским каббалистическим ограниченным миром стоит бесконечность и вечность Великой Гармонии. Её голос многократно усиленный сполохами ты только что слышал. Походит этот бас на протяжное йоговское «ом»?

— Всё абсолютно другое…

— Вот теперь ты приблизился к истине. С этого момента тебе можно давать знания, которые ты раньше не усвоил бы.

 

На несколько минут старик задумался, потом сказал:

— Ты несколько раз меня спрашивал о механизме информационного воздействия на природу человека и каждый раз я мягко уходил от ответа. Было такое?

Я кивнул.

— Так мягко, но настойчиво не желали отвечать на мой вопрос и другие.

— Кто, например? — улыбнулся дед Чердынцев.

— Был у меня старый друг чем-то похожий на тебя, только чуть выше ростом. Он жил на Конде…

— Ну и что он тебе сказал? — прищурился хозяин скита.

— Объяснил, что проект тотального изменения сознания нашего общества, то, что мы наблюдаем и осознаём, как коренной переворот ценностных приоритетов, был запущен сразу после мировой войны. И нацелен он был на то, чтобы мы были готовы к принятию проекта серьёзных изменений, который нам известен, как проект Даллеса.

— Ну и чем ты не доволен? Всё правильно.

— Но ведь это не ответ! — возмутился я. — Тогда я был им удовлетворён, но через некоторое время понял, что для понимания происходящего он недостаточен.

— Вот как?

— Да, недостаточен. Меня познакомили со стратегией ломки и перевода сознания нашего общества в другую плоскость.

— В какую же? — поинтересовался старик.

 

Было видно, что дед Чердынцев надо мной издевается.

— Тебе это лучше меня известно, в область неограниченного потребления.

— Да, да, всё это так, — изменился в лице хозяин скита. — А к кому ты ещё приставал со своим вопросом?

— К одному посвящённому с вершины Мезени.

— И он тебя тоже послал, так?

— Так!

— Ну что же, придётся мне за всех отдуваться. Неплохо они придумали, прямо скажем, неплохо! Наверное, решили, что я смогу ответить тебе на твой вопрос более доступно. Не надо никого судить. Всё дело в тебе. Сейчас ты сможешь понять то, что раньше прозвучало бы для тебя пустым звуком.

 

Глава 5
Проект «теория Гексли-Дарвина»

Но чтобы разобраться в вопросе влияния информации на изменение природы человека, надо раз и навсегда осознать, что человечества как такового нет, и не может быть.

Слова старика меня удивили.

— Что, вытаращился? А ты не удивляйся. Человечество, как единое целое, существует только на бумаге. Всё это выгодно политикам и тем кругам, которые ими манипулируют.

— А что же тогда есть? — посмотрел я на хозяина скита.

— Есть? — поднялся он из-за стола, чтобы наполнить свою кружку крепким настоем чаги. — Вот об этом мы и будем сегодня говорить, да и завтра тоже. Я думаю, тебе известна классическая теория происхождения человека, — начал свою странную лекцию дед Чердынцев. — Знаешь, кто её изобрёл?

— Нет, не знаю, — честно признался я.

— Её «высосали из пальца» англосаксы. Она является производным теории происхождения видов Чарльза Дарвина. Собственно, теория английского шизофреника для того и была раскручена, чтобы на её базе навязать всему миру галиматью о едином происхождении человека. Зачем, мы с тобой разберём позднее. Сейчас на этом останавливаться не станем. Я тебе хочу рассказать о том, как всё началось. Прежде всего, кто такой Чарльз Дарвин? Его принято считать гением. На самом деле всё далеко не так. Родился Чарльз в семье известного врача хирурга, патологоанатома и масона. Понял теперь, откуда ветер дует? Так вот, врач из молодого Дарвина не получился. Не хватило талантов, поэтому отец и отдал его в духовное училище. А потом, когда британские масоны получили от иллюминатов заказ на создание эволюционной теории происхождения видов, Дарвина-младшего, как человека далёкого от науки, превратили в её создателя.

 

— Не понимаю логики, почему нужен был человек посторонний?

— Всё просто, для того, чтобы снять ответственность с научных кругов. Дескать, прорыв совершил дилетант-гений, а наука только подхватила идею. В случае чего, она тут не при чём… Как видишь, всё только с дальним прицелом.

— Так выходит Чарльз Дарвин сам ничего не придумал? — удивился я.

— Конечно, нет! Всё было сделано за него. Причём намного раньше его знаменитого кругосветного путешествия. Есть точные доказательства, что подлинным автором теории происхождения видов животных, в том числе и человека, является крупный британский учёный и масон Гексли. Он за пять лет до издания Дарвином своей знаменитой книги подготовил для него необходимый материал и передал его, нет, не Дарвину, а определённым научным и масонским кругам, чтобы те, в свою очередь, предоставили готовую работу человеку с именем. Последним и оказался Чарльз Дарвин. Так что, эволюционная теория происхождения видов является мощнейшим и очень дорогостоящим проектом по разрушению всяких иллюзий относительно нашего божественного происхождения.

— Неужели ты веришь библейскому бреду о «первочеловеке» Адаме и его потомках?

— Я имею в виду другое, — улыбнулся рассказчик. — Речь идёт о небесном космическом происхождении. Не только нашей расы, но и других больших рас. Не важно, что некоторые из них деградировали до полуобезьяньего уровня. Всё равно далёкие предки нынешних людоедов и полузверей пришли на Землю из космоса. Для того чтобы скрыть это, и была придумана Гексли эволюционная теория, которая нам известна под другим именем. Что же утверждает работа Гексли-Дарвина? Что жизнь на Земле возникла из живой клетки, потом на смену одноклеточным организмам, посредством мутаций, пришли организмы многоклеточные, которые, постепенно мутируя и развиваясь, распались на две гигантские ветви: на растения и мир животных. Дальше по той же эволюционной схеме: от простого к более сложному. В растительном мире — лишайники, мхи, водоросли, псилофиты, папоротники, голосеменные, наконец, покрытосеменные. В мире животных то же самое: амёбы, моллюски, кишечнополостные, рыбы, земноводные, пресмыкающиеся, за ними млекопитающие и потом человек. Так сказать, венец эволюционной лестницы.

Как видишь, во всём вышеизложенном нет места Создателю. За него распорядилось эволюционное саморазвитие всего живого. Вот он несокрушимый материалистический, заметь, вполне научный базис. Попробуй, возрази! Всё ясно и понятно, от простого к сложному… Это относится и к человеку. Гекели, по заказу своих хозяев, вывел человека из общего предка с обезьянами. Фактически, от примата. Именно по этой причине, Дарвин, будучи богословом и, понимая с какой целью создана теория происхождения видов, всячески от неё открещивался. Он пытался уговорить масонские научные круги не трогать его имя. Но усилия Ч. Дарвина оказались тщетными. Эволюционная теория происхождения всего живого, в том числе и человека, вышла под его именем. Как видишь, работа Гексли-Дарвина явилась вполне научным обоснованием не только для воинствующего материализма, но и для других реакционных теорий. Основание ложной пирамиды было построено. Теперь осталось её довести до логического конца.

Так как по теории Гексли-Дарвина, человек не является божественной сущностью, то теперь перед научными кругами стал вопрос о его происхождении. Ты должен понимать, что в нашем больном земном обществе всё решает тот, у кого есть деньги. Точнее те круги, которые располагают станком для их печатания. Под их дудку пляшут не только академики, но и многие политики. Но речь у нас пока не о депутатах парламентов и президентах. И о тех, и о других поговорим позднее. Сейчас нас интересуют научные круги. Потому что именно они, выполняя заказ определённых структур, и раскрутили миф о едином происхождении человека. Для чего это было сделано? Если вспомнить в каком мире мы живём, то всё становится понятным. Для научного обоснования либерально-демократической идеологии. Дескать, если все расы Земли имеют единое происхождение, то генетически, они очень близки, следовательно, на Земле в недалёком будущем можно запустить, так называемый, плавильный котёл. «Смешай, господи, всех земных рас!» К чему это приведёт, как ты думаешь?

 

— Ясное дело, к гибели человечества, — блеснул я своим знанием.

— В общем-то, да, — глядя на меня, улыбнулся дед Чердынцев. — Если у иллюминатов с задумкой получится, то человечество будет обречено. Но не надо паниковать. Проект плавильного котла требует немало времени. И у нас есть возможность сделать так, чтобы он стал работать вхолостую. Я хочу обратить твоё внимание вот на что: не успел Луис Лики в 1924 году открыть в Олдувейском ущелье своих австралопитеков, как в Британии естествоиспытатели заговорили о том, что Африка является прародиной человека. Позднее остатки точно таких же австралопитеков и близких к ним других человекообразных нашли на Яве, Суматре, Индокитае и даже на склонах Гималаев. Но переспорить англичан было невозможно. Британские и другие примкнувшие к ним европейские учёные настаивали на своём. Родиной человечества была безоговорочно объявлена Африка. А находки австралопитековых на юге Азии они объяснили результатом иммиграционных процессов. До сих пор этот идиотский вывод, как и теория происхождения видов, в академических кругах считается аксиомой. Ни то, ни другое нельзя подвергать сомнению. Если кто из учёных идёт на риск, его тут же подвергают насмешкам и шельмованию. Сколько великих людей пытались опровергнуть пресловутую теорию Дарвина? Все они повылетели из науки и оказались за бортом жизни.

Но мы коснулись одного центра происхождения человека. Центра, где он, якобы, стал на ноги и сделал свои первые шаги. Для иллюминатов этого оказалось недостаточно. Дело в том, что африканская прародина относится только к человеку примитивному. Необходим был ещё один центр, теперь уже для человека разумного. И он был вскоре найден. После открытия черепов палестинских неандертальцев, якобы, с явными признаками кроманьонской расы, было объявлено, что человек разумный впервые на нашей планете появился на «земле обетованной». А как же иначе? Ведь всем известно, что недалеко от этих мест располагался знаменитый ветхозаветный Эдем. Так что всё правильно. И никому не пришло в голову, что неандертальские черепа с признаками человека разумного могут оказаться гибридными — смесью неандертальца и кроманьонца.

Кстати, подобных находок было найдено множество, причём совсем в других местах. Черепа неандертальцев с признаками человека разумного были найдены во Франции, Германии, на Балканах, у нас, на Кавказе, в Сибири и на севере Африки. Но на тех, кто заявил, что прародиной человека разумного является Палестина, подобные находки впечатления не произвели. От них господа академики из Британии, Франции, Германии и других стран Европы просто отмахнулись. Вот и весь сказ. Как видишь, оба центра происхождения человека представляют собой своеобразное единство. Один центр автоматически породил второй. И там, где как раз надо. Понимаешь, зачем всё это?

 

— Понимаю, как тут не понять, чтобы организовать на Земле то, что ты называешь плавильным расовым котлом.

— Да, чтобы доказать населению Земли, что все расы генетически родственны, так как человечество произошло из одного центра. Всё вышеизложенное подводит к двум выводам. Первый: человек появился здесь, на Земле, и никакой он не пришелец из космоса, а его предком была обезьяна. И второй вывод, что человечество однородно. Последний для иллюминатов и их пособников, пожалуй, самый нужный. Потому что он является базисом либерально-демократической идеологии, той самой, которую они навязывают всему нашему социуму. Вот он, первый кирпич, твоего будущего понимания вопроса. Не обессудь, что издалека, но так надо, иначе у тебя не возникнет целостного представления о происходящем.

У тёмных отработана старая проверенная веками технология. Сначала они раскручивают проект глобального масштаба. Пример тому — теория эволюции и происхождения человека Гексли-Дарвина. Потом на базе глобального стратегического проекта они создают связанную между собой цепь подпроектов. Их взаимодействие не просто дополняет проект основной или векторный. Дочерние «логические» построения автоматически доказывают его верность. Понимаешь, что получается? Сколько с отпочковавшимися проектами не воюй, ничего не изменится. Например, находки костей австралопитеков по всему югу Азии. Ну и что из того, что ископаемых полуобезьян там нашли? Их могут найти где угодно. Теорию Гексли-Дарвина такие находки не опровергают. Скорее наоборот, подтверждают. Если у австралопитеков есть ноги, значит, они могли мигрировать. Откуда? Естественно со своей прародины. А прародина, по теории эволюции, может быть только локальной, на ограниченной территории. А где она, эта часть нашей планеты, на которой обезьяна мутировала в нашего первопредка? Конечно же, Кения — восток африканского континента. Кругом железная логика. А что за ней стоит? Бессовестная ложь первого основного стратегического проекта.

 

Глава 6
Один из механизмов дегенерации

— А теперь перейдём ко второму кирпичу твоего понимания, — поднялся рассказчик со своего места.

Он подошёл к полузатухшей печи и стал накладывать в неё новую охапку дров.

— Тебе надо разобраться с материальными носителями сознания. Знание должно быть целостным и всесторонним, только тогда оно принесёт пользу.

Сев на своё место, старик долгое время смотрел на разгорающиеся поленья, а потом сказал:

— Из теории Гексли-Дарвина следует, что носителями высокого сознания могут быть только млекопитающие. Причём из отряда приматов. Так как они в этом плане более продвинутые. Логика тебе ясна: от простого к сложному. Но на самом деле всё не так. Сознание не зависит от класса носителей. Оно не возникает само по себе, как утверждают дарвинисты. Сознание даётся свыше и не обязательно только млекопитающим, в частности, человеку. Развитый мозг может быть у кого угодно. Даже у насекомых. В нашей материалистической науке принято считать, что мозг является инструментом сознания. И чем он больше, по отношению к массе тела, тем данный вид интеллектуальнее. Масса головного мозга на самом деле указывает на интеллект. Прежде всего, количество серого вещества в коре основных полушарий. Но материалисты-дарвинисты до сих пор не знают самого главного: сознание человека, если и зависит от мозга, то только отчасти. Дело в том, что головной мозг человека является связывающим звеном материального и полевого.

Если упрощённо — на поведение индивидуума не влияет, ни класс, ни семейство, ни вид, а только ментальное и астральное поля. Именно этими полевыми структурами носители сознания и познают окружающее. А головной мозг является чем-то вроде коммутатора, где происходит включение нужного участка той или другой полевой системы. Этим и объясняется, что некоторые люди от рождения не имеют головного мозга, но на их поведении такая, казалось бы, беда никак не сказывается.

 

— Ты говоришь вещи, в которые с трудом верится, — вставил я.

— Дело в том, что у безмозглых людей черепная коробка заполнена жидкостью, в которой плавают отдельные клетки серого вещества. Они и выполняют функцию коммутатора. Для чего я тебе это рассказываю? Чтобы ты понял, почему у неандертальца объём мозга был больше, чему у нас, но гениальностью они не отличались. Первые кроманьонцы объём головного мозга имели такой же, что и неандертальцы, но, как известно, они были более высокоорганизованными, чем последние. О чём это говорит? Только о том, что у неандертальцев, по какой-то неизвестной причине, сломался мозговой коммутатор. Место серого вещества в головном мозге заняло вещество белое, на что указывает слабое развитие лобных долей. Качество головного мозга стало иным. И оно обогнало процесс сокращения его объёма. Как видишь, калган у неандертальца был хоть куда, но в нём отсутствовало необходимое количество серого вещества. Почему так? Да потому что в процессе своей инволюции или дегенерации, неандерталец перестал нуждаться в услугах высокоразвитого интеллекта. Зато нужда в рефлексах и инстинктах, наоборот, возросла. Отсюда и замена серого вещества на белое. Через несколько сот тысяч лет, если бы неандертальцы не были истреблены и не смешались с нашим видом, их потомки непременно стали бы походить на питекантропов и австралопитеков. Естественно, головной мозг у них стал бы почти таким, как у шимпанзе. Потому что к тому времени потомки неандертальцев полностью бы отказались от своего ментального поля сознания.

— Постой! — остановил я специалиста по архантропам. — Ты сказал, что у дегенеративных потомков неандертальцев головной мозг бы уменьшился?
— Конечно, а как же иначе? Ведь для связи с астральным полем чувств и инстинктов много белого вещества не требуется. Природа в таких случаях идёт по пути меньшего расхода энергии. Это один из законов всех систем, заодно и общий закон Мироздания. Уяснил?

— Дошло, — сконфузился я.

— Вот и хорошо, теперь ты понял, почему у неандертальцев, и близких к ним архантропов объём головного мозга больше, чем у современного человека? Современная академическая наука объяснить этого не может. Почему? Да потому что она находится в плену у теории эволюции у той галиматьи, которую сочинили Гекели с Дарвином.

Если рассматривать неандертальцев не как эволюционирующий вид, а, наоборот, как инволюционирующий, то всё становится на место. Можно легко объяснить огромный объём их мозга и неспособность архантропов к эволюционному процессу. Из всего вышеизложенного сам по себе напрашивается вывод: на Земле долгое время существовала цивилизация предков неандертальцев. По неизвестным для нас причинам она погибла. А уцелевшие особи вместо того, чтобы развиваться дальше, ступили на путь инволюции.

Доказательством цивилизации предков неандертальцев может служить знаменитая литотека доктора Кабреро и статуэтки Джульсруда. И там, и там, изображены большеголовые люди вместе с динозаврами. Вот академики сейчас и гадают, что это может быть? Проще всего, конечно, объявить все эти находки подделкой. Но беда в том, что ни одна экспертиза в этом не убеждена. Остаётся только предполагать, в какой период времени на Земле существовала эта загадочная цивилизация. Учёные почему-то убеждены, что динозавры не могли пережить Меловой период. Что они в конце его, якобы, почти все сгинули. Но если верить литотеке Кабреро, это далеко не так.

И динозавры, и древние млекопитающие долгое время жили вместе. Следовательно, опять теория Гексли-Дарвина доказывает недоказуемое: не от примитивного к сложному, после отмирания архаичного, а параллельно и то, и другое. Собственно, что мы на Земле и наблюдаем. Разве крокодилы, змеи, черепахи и ящерицы не процветают? А рыбы? Многие из них точно такие, как и в девоне, например, те же акулы. Казалось бы, всё очевидно — параллельное существование низшего и высшего. С последовательной заменой в экологических нишах тех видов, которые по тем или иным причинам прекратили свою эволюцию. Следовательно, превратились в паразитирующие на материальном плане системы. То же самое произошло и с предками неандертальцев. С теми, кто пережил великую катастрофу, погубившую многие виды и динозавров и первых примитивных млекопитающих.

 

— Так выходит, что никакого Мезозойского периода не было? — удивился я.

— Он был, юноша, по геологическим слоям его видно, 66 миллионов лет назад на нашей планете творилось что-то невообразимое. Принято считать, что в район Карибского моря обрушился астероид. Но если бы такое произошло, ничего живого на Земле бы не уцелело. Наступило бы нечто похожее на ядерную зиму. Значит, было что-то другое. Вполне возможно, техногенного происхождения.

— Но ведь гигантская воронка в районе Карибского моря видна? — возразил я рассказчику.

— Видна-то она, видна, — кивнул он головой, — но ты, да и многие учёные, которые считают Карибское море гигантским следом от астероида, забыли о дрейфе континентов. Если обе Америки плывут на запад со скоростью 2,5 сантиметра в год, то представь, где должен за 60 миллионов лет оказаться кратер от астероида? Если учесть, что болид пробил земную кору, по самым скромным подсчётам, за тысячу километров от Флориды.

— Тогда откуда взялась акватория современного Карибского моря?! — невольно вырвалось у меня.

— Она возникла значительно позднее, мой мальчик, — улыбнулся своими умными глазами дедушка. — Карибское море не так старо, как кажется. Ему около 25 миллионов лет, не больше. Именно в период его образования и погибла основная масса динозавров, да и многие виды древнейших млекопитающих. Но катастрофа в конце Олигоцена в рамки дарвинизма не вписывается.

— Интересно, почему?

— Потому что дарвинистам не хватает времени «родить» на Земле тысячи новых видов: и птиц, и млекопитающих. Понимаешь, появление целых семейств разделённых на десятки видов и подвидов требует времени. За такой короткий срок и столько?! То ли дело растянуть шарманку на 60 миллионов лет! За такой период можно придумать столько всего, что голова закружится.

— Так выходит, что наши дарвинисты отлично знают, что плетут ахинею?

— А как же? Конечно, знают. Ты же понимаешь, что происходит. Дарвинизм только называется научной теорией. На самом деле к науке он никакого отношения не имеет. Это чисто политический проект, который буквально всё ставит вверх ногами. Пример: эволюция неандертальца в человека разумного, где у исходного вида в башке больше мозгов, чем у конечного. Как тебе это?

 

Я промолчал. Логика старика была безупречной.

— Давай дальше, — посмотрел он на настенные «ходики», — у нас ещё есть время. В конце олигоцена, — продолжил лектор, — где-то около 25 миллионов лет назад великая катастрофа уничтожила на Земле последних динозавров, часть примитивных млекопитающих и превратила в руины цивилизацию предков неандертальцев. Судя по всему, от древней высокоразвитой цивилизации осталось всего ничего. Разбросанные по разным континентам и островам горстки, утративших былое величие несчастных людей. В основном, предки неандертальцев уцелели на материках Старого света. В Америке, где, судя по всему, находился центр их великой цивилизации, большеголовые не выжили. Сказалась близость к эпицентру катастрофы. Не уцелели на Американском континенте и другие примитивные потомки былых космических рас. Катаклизм смёл их всех. Поэтому на территории Нового света практически не найдено следов человекообразных. В науке принято считать, что их там вообще не было. Понимаешь, зачем всё это делается?

— Нет, — признался я.

— В пользу африканского центра, где, якобы, обезьяна приобрела признаки человека. На самом деле следы гоминид в Америке найдены. Это и кости, и каменные орудия труда, и отпечатки следов. Но вернёмся снова к предкам неандертальцев. Рассеянные по Азии, Европе и северу Африки они так и не смогли возродить своё былое величие. Чтобы выжить, им снова пришлось вернуться в Каменный век. В новых условиях развитие инстинктивного ума было важнее, чем сохранение своих былых ментальных способностей, последние стали не нужными. По этой причине и началась потеря лобных долей головного мозга, состоящих из серого вещества, посредством которого, человек связан не только со своим ментальным полем, но и с информационными полевыми структурами Вселенной. Такая потеря имела двоякую направленность. С одной стороны, у поколений переживших катастрофу кора головного мозга начала истончаться, с другой — шла её замена на белое вещество.

Такова природа не только человека, но и всего живого. Если в чём-то отпадает надобность, то организм тут же реагирует отключением, а то и уничтожением органа. Замена же серого вещества на белое началась по причине усиления роли инстинктов. Того природного ума, которым в основном пользуются все животные. Об этом я кратко рассказал в начале нашего разговора. На примере неандертальцев мы рассмотрели единый механизм любого дегенеративного процесса. Он универсален для всех без исключения носителей высокого сознания. Вышеописанный механизм тотальной дегенерации точно также действовал на многие другие космические расы, которые пытались осваивать Землю до прихода на неё предков неандертальцев. Их дегенеративные потомки нам известны как питекантропы, австралопитеки и многие другие, пока неизученные нам виды архантропов. До неандертальцев их на протяжении миллионов лет истории нашей планеты было великое множество.

— О том, что Земля является кладбищем многих космических рас, я неплохо знаю от одного высокопосвящённого.

— То, что ты об этом знаешь, мне известно, — улыбнулся старик. — Я хочу вот на что обратить твоё внимание. Дегенеративный процесс, и с механизмом которого мы разобрались выше, запущен на Земле всего 3 тысячи лет назад, но последствия его уже видны, причём серьёзные. Ты многого не знаешь, но я тебе скажу. Он, этот процесс, касается только белой расы. Понимаешь, почему?

— Понимаю, — кивнул я. — На эту тему мне тоже многое рассказали.

— Хорошо, что понимаешь. Так вот, других земных рас он почти не коснулся. Сознание же людей нашей расы, сероглазых и русоволосых потомков белых богов, заметно изменилось. За мизерный срок! С момента возникновения первых мировых религий… За каких-то три тысячи лет, а то и того меньше, черепа нордической расы по своему объёму стали меньше черепа ориньяка — нашего прямого предка, на двести, а то и больше кубических сантиметров. Мало этого, количество белого вещества в черепах людей нордической расы, неважно где, в Европе или в России, вытесняя серое вещество, неуклонно растёт. В основном это прослеживается у жителей мегаполисов. Если такое происходит с уменьшением объёма черепа, то можешь себе представить, что нас ждёт в будущем? У неандертальцев объём черепа тоже уменьшался, но не с такой скоростью. О чём это говорит, как ты думаешь? — пристально посмотрел мне в глаза хранитель.

 

— Не знаю, — пожал я плечами.

— А я тебе скажу. У предков неандертальцев процесс дегенерации шёл спонтанно. Он зависел только от природных условий. Для нас же этот процесс искусственно организован. И поддерживается на протяжении последних сотен лет на очень высоком уровне. Что это за процесс, кем и как он был запущен, мы разберём завтра, а сейчас, давай «на боковую». Ты не хочешь перед сном ещё раз услышать голос сполохов? — посмотрел на меня, улыбнувшись глазами старик.

— Конечно, хочу, — оживился я.

— Тогда пойдём вместе послушаем, — накинул на себя оленью шубу хозяин.

Через минуту мы, оба одетые, стояли перед избушкой и, задрав головы, заворожено смотрели на переливающиеся то зелёным, то оранжевым светом гирлянды. И опять где-то внутри меня раздался бас космической беспредельности.

 

Глава 7
Дурдом юга и дурдом севера.
Технология генетической подмены

Голос небесного огня звучал во мне, когда я, погасив керосинку, забрался в постель и накрылся с головой оленьим одеялом. Печь давно прогорела, но от неё шло тепло, которое как я знал, будет держаться до самого утра. Благодаря ей, традиционной русской печи, лиственничная избушка старика способна выдержать любой мороз. Несмотря на поздний час спать не хотелось. Я ещё раз припомнил весь разговор с отшельником и его странность красками изображать голоса окружающих предметов. Лекцию о том, как когда-то проходил процесс дебилизации у гипотетических предков архантропов, казалось бы, две совершенно несвязанные темы беседы, но я чувствовал, что старик мне говорил об одном и том же. Только с разных сторон.

«Вот он, дедушка, твой второй «кирпич» моего понимания вопроса. Тут он, пожалуй, не один, их здесь несколько. Что же ты намерен поведать мне завтра? Из твоего рассказа до меня дошла только внешняя сторона процесса. Да и то не совсем. Но у него есть ещё и внутренняя сторона. Она для меня самая важная».

С этими мыслями я незаметно для себя погрузился в сон.

 

Разбудил меня свет лампы и спустившийся со своей лежанки на печи дед Чердынцев. Старик, стоя у стола острым охотничьим ножом состругивал с промороженной лосиной лопатки длинные ломтики свежего мяса. Было видно, что дедушка торопится до моего пробуждения приготовить нехитрый сибирский завтрак.

— Доброе утро, — приветствовал я его со своей постели.

— Проснулся, тогда подымайся и займись печью, — улыбнулся мне хозяин.

Через несколько минут, когда в печи затрещали сухие лиственничные поленья, и мы сели за стол, дед Чердынцев сказал:

— Позавтракаем и за дело. Я тебе ещё кое-что должен рассказать, а сейчас давай не стесняйся.

С этими словами он смешал соль с чёрным перцем и показал на горку нарезанного длинной стружкой замороженного лосинного мяса.

— Сначала строганина, а потом крепкий настой горячей чаги. Она в самоваре уже подоспела.

И старик кивнул на стоящий рядом с печью самовар. Тут только до меня дошло, что дедушка развёл в самоваре огонь, когда я ещё видел сладкие сны.

— Ты, оказывается, давно поднялся? — посмотрел я на старика.

— Пару часов назад, как и положено хозяину. Такова наша сибирская традиция, да и русская тоже. Давай не стесняйся, лучше свежей строганины, ничего нет!

— Это я знаю. Только никто нас с тобой не поймёт. Сидят за столом два нехристя, поборники древней орианской ведической традиции и трескают за обе щёки свежемороженое мясо.

— Это кого ты имеешь в виду? — усмехнулся дед, доставая из чашки очередной кусок сохатины. — Вегетарианцев или сыроедов?

— И тех, и других, но я не их имел в виду.

— А кого же?

— Наших неоязычников. Они тоже считают, что мясная пища — брак.

— Правильно, брак, если мясо варить или жарить. А если томить в русской печи или как мы сейчас… Это уже другое дело.

— Да я не об этом.

— А о чём же тогда?

 

Было видно, что дедушка намеренно прикинулся «непонимахой» и до него никак не доходит, о чём я хочу ему сказать.

— Видишь ли, мы сейчас в их глазах выглядим самыми настоящими полузверями, мерзкими хищниками. Мало того, что лопаем мясо, мы его трескаем сырым! Они, наши продвинутые ведические русские, называют таких, как мы, трупоедами. Я не хочу сказать, что все, но подобных среди них — уйма.

— А что же тогда они едят? — положил назад свой кусок строганины дедуля.

Вид у него был явно растерянный.

— Различные овощи, фрукты… Любят бобовые. Например, котлеты и пельмени они делают из сои.

— Наверняка обожают бананы, киви, инжир? — в глазах старика светилась усмешка.

— Обожают! — согласился я.

— Так в чём же дело? Подавай на стол бананы! Я не против. И киви побольше. А строганину пусть собаки едят!

И старик, поднявшись из-за стола, расхохотался.

— Твоих бы вегетарианцев сюда, ненадолго, на год, не больше. Чем бы они здесь питались? В наших горах почти нет почвы. Лето — короткое и холодное. Трава и та не растёт. Хорошо тут только лиственнице и лишайникам.

Вообще-то, лишайник вполне съедобен. Представь, ходят твои вегетарианцы и сыроеды по нашим горам и обгладывают камни. Сдирают с них зубами исландский мох. А зимой, подобно оленям, добывают лишайники из-под снега. На морозе в пятьдесят градусов. Зато они не трупоеды. А пожиратели — живоглоты. Потому что лишайник живой, а они его едят. Впрочем, как и все другие растения, которые произрастают на юге.

 

Дед наполнил две кружки ароматным настоем чаги и снова подошёл к столу.

— Представил картину?

— С трудом, — признался я.

— Так-то! Питаться горьким вонючим лишайником и сухими грибами, когда в озёрах и реках полным-полно хариуса, тайменя, гольца и майги, а в тайге бродят тысячные стада оленей. Думаю, что в наших условиях твои вегетарианцы свой статус поменяют. Из живоглотов они превратятся в кротких трупоедов. Вроде нас с тобой. Вот ты добыл сохатого, теперь его хватит нам до самой весны. Представь, сколько живоглоту потребуется смертей, чтобы набить свою утробу? Дожить, как и мы до весны? Тысячи семян гороха, фасоли, сои, тысячи и тысячи семян гречихи, проса и других. А они ведь — живые. Точно такие, как и наш лось. И тоже наделены сознанием. Какая разница, если речь идёт о жизни, растение это или животное? У живоглотов-вегетарианцев двойные стандарты. У животных жизнь они ценят, а у растений — нет. Разве это правильно? Человек должен руководствоваться правилом: использовать чужую жизнь по минимуму, а не по максимуму, как это делают вегетарианцы и обезьяны.

— Почему вдруг обезьяны? — удивился я.

— Потому, что фанаты вегетарианства очень похожи своим поведением на приматов. Дело в том, что растительная пища по своим питательным качествам намного беднее животной. Поэтому её требуется больше. Что из этого следует? То, что и люди вегетарианцы, и приматы готовы жевать целый день. Все их мысли направлены только на одно: любой ценой справиться с чувством хронического голода. И потом, Белослав, — старик снова приступил к строганине, — чисто вегетарианцев в природе нет, кроме двуногих дураков.

Обезьяны с удовольствием едят личинок жуков, червей, ящериц, яйца птиц, мышей и крыс. То же самое делают и многие другие травоядные. Те же олени, лоси или лошади. Ты ведь знаешь, что олени ловят и едят пеструшек, употребляют они и сушёную рыбу. Только люди в своём вегетарианстве свихнулись. Если уж живоглот, то только живоглот, трупом он питаться не будет. Он привык есть только живое, чтобы оно умирало у него на зубах и в желудке. Он, как видишь не то, что мы, гуманисты. А у нас что? — взял старик очередной кусок строганины. – У нас не то. Лось испустил дух, а его надобно в рот живым. Тогда смак! К тому же мясо сохатого хоть и свежее, но промороженное, тоже непорядок. Было бы лучше, если в клетках его тканей теплилась жизнь. Как, например, в морковке или брюкве. А так, кто мы с тобой? Конечно, трупоеды. Кто же ещё? Пожиратели падали. Хоть и свежей, но падали. Она ведь не живая. Вегетарианцам же подавай, чтобы на зубах кричало. Они, ребята, в таких делах архипродвинутые. Так или не так?

Я засмеялся. Юмор деда Чердынцева всегда отличался особым изяществом, иногда он был настолько тонкий, что приходилось гадать, шутит он или говорит серьёзно*.

— Вот что, паря, — посмотрел он на меня после того, как мы покончили с завтраком, — давай-ка прогуляемся к озеру, мы давно не проверяли наших сетей. Так дело не пойдёт. А то, что мороз и темно не беда, у нас хорошая одежда и сияние сработает вместо фонаря. Как видишь, жить под сполохами проще, чем без них. Они и песни поют, и вокруг всё освещают.

 

Сказано — сделано. Через десять минут мы были уже готовы. И, несмотря на то, что температура зашкаливала за отметку минус шестьдесят шесть, взяв пешни и маленькую ручную нарту, отправились на озеро. Лёд был около метра, но на таком морозе он кололся легко, и через полчаса нам удалось пробиться до воды. Я вынимал сеть, а дедушка стоял на прогоне. Рядом с нами, наблюдая, как из-под воды появляются запутавшиеся в сети рыбины, поскуливая и нервничая, суетились хозяйские собаки. Они знали, что больше половины улова отдадут им и поэтому изо всех сил старались показать своё участие. Я медленно вытаскивал сеть, давая ей на морозе окаменеть и превратиться в лёд, такой приём позволял не мочить руки. Но чтобы выпутывать рыбин иногда приходилось на несколько секунд сбрасывать рукавицы. За короткое время пальцы успевали деревенеть, и их надо было отогревать.

— Ты что так долго? — долетел до меня голос старика. — Неужели всё рыба?

— Пальцы отогреваю! — отозвался я. — Боюсь остаться без рук.

— А ты включи сердце и качни кровь в кисти рук.

— Этого я пока не умею! — крикнул я дедушке.

— Тогда рыбу не выпутывай. Вынимай сеть вместе с ней. Выпутаем рыбин уже дома в тепле.

Я не стал спорить. Вскоре обе сети вместе с крупными сигами, ленками и жирными чирами мы вытянули на лёд и, сложив на нарту, повезли к избушке.

— Как у тебя пальцы? — спросил старик, когда мы добрались до жилища.

— Вроде бы отогрелись.

— Это хорошо. Значит так, буду тебя учить нашей северной йоге. Иначе дело дрянь. Иногда на таких морозах да ещё с ветром никакая одежда не спасает. А нам с тобой через пару недель идти в горы…

— Неужели ты надеешься изменить моё кровообращение за такой короткий срок? — засмеялся я.

— Не я тебе его изменю, ты сам его изменишь и раньше, чем за полмесяца. Просто ты не знаешь, как это делается. Вот смотри!

И дедушка, вынув свою руку из оленьей рукавицы, взял горсть снега. Через несколько секунд из-под его пальцев брызнула вода.

— А теперь, — протянул сибирский йог мне свою руку, — дотронься до неё.

Я положил на его ладонь свои пальцы и тут же их отдёрнул. Она обжигала.

— Что с твоей рукой, она как кипяток?! — искреннее удивился я.

— Ничего особенного, всего сорок градусов, — засмеялся старик. — Только сорок. Больше подымать температуру нельзя. Иначе начнёт сворачиваться белок.

— Вот бы мне научиться так управлять своим кровообращением!

— Научишься, ничего хитрого здесь нет. Давай открывай сенки. Сети с рыбой сложим сначала туда. Потом в течение дня одну за другой разберём и высушим. Затем сухие сети поставим на старое место. Так будет сподручнее.

Я кивнул, и мы занялись нашим делом.

 

— Вот так! — повернулся ко мне дед Чердынцев, когда мы оказались снова в избушке. — На завтрак у нас с тобой строганина из сохатины, а на обед будет строганина из свежепойманного чира. Идёт?

— Идёт! Я только «за»! Ничего нет вкуснее! Питаемся мы с тобой как цари-короли.

— Лучше, намного лучше, мой друг! У них с деликатесами порядок, не спорю. Но в отличие от наших, они с тухлячком, не свежие, а у нас свежачок. Плохо то, что вместо хлеба галеты и сухари. Но в высоких широтах хлеб — не главная пища, так что ныть не стоит.

Через несколько минут, сбросив верхнюю одежду и «включив» лампу, мы сели за стол, чтобы продолжить беседу.

— Ты, наверное, догадался, — посмотрел мне в глаза дед Чердынцев, — что вчерашний наш разговор о проблеме дегенерации человека разумного всего лишь начало. Второй, так сказать, «кирпич» твоего понимания и будущего осознания. Почему будущего? Потому что пока ты ещё не готов. Тебя придётся шаг за шагом знакомить с очень серьёзными технологиями. С вещами, о которых ты раньше и не подозревал. Начнём вот с чего.

Несколько секунд старик молчал, потом спросил:

— Ты слышал когда-нибудь о смысле каббалистических символов?

— Честно говоря, нет.

— Тогда слушай. В каббале принято считать, что мысль человека, следуя за цепочкой символов от одного к другому, способна осознать универсальный разум.

— Ты хочешь сказать, приблизиться к пониманию Тетраграматона, Иеговы, если точнее Сета-Амона?

— Всё-то ты знаешь! — усмехнулся в бороду Чердынцев. — У тебя были неплохие учителя. Но у иудейского божка есть ещё одно имя. И я его сейчас назову, чтобы у тебя сложилось полное представление о том, к кому ведёт человеческий разум каббалистическая символика. Возьмём имя еврейского племенного кумира, которое написано в Торе, Талмуде и много раз упомянуто в каббале.

С этими словами старик взял с одной из своих книжных полок толстую тетрадь и, раскрыв её, продолжил:

— Вот его имя. Оно, как и положено, изображено еврейскими буквами. Читаем по-еврейски справа налево. Первая буква «кхе», потом идёт «мем», следом «ламед», «каф», снова «ламед», «иод», буква «шин», «реш», потом «алеф» и опять «ламед». Ты, наверное, слышал, что каждой из древнееврейских букв соответствует конкретное числовое значение. Переводя буквы на числа, получаем: 5, 40, 30, 20, 30, 10, 300, 200, 1 и 30. Теперь всё вместе сложим и что получим? Как ты думаешь, что?

— Неужели число 666? — высказал я предположение.

— Оно самое.

— Так вот откуда взялось знаменитое 666. Оказывается из древнего еврейского имени бога! Всё так просто.

— Проще некуда. Так что Сет, Амон, Яхве и Сатана — одна и та же сущность. Тот самый эгрегор, который пытается господствовать над нашей планетой.

— И у него это пока получается.

— Пока действует инерция эпохи Рыб, юноша. Теперь ты понимаешь, откуда Иисус взял, что евреи избрали себе богом Дьявола?

— Из его же сакрального названия.

— А теперь давай снова вернёмся к каббалистической символике. Но чтобы в ней разобраться, надо знать одну немаловажную истину. Есть на Земле расы, духовные лидеры которых считают, что слово порождает мысль. Слышал такое выражение: вначале было слово?

— Слышал. Признаться, я его не воспринимаю. Нет логики.

— И быть не может! Другие же расы людей считают наоборот. Их жречество всегда было уверено, что мысль первична, а слово вторично. Ты можешь объяснить, почему так? И кто здесь прав?

На несколько секунд я задумался.

Мне был понятен вопрос, но я не знал, как на него ответить.

— Думаю, что первые не правы, — попытался я сформулировать свой ответ. — И вот почему: потому что слово является всего лишь вибрационным звуковым механизмом для передачи информации. Той информации, которая возникла в период мыслительного процесса. Поэтому слово никак не может опередить мысль.

— Ну и какой из всего этого можно сделать вывод? — улыбнулся дедушка.

— Только один, — сказал я. — Те народы, для которых слово является детонатором мысли можно отнести к дегенеративным — несостоявшимся. Они до сих пор находятся в процессе очеловечивания. Получается, что их предки, чтобы стать людьми, учились говорить. Только потом под действием звуковых вибраций заработал их ментальный план. Так он работает у потомков этих людей и сейчас.

— Как ты думаешь, о ком идёт речь? Что это за расы?

— Думаю, что это в равной степени касается всех гибридных народов. Так могут рассуждать семиты, иберы, некоторые народы Кавказа, жители чёрного континента, китайцы, монголы и другие жители юго-восточной Азии.

 

— Вот ты и сам назвал две стороны одной медали. Человечество состоит из двух пластов. Один пласт — меньшинство. Этих людей на Земле всего 6-7 процентов. Собственно, они и есть люди… Прямые потомки поздних переселенцев на Землю. Тех, которых ещё недавно все цветные расы планеты называли Белыми Богами. Другие народы Земли являются гибридными расами, очеловечивание которых далеко не окончено. Отсюда и возник приоритет слова над мыслью. Вполне логично, когда носителей чужих мыслей, звуковых вибрации или слова, заставляют работать уснувшие было совсем мозги. И вот один такой гибридный этнос, кстати, демонстративно отказавшийся от своего очеловечивания, вдруг объявил себя «богоизбранным» народом. Теперь мы понимаем, что не Бог его выбрал. Но многие, очень многие этого не понимают.

 

— А почему ты решил, что этот народ демонстративно отверг очеловечивание?

— Потому что он сбежал из Египта!

— Но ведь ему в этом помогли?

— Да, помогли. И помогли серьёзно. Вплоть до создания искусственной катастрофы в Средиземноморье.

— О феномене Санторина-Стронгиле я знаю и о египетских казнях тоже, — сказал я.

— Не сомневаюсь, но есть одна деталь, которую ты упустил.

— Я весь во внимании.

— Помнишь, в Ветхом завете сказано, что, уходя в Синайскую пустыню, евреи попросили у своих соседей египтян золотые украшения и дорогие одежды? Якобы всё это нужно было им для моления.

— Как ни помнить, конечно, помню.

— А ты не задумывался над тем, почему ни один еврей или женщина-еврейка не предупредили своих приятелей египтян, что сокровища им никто не вернёт? И потом, если евреи имели в своих приятелях свободных богатых египтян, то были ли они рабами? Конечно же, нет! Какой из всего этого сам собой напрашивается вывод? Евреи в Египте имели статус свободных людей. Египетских бывших кочевников пустыни учили строить из камня добротные здания, производить ткани, выращивать на земле злаки и овощи… Словом, природных скотоводов пытались превратить в оседлых тружеников — земледельцев. В точную копию самих себя. Фактически, шёл процесс их очеловечивания. Теперь ты понимаешь, почему ни один еврей и ни одна еврейка не предупредили египтян о том, что их обманут и ограбят?

 

— Честное слово, не понимаю! Они, наверное, все сговорились?

— Никакого сговора не было, дружище, и не могло быть. И потом, хороших честных людей на преступление не подтолкнёшь — не пойдут.

— Получается, что все евреи во главе с Моисеем были кончеными мерзавцами? Фактически, представляли собой сборище уголовников? Но такого просто не могло быть!

— Тут ты прав, в уголовный этнос египетские евреи до момента исхода не превратились, скорее наоборот. Часть из них пошла за своими учителями жрецами Ану или Гелиополя, и Моисея они воспринимали как одного из жрецов храмов Ану. На самом же деле он был представителем Фив и служителем Амона.

— Тогда я ничего не понимаю!

— Тут и понимать-то нечего. Основная масса евреев вместе со своими жрецами, которые получили посвящение в Гелиополе, были обмануты. Вот и всё.

 

— Кто же это провернул? Неужели Моисей и его братец Арон?

— Без них не обошлось, но главными в том великом обмане были люди из рода Левия. Те, кому фиванские жрецы сумели изменить генетику.

— Изменить генетический код? Неужели уже тогда жречество владело приёмами генной инженерии?

От моих слов дед Чердынцев поморщился.

— Речь не об этом. То, чем сейчас заняты придурки — генные инженеры, к древним евреям не относится. Природу человека можно изменить и другим способом. Самый простой из них — это воздействие специально подобранной информации.

— Получается, что основная масса евреев была уверена, что Моисей ведёт их в Синайскую пустыню на молебен?

— Похоже, что так оно и было. Потому евреи и не могли предупредить египтян, что обратно они не вернутся. Знали, что происходит одни левиты.

— И Моисей с братом, так?

— Так! — кивнул бородатый лектор.

— Тогда почему ты обвиняешь евреев, что они отказались от очеловечивания?

— Потому что у них не хватило мужества восстать против диктата левитов. Они позволили Моисею, вместе с запрограммированными, расправиться с заподозрившим неладное национальным жречеством. Помнишь, как противников фиванских реформ сжигали в земляных печах? Спалили живьём, для того, чтобы до полусмерти запугать других. И запугали! В том и беда, и вина еврейского народа. Он и себя угробил, и норовит превратить в рабов для своих хозяев всё население планеты. Многие, очень многие антисемиты не понимают, что евреи представляют собой изменённый на генетическом уровне особый говорящий и действующий инструмент. Ими до сих пор управляют потомки колена Левия. Ничего со времён скитаний по Синайской пустыне не изменилось. Не в них дело. Дело в тех, кто иудеев создал, и кто за спинами их прячется. Прежде всего, надо разобраться, кто они такие и откуда взялись? Что они хотят, понятно. А потом уж разобраться с их подопечными. Надо уничтожить мозг чудовища, после его гибели, вся организация сразу придёт в упадок. Антисемиты же видят трагедию нашей цивилизации только в евреях. И с ними изо всех сил ведут борьбу.

Если же посмотреть вглубь, то мы замечаем парадоксальные вещи: оказывается, антисемитизм создан и поддерживается самими евреями! Как объяснить такое? И на что это указывает? Только на то, что за спинами многократно обманутого еврейского народа прячутся потомки тех, кто в середине XIV века до н.э. сжёг в Синайской-пустыне противников фиванского жречества и в настоящее время умело управляет иудеями. Для этих демонюг евреи, ко всему прочему, являются ещё и живым щитом, чем-то вроде громоотвода. Видишь, как ловко: и жар они загребают, и от возмездия защищают. Всё сразу.

 

— Ты хочешь сказать, что сами евреи вроде как не при чём? Не понимают, кому служат и поэтому никакой ответственности не несут?

— Я так не говорю. Дело в другом. Когда у человека с головой всё в порядке, с него и спрос! Но когда перед тобой умалишённый, то тут совсем другое дело. Не надо путать нормального человека и больного.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что подопечные левитов все поголовно свихнулись?

— Они стали такими же генетически ущербными, как и сами левиты. Вот что я хочу сказать. Потому их 40 лет и «прессовали» в Синайской пустыне. Посуди сам, евреям с детства вбивают в голову, что они все цари.

— Что? — не понял я.

— Что они все до одного цари! Цари над нами, гоями-акумами. Причём не в переносном смысле, а в самом что ни на есть прямом.

— Но ведь этого не может быть! Кто в такое поверит?

— Вот-вот, кто поверит? Из наших — никто! Потому что не может на Земле быть 10 миллионов царей, даже 100 тысяч не может. Но сыны Израиля в это верят.

— Ты, наверное, как всегда шутишь.

— Да не шучу я! Какие тут могут быть шутки? Раввины им навязали программу, что их воцарение произойдёт после прихода на Землю Великого Мошеаха. Имя которому, как ты знаешь — 666. Когда же должен был воцариться Мошеах? Понятное дело, в 1666 году. Когда же ещё? Посмотри, какая в те времена получилась «вилка»? Помнишь, что произошло в тот роковой год?

— Никонианский раскол.

— Верно. Так оно и было. Используя институт церкви, тёмные половину населения страны объявили вне закона. Началась война власти против своего же народа. А людям, которые не приняли реформу, кто-то подсунул оригинальную идею самосожжения. Дескать, поразвлекитесь ребята! И запылали костры по всей России. Сгорели не десятки тысяч, а сотни! Люди сами себя сжигали и были уверены, что вершат богоугодное дело. Что это, если не безумие? Самое настоящее. Причём и со стороны власти, и со стороны, так называемых, раскольников, последователей протопопа Аввакума. Но вот незадача: вдохновителей старообрядцев сожгли по приказу властей, а люди себя сами сжигать стали.

— Но говорят, что именно Аввакум придумал обряд самосожжения, — вставил я.

— Возможно, спорить не стану. Я — о другом, о том, что не только в наше время с ума сходят. На Руси во времена Игоря Рюриковича полуидиотов и совсем свихнувшихся тоже хватало. А его сыну пришлось с такими бороться огнём и мечом.

 

— Ты имеешь в виду Светослава?

— Кого же ещё? Князь — воитель, защитник древней ведической традиции объявляет войну иудейскому и христианскому миру, а в его столице христианская община подымает бунт в защиту Византии и напрасно разгромленной Хазарии. Как тебе такое? Именно по этой причине печенеги и осадили Киев. Чтобы «киевское безумие» не перекинулось на другие русские города. Так ханы и объяснили князю свой поступок. Христианские же летописцы всё представили в свою пользу. Толкователи же летописей тоже люди «того», как говорят в народе, «с гусями». Надо же, они поверили Нестору, нашему христианскому бумагомарателю! Ах, они злодеи, печенеги! Напали, окаянные, на Киев…

Но тогда почему, разузнав от Претича о возвращении Светослава, они тут же сняли осаду? Испугались? Как всё просто! А что делал воевода Претич со своей дружиной на другой стороне Днепра? Наверное, киевляне его командировали всему городу лапти плести и берёзовые банные веники готовить. И почему его маленькое войско враги не окружили и не уничтожили? Киев осадить у них сил хватило, а горстку русских дружинников перебить нет? И потом, придя в Киев, Светослав разгромил не печенегов, а христианскую общину во главе со своей мамашей. Печенежская же союзная конница после подавления христианского бунта отправилась с ним в Болгарию.

Вот тебе налицо два дурдома. Один — в X веке, когда русские, по крови и языку люди, казалось бы, родные, без зазрения совести предают Отечество, выступают на стороне врагов своего народа, наносят удар в спину и войску, и князю-воителю. Второй дурдом возник уже в наше время, когда научные круги в угоду своим западным суфлёрам слепо верят христианским летописям и со знанием дела наукообразно искажают наше прошлое. Это тоже предательство, причём с дальним прицелом. Но я немного отвлёкся, прости.

Мы коснулись событий, которые происходили когда-то на Руси и до сих пор имеют у нас место, но напрочь забыли о «гвозде программы». О наших «милашках», почитателях Мошиаха. В начале разговора я тебе сказал, что в 1666 году мировое правительство организовало на Руси добровольную инквизицию. Кое для кого — настоящие именины сердца! На Западе, чтобы сжечь человека, надо было его изловить, потом долго в поте лица пытать. Но вот, наконец, грешник сознался. Казалось бы, дело сделано! На самом деле оно только началось. Как известно, еретика надо обязательно поджарить. Значит, опять проблема с дровами и оплатой палачу за труд, а после казни надо ещё платить подметалам, чтобы очистили площадь. То ли дело Россия! Русские оказались куда сознательнее своих коллег еретиков Запада. Ну, не народ, а золото! Он всё делал сам. Люди сами себя судили, сами готовили дрова, даже своими руками разводили огонь. Подстать русским любителям огненных увеселений «богоизбранные» тоже нашли себе заделье. Вот с ними мировое правительство прошляпило. Нельзя было перегибать палку. Что делать, издержки имеют место быть везде. Знаешь, что натворили в 1666 году поклонники Мошиаха?

 

— Откуда же мне знать? Ты всё тянешь, всё вокруг да около.

— В начале нашей беседы я тебе сказал, что они до такой степени спятили, что всерьёз поверили, будто бы миссия каждого из евреев сделает царём над гоями. Так вот, все европейские евреи, кроме разве что польских и прибалтийских, к 1666 году распродали своё имущество и на вырученные деньги заказали себе царские короны. А потом огромной колонной двинулись через все европейские страны к Стамбулу. Представляешь, какое зрелище увидели перед стенами своей столицы мусульмане — турки? Неописуемое: сотни тысяч еврейских царей во всей своей красе: в мантиях и коронах! Как тебе такой дурдом?

— Ты, наверное, всё-таки шутишь?

— И не думал шутить. Так всё и было. Мало этого, евреи потребовали от имени Мошиаха, чтобы султан им подчинился и стал всей их своре служить. Чтобы он срочно отправил царских особ в Иерусалим, откуда они намеревались управлять миром.

— Ну и что он с ними сделал?

— Известно что: потребовал к себе их предводителя, якобы для переговоров. Его звали Саббатаем. И вместо того, чтобы ему поклониться, приказал его ещё раз обрезать, чтобы тот стал правоверным мусульманином…

— А с остальными что?

— Отдал приказ отобрать у всех еврейских царей и их жён золотые короны, а потом отправить всю их многотысячную толпу туда, откуда она пришла. Вот и всё. Представляешь, как евреи обогатили турецкую казну?

— Представляю, но мне кажется, евреев сделали круче, чем наших. Они оказались полными идиотами.

— Ничего, и соотечественники тоже были хороши, когда организовали заговор против Светослава, а позднее поддержали князя Владимира в насаждении на Руси христианства. Надо не гадать, кто сошёл больше с ума, дети Сварога или союзники Яхве, наша задача в другом. Необходимо понять механизм этого дурдома, откуда у него произрастают корни. Без такого знания не разобраться в себе, в своей психике, чтобы не свихнуться. Ты прав, в том, что евреев с ума свели намного раньше, чем они переселились в Ханаан.

— Я ничего такого не говорил, — возмутился я, — но ты это не хуже меня знаешь.

— Знаю! Тогда не лезь в пузырь, а слушай и запоминай.

— Но у меня вопрос!

— Давай! — усмехнулся дедушка. — Вопрос, наверняка, тоже дурацкий. Сам знаешь, на него ответ, но обязательно тебе надо до меня докопаться.

— Почему польские евреи и прибалтийские не стали себе отливать золотые короны?

— Вот видишь, я угадал! Ответ тебе известен, но ты в своём репертуаре.

— Да не знаю я, потому и спрашиваю!

— Не знаешь, что после погрома Хазарии Светославом Игоревичем хазарские иудеи перебежали к европейским христианам? На Руси их осталось немного. Основная масса оказалась в Болгарии, Моравии, Польше и у поморян.

— Ну и что из того?

— Да то, что по крови они, эти потомки хазар, вовсе не семиты, а такие же, как мы. У них совсем другие мозги, следовательно, и иная сигнальная система. Те пси-технологии, которые безотказно действовали на семитов, на хазарах дали сбой. Северное аналитическое мышление хазар взяло вверх над каббалистическими приёмами программирования. Вот и всё. Ты что, сам не мог догадаться?

 

— Но тогда почему мы, русские, свихнулись? И в X веке, когда предали Светослава и поддержали князя Владимира, и во время раскола?

— Э, а ты я вижу полный дуралей. Только не обижайся, Ершка Джугашвили я тоже так обзывал.

— Ты что его Ёршиком величал?

— Иногда и Вершком, а что? Тебе не нравится это имя?

— Да нет, просто интересно! Почему Ёршиком?

— Это когда он начинал ерохориться. Ершиться. Не хотел что-то понять.

— А Вершком?

— Когда всё понимал и осознавал, словом шёл вперёд. Ты должен знать, что вершок — это русская мера длины.

— А Верстком ты его не называл? В честь русской версты?

Услышав мой вопрос, старик расхохотался.

— Раза два или три называл! Потому что он заслуживал. Ведь Сосо был умницей, не в пример тебе. Ты что, до сих пор понять не можешь, на какую часть нашего народа действуют их каббалистические припарки?! Забыл о духовно-нравственном неравенстве?! О ведической сословности? Кого собрала в свой христианский «общак» Ольга-Елена? Всю киевскую рвань! Холопов! Они, а не бояре подняли в Киеве бунт. Плохо то, что их поддержали труженики. Первое высшее сословие всегда было неустойчивым. Потому оно и первое. Людей с такой психикой академик Поршнев называл диффузниками, а гениальный американец психолог и психиатр доктор Кинси — патентами. Слышал про такого?

— Слышал.

— Именно усилиями холопствующих и просочилось на Русь христианство, причём не только у нас. Везде, по всей Европе. Взять ту же Саксонию. Сколько раз Карл Великий пытался крестить саксов, всё без толку. Он с ними воевал пять раз. Как только его войска уходили из Саксонии, там сразу же начиналось восстание. Христиан гнали взашей! И императору опять приходилось возвращаться. Что тогда он придумал, знаешь?

— Нет! — честно признался я.

— Он истребил под корень саксонскую элиту. Прежде всего, жречество, затем обескровил второе высшее сословие и на место его выдвинул своих людей из саксонских холопов. Одним словом, вывернул саксонское общество наизнанку. При нём были скорректированы генеалогические книги. И кто был никем, тот стал всем. Подобный вал в раннем Средневековье прошёл по всей Европе. Ты что об этом не слышал?

— Может и слышал, но не придал значения.

— А зря, вот откуда проросли ноги у христианства! Холопы превратились в герцогов, графов, баронов и князей. Как в той же великой Моравии или Польше. Знаешь, откуда происходит род крестителя польских племён князя Межко I?

— Я что, историк? Ты бы ещё меня спросил, кто был дедушкой царя Дадона?

 

— Так вот, дедушка Межко I, — не сморгнув, продолжил лектор, — занимался разбоем. Он был профессиональным душегубом. Но ему повезло, князь полян Попел собственноручно отравил на пиру всех своих бояр. Боялся, что жрецы и народ могут его переизбрать. Фактически, своими руками он убрал с дороги целое сословие. Естественно, свободные люди, труженики, возглавляемые жрецами, подняли против князя-узурпатора восстание. Но толкового руководства у них не было. Тут и подвернулся профессиональный грабитель — дедушка будущего князя. Он помог восставшим победить Попела и был выбран на княжение. Сам он, став князем, вёл себя прилично, но его внук оказался крестителем Польши. Ты понял, что я пытаюсь тебе вбить в твою тупую башку?

— Пока нет.

— Ну и тугодум же ты! Перед тобой технология! Понимаешь, технология! И неважно, как она работает. У саксов Карл Великий заменил элиту. Его усилиями шудры-холопы обзавелись поддержкой первого высшего сословия и забрались на самый верх. У поляков получилось несколько иначе. Сначала «взбесился» Попел, о причине можно только догадываться. Наверняка, точно такая, что и у Межко I. Затесалась больная генетика. А потом случилось то, что ты уже знаешь, примерно то же самое произошло в Норвегии, Швеции, Дании, Сербии, Болгарии, везде, практически, во всех странах Европы, кроме разве что Италии, Франции и Испании, перед христианизацией совершался незаметный генетический переворот. Ущербная природа шудр-холопов проникала на самый верх европейского общества солнцепоклонников. Этот процесс шёл разными путями. В основном через женщин, а точнее, обычай усыновления, институт братания и прочее.

Достаточно вспомнить нашего князя Владимира. Принято считать, что он был сыном Светослава. Но если это так, тогда надо признать, что князь женился в 10 лет, потому что в 12 у него появился Ярополк. Могло такое быть? Конечно, нет! Следовательно, Малка, которая родила Владимира, тоже никакого отношения к Светославу не имела. Значит, вместо него был кто-то другой, следы которого христианские летописцы постарались затушевать. Хотя в некоторых хрониках упоминается брат Светослава, Глеб. По вероисповеданию он был христианин. Если так, то всё становится на место. Получается, что Игорь взял Ольгу с сыном. Но так как Глеб не являлся родным Игорю, то право на наследство семьи, подчёркиваю, семьи, не имел. Только право на наследие матери и её родни. Именно поэтому он и принял христианство. «Яблоко от яблони» сам знаешь… В Иоакимовской летописи говорится, что как раз Глеба и казнил Светослав в Доростоле.

— За что?!

— За то, что он, будучи ответственным за разведку, пропустил полчища византийцев во главе с Иоанном Цимисхием через зимние перевалы в Родопах. Понимаешь, что получилось? Племянники Ярополк, Олег и Владимир оказались в сыновьях у Светослава. Тебе интересно, как такое могло произойти?

— Конечно!

— По закону братства. Если погибал брат, то его сыновей усыновлял оставшийся в живых. Вот и вся премудрость. Так как Светослав приказал казнить своего сводного за измену, то усыновить его детей он был просто обязан. Таков закон крови. Теперь сам делай вывод.

 

— Понятно, — посмотрел я на таёжного всезнайку. — Теперь, чтобы у Светослава не родился наследник, надо было срочно укокошить его, так?

— Всё верно. Но у него родился наследник от его старшей жены Зарины. Естественно, в наших летописях о нём нет ни слова.

— Он что погиб вместе с отцом?

— Нет, выжил, хотя мать сумели убрать. Она слишком много знала. И была из древнего боярского рода.

— А как же спасся сын Светослава?

— Его сохранила вторая жена князя. Она была из княжеского венгерского рода. Ей удалось увезти молодого княжича в Венгрию. Но мы опять отвлеклись от темы.

— Отвлеклись-то, отвлеклись, но сколько я узнал для себя нового.

— Тебе сейчас нужна не история, а понимание сути происходящего. Всё это разумеется на фоне взаимодействия временных циклов. Но дело не в том, что имело место, а почему так произошло? И какие силы притаились за всем этим. Мы говорили о технологии внедрения генетических уродов туда, где их никогда не было. Для невидимых технологов это бы самый сложный период их подготовки к внедрению христианской идеологии. Для прорастания семян нужна была соответствующая почва. А теперь вернёмся к князю Владимиру.

Принято считать, что он родился от Светослава и некой Малуши, иудейки, пленённой в Хазарии. Но вот незадача, имя девушки не хазарское, а чисто русское. Как тут быть? Оказывается дело не в ней, а в том человеке от кого она родила. С ним вот, сложнее. Христианские летописцы превратили княгиню Ольгу в сущего ангела. Такая она распрекрасная! Просто золотая! А о том, что у неё был сын от первого мужа или от кого-то ещё, ни слова. И вообще, об этой женщине, по христианским толкам, сказать ничего нельзя. Всё покрыто таким мраком, что ни с какой стороны не подступиться. А между тем, в наших хрониках о ней кое-что есть. И откуда она и почему князь Олег привёз её к Игорю. А самое главное, от кого она родила своего первенца.

 

— Мне это очень интересно.

— Но мы договорились, что хронологический процесс у нас — всего лишь фон, — отрезал старик. — Так вот, Глеб, которого казнил в Доростоле Светослав, был сыном одного беглого хазарского князя, которого византийцы метили протолкнуть на престол Каганата. Люди Бека от него избавились. Это и понятно. Вот почему Олег и привёз Ольгу к Игорю.

— Чтобы сын Рюрика воспринимал хазар, как наиболее враждебное Руси государство?

— И чтобы у него всегда было право нанести каганату сокрушительный удар. У Игоря было несколько жён, поэтому Олег особой опасности в Ольге не видел. Это его и погубило.

На несколько секунд бородатый философ замолчал.

— Теперь ты понимаешь, почему хазары бросили на Русь своего лучшего полководца Песаха?

— Упреждающий удар и кабальный договор с Игорем.

— Да, всё так, но дело в другом. Вот откуда проросли ростки нашей русской христианизации.

— Получается, что из Хазарии и Болгарии.

— И Ватикана, мой друг. Не забывай, что над всем христианским миром всегда царил и царит Ватикан. Просто этого никто не любит афишировать. Но факт остаётся фактом. Теперь ты знаешь, как протолкнули своего ставленника-реформатора на вершину пирамиды власти у нас на Руси. Знаешь, кто он такой и какова его природа.

— Ну, так сколько «кирпичей» ты положил сегодняшним нашим разговором в фундаменте моего понимания? — улыбнулся я своему другу.

— Что-то много, — задумался дедушка. — Мы говорили и о наших вегетарианцах, и о двух дурдомах у наших «богоизбранных» и у нас, а потом ты засыпал меня вопросами и нам пришлось перелопатить некоторые исторические факты. Получается, что пару «кирпичей».

— Почему так мало? — сделал я обиженный вид.

— Сам виноват, меньше спрашивать будешь! Пора бы начать самому думать и работать с фактологией, а не искать готовые ответы. Ведь я тебе ничего нового не сказал.

— Сказал. Ты обратил моё внимание на технологию генетической подмены властных элит. Она ведь и в наши дни действует.

 

— Действует не то слово, мой друг. На ней вся либерально-демократическая машина и держится. Чем выше по лестнице управления, тем больше морально-нравственных уродов.

— Когда-то моя бабушка пыталась для себя решить этот вопрос, — заметил я.

— И оставила тебе его в наследство, — хитро посмотрел мне в глаза дедушка.

— Верно! А как ты об этом догадался?

— На эту тему поговорим позднее. Ты должен для себя уяснить вот что: вся чёрная европейская аристократия таковой не является. Она — аристократия только на бумаге. Генетически же все эти корольки, герцогишки, графчики и барончики — двойные дегенераты.

— То, что дегенераты, я понял, но почему вдруг «двойные»? Как это? В их хромосомах что — два набора дегенеративных генов? — удивился я.

— Да, два набора. С одной стороны, наследие от своих собственных холопов, в лучшем случае, диффузников, с другой — генетика нелюдей, которую эти господа вобрали в себя в период позднего Средневековья. Как это произошло, мы поговорим с тобой после нашей рыбной строганины. Ты не против?

— Нет, конечно!

— Тогда за дело!

И дед Чердынцев, взяв со стола фонарь, отправился в сенки, чтобы выбрать на наш обеденный стол жирного чира.

 

Глава 8
Дед Чердынцев о расах Европы

Через минуту хозяин скита был уже у стола, а в его руках красовался огромный чир. От рыбины веяло свежими огурцами и чем-то ещё очень ароматным.

— Ты когда-нибудь готовил строганину из нельмы или чира? — посмотрел он на меня.

— Конечно, готовил.

— Тогда давай за дело. Нож у тебя острый, но если хочешь, можешь взять и любой из моих.

Ободрать с мёрзлой рыбины шкуру — дело было не из лёгких, но вскоре мне это удалось. И ткнув голову чира в стол, я во всю его длину стал нарезать толстую полупрозрачную стружку. Когда я сострогал половину рыбины, дед сказал:

— Наверное, хватит, нам же не роту солдат кормить. Вот сухари, соль, перец и садись. А я то, что осталось от рыбы, пойду, отдам на обед нашим собакам. Мясо чира они ой как уважают!

«Ещё бы, — подумал я, — о чире и нельме городские жители и слыхом не слыхивали. А у деда деликатес из деликатесов уписывают за обе щёки собаки. Неплохо дедушка поживает на озере Безымянном… С хлебом, правда у него туговато, потому что не любит он его печь, а так всё нормально».

 

Когда Чердынцев вернулся и сел за стол, мы приступили к еде. Нежное, чуть розоватое мясо чира, подсоленное и приперчёное, во рту просто таяло.

— Ну как? Нравится? — заметил, с каким я удовольствием ем рыбу дедушка.

— Ершок тоже обожал строганину из чира. Но туруханский чир — другой. Он посуше и вкус у него ближе к вкусу нельмы.

— На Оби мы строганину обычно едим из крупной жирной щуки и муксуна.

— Обская щука, что наша ряпушка. Она и огурцами пахнет, и вкус у неё похож на янского омуля. Хорошая рыба, давненько я её не пробовал.

«Значит, ты когда-то жил и на Оби, — отметил я про себя. — Сколько же ты повидал за свою жизнь, дедушка?! Мне бы столько увидеть!»

— Твоё всё впереди, — прочитал он мои мысли. — Главное, живи по законам Прави. Тогда ты сам будешь распоряжаться своим биологическим временем, а не оно тобой. Да, я жил на матушке-Оби. Долго жил. И на Полуйской гряде и в устье Большого Югана. Был я и на Васюгане, и на Кети. Обь-Енисейским каналом ушёл на восток. Кеть — прекрасная была когда-то река. Вот, где и зверя, и птицы, а рыбы сколько!

— В том-то и дело, что была. В настоящее время её всю вырубили…

— Да, там, в основном, сосняки. Этого и следовало ожидать, — вздохнул старик. — Но ничего, леса опять возродятся. Всё вернётся на круги своя. Главное, надо избавить планету от сатанизма. Если нам это удастся, то жизнь на Земле не погибнет. Наоборот, люди создадут на планете такие условия, что она вся зацветёт. Это уже было. И оно должно вернуться. Иначе, зачем мы с тобой живём?

С этими словами старик покончил с едой и, посмотрев, как я доедаю свой последний кусок строганины, сказал:

— После чая начнём разбираться дальше.

— Что, опять «кирпичи»? — спросил я его.

— Да, «кирпичи», их ещё ой, как много будет! Мы вертимся с тобой всё вокруг да около. Рассуждаем о вещах, которые многое проясняют, но о главном пока не говорили. Тебе нужна суть происходящего. Без её понимания, разобраться в захлестнувшем земной социум процессе дегенерации невозможно.

Я молча поставил на стол полные кружки ароматного свежезаваренного чая и уселся напротив таёжного философа. Дед и на самом деле был неповторим. Иногда о серьёзных вещах он говорил с особым глубоким тонким юмором, даже сквозь смех. В то же время простые, казалось бы, второстепенные вещи, его раздражали.

Вот и сейчас взглянув на меня, дед Чердынцев сказал:

— На чём мы с тобой съехали в Тартарары? Я имею в виду твои сногсшибательные вопросы. На том, что земное человечество делится на два пласта. Собственно на людей и на тех, у кого процесс очеловечивания ещё не окончен. Так?

— Кажется так, — улыбнулся я.

— Людей, т.е. прямых потомков космических пришельцев, тех, предки которых прилетели на Землю с далёкого Ора, девятой планеты звезды Ални-Таг из системы Ориона, на нашей планете осталось совсем немного. Их меньше трёх процентов, практически, на фоне океана гибридных этносов где-то около нуля. Но именно представителям северной нордической расы, южные цветные народы обязаны всем, что они сейчас имеют. Я говорю об уровне научно-технического прогресса и о той высокой классической культуре, которую создали на Земле потомки белых богов. Гордые европейцы считают себя чуть ли не одним целым. По их мнению, раз они живут в Европе, то все автоматически относятся к северному расовому пласту. На самом деле в Европе намешано столько гибридных рас, что понять происхождение некоторых современных европейских народов практически невозможно.

Взять, к примеру, балканских славян: они с пренебрежением относятся к голубоглазым и русоволосым. Все такие люди у них — второго сорта. То ли дело хлопцы с чёрно-карими глазами, смуглокожие, с волосами цвета крыла ворона! Эти — свои. И в Сербии, и в Хорватии, и в Черногории такой тип людей самый распространённый. На Балканах приветствуется носатость и узколицость. Вроде, говорят эти люди на славянском, фактически, на одном из южных диалектов русского языка, но по генетике они ближе к иберам, отсюда и их поведение, явно не нордическое. И хорваты, и сербы — люди по своей природе вспыльчивые, следуют больше за эмоциями, чем доверяют своему рассудку. Часто они бывают и крайне жестокими, последнее вообще противоречит характеру нордической расы. Как такое могло произойти?

В V веке, после гибели готской империи Германариха, славяне вместе со своими союзниками — сибирскими русами — гуннами перешли Дунай и стали расселяться по Балканам. Византийцы, перепуганные происходящим, никакого серьёзного сопротивления не оказали. Славян и их союзников, очевидно, было не много, но они оказались сильнее местного иберийского населения. Именно поэтому балканские иберы признали их своими господами и во всём стали им подражать. Так, древнерусский язык вытеснил местные диалекты. Но наша кровь не справилась с иберийской. Вот и получились и не славяне, и не иберы, а что-то среднее.

Теперь посмотрим, кто такие иберы? Оказывается, у них очень много признаков архантропа, прежде всего, нашего знакомого неандертальца: это сравнительно тёмная кожа, карие глаза и чёрные волосы, развитый вторичный волосяной покров, сравнительно длинные руки и туловище, непропорционально короткие ноги. Но всё это полбеды, беда в другом, в ином устройстве центральной нервной системы. Это современные учёные медики и антропологи стараются не афишировать, но факт остаётся фактом, у иберов слабее, чем у представителей нордической расы, развита кора обоих полушарий головного мозга и несколько отстаёт в своём развитии передний мозг. Вот почему среди них нет ни великих композиторов, ни художников, ни учёных; средненькие встречаются, в основном у полукровок, но с мировым именем нет.

 

— Но ведь Никола Тесла был сербом, — напомнил я новоиспечённому расисту.

— Был, не спорю, но и сербы, и хорваты, и албанцы, как я тебе сказал только что, чистыми иберами не являются, в них достаточно славянской крови. Впрочем, как и у наших грузин. Только у последних примесь иранская, но это дело не меняет. Более-менее чистыми иберами можно назвать разве что басков. Но вот какое дело: в древности до прихода в Европу представителей нордической расы, это примерно конец 6 тысячелетия до н.э., на всей её территории, включая и север, жили племена гибридных иберов. Но они были не одни, рядом с ними несколько южнее, по берегам Средиземного моря кочевали племена переселившихся с Африканского материка негров, а в предгорьях Альп в дремучих лесах на территории современной Баварии и Швейцарии ютились роды загадочных монголоидов. Откуда они взялись, академическая наука не знает.

На самом деле всё просто. Они были местного происхождения. Просто гибриды человека разумного с плосколицым питекантропом. В то время Британия ещё была соединена с материком сухопутным мостом, следовательно, тоже заселена и иберами, и плосколицими выходцами из центральной Европы. Вот и представь, что произошло, когда в Европу с востока хлынули племена наших нордических предков? Там, где гибридные расы оказали сопротивление, их пришлось истребить. Просто другого выхода не было. Так произошло, например, с некоторыми гибридами африканского происхождения. Подобных им в Европе ко 2 тысячелетию до н.э. осталось мало. Небольшая горстка в Альпах и у нас на Кавказе, и немного в Британии. Вот и всё. В Абхазии их обособленная группа умудрилась дотянуть до наших дней. Но это атавизм. С иберами же получилось иначе. Так как они были по своей внешности ближе к белой расе, то с ними у пришельцев началось генетическое смешение. Вот они корни, так называемой средиземноморской расы. Они на одну треть иберийские, гибридные.

— А что с европейскими монголоидами? — поинтересовался я.

— Они тоже растворились в белой расе, но в этом им помогли римляне. Ты, я думаю, знаешь, что кельты не являлись чистокровными ариями. На французской равнине их предки сразу после своего прихода начали смешиваться с местным населением. Отсюда у кельтов возник рыжий цвет волос, признак межрасового смешения, склонность к крайней жестокости и эгоистичное заносчивое поведение. Последнее их и подвело. Вместо того чтобы объединиться и вместе отразить нашествие римлян, их племена грызлись между собой. Все сводили старые счёты. Результат тебе известен. Но римляне, завоевав Галлию, не стали бороться с тунграми и неметами. Именно так назывались древние баварские гибриды с явными монголоидными признаками. Они их не тронули. Наоборот, позволили перейти Рейн и расселиться на южной Галлии. Это произошло во время правления Марка Аврелия. Почему римляне пошли на такой шаг?

Всё просто: культура тунгров и неметов была самой архаичной в Европе. Ни то, ни другое племя не знали металлов. Они всё ещё находились в каменном веке. Жили полумонголоиды в примитивных шалашах, занимались примитивной охотой, разбоем и собирательством. Это они оставили после себя так называемую ятворскую культуру. Кстати, европейские учёные единодушно признали её протогерманской. Хотя и лесные жители гор — тунгры, и их родственники — неметы были такими же германцами, как мы с тобой — китайцы. Дикари не знали даже глинобитных печей, грелись у костров обложенных камнями. Это ж надо, так опустить немецкий народ! Не просто опустить, а отнять его подлинную историю!

— Ты имеешь в виду подмену?

— И её тоже, но сначала ты должен понять, чего хотели римляне.

— Чего же?

— А как ты думаешь?

— Не знаю!

— Им нужна была дальнейшая гибридизация своих подданных. При Марке Аврелии определённые круги в Риме стали раскручивать тот же проект, что мы наблюдаем сейчас. Зачем, как ты думаешь?

Я пожал плечами.

— Неужели ты не понял?

— Нет, — честно признался я.

— Тогда давай вспомним о структуре трёх высших сословий орианского или нашего древнерусского ведического общества.

— Вспомнил, что дальше?

— Тогда скажи мне, кто находился ниже той социальной пирамиды?

— Так называемые холопы, у ариев-индов — шудры. Фактически, это одно и то же.

— Так знай, настоящих людей, или чтобы тебе стало понятно, генетически чистых потомков звёздной расы, среди холопов никогда не было. Они потому и отбросы, что являются генетическими межрасовыми ублюдками. Где, с одной стороны, их родственники представляют собой потомков белых богов, а с другой — недоочеловеченные гибриды Homo sapiens и архантропа. Теперь тебе понятен проект Марка Аврелия?

— Догадываюсь, гибридами намного проще управлять.

— Скажем так, холопами, потому что много им не надо. Главное для них быть сытым, одетым и иметь максимум чувственных удовольствий. Подобные за подачку пойдут на любое преступление… Они безыдейны, жадны, завистливы, злобны и жестоки. Готовые генетические рабы! Что ещё надо? Понял теперь, для чего альпийских недолюдков римляне пустили на юго-восток Галлии?

— Получается, что хозяева «Вечного города» за Альпами, на севере Европы пытались для себя вывести расу рабов?

— Они её и вывели буквально за два-три поколения. У них всё получилось. Только произошла промашка, рабы оказались плохими защитниками хозяевам. Гибридным галлам и потомкам тунгров не нужна была война, тем более за Рим. Они с удовольствием переходили на сторону тех, кто угрожал империи. Стимулом же явилась возможность пограбить, причём своих. Вот и весь сказ. Теперь ты понимаешь, зачем нужно было Цезарю уничтожить в Галлии институт друидов и поддерживающую жрецов кельтскую знать? Два высших сословия сразу…

— Чтобы лишить завоёванных возможности загореться какой-нибудь идеей. Прежде всего, идеей освобождения от римского владычества.

— Верно! А при Марке Аврелии в жилы кельтского общества добавили ещё и бесценную кровушку альпийских и рейнских недолюдков. Думали, как лучше, а получили по соплям. Вот и вся тайна ятворской культуры. Культуры, которая никакого отношения к германцам никогда не имела. Часть плосколицых ятворцев растворилась в галлах, другие же их роды, которые остались в верховьях Рейна, приняв христианство и влившись в империю Карла Великого, выступили в авангарде его войск против саксов и венетов. Вот так современные историки морочат головы западным европейцам. Выдают совершенно иную культуру неведомо кого за протогерманскую. Самое печальное то, что всей этой галиматье там поверили. Сомневался, наверное, один только Гитлер, когда смеялся над Гиммлером, когда тот восхищался ятворскими шалашами и утварью из кости и камня.

 

— А какая же культура в V и VI веке была у германцев? — поинтересовался я.

— Её называют лужицкой, потому что впервые она была открыта на территории сербов-лужичан, недалеко от Берлина. Но её учёные мужи отнесли к чисто венетской, фактически, славянской. Хотя она была присуща и предкам германцев. Кстати, в те времена, примерно II-IV век н.э., язык германцев мало чем отличался от славянского, это был западный диалект единого языка общих нордических предков.

— А чем характеризуется лужицкая культура? — задал я вопрос.

— Тёплыми рублеными полуземлянками или избами. В центре жилищ непременно стояла глинобитная русская печь с трубой. Обязательно — с трубой. Труба — очень важный элемент. Люди лужицкой культуры знали получение бронзы, железа, серебра. Они являлись земледельцами и скотоводами; охота, рыбная ловля у них были на втором месте. И разбоем они не промышляли, как ятворцы. Но мы с тобой опять отвлеклись. Что делать?! Как ни взять, везде — «двадцать пять»! Ложь погоняет ложью и конца этому не видать…

 

На чём мы остановились? На том, что наши французы тоже относятся в своей основной массе к гибридному этносу. В большинстве своём они такие же средиземноморцы, как итальянцы или испанцы. С последними понятно: во 2 тысячелетии до н.э. на территории Испании возник сильный союз иберских племён. Тогда иберы отразили натиск кельтов. Но потом всё равно были завоёваны ими. После, как тебе известно, туда пришёл Карфаген, за ним Рим. За Римом венеты-вандалы и вестготы. Последние народы были, по сравнению с автохтонами, малочисленными и в генетическом плане мало что изменили. Вандалы к тому же скоро переселились на север Африки.

— Где со временем полностью растворились в гибридных берберах. А в VIII веке в Испанию проникли арабы, — добавил я.

— Верно, всё так и было. Видишь, в Европе, на юге от Балкан и на западе от Рейна, кругом распространились гибридные этносы. Сюда надо включить Британию, Ирландию, наш Кавказ, плюс финно-угорские народы Урала, севера и Скандинавского полуострова. В Европе к более-менее чистым потомкам звёздной расы белых богов можно отнести разве что датчан, норвежцев, западных шведов, центральных и восточных немцев. Все остальные этносы, хоть и европейцы, но никакого отношения к нордической расе не имеют.

— Постой, а мы, славяне, ты что-то о нас забыл?!

— Я же о балканских славянах тебе всё рассказал.

— Я не о них спрашиваю, а о нас, о русских.

— Ты что, не знаешь, кто мы такие? — прищурился старик.

— Знаю, но мне интересно, что на эту тему скажешь ты.

— Что я скажу? Повторю, что тебе давно известно: наш народ делится на четыре группы: на северную, её называют ильмено-беломоро-скандинавской, валдайскую, очень похожую на северную, но имеющую некоторые отличия, среднерусскую и южнорусскую. Две последние группы антропологически ближе друг к другу, чем к северной и валдайской. Хотя все четыре группы представляют собой вполне однородную, антропологически близкую большую семью. Это исследования не мои, а наших учёных. Назвать тебе их фамилии?

Я промолчал.

— Тогда слушай. До революции антропологией русского народа занимались: Анатолий Петрович Богданов, Алексей Васильевич Елисеев, Лазарь Константинович Попов, Василий Николаевич Бенгзер, Николай Дмитриевич Никитин, Заграф, Грумм-Гржимайло и многие другие… После революции — Виктор Валерианович Бунак, Валерий Павлович Алексеев, гениальный Дебец. Из западных антропологов русскими занимались тоже немало. Это Густав Фридрихович Кемп, Рудольф Вирхов, Людвиг Шеман, Хаустон Чемберлен и многие другие. Самое примечательное то, что выводы западных учёных относительно нас, русских, точно такие же, как и наших отечественных исследователей.

— Ну, у тебя и память?! Как ты их всех запомнил? — восхитился я.

— Как не запомнить, я ведь кое-кого из них знал лично.

— Лично?! — открыл я рот. — Ты что, антрополог?

— Скорее, социолог. Но об этом поговорим позже. А сейчас мне хочется рассказать тебе кое-что, о чём ты пока не подозреваешь. Суть в том, что, несмотря на то, что русские в антропологическом плане являются самым однородным этносом в Европе, и это в среде исследователей стало уже аксиомой, генетически мы представляем собой два народа. О природе самих себя наши предки знали с незапамятных времён. В настоящее время это подтверждено генетикой.

— Вот так новость? — удивился я. — Как это два народа?

— Да, два совершенно разных по психической организации этноса. Понимаешь, по психической организации, но не по внешнему облику. С виду все мы — русичи, но изнутри, далеко не однородны.

— Можешь пояснить?

— Охотно! Дело в том, что валдайская группа нашего народа, среднерусская и южнорусская имеют в своих хромосомах гаплогруппу R1B1A2. Точно такая же гаплогруппа распространена по всей Западной Европе, включая и Скандинавию. Это доказывает, что в генетическом плане наш народ ничем от западноевропейцев не отличается. Как бы они там не кичились своим европеизмом, факт остаётся фактом. Эта гаплогруппа названа генетиками атлантической. Но среди северного населения Руси преобладает другая гаплоидная группа — R1A1. Изредка, примерно 15-16% она присутствует на Скандинавском полуострове, в Центральной Германии, Австрии и Польше. Во Франции, Италии, Британии, Испании и на юге Европы её почти нет. Как я тебе сказал выше, представители обоих гаплоидных групп разнятся по поведению. «Атлантисты», назовём их так, по своей природе больше тянутся к Югу. Север вызывает у них страх, они его боятся. Достаточно вспомнить, кто осваивал Сибирь? В основном люди с севера — архангельцы, промышленники с Пинеги, мезенцы, люди из Вологды, ладожане и другие. Казаки из лесостепной зоны на восток не рвались. Если туда и ехали, то по принуждению. Но это ещё не всё. Атлантисты, кроме донских казаков, склонны к индивидуализму, они не чураются торговли. Следовательно, обман для них хоть и грех, но не смертельный.

Из всего вышеизложенного видно, что они расположены к приспособленчеству и глубокой материализации сознания. Царские власти хорошо знали об этой слабости южнорусов. Поэтому, воюя со Степаном Разиным, а позднее с Емелей Пугачёвым, очень часто прибегали к подкупу.

Поведение же северной группы русов совсем иное. Люди с гаплоидной группой R1A1 тонко чувствуют Север. Без родных мест, сосновых лесов, чистых рек и озёр они не представляют своей жизни. Русы севера не склонны к торговле. Занимаются они ею только по необходимости. Их тянет созидательное творчество. Здесь им нет равных. Достаточно вспомнить о нашем северном кораблестроении. Для северной группы русских характерна совестливость, понятие чести, у них очень развито чувство справедливости. Словом, это совсем другой русский народ.

 

— Всё, что ты мне сказал, я наблюдал, живя в гостях у поморов.

— У Добрана Глебыча? — усмехнулся сибирский всезнайка. — Сижу тебе читаю лекцию, и забыл, откуда ты взялся.

— Так выходит, вы с ним знакомы?! — изумился я.

— А, всё из себя дурака строишь? Делаешь вид, что не знаешь очевидного… Ну, ты и хитрец! — погрозил мне пальцем дедушка.

— Честное слово не знал! Думал, что ты, как бы другая епархия.

От слова «епархия» дед Чердынцев аж крякнул.

— Ну, ты и даёшь, паря! Эдак я у тебя скоро в попы попаду! Конечно, я их всех знаю. И мне известно, что ты там делал, как девчонок соблазнял.

От слов старика меня бросило в жар.

— Ну, не переживай, дело ведь молодое, и сам таким был. Ты, по сравнению со мной, так, мелюзга! — стал он меня успокаивать.

 

Когда я овладел собой, старик спросил:

— Ты понял, откуда пришла к нам, русичам, северная гаплогруппа R1A1 или тебе это надо растолковать?

— Как не понять, вестимо, из нашей погибшей прародины великой Орианы.

— Да, и потомки чуди белоглазой, и переселенцы из Ладоги, Новгорода, Пскова, и жители Устюга, Вологды — все они являются прямыми наследниками светлой Орианы. Страны давно нет, но дети её живы. Теперь ты понимаешь, почему нас, русских, так ненавидит Запад?

— Неужели из-за северной гаплогруппы?

— Не столько за неё, сколько за большое количество людей, её носителей. Дело в том, что люди с северной гаплогруппы с огромным трудом программируются. Им сложно вбить в голову те вещи, которые противоречат их природе. Вот беда! Но вместе с тем носители атлантической гаплогруппы R1B1A2 программируются легко. Так же как французы или немцы. Вспомним, как Наполеошка своими статьями и речами подогревал на войну с Россией французскую публику? Никто из лягушатников тогда не подумал, с чего это Россия стала угрожать Европе? Она что, с ума сошла? Ей бы со своими делами сладить. Страна-то необъятная! Естественно, было раскручено фальшивое завещание Петрухи I.

 

— Но оно же — враньё! Как можно в такое поверить?!

— Поверили и пошли умирать! То же самое проделал со своим населением и Гитлер. Эффект точно такой же. Конечно, и среди французов, и среди немцев не все «повелись», но мы говорим о большинстве.

— Уж не хочешь ли ты мне сказать, что люди с атлантической гаплоидной группой ущербные?

— Не хочу, а говорю прямо, это так. Среди них встречаются личности с развитыми нравственными и духовными качествами. Можно встретить людей и творческих, и благородных, и неподкупных. Но их сравнительно немного! Вот в чём дело. Всего один процент, от силы два или три. Но ведь и среди людоедов один процент отказывается от пожирания себе подобных. Здесь мы имеем дело с законом природы. Кстати, «о птичках»! Задумывался ли ты когда-нибудь о сути средневековой охоты на ведьм? Я имею в виду костры инквизиции и всё, что с ними связано?

— Мне об этом кое-что говорили…

— Что же?

— Что уничтожались потомки ведических жрецов и хранителей древнего сакрального знания.

— Всё это так, не спорю, но был ещё один скрытый смысл. Инквизиторы калёным железом и кострами сокращали в странах западной Европы прямых потомков ориан, людей с гаплогруппой R1A1. Собственно они и являлись потомками древних жрецов-хранителей и бояр-управленцев. За что их жгли? За то, что иногда они вынуждены были пользоваться тайным знанием, за то, что глубоко понимали законы природы, что не признавали Христа Богом и даже за внешнюю красоту. Я думаю, ты заметил, что носители орианской гаплогруппы, как мужчины, так и женщины, очень эффектны.

— Это не то слово, — перебил я старика. — Они совершенны!

— Особенно дочери Добрана, да и другие красавицы из его клана, — многозначительно улыбнулся старый просмешник.

— Всё так, спорить не буду, — смутился я, вспомнив тех, кого полюбил всем сердцем.

— Но давай закончим, — перешёл от шутки к нашему разговору таёжный всезнайка. — Видишь, как всё просто, когда знаешь. Круг замкнулся. Теперь я уверен, что до тебя, наконец, дошла суть проекта, который по поручению пожелавших остаться в тени, III-IV века назад проводила католическая церковь в Европе.

— А как её ищейки узнали, кого надо поджаривать? Они что, владели современным знанием?

— У них были свои методы распознавания. Понимаешь, люди с абсолютной генетикой светятся изнутри. Кроме того, они являются ещё и социальными резонаторами. Вспомни своих друзей-поморов! От каждого из них расходятся «круги». И «круги» не малые. Потому они и живут обособленно, чтобы не светиться. Я таких называю людьми-кристаллами. Духовно они кристаллизуют вокруг себя пространство. Им верят и за ними идут.

 

— Ну, хорошо, а что же атлантическая группа? Мне интересно, как она возникла?

— Это я должен тебя спросить, — прищурился разговорчивый дедушка.

— Неужели они в какой-то степени тоже гибриды?

— В какой-то степени. Совсем немного, но это так.

— Смесь с архантропами?

— В общем-то, да, только не прямая, а через генетическое посредничество иберов и похожих на них рас. Думаю, до тебя дошло, носители какой гаплогруппы, после ухода наших предков с равнин гибнущей Орианы, долгие тысячелетия возглавляли общество русоволосых и сероглазых.

— Дошло.

— Ну а теперь, чтобы подвести итоги, надо вспомнить про два наших дурдома. Про еврейский дурдом, о котором говорили недавно и про наш русский. Чем они друг от друга отличаются?

— Ответ прост, — улыбнулся я, — могла свихнуться только часть нашего народа, да и то, не до конца. Носители же северной гаплогруппы и христианство не приняли, и во время никонианской реформы себя не сжигали.

— Верно! Наконец ты стал шевелить своими заскорузлыми мозгами. Поздравляю! А что скажешь насчёт «богоизбранных»? — посмотрел на меня вопросительно дедушка.

— С ними тоже всё ясно: сначала египетское жречество произвело среди них генетическую перестановку. Ими был выделен самый архаичный род или колено. Я имею в виду потомков Левия. Потом их окончательно свели с ума. Это, по-видимому, произошло ещё в Египте.

— А дальше что? — с интересом посмотрел на меня таёжный экзаменатор.

— Дальше? Левиты, по приказу Моисея, живьём сожгли еврейских жрецов, перебили их сторонников и воцарились над евреями. Они и сейчас ими управляют.

— Свихнувшиеся нормальными?

— Я просто хочу сказать, что у народа Израиля впервые получилось то, что происходит в наши дни везде, по всей планете. Как говорится в русской пословице: рыба всегда гниёт с головы.

— Браво! Надо же какой полёт мысли! — засмеялся довольный ответом Чердынцев. — Я это знал всегда.

— Что еврейские раввины «того»? С наследственной психической патологией? Мне когда-то об этом поведала моя бабушка.

— Это Мария Георгиевна Смирнова, в девичестве княжна Вяземская? — прищурился сибирский всезнайка.

От услышанного я опешил.

«Действительно с подобным дедулей не соскучишься, — подумал я. — Всё-то ему известно, интересно, откуда?»

 

Глава 9
Космическая иерархия рас

Между тем, старик Чердынцев, поднявшись из-за стола, дал понять, что разговор окончен и надо заняться делом.

— Вот что, паря, нам надо освободить и высушить сети. А к вечеру их снова поставить на старое место. Потому что за ночь такой лёд наморозит, что придётся нам долбить его до обеда.

Я согласился с хозяином, и через минуту обе наши обледенелые сети вместе с рыбинами оказались на полу посреди избушки.

— Придётся нам подождать, пока они оттают, — посмотрел на сети дедушка. – Надо было давно их занести. Сам виноват, увлёкся разговором.

— Интересно, сколько «кирпичей» в основу понимания проблемы я получил сегодня?

— А ты как думаешь?

— Уверен, что два.

— Пусть будет по-твоему, я спорить не стану.

— Почему ты их считаешь?

— Просто так.

— Интересно, когда они у тебя закончатся?

— О, не скоро, мой друг. Тебе ещё во многом разбираться и разбираться. Мне досталось наиболее сложное. Когда-то я то же самое растолковывал Ершку, — вспомнил старик о Сталине. — Он слушал и помалкивал. А ты любитель поговорить.

 

«Интересно, сколько ж тебе лет, дедуля? — подумал я в тот момент. — Спросить бы, но неудобно».

— Много, много мне лет, малыш, — прочёл мои мысли дедушка. — Век хранителей намного больше вашего. Мы живём, сколько захотим. Никто нас в этом не ограничивает.

— Как это у вас получается?

— Ментальная корректировка генетического аппарата. Другими словами генетическая остановка биологических часов. В будущем тебе это тоже предстоит сделать. Ведь нам с тобой за одну жизнь ничего не успеть.

— В своё время я получил технику общения со своей многомерной сущностью… Речь там идёт тоже о биологическом времени.

— Это только первый шаг, — улыбнулся загадочно дедуля. — Основного ты пока не постиг. Но речь не об этом. Ты ничего не знаешь о космической иерархии рас.

— Не знаю, — согласился я.

— Тогда пока наши сети оттаивают, я тебе о ней расскажу. Давай в печку подкинем дров, а то она вот-вот прогорит.

Я сходил во двор за дровами и наша беседа продолжилась:

— Ты вот что должен знать, — взял с полки лист чистой бумаги Чердынцев. – Наша Земля далеко не самая лучшая из планет. В космосе есть планеты намного больше её, но гравитационное поле на них слабее земного. Следовательно, жить человеку там, да и всему живому, комфортнее, чем у нас, — и он показал глазами вокруг себя. — На таких планетах деревья достигают высоты наших земных гор. Горы же подымаются на десятки километров и на их вершинах воздух не разрежён; там легко дышать. Ты должен знать, что атмосфера на тех планетах в десятки раз толще земной. Она насыщена озоном, азота в ней в процентном отношении меньше, чем у нас, в тех мирах его место занимает гелий или другие инертные газы. Там сказочно богатая флора и фауна и, конечно, нет пустынь. Океаны бурлят от огромных рыб, по суше бродят несметные стада диких зверей. В бездонном небе парят огромные стаи птиц. И эти планеты населены людьми. Но не такими, как мы. Хотя там немало и землян.

 

— Что-то я тебя не пойму, откуда на этих планетах взялись земляне?

— А ты меня не перебивай, лучше слушай и запоминай. Мы ведь так с тобой договаривались? — сверкнул недовольно глазами дедуля-«лесовичок». — Я как раз об этом тебе и хочу рассказать. Так вот, эти планеты населены людьми не техногенной, а духовной цивилизации. Где люди занимаются не развитием техники, а развитием самих себя. Если точнее, развитием своих душ. Того внутреннего и высокого, что сближает человека с Создателем. Есть миры и третьего порядка. Они ещё более прекрасны, чем те, о которых я тебе рассказал. Но на них останавливаться не будем. Это другая тема. На планетах третьего порядка живут те, для которых космос, что для нас с тобой эта халупа, — старик показал глазами на стены избушки. — Их называют властелинами вечности. Речь идёт о последней стадии эволюции носителей сознания. Дальше происходит слияние сверхлюдей с Творцом. Ты спрашиваешь, откуда на планетах второго порядка появились земляне? Всё просто, это те, кто некогда обитал на нашей планете.

— Они что, туда переселились?

— Да, да, переселились! Причём давно, миллионы лет назад.

— Ничего не понимаю! — заёрзал я на стуле.

Мне показалось, что дед вот-вот свихнётся.

— Сейчас поясню! — поднял он руку. — Не беги впереди телеги. Дело в том, что наша Земля относится к планетам первого порядка. Это миры выбора: либо-либо.

— Как это?

— Вот так! Либо деградация до уровня обезьяны, либо переход в новый мир второго порядка. Для дальнейшей эволюции. Понял?

— Но я об этом впервые слышу.

— И не мудрено. Раньше знать об иерархии планетарных систем тебе было не положено. Тогда ты ещё не созрел, был зелёным. Женилка выросла, а голова нет! Что не нравится? — усмехнулся, глядя на моё сконфуженное лицо дедушка. — Сейчас, как видишь, я тебе рассказываю — время пришло.

Было видно, что дед внутренне надо мной посмеивается.

— Но ведь это же примитив?! — возмутился я.

— Тебе так кажется, на самом деле, нет. Потому что оба процесса: и дегенеративный, до уровня примата, и переход в иные миры более высокого порядка, напрямую связаны с информационным воздействием. Тебя что интересует? Влияние информационного пресса на генетический аппарат человека? Как можно с помощью информации полностью изменить не только мировоззрение, но и совершить перестановку генетических структур в ДНК. Мы с тобой этим как раз и занимаемся. Потому я рассказал тебе, что существуют миры второго и третьего порядка.

— Так выходит, что наша Земля-Матушка относится к самому низу? Как ты говоришь, планета выбора.

— Нет ни низа, ни верха, — поморщился от моей прямолинейности дедушка. — Просто каждая планета выполняет по отношению к Мирозданию свои функции. Планеты, типа нашей Земли, относятся к категории молодых миров. Это периферия галактик. Ты, наверное, знаешь, что галактики нашей Вселенной медленно разбегаются от своего центра. Но этот разбег больше теоретический. Он возник из предположения астрофизиков. На самом деле Вселенная представляет собой гигантский пульсар. Что это такое — понять не сложно. Она как бы дышит. Сначала галактики на протяжении нескольких миллионов лет бегут от своего центра, потом происходит обратный процесс. Они начинают к нему приближаться.

С точки зрения элементарной физики, перед нами колебательно-частотный процесс гигантской макросистемы. Но ты должен понимать, что ничего в природе просто так не происходит. Электрон в период своего полного колебания отдаёт энергию в виде квантов. То же самое делает и Вселенная. В период своего колебательного процесса она передаёт необходимую энергию для формирования новых звёздных систем на периферии галактик. Молодые звёздные миры, ты это должен знать, рождаются из вещества, которое является производным физического вакуума.

Процесс таков, я его тебе напомню: физический вакуум или он же голографический банк информации при своём возбуждении строит первичное поле микромира, которое нам известно под именем Сварог. В данный момент действует какая-то определённая часть голограммы. Та, которая выбирается разумом Творца. Вакуум порождает первичный микромир. Физики его называют нейтрино. На самом деле он очень сложен. Одним словом не назвать.

Из него, из этого первичного плазменного «бульона», складывается вторичная плазма, из неё более концентрированная третичная. Последняя рождает ионные и атомарные системы, из атомарных появляются молекулярные. Так вот, атомарные системы собираются по законам, которые пока неизвестны человечеству, в пылающие реакторы или звёзды, где под воздействием высоких температур и давления формируются элементы, которые в свою очередь образуют планеты. Звёзды рождают планеты. Они не появляются из космической пыли, потому что сама космическая пыль рождается на звёздах. Вот куда тратится энергия Вселенной — на формирование молодых звёздных систем.

Одно колебание Вселенной формирует многие триллионы новых звёзд, следовательно, в несколько раз больше планет. Каких планет? Молодых. Наша родная планета как раз к таким и относится. Это доказывают её практически нетронутые минеральные ресурсы. У нас на Земле есть даже нефть и газ! Чего на других планетах, более древних, давным-давно нет. Кстати, минеральные ресурсы нашей планеты привлекают к нам массу межзвёздных пиратов, которые втихаря грабят её, но об этой проблеме поговорим позднее, на досуге, когда разберёмся с информационным вопросом. Понимаешь теперь, почему Земля является планетой выбора. С одной стороны, она молодая, с другой — очень богата своими не разграбленными кладовыми.

Именно на подобные планеты и приходят из глубин галактики волны звёздных переселенцев. Приходят, чтобы продолжить свой эволюционный путь. Как правило, звёздные носители сознания полны благих намерений, потому что они являются отмежевавшимися частями совершенных обществ. Но вот беда, оторванные от своих метрополий и ослеплённые богатством молодой планеты, они начинают пытаться изменить свои установки. Зачем что-то производить: если всё необходимое лежит прямо под ногами. Например, зачем строить предприятие по производству искусственных белков, когда рядом бродят бронтозавры и диплодоки?

 

— Ты считаешь, что пришельцы питались динозаврами? — удивился я.

— Не считаю, а так оно и было. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на рисунки из литотеки Кабреро. Там показана охота на ящеров. Правда, на камнях запечатлён конец цивилизации большеголовых. Они бегают с дубинками, топорами и копьями. Но к такому финалу большеголовые пришли сами. Их за уши никто не тащил. Я вот о чём, чтобы перейти от эволюционного процесса к обратному, мало понимать экономическую целесообразность, надо убедить в ней общество. Перекрыть коллективному сознанию дорогу к духовному росту и к конечному слиянию с Творцом. Что может справиться с такой задачей? Конечно же, с умом подобранная и вовремя подкинутая обществу информация.

— Я не понял, почему вовремя?

— В тот момент, когда коллективное сознание общества оказалось перед выбором. Это очень важно. Необходим момент равновесия. Вот я тебя познакомил с ещё одним универсальным законом систем, который является ещё и общим законом Мироздания. Систему можно только тогда опрокинуть в ту или иную сторону, когда противоположные силы в ней стали равны. Вот он, тот математический нуль, о котором идёт столько споров. Конечно же, это искусственное число, так же, как и всё, что лежит ниже его. Но в математику мы вторгаться не будем. Иначе наша учёба затянется лет на десять.

— Так ты владеешь ещё и орианской математикой? — изумился я.

— А как же? Мир чисел позволяет осознать информационно-силовые закономерности. Их взаимоотношения и сдвиг векторов в ту или иную сторону. Иначе невозможно понять волновые процессы перехода информации в материю и наоборот. Понимаешь, о чём идёт речь?

 

Я смотрел на старого таёжного весельчака, простоватого на вид человека и до меня никак не доходило, как за его нехитрой внешностью может скрываться такая бездна знания, которую невозможно даже представить.

— Ты хочешь сказать, что полевые процессы Вселенной можно описать математически? — неуверенно спросил я.

— Почему нет? Что собой представляет Мироздание? Это гигантская система, которая включает в себя триллион других подсистем, внутри которых как на макроуровне, так и на микро-, действуют общие законы. Все эти законы можно представить математически, причём в той числовой зависимости, которая отражает истинное. Ты понимаешь, о какой математике идёт речь? О настоящей, а не о той, которую придумали наши академики!

— Неужели наша современная математика столь ущербна? — спросил я получеловека-полулешего.

— Конечно! Дело в том, что для удобства понимания некоторых процессов в неё были внесены некоторые недопустимые нововведения. Например, знакомое нам число нуль. Кроме нуля ещё много чего, что не даёт ей как надо развиваться. Но ты меня снова отвлёк.

— Можно вопрос, сгораю от любопытства!

— Давай, да поскорее!

— Как объяснить, что в математике произошло то, что ты сейчас сказал?

— А ты не догадываешься? Дурачка из себя строишь! Опять решил развлечься дурацким вопросом? Прислали тебя мне на погибель! Сколько можно?

 

От слов старика я смутился. Но посмотрев в его смеющиеся глаза, понял, что он говорит не всерьёз.

— Для того, чтобы лишить возможности нашу материалистическую физику выйти на уровень понимания полевых процессов. Другими словами, превратиться в подлинную науку, а не в то безобразие, которое она сейчас представляет.

— Тебе уже и современная физика не по вкусу?

— Если тебе она по вкусу, то ешь её сам! А меня — уволь! Она, эта жалкая наука, так и не может выкарабкаться из грубого материалистического восприятия реальности. Понимаешь, всё кругом материально, всё без исключения! И сама мысль и даже эмоции имеют под собой материальную основу. Но эти тонкие материальные структуры кто-то обозвал идеально-мистическими. Сделано было с умом. Посредством привлечения религии. Потому что именно через религию было вбито в сознание социума понятие непостижимо-идеального и мистического. Благодаря этому единый материальный мир был расколот надвое. Первую половину, ту грубую материю, которую мы вокруг себя видим, иллюминаты любезно предоставили науке, дескать, давайте занимайтесь господа учёные, научно технический прогресс должен идти. А вторую её часть — тонкую, связанную с информационным и самыми мощными первичными энергетическими полями, оставили себе. Знаешь, почему?

— Откуда же мне знать?

 

— Дело в том, что тонкие материальные структуры связаны с психикой человека. С его силовым коконом и ядрами сознания. Что даёт такая связь? Она соединяет глубинные слои подсознания человека с единым информационным полем. Если человек осознает, каким богатством он владеет и не может им пользоваться в силу своей неподготовленности, то его ни в какую дегенерацию не опрокинешь. Он пошлёт всех, кто попытается его спровоцировать сконцентрироваться на материальном, власти и удовольствиях к чёртовой бабушке. И со временем обязательно подключит своё сознание к единому информационному полю Мироздания. А это уже кое для кого непорядок! Понятно, откуда проросли корни нашей техногенной цивилизации? Из искусственного разделения материи на две половины. Как тебе это нравится? И концентрации нашей современной науки на том, где одно из первых мест занимает физика — на грубой видимой её части. Теперь ты в полном объёме понимаешь, зачем на Земле были созданы искусственные мировые религии.

Всё началось с Зороастризма, но он демонюг не удовлетворил. Хотя изобретение Заратуштры и являлось первой попыткой представить единобожие, но в нём оказалось место и другим силовым структурам. Заратуштра хоть и старался, но заказ таким, каким он должен быть, не выполнил. Поэтому на зороастризме тёмные поставили крест. Как он погиб, тебе известно. Сам понимаешь, что иудаизм раздуть до размеров мировой религии по понятным причинам нельзя. Поэтому был сделан курс на новую мировую религию. Осталось только дождаться отправной точки: нового пророка или что-то в этом роде. И демонюгам повезло. В Галилее появился ведический жрец с маниакальной идеей реформации иудаизма. Но если Иисус мечтал о переводе евреев в их древнюю ведическую традицию, то левиты и раввины из его затеи, на базе учения ессеев, состряпали то, что нам известно, как христианство. Позднее, когда стало ясно, что арабы христианство стали понимать несколько иначе, его для них видоизменили. И получили ислам. Вот кратко то, что мне тебе хотелось сказать. Сюда не вписался только буддизм. С ним у тёмных получился серьёзный «прокол». Но это уже другая тема.

— Получается, что кроме всего прочего, искусственные мировые религии были созданы…

— Для того чтобы породить ирреальный мистический мир, который якобы стоит особняком от всех других видов материи. Следовательно, понять его и познать невозможно. Ты слышал о технологии разделения? Вот тебе пример разделения материи на две части.

 

— Но ведь это только в сознании человека. На самом деле истина остаётся истиной.

— Но кого она теперь интересует? Потому наша академическая наука и топчется на месте. Многие, очень многие учёные физики, математики, биологи и химики понимают, что мистики в природе быть не может. Что она существует только, как ты говоришь, в сознании людей, но что толку? Попробуй, сунься в область запретного? От тебя мокрого места не останется. Сразу будешь осмеян и вылетишь из науки. Примеров сколько угодно. Тебе их привести?

— Не стоит. Кое-что мне тоже известно, — вздохнул я.

 

— Теперь ты должен понять, что происходило с теми переселенцами на Землю, которые в погоне за целесообразностью, пользуясь информационной парадигмой, целенаправленно сдвигали равновесие своего общества, как системы, в область грубого материального. В таких случаях за ненадобностью автоматически отбрасывалась полевая часть материального. Подумай сам, что может вырасти на такой вот почве?

— Только техногенная цивилизация, другая уже не поднимется. Не позволят возникшие рамки.

— Всё это так, но вот какое дело, твой вывод верен только в том случае, если общество находится в процессе эволюционного подъёма и выбора, а мы говорим о развитом обществе, которое угодило на планету первого порядка, следовательно, очень богатую ресурсами. Поэтому здесь имеет место уже намеренный отказ от того пути, которым шло общество ранее.

— Но ведь это путь в никуда! В объятия дегенеративного процесса, который через несколько тысяч лет превратит его потомков в полуобезьян!

— Верно, в самых настоящих макак! Теперь ты понимаешь масштаб информационного воздействия на сознание, и куда он может привести общество. И наверняка догадываешься, что без изменения генетического аппарата носителей сознания, дегенеративный процесс в обществе раскрутить невозможно. Всё дело в нём. Генетика же, как самая тонкая часть углевородородного каркаса нашего тела, реагирует на информационное воздействие в первую очередь. Это хорошо известно иллюминатам, а до них миллионы лет назад им подобным.

 

— Ты хочешь сказать, что демоны, похожие на них, на Земле были всегда?

— А как же без таких? Ты, наверное, забыл, что зло, какое бы оно ни было, всегда запряжено в повозку добра. Взять нашего Дьявола. Как известно, в своём проявлении он вездесущ и многолик. Но разве Сатана насильно кого-нибудь заставляет совершать непотребное? Нет и ещё раз нет! Чем он занимается? Дьявол нас провоцирует. Вот и всё. А люди на его удочку клюют. Кто виноват? Сатана?

— Его вина только в том, что он есть. По закону свободы воли виноваты те, кто за ним идёт. Кто ему поверил.

— Вот это я от тебя и хотел услышать! Вера — вот что главное. Запомни, что ты сказал. Всё дело в ней, как она воздействует на генетику человека, мы разберём позднее. А сейчас я хочу вернуться к началу нашего разговора. Полчаса назад ты от меня узнал, что в стародавние времена с нашей Матушки-Земли заселялись некоторые планеты второго порядка. Так?

— Да, ты начал именно с этого.

— Почему подобный процесс имел место, как ты думаешь?

— Наверное, потому что некоторые общества переселенцев не захотели отказываться, если можно так выразиться, от своих звёздных традиций. Они не клюнули на ресурсы новой молодой планеты. Просто использовали её как первобытный плацдарм для дальнейшей своей эволюции.

— Всё верно. Но ты выразился поэтическим языком. А мне нужно несколько иное понимание.

 

От слов старого мудреца я растерялся.

— Поясню, — сказал он, видя моё замешательство. — Этот вопрос надо рассматривать в контексте с теорией систем. Есть один закон, который необходимо знать. Называется он законом критического состояния. Смотри!

И старик стал рисовать на бумаге нечто вроде весов.

— Это система, — показал он на изображение. — Видишь, она сейчас находится в равновесии. Требуется совсем немного и система начнёт сваливаться либо туда, либо сюда. Понял, что я хочу сказать?

— Честно говоря, нет. Наверное, я такой безнадёжный тупица, что тебе за меня стыдно…

— Никакой ты не тупица, просто приходится погрузиться в ту область понимания, о которой до сегодняшнего дня ты и не подозревал. Я хочу, чтобы до тебя дошло, что ни одну систему, если хочешь, чтобы она была стабильной, нельзя доводить до точки равновесия сил. Тёмные отлично знают, что делают. Если они в чём-то хотят добиться успеха, то изо всех сил, не важно как, экономически, политически или информационно, они приводят ту или иную систему к точке равновесия. Помнишь высказывание Ленина о революционной ситуации в России? Когда низы не могут жить как раньше, а верхи не могут, как раньше, управлять, так, кажется?

— Помню, смысл тот же.

— Но загвоздка в том, что иллюминаты и их союзники ведут системные игры очень осторожно. Незаметно и сразу по многим направлениям. Поэтому понять то, что происходит, весьма и весьма сложно. Когда же система оказалась в критическом состоянии, по ней наносится удар. Как ты думаешь, какой?

— Наверное, помощнее.

— Как раз, наоборот, скрытный и незаметный, но энергетически ёмкий. Всегда делается вид, что всё рушится, не по чьей-то злой воле, а само собой. Понял?

— Как тут не понять!

— Теперь вспомни, как проходили все наши революции. Что в 1917 году, что наша горбачёвская перестройка и ельцинский расстрел Парламента. Схема одна и та же. Вот тебе целостное представление о том, что когда-то происходило и до сих пор имеет место на нашей планете, — поднялся из-за стола странный дедушка, давая понять, что разговор окончен, и надо заняться сетями.

 

Глава 10
Возникновение земных рас

Действительно, за время нашей беседы обе сети, которые висели рядом с печью, успели высохнуть, и пора их было вернуть на место. Быстро накинув на себя верхнюю одежду, мы вышли во двор и, взяв пешни, отправились к озеру. С момента как мы вернулись с рыбалки, прошло четыре с половиной часа, но на лютом морозе толщина льда в наших лунках оказалась больше двадцати сантиметров. Поэтому, чтобы добраться до воды, нам пришлось снова изрядно потрудиться. Но вот последние куски льда из лунок были выброшены, и старик стал на прогон, а я привязал к нему первую сеть. Через полчаса обе ловушки опустились на дно озера.

— Ну что, мы с тобой молодцы! Вовремя успели! — посмотрел на вечернее небо таёжный отшельник. — Через час станет темно. Пойдём домой, и займёмся твоим образованием.

— Интересно, сколько сегодня «кирпичей» ты вложил в моё сознание? — взглянул я на повеселевшего дедушку.

— Дались ему эти «кирпичи»! Подавай ему их и всё тут! — сделал серьёзный вид хранитель. — Без «кирпича» в башке соображать ты не могёшь. Интересно, а если окажется половинка, что будешь делать?

— Начну ныть, чтобы ты дал ещё одну!

— А ты за словом, в карман не лезешь! Кто тебя научил столько впустую болтать?

Я пожал плечами.

— Наверное, таким уродился.

— Тогда давай считать, что ты услышал нового. Начался наш разговор с того, как научиться жить столько, сколько потребуется. Так?

Я кивнул.

— Потом тебе рассказал о планетах второго порядка.

— И третьего, — напомнил я.

— О планетах перехода речи не было. Я только намекнул, что есть и такие. Потом я рассказал тебе о дыхании Вселенной. Если точнее, в образах, о дне и ночи Сварога. Потом ты узнал о рождении периферийных звёзд и планет. А затем я поведал о точке равновесия систем. И как информационно можно повлиять на тот или иной сдвиг. Ну что, посчитал? — посмотрел на меня старик, сбрасывая с плеч оленью доху.

 

Незаметно за разговором мы пришли домой и, стоя у печи, отогревали замёрзшие руки.

— Посчитал, — улыбнулся я ему. — Получилось целых семь «кирпичей».

— Вот видишь, у нас прогресс. Хотя, на мой взгляд, многое ты должен был уже знать.

— Не многое, кое-что. Да и то, верхушки.

— Тогда пойдём дальше, — отошёл от печи дедушка. — Ты должен помнить, что в начале освещения нашей темы я сказал, что никакого единого человечества на Земле нет и никогда не было. Помнишь?

— Конечно, помню, но я думал, что ты просто оговорился.

— Это ты можешь оговориться, а я нет. Каждое моё слово несёт определённый смысл, — сверкнул глазами дед-лесовик, — повторяю: единого человечества на Земле нет и никогда не было. Есть оно только на бумаге и в дегенеративных умах либерал-демократов.

Старик уселся на своё место и продолжил:

— Помнишь, мы беседовали о едином мифическом центре происхождения человечества? Сначала говорили про африканский, а потом про отпочковавшийся от последнего — палестинский.

 

Я кивнул. Несколько секунд всезнайка молчал, потом сказал:

— Африка на самом деле является колыбелью как минимум трёх различных рас. О Севере её говорить не станем. Территория древней Сахары около 3 тысяч лет до н.э. была заселена предками современной средиземноморской расы. До них на этих обширных землях жили выходцы из Центральной Африки. Они по дну Средиземного моря, которого в те далёкие времена ещё не существовало, проникли и в Европу. Ты об этом должен знать. Значит, нам надо остановиться на Восточной Африке, Центральной и Южной. Я не буду называть имена антропологов и генетиков, которые пришли к выводу, что на территории трёх выше названных регионов сформировались три совершенно разные расы…

— Постой, постой! — остановил я рассказчика. — Объясни тогда, почему и в Центральной Африке, и в южной, и в её восточной части живут люди с одинаковым цветом кожи? Как ты говоришь, все они имеют разное происхождение, а цвет кожи у них одинаков?

— Вот ты опять побежал впереди телеги, — улыбнулся, глядя на меня, хранитель. — Дай срок, я тебе всё подробно расскажу. То, что ты знаешь о происхождении земных рас, не подумай, что я хочу тебя обидеть, — ниже уровня сталинского «ликбеза». Тебе дали только верхушку — суть, без подробностей. Нам же придётся коснуться глубин. Иначе ты не поймёшь устройства очередной ловушки, куда угодило человеческое сознание.

— Ловушки? — не понял я.

— Да, ловушки! А чему ты удивляешься? Информационный приоритет один из главных. Именно поэтому он такой и сложный. А что его связывает с происхождением рас, ты поймёшь позднее. Для начала вспомним, что на Землю из далёкого космоса почти одновременно пришли две расы: с созвездия Ориона, так называемая, раса белых богов, с двойной звезды Сириус — чёрная раса. Это произошло около 18 миллионов лет назад. Как раз, когда раса большеголовых предков неандертальцев после великой катастрофы в олигоцене, начала деградировать. Всё произошло по правилу: на смену деградирующим до животного состояния хозяевам, пришла здоровая волна переселенцев. И той, и другой космической расе пришлось заново обустраивать планету и возводить на ней долгосрочные базы, а потом и города. Чёрные люди в те полузабытые времена облюбовали Восточную Африку, а белые — огромный северный материк, который в честь своей звёздной метрополии был назван Орианой.

Но прошло несколько тысячелетий, и на Земле между обеими расами вспыхнула война. Подобных конфликтов между колонистами на нашей планете, за её пятимиллиардное существование, было немало. Но этот конфликт оставил после себя серьёзный след. Дело в том, что раса чёрных людей из-за мощного радиоактивного фона, который возник на месте её расселения, вынуждена была покинуть Восточную Африку и переселиться на гигантский остров в Индийском океане. Так возникла знаменитая Лемурийская цивилизация, которая просуществовала довольно долго и погибла два миллиона лет назад в результате падения на неё гигантского астероида.

— Всё, что ты мне сейчас рассказываешь, я слышал и не раз, — прервал я рассказчика.

— Я знаю, что тебе это должно быть известно, — спокойно ответил старик. — Но существует истина, что повторение — мать учения. И потом, я отвечаю на твой вопрос, почему африканские расы имеют разное происхождение. Но у них у всех примерно один цвет кожи. Тебе как рассказывали о происхождении человечества? Что якобы полмиллиона лет назад на нашу Землю прилетели некие ящероподобные аннунаки. Что прилетели они за золотом. Следовательно, их планета — Нибиру, какого порядка, если этот металл на ней отсутствует?

— Получается, что второго, — ответил я.

— Вот и нет! Думай, научись думать. Их Нибиру, возможно, и станет планетой второго порядка, а тогда, наверняка, и в настоящее время она представляет собой планету типа нашей Земли, только ещё более ограбленную своими же обитателями. Почему я уверен, что именно так? Потому что цивилизации, живущие на планетах второго порядка, умеют получать любые ресурсы, без разницы, какого они происхождения: неорганического или иного, а также необходимое количество энергии напрямую из эфира. Так что в поисках золота «к чёрту на кулички» они не полетят. Миф об Атрахарсисе, где описывается миссия аннунаков, написан по более древним источникам, и он переосмыслен. Значит, не точен. Безоглядно верить ему нельзя. К тому же не надо быть уверенным, что мы получили подлинник.

— Неужели возможны подлоги такого уровня?

— А почему нет? Современные технологии позволяют изобрести, что угодно. На чём писались шумерские, аккадские и халдейские тексты? На глине. У нас что, глины мало? К тому же фальсификацией древних источников занимаются целые институты. Понятно, что они закрытые и о них в официальных кругах мало что известно. Но эти заведения дело своё «знают туго». Что написано в мифе об аннунаках? Что они, якобы, устали добывать золото своими силами и привлекли к этому делу созданных ими людей. Получается, что все земные расы возникли в результате инопланетного вмешательства, в том числе и белая северная нордическая. Теперь понимаешь, где собака зарыта?

— Понимаю, опять единый центр происхождения человечества, только на этот раз от аннунаков.

— Вот-вот, вижу, что до тебя дошло, о белых земных богах в мифе кое-что тоже сказано, но они, белые боги, пытались угодить лидеру аннунаков, Энлилю. Именно по этой причине, если верить мифу, на Земле разразился Великий потоп, который, как ты знаешь, уничтожил человечество.

— Чтобы породить мифы про Ману, Ноя и им подобных, — вставил я.

— Опять для навязывания земному социуму сказки про единый центр происхождения земных рас. Старая заигранная пластинка. Видишь, сколько информационных векторов и все в одну точку. Вот так надо работать! У них есть чему поучиться. Но вернёмся снова к мифу про аннунаков. В нём говорится, что разумные рептилии создали для себя на Земле рабов.

— Взяли за основу обезьяну и получили человека?

— О тонкостях в мифе не говорится. Но сам понимаешь, что обезьяну превратить в разумное существо сложнее, нежели архантропа. Последних же в те времена на Земле было сколько угодно. Причём таких видов, о которых наша наука пока и не догадывается. В настоящее время известно, что на Земле жили несколько видов австралопитеков. Но сколько на ней обитало видов питекантропов, никто не знает. То же самое можно сказать и про неандертальцев. Думаешь, на земле это был всего один единственный вид? Как бы не так! Даже по их потомкам видно, что похожих на неандертальцев полуобезьян было несколько.

 

— Кого ты имеешь в виду? — удивился я такой логике.

— Сравни сам семитов, иберов-басков и кавказцев. Все чем-то похожи, но в то же время они разные. Прежде всего, антропологически. Вывод однозначен. Другого быть не может. Просто мало кто на такие мелочи обращает внимание. А надо бы. Ведь суть всегда прячется в мелочах. И это нам пора, наконец, осознать. Но вернёмся к происхождению наших земных рас. Они на самом деле были созданы, если верить мифологии, разумными рептилиями. Но не из одного вида архантропов, как нам пытаются внушить посредством науки иллюминаты, а из всех какие только на Земле нашлись. Отсюда и такое многообразие земных рас. Три больше расы — белая, жёлтая и чёрная делятся в свою очередь на множество подрас, которые в своём большинстве по сути представляют собой отдельные человеческие подвиды и даже виды. Да, да, не удивляйся, самые настоящие виды генетически совершенно разных людей. Вот почему в начале нашего разговора я тебе сказал, что человечество как такового нет и не может быть. Это — миф, выдуманный либералами и интернационалистами. А теперь вернёмся к твоему вопросу, почему у трёх африканских, имеющих разное происхождение, рас одинаковая тёмная кожа, у европейских, их коллег, имеющих сходное происхождение — кожа светлая, даже белая?

 

— Но о европейцах я не спрашивал!

— Какой же ты дотошный! — поморщился дед Чердынцев. — мелочный какой… К каждому моему слову прискрёбываешься. Я тебе можно сказать, от всей души, а ты? — и старик, видя мой растерянный вид, расхохотался. – С тобой и пошутить-то нельзя! Всё принимаешь меня всерьёз. Пора бы привыкнуть к полусумасшедшему деду. Может сам догадаешься, почему белая кожа у европейских подрас и чёрная у африканских?

— Неужели африканским архантропам разумные ящеры с Нибиру воткнули гены чёрных лемурийцев?

— Наконец-то до тебя дошло.

— А всем европейским подрасам — гены ориан или атлантов.

— Такие же гены белых богов были внедрены и в хромосомы китайских полуобезьян — синантропов.

 

— Как такое могло произойти, если Землю контролировала раса белых богов наших предков?

— Ты забыл про Луну, мой юный друг!

— А при чём здесь Луна?

— Она ко всему произошедшему имеет самое прямое отношение. Припоминай, когда погибла великая Лемурия?

— В начале четвертичного периода, около двух миллионов лет назад.

— Что случилось тогда с Землёй?

— Она при вращении вокруг своей оси начала периодически раскачиваться. В такие периоды по её поверхности прокатывались ужасные катаклизмы.

— Верно, всё так и было. И что предприняли наши предки?

— Кажется, взялись за постройку Луны, искусственного спутника Земли, который своим гравитационным полем смог бы удерживать Землю от повторяющихся качаний.

— Тянешь кота за хвост! Клянусь Черномырдиным, с головой у тебя не то!
— Ты бы лучше самим Сатаной поклялся, — возмутился я.

— В следующий раз, если опять очевидные вещи тебе начнут казаться. Какой ты становишься округлый. Ничего конкретного, всё вокруг да около. Луна — наше спасение. Она и сейчас выполняет свою функцию. Убери её и снова начнётся то же самое!

— Почему? — не понял я.

— Потому что ты не знаешь элементарной физики, — отрезал раздосадованный дедушка. — Любая материальная система обладает инерционной памятью. С одной стороны, Луна обеспечивает Земле стабильность, но с другой, если её от нас увезти, цивилизации Земли — конец! Кто это сделает и от нас избавится, и Луну получит. Одним выстрелом двух зайцев. Вполне возможно, что кто-то из соседних миров таким проектом уже занят.

 

— Кого ты имеешь в виду?

— Да тех же разумных рептилий. Не один миллион лет они контролируют Землю. Если точнее, то с юры. А тогда, сотни тысяч лет назад, наши славные предки взялись за постройку себе искусственного спутника. Другого выхода из создавшегося положения они не нашли. Строительство шло несколько сот лет. Срок, согласись, не малый. И где-то около 300 тысяч лет назад стали выводить Луну на современную орбиту.

— Они что, строили её в другом месте?

— Скелет Луны собирали в поясе астероидов. Оттуда привели его к Земле и установили на современную орбиту. Установили не сразу, а постепенно, иначе из-за его мощного гравитационного поля на планете могли начаться такие катаклизмы, что биосфере Земли пришёл бы скорый конец. Вот чем были заняты умы наших далёких предков. Тех самых белых богов, которые встретили аннунаков. Но после того как ядро Луны стало на околоземную орбиту, его надо было «заштукатурить», покрыть оболочкой из земных пород. Их надо было поднять со дна океанов и перенести на огромное расстояние. Хоть белые боги и обладали технологией телепортации, всё равно, такая работа отнимала огромное количество сил и времени. Поэтому должного контроля за незваными гостями организовано на Земле не было. Теперь подумай сам, приход аннунаков на Землю мог быть случайным? Скорее всего, нет. Всё у них было рассчитано до мелочей. И с добычей золота древние шумеры явно перебрали.

— Но ведь на юге Африки на самом деле найдены очень древние шахты, — напомнил я.

— Но кто сказал, что их копали рептилоиды или их земные рабы? Эти шахты могли быть построены кем угодно. На Земле одна космическая цивилизация сменялась другой, и так шло на протяжении миллионов лет. Точный же возраст шахт, сам понимаешь, определить практически невозможно. Понятно, что не для добычи золота стали себе создавать рабов аннунаки. В те далёкие времена ими был запущен проект по захвату нашей матушки Земли. Их цивилизация хоть и древнее, но в своём эволюционном развитии на новый уровень не поднялась, а стала развиваться циклично. Поэтому со временем, когда истощились природные ресурсы их родной планеты, им потребовались новые миры. Наша Земля — это только часть их проекта. Одновременно с ней, наверняка, они ведут завоевание и в других звёздных системах. Там, где имеются для их жизни подходящие планеты. Такова природа разумных рептилий. Они — хищники. Но наши предки приняли их как друзей. Их ошибка до сих пор даёт о себе знать. Чтобы сокрушить белых богов, наших предков, которые ни в чём им не уступали, а во многом их и превосходили, разумные рептилии решили превратить в людей, деградировавших до уровня обезьян потомков древних космических рас. Для этого они не просто внедрили гены белых и уцелевших лемурийцев в хромосомы некоторых видов архантропов, но и облучили ядра клеток их зародышей генетической информацией хозяев планеты.

 

— А зачем надо было облучать? Это что, обязательно?

— Конечно! Просто ты не знаешь подлинной генетики, юноша. Без волнового влияния на хромосому невозможно изменить поведение. Это аксиома, но современные генетики её не знают. Для них молекулярный ген это всё. Но такой ген отвечает только за построение белка. Белков же у нас, как ты знаешь, всего 20 видов. Отсюда и дурацкий вывод наших генетиков, что якобы за тело человека отвечает всего 1% генов, 99% генов — это своего рода мусор. На самом же деле главная часть генома как раз та, которая считается хламом. Почему? А потому что она действует как антенна. На уровне белка, человек и любой червь одинаковы, но не на информационном уровне. Ты должен знать, что ДНК легко захватывает фотоны, а они и являются информационным носителем. Понимаешь, что происходит при облучении хромосомы?

— Смутно догадываюсь.

— Если посредством фотонов передаётся информация, например, при использовании лазера, по сути, генератора мощных торсионных полей, то она принимается теми 99%, которые отвечают не за тело, а за поведение, за тот внутренний мир, который отличает человека от животного. Это упрощённая схема, но я думаю, ты её усвоил.

— Получается, что при таком воздействии идёт перестройка не только белков, но и психического кода.

— Который, кстати, от белка не зависит. Вот что никак не могут понять наши горе-генетики.

 

— Кажется, до меня, наконец, докатило, — сказал я.

— Слава Роду! У нас прогресс! Наконец, ты стал соображать. Но к подлинной генетике мы ещё с тобой вернёмся. А сейчас поговорим о появлении на Земле южных цветных рас. Что предприняли разумные рептилии на Земле, когда наши предки были целиком и полностью поглощены космосом: подводом на орбиту Земли гигантского сооружения, из сцепленных астероидов, которое надо было ещё покрыть оболочкой? Аннунаки стали претворять в жизнь свой проект. Так уж они устроены, эти человекоподобные ящеры. В чём он заключается? Ничего сверхъестественного. Всё до банальности просто. Они, как я уже сказал, внедрив гены двух проживающих на Земле космических рас в ДНК архантропов, породили в южных её широтах несколько созданных таким образом локальных дегенеративных групп предлюдей, которые в последствие превратились в расы.

Надо сказать, что все жившие на Земле архантропы, как на юге, так и на севере имели тёмный цвет кожи. Неандертальцы — грязно-серого цвета, питекантропы — коричневого. Вот и получилось, что гены чёрных лемурийцев превратили африканские расы в то, что мы сейчас наблюдаем. Ответ на твой вопрос, как видишь, совсем прост. Сколько видов новых людей возникло в той же Африке, давай посчитаем вместе. На востоке это эфиопская раса, на юге — раса бушменов и готинтотов, у неё явно выражены монголоидные признаки, о чём это говорит?

— О том, что она сформировалась из африканских питекантропов. Именно у них прослеживается плосколицесть.

— Скорее всего, так и есть. Потом какая раса? Центральноафриканская. Она резко отличается и от расы юга, и от восточной эфиопской. Потом идёт особая раса африканских пигмеев и раса людей-ящеров. Но она — атавизм, пришедшая к нам из очень древних времён. Сколько получилось?

— Четыре или даже пять.

— Заметь, все африканские расы имеют совершенно разное происхождение. Их объединяют только гены чёрных лемурийцев. Но это довесок, не более. По сути, перед нами четыре или как ты говоришь, даже пять совершенно разных видов людей. Почему я так утверждаю? Потому что у всех выше названных рас совершенно разная биохимия. О чём это говорит? О том, что синтезируются разные белки. Следовательно, у них разное строение внутренних органов, разное распределение в теле жировых отложений. Видел, какие зады у бушменок? Не дай бог такое приснится, но в их понимании это красиво. А про африканских пигмеев и говорить нечего. Они отличаются от всех чёрных рас настолько, что замучаешься перечислять признаки. Но самое главное — в другом. В их нервной системе. Не секрет, что у африканских негров объём головного мозга в среднем на четыреста кубических сантиметров меньше, чем у европейцев. Причём за счёт лобных долей, которые отвечают за творчество. Но и это ещё не всё. В лобном отделе головного мозга африканцев меньше серого вещества, чем у европейцев. И по-другому расположены роландовые и сильвиевые борозды. К тому же у африканцев они не так глубоки и менее дифференцированы, чем у европейцев.

 

— Уж не хочешь ли ты сказать, что африканские негры относятся к неполноценным расам?

— Так утверждают расисты. Я говорю о другом. О разном строении. Вот и всё. Причём у всех африканских рас или видов чёрных людей центральная нервная система тоже разная. У одних одна, у других — иная. Это говорит о серьёзном различии в происхождении. Но оставим Африку. Давай рассмотрим азиатский континент.

Что мы наблюдаем на Аравийском полуострове? На нём живут люди с тёмной, но уже не с чёрной кожей. О чём это говорит? О том, что перед нами другой вид человека. У арабов отличное от негров строение тела, другой череп, иное строение нервной системы. Естественно, и биохимия у аравийских племён резко отличается от африканской. Совершенно другое строение белка, отсюда всё иное, даже запах. Ты должен знать, что каждая большая земная раса имеет свой специфический запах. То же самое и с подрасами. Но к этому вопросу мы ещё вернёмся. На Аравийском полуострове, я думаю, об этом ты уже догадался, мы столкнулись с совершенно другим происхождением расы, на сей раз в деле облагораживания архантропов в частности позднего неандертальца послужили гены белых богов наших предков. Отсюда светлый цвет кожи и достаточно развитая центральная нервная система, которая пришла по наследству не только от нордической расы, но и от начавших новый эволюционный цикл неандертальцев.

В Передней Азии, Закавказье, на равнинах Западной Европы и Балканах в те времена сложилась ещё одна своеобразная раса. О ней мы уже беседовали. Я имею в виду иберов. Они появились от генетического смешения европейских неандертальцев и белого человека нордической расы. Как подобная гибридизация могла произойти пока не ясно. Скорее всего, она возникла тоже по причине вмешательства аннунаков в дела землян. Этому есть подтверждение в мифологии тех же басков. Да и в Ветхом завете говорится о смешении божественного и земного, о сынах божьих, которые брали себе земных женщин. К настоящему времени иберы — полунеандертальцы, полулюди, растворились в так называемых индоевропейцах. Фактически, гибриды и породили в Европе южную среднеземноморскую и балкано-кавказскую подрасы. О европейском регионе мы уже говорили. Просто мне хотелось сказать, что Европа тоже явилась одним из центров расообразования. Но не нордической расы, как пытаются доказать многие современные исследователи, а гибридной иберской расы. Это легко доказывается с помощью генетического анализа. Знаешь, кого?

— Не знаю.

— В Альпах неоднократно находят трупы замороженных людей. Доисторических охотников на коз. Так вот, их генетика резко отличается от генетики людей нордической расы. Это типичные полунеандертальцы — иберы. Генетически они близки к современным баскам и к нашим грузинам.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что грузины полуобезьяны? — удивился я.

— Не хочу, грузины — иберы по языку, но генетически это изменённые иберы. В формировании этого этноса приняли участие и иранцы, и скифы, и даже греки с римлянами. Но, несмотря на это, генетически они стоят ближе к древним обитателям Европы, чем те же немцы, бельгийцы, шведы или мы, русы. И потом, не надо забывать, в Европе 35-40 тысяч лет назад рядом с иберами проживала одна из североафриканских рас. Она перебралась на север между пресных озёр по дну не существовавшего тогда Средиземного моря. Примечательно, что даже в наше время среди населения Западной Европы иногда встречаются типичные представители негроидной расы. Кожа у них белая и волосы не чёрные, но строение черепа и тела типично африканские. Больше всего белых негров встречается в Британии, Испании, Франции, а на востоке Европы — у нас, на Украине. В основном на территории Галичины.

 

— Может как раз их генетика вкупе с генетикой закарпатских иберов и бунтуют против нас, русских, как против чуждого генетического элемента. Похоже, что раскол между «западниками» и «восточниками» совсем не идеологического характера, а более глубокий? — невольно спросил я своего просветителя.

 

Услышав мой вопрос, дед Чердынцев долго вопросительно смотрел на меня, потом медленно с расстановкой подбирая слова, сказал:

— Мы с тобой недавно говорили о равновесии систем и о факторе сдвига этого равновесия в ту или иную сторону. Теперь подумай, что происходит на Украине. Точнее на территории бывшей Галичины.

— Идеологически, экономически и с помощью религиозного пресса систему подвели к точке равновесия. Дальше стал действовать генетический автомат.

— По сути, иная генетика и потом не забывай, что на славяно-иберский генетический пласт наложена генетика семитов. Это тоже немаловажный фактор. Она появилась в тех местах, в конце позднего Средневековья, когда польские магнаты ставили евреев управляющими в своих поместьях. Видишь, какая генетическая мешанина?

 

— А почему ты забыл о генетике белых негров?

— Не забыл, просто она не настолько распространена, чтобы о ней говорить. На Британских островах древние африканцы жили довольно компактно, поэтому в среде англичан белые негры встречаются. Но на территории Украины их меньше. Вот и всё. Плохо то, что во II-III веке до н.э. в Закарпатье проникли кельты, к этому времени они были сильно смешаны с иберами из Пиренеев и альпийскими тунграми. Это генетическая затравка чувствуется и по сей день. Выражается она в зоологической ненависти к чистокровным потомкам орианам-русам и русским, которые считают себя неотъемлемой частью нашей региональной цивилизации. Но ты опять перевёл наш разговор в иное русло. Хотя, как мне кажется, тебе он будет полезен.

На секунду старик замолчал, потом продолжил:

— Нам осталось рассмотреть процесс расообразования, который был развёрнут рептилоидами на Дальнем Востоке. Что сделали там пучеглазые мерзавцы? Они взяли за основу дальневосточного питекантропа и внедрили в его ДНК гены наших предков — белых богов. Предположительно кожа у синантропа была тёмно-коричневого цвета. В результате она заметно посветлела, стала жёлтой. Но череп у гибридной расы остался архаичным. Вот откуда проросла монголоидность у дальневосточной расы.

— Я это слышал и не раз.

— Хорошо, повторение — мать учения, — невозмутимо улыбнулся одними глазами дедушка. — И вообще, я тебе хочу сказать вот о чём: с чего мы начали свой разговор? С того, что единого человечества нет и быть не может. Так?

Я согласился.

— Это как раз я и пытаюсь вбить в твою тупую башку.

 

Видно было, что таёжный всезнайка говорит несерьёзно. Поэтому, пропустив его слова мимо ушей, я сказал:

— Но тогда получается, что у людей нашей планеты прошлого, как такового, нет. Вместо него придуман миф.
— Вот-вот, миф! Ты правильно выразился. Библейский миф о едином происхождении человечества от Адама, потом такой же миф строительства Вавилонской башни и третий миф о том, что после потопа люди Земли произошли от сыновей знаменитого Ноя. Видишь, как умно! Три мифа об одном и том же. Не мытьём, так катаньем. Вот так они добиваются от нас веры в галиматью. Казалось бы, безобидные мифы, но на самом деле — это часть чудовищного проекта завоевания нашей планеты.

— Что-то я не пойму, о чём ты?

— Не поймёшь? Скорее, опять придуриваешься. Тут и понимать-то нечего. Как ты думаешь, чем закончились для разумных рептилий их эксперименты с различными видами земных архантропов?

— Наверное, ссорой с подлинными хозяевами планеты, — предположил я.

— Не наверное и не ссорой, а дракой! Ты всё норовишь выражаться обтекаемо. Всё сопли распускаешь. Неужели тебе неизвестны мифы о борьбе наших нордических предков с расой рептилий? Былин, легенд и сказок на эту тему великое множество. Только у монголоидов Дальнего востока драконы — милашки. Все остальные народы Земли их презирают, даже негры, папуасы и австралийцы. В африканских легендах говорится, что ящероголовые были первыми, кто попытался обратить людей Земли в рабство. То же самое рассказывают и австралийские мифы. Так что не надо предполагать. Война началась, война наших предков с расой ящероголовых. Тогда объединённые силы ориан и атлантов победили хищных тварей. Часть из них убралась в космос, но Землю ящероголовые не оставили. Их небольшая группа перебралась в подземные пустоты. И затаившись там, через своих эмиссаров стала влиять на процессы, протекающие в земном социуме. Как? Естественно, информационно, как же иначе? А теперь ответь мне, зачем рептилоиды втихаря от занятых космическими делами белых богов, создали на Земле несколько гибридных человеческих рас?

 

— Ты же на этот вопрос давно ответил, — засмеялся я. — Конечно, не для того, чтобы облагородить архантропов.

— Тогда для чего? — пристал со своим вопросом неугомонный дедуля.

— Наверное, чтобы объявить все расы Земли генетически равноценными.

— А дальше что? Ну, объявили, что дальше?

— Для того иллюминаты и придумали миф о едином происхождении человечества.

— А продажные генетики заявили, что все земные расы, следовательно, и этносы, происходят от одной праматери. Естественно, её назвали тётенькой Евой. И что из этого? Всё так, я согласен.

— Но ты же сам намекнул, для того, чтобы в будущем раскрутить на Земле либерально-демократический проект. Всё ведь так просто!

— Что просто? — вытаращился на меня ни с того, ни с сего «отупевший» от моей сообразительности дедушка. — Ты можешь толком объяснить суть проекта?

 

— Если человечество едино, все земные расы произошли от общих предков, — стал объяснять я. — Значит, есть прецедент генетического слияния разных рас в одну земную расу.

— Ну и что здесь плохого? Подумаешь… С точки зрения либероидов всё будет «о’кей»! Чего тебе не нравится?

— То, что в океане южных цветных народов растворятся потомки белых богов. Исчезнет с лица Земли нордическая раса. Люди по своей природе созданы для генерации высоких идей. Если такое произойдёт, то процесс очеловечивания гибридных земных рас остановится.

— Следовательно, по закону природы, если система остановилась в своём развитии, то Творцу она становится не нужной. Он от неё отказывается. Что это, если не смерть нашей техногенной, идущей в никуда, цивилизации? Вот что я хотел от тебя услышать.

— Неужели ты всерьёз допускаешь, что либерально-демократический проект на планете Земля был запущен ящероголовыми целых 300 тысяч лет назад? — спросил я отшельника.

 

— Не допускаю, так оно и есть. В сегодняшнем разговоре я показал тебе звенья одной цепи. Посмотри, одно за другим. Кругом железная логика! И везде она держится на лжи. На мощном информационном фундаменте. Теперь ты знаешь, что информационная война с потомками белых богов ведётся расой ящероголовых вот уже 300 тысяч лет. Это для нас срок гигантский. Для наших оппонентов это не срок. Если процесс не остановить, то по прогнозу мировых СМИ, через пару сотен лет с лица Земли исчезнет белая раса, а через тысячу лет по Европе, Азии и Америке между руин погибших городов будут снова бродить толпы свирепых неандертальцев. Так как к этому времени почти вся фауна на Земле будет «освоена», то свихнувшиеся будут пожирать сами себя. Такая вот перспектива! Не весёлая, брат… Ну хватит об этом, думаю, что нам пора немного отдохнуть, — поднялся старик со своего места, — работы у нас уйма.

 

Глава 11
Частоты коллективного сознания

Ты видишь, какая стоит погода. Скоро подкатит к шестидесяти восьми, а снега мало. Если бы не печь, то углы нашего скита, — показал старик на стены избушки, — давно бы побелели. Дед Мороз совсем рассвирепел. Обычно морозяка долго не держится недели две-три и наступает оттепель. Но в данном году всё иначе. Поэтому нам надо на нартах подвести побольше снега и укутать домик до окон. Тогда меньше придётся топить. Ты как насчёт того, чтобы немного помёрзнуть?

— Не против, только как можно снег возить на нарте?

— Можно, если застелить её брезентом или шкурами.

— Тогда вперёд!

Видя мой энтузиазм, старик улыбнулся.

— Сначала попьём горячего чая, а потом отправимся морозить сопли.

Через полчаса мы были уже готовы к работе. Положив на ручную нарту здоровенный лоскут старого брезента, мы двумя лопатами стали накидывать на него снег. Через три минуты нарта была наполнена, и нам осталось подвезти её к избушке. Справившись с первой нартой, мы взялись за вторую, потом за третью. Не прошло и двух часов, как все четыре стороны нашего жилья были на целых пять венцов погребены в утрамбованный снег.

 

— Ну вот, кажется и всё! — удовлетворённо посмотрел на своё жилище старик. — Не часто я свою избушку так закутываю. Обычно обходится, но в этом году морозы ошалели. Всё, айда греться!

— Да я и не замёрз.

— Нам надо что-нибудь сообразить на ужин, — улыбнулся дедушка.

— Зачем изобретать велосипед? — запротестовал я. — У нас же всё есть. Вместо чира нарежем на куски гольца и делу конец.

— А я думал, тебе котлет из красной рыбы сообразить.

— Лишние хлопоты, голец самый вкусный — сырой.

— Сырой так сырой, ты меня уговорил, — согласился Чердынцев. — Ершок тоже уважал гольца. Он его ценил больше нельмы и чира. Странный был грузин.

— Он же вроде полу-русский?

— Всё равно ибер, но странный, — вспоминая Сталина, задумался его наставник.

— А почему ты так думаешь? — вывел я старика из задумчивости своим вопросом.

— Понимаешь, иногда он был упрямее осла, правда, ослов я сроду не видел.

— Но уверен, что упрямее? Как это выражалось?

— Он патологически был убеждён, что его, как грузина, русские люди не поймут и не примут. Чувствовал же он себя русским… Представь, внешность у тебя негритянская, а душа — русская. Представляешь, какой раздрай?

— Честно говорят, нет.

— Потому что ты — одно целое, — открыл дверь в свой домик хозяин. — Пойдём за ужином обсудим, чем займёмся перед сном.

 

Захватив из сенок здоровенного гольца, мы вошли в избушку. На то, чтобы привести себя в порядок и нарезать для еды пласты красной душистой рыбы, ушло не более тридцати минут.

— Вот сегодня день прошёл не зря, — уселся на своё место Чердынцев. — Видишь, сколько успели. Даже свой дворец в порядок привели. Теперь пусть хоть семьдесят хряпнет, в избе белых углов всё равно не будет.

После ужина таёжный оригинал спросил меня:

— Ты ещё не забыл, как звучит северное сияние?

— Пока нет.

— А какого цвета звук нашей избушки?

Понимая, что дед что-то от меня хочет, я весь напрягся.

— Мне кажется, у меня в этом направлении начался прогресс. И звуки слышу и вижу их цвета.

— Вот и хорошо, тогда — вперёд. Это твоё любимое выражение. Оно мне понравилось.

С этими словами седобородый отшельник смахнул со стола остатки нашей еды и опять положил передо мной бумагу.

— Одно дело услышать, другое дело понять, — посмотрел он на меня, — а тебе кое-что надо ещё и осознать. Последнее, проще всего сделать через частоты. Если ты научился их видеть в цвете, то тебе, как говорится, теперь море по колено…. По сравнению с твоими способностями, никакой детектор лжи не сравнится. Суть того, кто попытается тобой манипулировать, ты всегда можешь определить посредством его частотного излучения. Но чтобы не ошибиться, лучше на первых порах пользоваться красками. Краски — это те же рамки или маятник. Главный прибор, конечно, ты сам, но краски позволяют самого себя контролировать. Вот перед тобой коробка «Невы» и кисть, — показал мне лектор на краски. А теперь слушай задачу.

— Я весь во внимании.

— Мы сегодня беседовали о происхождении земных рас, что мы выяснили? Что три большие расы имеют совершенно разное происхождение. Белая раса является потомком великих ориан. Она сформировалась не на Земле. Все остальные имеют наше, земное происхождение. Фактически, генетические облагороженные потомки древних космических пришельцев. Тех, которые не справились со своим небесным предназначением и свалились в хаос энтропии. Кто их создал, ты знаешь. Космическая раса ящероголовых, та, которая очень медленно эволюционирует и вынуждена обитать на планетах первого порядка.

— И созданы эти два цветных конгломерата рас для того, чтобы генетически растворить в своей массе космических потомков белых богов, — добавил я.

— Верно, элементарная технология очищения планеты от серьёзных соперников. Умно?

— Не то слово — гениально! А промывка мозгов простая. Был придуман миф, что все земные расы происходят из одного центра. Значит, у них общие предки, следовательно, по своей природе они во всех отношениях равны. Поэтому сам Бог велит всем земным расам смешиваться. Вот она суть либерально-демократической идеологии. Хочется сказать, браво ребята, у вас получилось!

— И толерантность сюда же!

— И толерантность. Как же без неё.

— Наверное, по этой причине и раскручена сверхдеторождаемость в Африке и на востоке Азии? — спросил я.

— Какой ты у меня догадливый?! Надо же, наконец-то до тебя дошло, почему африканцы и азиаты с такой скоростью…? Что? Можешь продолжить?

— Плодятся!

— Распространяются по планете, — поправил меня всезнайка. — Помнишь проект завоза в США рабов?

— Из Африки?

— И из Африки, и из других частей света. Всех тащили к себе: и полинезийцев, и папуасов. Последних выдавали за негров, чтобы запустить второй экспериментальный плавильный котёл.

— Почему второй?

— Да потому что первый был запущен ещё в Древнем Риме, неразумная твоя башка! Он-то и погубил империю.

— По-твоему, скоро придёт кирдык Соединённым Штатам?

— Он уже пришёл, просто, такие как ты, не умеющие думать, его пока не видят. Но мы отвлеклись. Опять нас занесло чёрт-те куда. Мне хочется, чтобы ты определил посредством гаммы цветов коллективное сознание африканцев, азиатов и нас, европейцев. Для этого я буду прятать под лист чистой белой бумаги фотографии людей. А ты должен красками нарисовать частоты их коллективного вибрационного поля.

 

От услышанного, у меня подкосились ноги.

«Во-первых, я должен через лист белой бумаги определить, что за раса под ней лежит, во-вторых, красками изобразить, какую вибрацию она излучает?! Что-то непостижимое!»

— Ты меня что, всерьёз считаешь ясновидящим? — посмотрел я на старика.

— Или психом? Потому что с таким заданием, какое ты мне дал, могут справиться либо ясновидящие, либо сумасшедшие. Впрочем, ясновидение — тоже признак безумия.

Я торжествовал. Наконец-то у меня появилась возможность проехаться по дедушке. А то я у него то такой, то эдакий! И с головой у меня непорядок. Хоть старик ругал меня всегда полушутя, но радости от этого особой не было.

— Что со страху в штаны наложил? — парировал он. — До чего же ты противный! Горлопанить — высший сорт, а подумать над заданием — чёрта с два! Тут же всё просто!

— Ты что, издеваешься? — полушутя-полусерьёзно, спросил я оригинала.

— И не думал, — улыбнулся старик. — Какая тебе разница, сколько листов бумаги лежит на фотографии? Ты что, сидя в избушке, голоса сполохов уже не слышишь? Обязательно надо на них таращиться? Мы же имеем дело со звуками, а не с визуальным пейзажем.

 

И тут до меня дошло, что дед Чердынцев абсолютно прав.

«Действительно, какая разница, сколько на фотографиях бумаги? Просто красками надо изобразить свои ощущения. Вот и всё».

Я растеряно посмотрел на дедушку, потом пододвинул к себе коробку акварели и взялся за кисть.

— Давай свои фото, может, что и получится!

— Так бы сразу, а то заверещал, как поросёнок. Клянусь Бурбулисом, таких упрямых как ты я не встречал.

— Ты бы ещё поклялся дохлой кошкой! Нашёл, чем клясться! — засмеялся я над словами таёжного остряка.

— А чем тебе Бурбулис не мил? Он что, невзначай наступил на твоё хозяйство?

— Ещё не хватало! — засмеялся я. — Он Россию пытался изнасиловать. Кстати, вместе с твоим другом Черномырдиным. Ты, кажется, им недавно клялся?

— Ну и балбес же ты, если не знаешь, что обоих моих друзей опередила святая троица: Ельцин, Чубайс и Гайдар.

— Да, ты как всегда прав, сексуальней этих ребят нет во всём мире!

— Ты зубы мне не заговаривай! Вот тебе три фото, а вот листы бумаги. Я жду результат.

 

Расслабившись и успокоив внутренний диалог, я взглянул на первый лист бумаги и мне показалось, что я ощущаю не звук, а сразу чувствую цвет. Недолго думая, я развёл три краски и нанёс их одну за другой на бумагу. Отложив первую мазню в сторону, я сотворил вторую, потом и третью.

— Вот, смотри! — показал я всезнайке на свои художества. — Сделал всё, что смог.

Старик взял в руки первый мой рисунок и, повертев в руках, отложил в сторону.
— Кирпично-красный цвет, снизу чёрная полоса, сверху тонкая жёлтая полоска… — задумчиво прокомментировал он. А теперь посмотрим, чьё коллективное сознание ты здесь намалевал.

Я взял фотографию и, взглянув на неё, открыл рот. На фото был изображён негритянский посёлок. Чернокожие мужчины что-то делали на площади, вокруг них толпились женщины и дети.

Я вопросительно посмотрел на всезнайку.

— Что тебе сказать? С первой фотографией ты справился. Давай посмотрим, что у тебя дальше? Второй мой рисунок напоминал флаг какой-то неведомой страны. На нём были изображены три параллельные полосы: снизу зелёная, в центре светло-голубая, а самая верхняя и широкая — белая. Посмотрев на него, таёжный всезнайка велел мне открыть фотографию. На ней была изображена картина нашего русского сенокоса. По характеру — конец XIX века, начало ХХ-го. С правой стороны изображения мужчины косили траву, а с левой несколько женщин в национальных одеждах огребали граблями сухое сено.

— Ну как, — спросил я дедушку, — угадал?

— Не угадал, мы с тобою здесь не угадываем, — укоризненно посмотрел он на меня. — Ты попал в точку. Разве сам не видишь? И с третьим рисунком у тебя порядок. Там, на фото, китайцы собирают рис. А на твоём рисунке три полосы: снизу чёрная, потом светлая охра, а верхняя тёмно-синяя — всё правильно.

— Но что означают все эти цвета? Они получились у меня из ниоткуда, и мне хочется знать, почему?

— Ты перевёл на язык цвета вибраций те качества, которые присущи коллективному сознанию каждой группы людей. Если рассматривать людей в отдельности, то частоты, конечно, будут разными. Значит, разными будут и цвета. А теперь слушай: чёрный цвет, указывает на отсутствие подлинного человеческого сознания. Это даже не сон, а нечто более глубокое. Оно происходит из животного царства. Цвет кирпичный, красно-коричневый, указывает на проснувшееся человеческое сознание, которое связано, прежде всего, с ментальным полем. С другой стороны, красно-коричневый цвет говорит об отсутствие нравственности. Чистый недочеловеческий прагматизм. Если взглянуть на толпу закоренелых торгашей бизнесменов, их коллективное сознание точно такой же вибрации.

— А на что указывает тёмно-жёлтый цвет?

— На проснувшееся человеческие качества: на зачатки совести, чести, благородства. Но только на зачатки. Вспомни, какие ядра сознания активизированы у первого сословия тружеников?

— Первый центр, второй и третий.

— Верно, у них высшим является третий жёлтый центр. Потому совесть, благородство, честь, любовь, чувство справедливости у первого сословия всегда неустойчивы. Поэтому этих людей Поршнев и назвал диффузниками, а доктор Кинси — латентами. Это перекати-поле, хотя качества от природы им даны.

 

От услышанного мне стало не по себе.

— Если всё так, как ты сказал, то с африканцами надо работать и работать. До их полного очеловечивания ещё далеко.

— Об этом поговорим отдельно, — остановил ход моих мыслей Чердынцев.

— Давай рассмотрим твою картину, которую ты посвятил коллективному сознанию жёлтой расы. Видишь, опять чёрный цвет. Но его меньше, чем у африканцев. Много жёлтого, это хорошо. О нём ты уже знаешь. Тёмно-синий цвет говорит о гигантской энергоёмкости. Она даёт здоровье и огромную выносливость жёлтым. Это атавизм, который достался монголоидам от их древних предков. Я имею в виду не архантропов, а тех, от которых произошли последние. Вот так. Как видишь, речь идёт о коллективном сознании. Если рассматривать каждого человека в отдельности, то по частотам они все будут разными. Теперь ты понимаешь, как можно определить, хороший человек перед тобой или нет? По его частоте. Но есть одна деталь. Частотная составляющая человека зависит от его рода деятельности и от его настроения. Коллективное сознание — нет. Чем больше людей, тем оно точнее.

— Я это понял, но мне хочется понять коллективное сознание белой расы.

— А ты сам не можешь догадаться? Тут же всё просто. Зелёный цвет означает любовь, белый — стремление к осознанию законов Мироздания. Понимаешь, всей шкалы материального и надматериального. Фактически, к слиянию с информационным силовым потенциалом самого Творца.

— А что означает голубой цвет? — спросил я.

— Нацеленность на приобретение пространства. Белая раса имеет космическое происхождение. Теперь ты понимаешь, почему именно она занималась великими географическими открытиями? Почему мы, русские, за один век вышли к Тихому океану и высадились на американский континент. Как видишь, ничего сложного. Всё очень просто. А теперь мне хочется задать тебе вопрос. Попробуй с позиции полученного знания объяснить суть картины Малевича «чёрный квадрат».

 

От подобного вопроса я растерялся. Мне было ясно, что Чердынцев хочет от меня того, что я пока не понимаю.

— Можно подумать? — попросил я его.

— Думай, — поднялся старик из-за стола. — Вопрос не из лёгких. Но я верю, что ты с ним справишься.

Интуитивно я пододвинул поближе к себе бумагу с красками.

«Малевич… — думал я. — По национальности он еврей. Может попробовать, посредством цветовой гаммы определить коллективное сознание евреев? Но у меня нет фотографии этого народа».

— Послушай, — посмотрел я на старика, — у тебя не найдётся коллективной фотографии евреев?

— Хочешь разобраться кто они такие?

— Хочу! Иначе «Чёрного квадрата» мне не понять.

— Надо же, иначе такого шедевра ему не понять! Ну и убогий у тебя умишко, мой друг. Только без обид! — поднял руку дедушка. — Я не серьёзно. Хочешь фотографию — вот! — протянул он мне большой снимок бородатых хасидов. — Попробуй понять, что это за «фрукты». Только ничего это тебе не даст. В любом случае, у тебя получится три линии. У Малевича же один цвет — чернее некуда!

— Неужели он передал суть эгрегора их племенного божка?

 

— Наконец-то до твоей изящной тупой головы докатило. Вот и вся разгадка! Что на меня уставился?

— Но ведь это ужасно! Получается, что христианский господь Бог — это и есть Дьявол?

— Да, одна из планетарных локальных составных частей Великого Чернобога. Что тут ужасного? Посредством сатанинского эгрегора Чернобог и управляет Землёй. Фактически, ведёт цивилизацию людей к самоуничтожению. Так и должно быть. Но ты, я вижу, опять недоволен?

— А ты доволен? Говоришь мне о гибели человечества, а сам млеешь от счастья! — возмутился я. Уж не служитель ли ты Чернобога? Или может быть, ты — рептилоид?

— Род — обратная сторона Бога смерти, тот информационный потенциал, в который превращаются все виды материи. Поклоняться Чернобогу — то же самое, что служить Роду. Поэтому на твою дерзость я не обижусь. Ты ведь знаешь, что на таких, как ты, не обижаются. Тем более что в твоих словах есть доля правды.

 

Последние слова старика меня озадачили. Видя, что я растерялся, он дружески хлопнул меня по плечу и сказал:

— Не бери в голову. Неужели ты не знаешь, что Чернобог является вселенским мусорщиком. Что-то вроде дворника. У него особые функции. К тому же, полезные.

— Ничего себе, полезные! Ты только что сказал, что взят курс на уничтожение человечества.

— Которое далеко не однородно, — напомнил старик.

— Какая разница, однородное оно или нет? Цивилизация землян должна погибнуть. Вот в чём суть?!

— Надо же, какая жалость, что цивилизация дегенератов и придурков идёт ко дну? Нашёл что оплакивать!

— Так ты, я вижу, на самом деле жрец Чернобога?

— Не стану оправдываться, да я жрец и хранитель тайн Чернобога. Ты это хотел услышать?

— Но тогда зачем меня к тебе послали?

— Чтобы я выправил тебе мозги. Вот зачем. Неужели ты не понимаешь, что Сатана или Дьявол насильно творить непотребное никого не заставляет? Всё, что он делает, так это ставит человека перед выбором. Всё, на этом его функции исчерпаны. Виноваты в том, что происходит, сами люди. Какой общий закон Мироздания здесь действует? Скажи мне, какой?

— Закон свободы воли или выбора, — промямлил я.

— Вот видишь! Вспомни, в начале нашего разговора я тебе сказал, что матушка Земля относится к планетам первого порядка, или к мирам выбора. Понимаешь, почему так, а не иначе?

— Она богата полезными ископаемыми, которые провоцируют человека в плане создания техногенной цивилизации.

— Ты сказал верное слово — «провоцирует». Теперь понимаешь, что я от тебя хочу услышать?

— Уж не хочешь ли ты сказать, что планеты, типа нашей, без сатанинского эгрегора немыслимы?

— Именно это я и хочу сказать. Потому они и называются планетами первого порядка или мирами двух векторов, один из которых ведёт к деградации, а другой — к переходу на планеты высшей стадии эволюции. Теперь ты понимаешь, что Сатану глупо в чём-то винить? Его вина лишь в том, что он показывает людям лёгкий путь. Как известно, лёгкие дороги всегда ведут в Ад.

 

Глава 12
Суть шумерского мифа.
Информационные вирусы

Мы с тобой опять занялись не тем. Тебе Сатана не по вкусу. А мне твои детские рассуждения, — посмотрел на меня укоризненно Чердынцев. — Не подумай, что я оправдываю его служителей. Это далеко не так. Они куда хуже самого эгрегора. Вот в чём беда. Я сейчас расскажу то, что тебе пока неизвестно. Но это архиважно. К тому же, услышанное от меня частично даст Ответ на твой вопрос. Что мы с тобой увидели, когда попытались изобразить в цвете частоты коллективного сознания трёх больших рас?

— Что их коллективное сознание совершенно разное.

— Верно! Так оно и есть. Сам по себе напрашивается вывод, что сформировались две большие цветные расы землян из разных видов потомков древних архантропов. От кого произошли «белые боги», науке не известно. Антропологи и биологи давно пришли к выводу, что неандертальцы никакого отношения к нордической расе не имеют. То, что по теории дедушки Дарвина, предками «белых богов» являются неандертальцы, сам понимаешь, не что иное, как очковтирательство — «лапша на уши». Поэтому наших предков мы не рассматриваем. Они — пришельцы, и это надо не только понять, но и осознать. Но вернёмся к цветным. Именно по причине их возникновения и началась жестокая битва белых богов с рептилоидами-аннунаками. Последние нарушили один из основных законов Мироздания. Мало того, что они без спроса стали хозяйничать на чужой планете, они не спросили архантропов, хотят они снова превратиться в людей или нет.

— Ты имеешь в виду закон свободы воли или свободы выбора?

— Да, именно его.

— Но ведь, с человеческой точки зрения, поступок аннунаков не так уж плох, — возразил я. — Своим действием они включили деградантов в новый виток эволюционного процесса.

— Что?! — у старика от моих слов не только волосы на голове стали дыбом, но и даже борода стала топорщиться. — Ты, наверное, не в себе. Я имею дело с сумасшедшим! Неужели ты не понимаешь, что ящероголовыми было совершено два преступления! Мало того, что они породили две гибридные расы, они натравили новоиспечённых людей на несчастных архантропов. За последними началась охота как на дичь. Ведь и те, и другие оказались в одной экологической нише. Началась естественная межвидовая борьба. Здесь всё по Дарвину. Победил тот, кто сильнее.

 

— По-твоему архантропов не надо было очеловечивать?

— Тут не, по-моему, а таков закон, который относится ко всем гибнущим расам. Ты думаешь, нам не могут помочь братья по крови из космоса? Запросто!

— Но они этого не сделают.

— Почему?

— Потому что мы сами избрали свой путь.

— Это наш выбор в никуда, бестолочь! И архантропы шли своим путём. А из них искусственно состряпали две гигантские цветные расы, которые в свою очередь распадаются на множество мелких подрас. Какие, ты в общих чертах знаешь. Талдычу тебе, талдычу, но ты никак не понимаешь, о чём. Налицо нарушение закона свободы воли. Понял или нет?

— Дошло, — покраснел я. — А если потомки «белых богов» попросят помощь у метропололии? — посмотрел я на расстроенного моей несообразительностью дедушку.

 

— Вот тогда метрополия обязательно откликнется. Нечто подобное уже было. Очень давно, после гибели Лемурии. Именно метрополия остановила звёздную агрессию — первый военный приход аннунаков к нашему Солнцу. Они тогда припёрлись в союзе с предками современных индейцев. После той великой войны побеждённых краснокожих было решено расселить, частично, в бассейне Атлантического океана, а частично — на гигантском заселённом белой расой Му. Ты должен знать, что Атлантид было две. Одна — в Атлантике, другая — посреди Тихого океана. Обе они погибли 12 тысяч лет назад. Атлантическая колония ориан — сразу, Тихоокеанская тонула целых 8 тысяч лет. И всё это время белых людей с гибнущего континента поедали как дичь переселенцы из Азии. Последних потомков белых богов, их полинезийцы называли мориори, сожрали уже в XIX веке. Они прятались на одиноком острове в пятистах километрах от Новой Зеландии. Но это уже другая тема. Сам понимаешь, не весёлая.

 

— А почему азиаты не охотились за краснокожими?

— Предки индейцев интенсивно переселились: одни на китайскую равнину, другая, большая их часть, — на Американский континент. Кстати, вместе с краснокожими в Америку перебралась и часть тихоокеанских белых. Но там их ждала та же участь, что и на островах, потому что краснокожих было в несколько раз больше. К тому же, на новом месте последние стали вбирать в себя местных деградантов, которые ещё не были полуобезьянами, но были к ним близки. Отсюда и отношение гибридных красных к белой расе.

Исходя из вышеизложенного можно задать вопрос: зачем нужно было аннунакам очеловечивать архантропов? Пример тому будет судьба белых богов с материка Му. И на островах гибнущего континента, и на Американском материке ими долгое время питались гибридные расы. Собственно, все острова Полинезии, включая и знаменитый остров Пасхи, были открыты азиатскими племенами людоедов, как места, где скрывались белые, очень вкусные беззащитные полубоги. Вся акватория Тихого океана на добрых два тысячелетия превратилась в место охоты на людей. На таких же, как мы с тобой.

— Я слышал, что мориори говорили на языке похожем на наш.

— Так оно и было. До сих пор в языке острова Пасхи звучат наши слова. Это доказано наукой. Только академики об этом стараются помалкивать. Их стиль. Сам понимаешь, зачем и почему. Но мы опять ушли в сторону, хотя направления не потеряли. Мне хотелось познакомить тебя с другим. Есть вещи куда серьёзнее того, что ты только что услышал. Но я предпочитаю излагать всё по порядку. Мы с тобой остановились на конфликте между белыми богами и ящероподобными. Этот конфликт длился тысячи лет. Не закончился он и в наше время.

Дело в том, что в космос, к своей загадочной Нибиру, ушла только часть аннунаков. Другая их группа подготовила себе в пустотах нашей планеты нехилые долгосрочные убежища. Ты должен знать, что рептилоиды относятся к расе интрузивов — жителей подземных глубин. Их мало интересуют, тепло и свет звёзд. На поверхности планет погодные условия всегда неустойчивы. Даже на экваторе днём жара, а ночью относительно прохладно. А они — ящеры, следовательно, к колебаниям температуры чувствительны. Отсюда и их образ жизни. Вспомни наши русские или немецкие сказки. Откуда появлялись драконы? Из пещер, значит — из-под земли. Как видишь, всё до банальности просто. Но беда в том, что, уйдя под землю, аннунаки оставили на её поверхности своих генетических гибридов.

— Мне знаком миф об Атрахарсисе, — сделал я умную физиономию.

— Да забудь ты его! — отрезал дедушка. — Он написан для того, чтобы его изучали такие как ты — дурни. В Шумерском мифе практически ничего нет. Это ловушка для нашего сознания. В нём сказано, что аннунаки, якобы, прибыли на Землю, чтобы добыть себе золото. Что у них на Нибиру что-то не так с атмосферой и жёлтый металл им позарез нужен. Ни золото им не нужно было, ни атмосфера. Всё это — бред сивой кобылы. Если и есть где-то в космосе Нибиру, всё равно живут они не на её поверхности. Обитают внутри планеты и атмосферу себе создают сами. И потом, в мифе об аннунаках говорится, что они, будто бы, создали на Земле все три земные расы. В том числе и нордическую. Наверное, для того, чтобы она для них добывала мамонтов. Теперь понимаешь суть мифа?

— Как не понять! Рядом с гибридными расами поставлена и космическая раса белых богов. По приданию, она тоже создана аннунаками. Раз так, то с ней всё ясно. Получается, что представители нордической расы и славяне, и германцы тоже являются рабами ящероголовых.

 

— А ты, оказывается, не безнадёжен! Начинаешь шевелить рогом. Умником не назову, но сдвиг налицо! — улыбнулся своей доброй улыбкой дедушка. — Какой из всего вышеизложенного можно сделать вывод? Тот, который напрашивается сам по себе: вся клинописная писанина об аннунаках — самый настоящий подлог. Наверняка, писали её не шумеры и не аккадцы, а те, кому воткнули генетику ящероголовых. Но о них поговорим позднее. А сейчас давай вспомним, какие расы землян вели с ящероголовыми войну, а какие нет?

— Насколько я знаю, с драконами сражались одни потомки ориан. Только в их мифах говорится о великой войне людей и ящеров. Это можно проследить по мифам славян, германцев, кельтов, иранцев и индов. Китайцы и японцы, насколько мне известно, с драконами не воевали. Наоборот, они им молились как богам.

— Ты забыл о корейцах, вьетнамцах, жителях Лаоса и Тайланда. У них драконы тоже в почёте.

— А как относятся к драконам обитатели чёрного континента? — задал я вопрос дедушке.

— Боятся их панически. И не мудрено. В Африке эти твари часто показываются на поверхности. У ящероголовых там никогда соперников не было и до сих пор нет. Мне хочется познакомить тебя с аннунаками в человеческом обличии. Это архиважно. Иначе глубин происходящего тебе не понять. Слушай внимательно: первую свою базу в недрах нашей планеты аннунаки организовали во время великой космической войны землян с пришельцами с одной из планет из созвездия Льва. Ты должен знать миф о битве Велеса и Рина, который прибыл в нашу солнечную систему в союзе с драконом. Те события произошли 1,5 миллиона лет назад. Великая война привела к резкому изменению климата. Фактически, из-за неё на Земле началось глобальное похолодание, а за ним и оледенение континентов. После применения космического оружия — падения гигантского астероида в район Индийского океана, Земля получила ещё одну беду: она стала периодически раскачиваться.

— Мне это известно, — прервал я рассказчика.

— Хорошо! Но прошу больше меня не перебивать, — строго взглянул на меня Чердынцев. — Раскачивание планеты и заставило наших предков взяться за искусственный спутник. Луна оказалась серьёзным проектом. На неё ушла уйма сил и времени. Поэтому белым богам было не до подземных баз ящероголовых. Когда рептилоиды, теперь уже без агрессии, снова появились на орбите Земли, с ними заключили мир. Почему — понятно. Заканчивался энергоёмкий лунный проект. И было снова не до них. По этой причине ящероголовым многое и удалось. Прежде всего, прошёл их гениальный план по созданию на земле двух цветных гибридных рас. И сотворение третьей полурептилоидной, которую они нацелили на перехват власти у своих соперников — «белых богов», наших предков.

Вся тонкость в том, что аннунаки применили двойной ход — свою знаменитую «вилку». Что это значит? Они внедрили свои гены в небольшую группу белых — чистокровных людей и параллельно в гибридных азиатов. Причём сделали так, что обе группы долгое время не знали друг о друге. Первую группу, дав им знания о законах управления, я назову аннунаками европейскими, расселили на севере, азиатских оставили на юге. Но алгоритм поведения и тех, и других, был таков, что обе группировки крамешников стали неосознанно двигаться навстречу друг другу.

 

— Что это за новое слово? Я его впервые слышу.

— И не мудрено, — усмехнулся Чердынцев. — Ты пока ещё не волхв. Таким именем орианские жрецы называли и до сих пор называют своих противников — гибридных аннунаков. Что означает мантра «РАА»? Это информационное, световое и плазменное наполнение Вселенной. А что значит «МЕШ»?

— Наверное, от слова мешать, не давать, — вставил я.

— Угадал. По логике так и есть. Как будет всё вместе?

— Мешающие жить в гармонии с силовыми и информационными полями Вселенной.

— Вот видишь, разобрался без труда, но обязательно надо спросить. Какой же ты дотошный?! Но вернёмся к гибридным аннунакам или крамешникам. Обе группировки: и европейская и азиатская всегда управлялись и до сих пор управляются своими хозяевами. Но не с Нибиру, а из-под Земли, бесструктурно, посредством жреческих мостов. Ещё одна деталь, которую ты должен знать, что тёмных жрецов — две группы. Одна стоит над другой. Потомки жрецов погибшей Атлантиды в этом тандеме — главные, ниже их — потомки Фиванского жречества. Первые — стратеги, вторые — тактики. Как видишь, всё не так сложно, как кажется. Просто большинству людей многое неизвестно. Ты должен помнить истину: Сатана страшен тогда, когда о нём никто не знает. Где в Европе устроили свою главную штаб-квартиру белокожие аннунаки, знаешь? — посмотрел на меня мудрый старец.

— На Британских островах.

— А азиатские их родственники?

— Наверное, в Швейцарии, Франции, Италии и Германии.

— В основном в Италии и Франции, хотя если вспомнить о чёрной европейской элите, то ты прав. Везде, даже у нас, в России. Например, тот же род Романовых. Они тоже вышли из европейских крамешников. Захарьевых-Юрьевых вели не один век. И их воцарение не случайность. А как насчёт Нового Света? Где они там обосновались, как ты думаешь?

 

— Не думаю, а знаю. В США собрались в одно целое и европейские аннунаки и азиатские. Там у них настоящая «малина». Впрочем, и в Британии то же самое.

— Не только в Британии, но и в Европе. Обе группы гибридных тварей нашли друг друга ещё в XV веке. Именно с этого времени они взяли курс на глобализацию. Но об этом потом. Сейчас поговорим о другом, о технологиях воздействия на сознание.

Тебе должно быть известно, что проиграв войну «белым богам», аннунаки резко изменили стратегию. В индийских Ведах чёрным по белому написано, что наги могут принимать человеческий облик. Вот и вся разгадка их колоссальных возможностей. Располагая инициативой и умением внедрять свои гены в любую земную расу, аннунаки через некоторое время пришли к власти в колонии ориан — Атлантиде. Зачем, я думаю, тебе понятно. Чтобы расколоть общество белых богов. Запустить технологию разводки* или разделения. Помнишь знаменитое: «разделяй и властвуй»?

Чтобы понять, что элита атлантов стала сходить с ума, достаточно вспомнить Платона. Что он написал? Что цари Атлантиды вдруг ни с того, ни с сего, утратили свои божественные свойства. Им захотелось роскоши, несметных богатств и власти над миром. Кто им мог помешать, тебе хорошо известно. Так началась древняя война между двумя империями белых богов. Кому это было на руку? Понятно, что манипуляторам. Из-под земли они наблюдали великую битву. Белые боги уничтожали друг друга, а ящероголовые, глядя на трагедию, потирали от радости свои когтистые лапки.

Следы той великой войны хорошо видны и в наше время. Это сотни воронок от ударов атомных бомб, десятки погибших городов. Здесь, на территории современной Эвенкии и плато Путорана, когда-то цвели сады ориан и стояли их города. Что от всего этого осталось? Одни руины. Кое-что ты увидел своими глазами.

Грозные события произошли 40 тысяч лет назад. Вот когда уцелевшие атланты и ориане стали заселять южные земли Европы, Азии, Тихоокеанского Му и Америки. С точки зрения академической науки появилась из ниоткуда раса кроманьонцев.

Именно 40 тысяч лет назад погибла марсианская колония Земли, и пустынной стала Луна. Всё в одно время. Вот как надо вести разводку. Белые боги уничтожили свою великую звёздную империю своими же руками.

 

— Постой! — прервал я рассказчика. — Неужели Платон поведал нам о том далёком времени? У него прямо написано, что цари Атлантиды посходили с ума примерно 12 тысяч лет назад.

— Ты верно заметил, Аристокл-Платон писал о более позднем времени. Но тебе неизвестен закон наложения мифов. Когда мифы одной эпохи накладываются на мифы другой. Обычно это происходит тогда, когда они чем-то похожи. Тогда, 40 тысяч лет назад, ориане победили свою колонию. Снова наступил долгий мир. Но ведь и ящероголовые не сдались. Они повторили тот же приём 12 тысяч лет назад. Миф о миссии Урана рассказывает о восстановлении царства атлантов. Миф о Посейдоне говорит примерно то же самое. Посейдон женился на красавице Клейто и от него родилась элита новой Атлантиды. Всё это произошло уже после великой войны. Аристокл-Платон говорит о позднем периоде царства атлантов. Когда кровь богов в жилах царей Атлантиды опять была заменена на иную. Скорее всего, произошла «изящная» подмена. Клоны заменили людей, и опять началась разводка. Теперь уже ненависть захлестнула и ориан. Ещё бы! Сколько можно, одно и то же!?

— Но при чём здесь народ? — задал я вопрос. — Пусть верхушка и осатанела, но почему должны страдать простые граждане? Ведь во вторую битву богов с Пифоном погиб целый континент?

— Не один, а целых три континента! — поправил меня дед Чердынцев. – Понимаешь — три! Именно это беда породила Всемирный потоп. Ты мне задал умный вопрос. Почему Атлантиду надо было вырвать со всеми метастазами как раковую опухоль? Я постараюсь на него тебе ответить. Только не знаю, поймёшь ли ты?

— Постараюсь!

 

— Знаешь, почему это было сделано? Потому что граждане Атлантиды перед второй Великой войной в своём большинстве посходили с ума.

— Такого не может быть! — возразил я.

— Может, ещё как может, — заверил меня всезнайка. — Вспомни тех же евреев, которые возомнили себя царями мира. Что это, если не массовый психоз? Или наших старообрядцев, которые, следуя подвигу протопопа Аввакума, тысячами сжигали себя заживо? Знаешь, кто управляет миром? Не тот, у кого лучшее в мире оружие, а тот, кто манипулирует нашим сознанием. В этом деле подземные кукловоды ой как преуспели! Вспомни гибель империи Чингисхана. Что от неё осталось? Ничего!

Самое интересное, что её никто не завоёвывал. Она уничтожила сама себя. То же самое произошло и с Советским Союзом. Что толку, что у нас было лучшее в мире оружие? Нам «присели» на мозги, и мы разрушили свою империю собственными руками. То же самое когда-то произошло и с Атлантидой. Сначала с ума сошла её элита, потом психический червь перекинулся на массы. В результате общество атлантов превратилось в стадо паразитов и баранов.

Конечно, часть жрецов, понимая, что происходит, пыталась в силу своих возможностей с этой бедой бороться. Но оппозицию скоро вычислили и истребили. А те немногие, кто смог противиться информационному червю, перебрались в Ориану.

 

— Ты говоришь загадками, что ещё за информационный червь?

— Страшное и неотразимое оружие крамешников, мой друг. Как эти черви рождаются и как размножаются, ты скоро узнаешь.

— Расскажи сейчас, для меня это новость! Я ничего подобного никогда не слышал.

— Ты много чего не слышал и не знаешь, мала твоя голова, — вздохнул хранитель. — Что ж, слушай. Но в подробности я вторгаться не буду. Когда-нибудь ты сам до них дойдёшь. В каком мире мы живём? В третьем измерении. Так?

Я кивнул.

— Из одной точки выходят три вектора. Перемножим, получим какой-то объём. Если этот объём пространства пустить по вектору времени, мы получим четвёртое измерение. Каббалисты и наши волхвы называют его тонким планом. Иногда ладонной, но дело не в названии. Любой маг или как сейчас говорят, «экстрасенс» в четвёртое измерение или тонкий план входит легко. Эта техника должна быть тебе хорошо известна, иначе бы ты в этих дебрях и горах меня не сыскал. Так я говорю?

— Так, — улыбнулся я.

— Что ты делаешь, когда оказываешься в чужом городе или посёлке?

— Проверяю его на «вшивость».

— Как?

— Смотрю по «тонкому плану», сколько в нём всевозможных полевых конструкций. Они обычно висят над домами, а потом делаю вывод, как себя в этом посёлке или городе вести.

— Что ж, молодец! Умно.

— Что только маги над своими жилищами не выстраивают! И всевозможные кубы, и пирамиды, и даже что-то похожее на растение.

— Флаги с растениями обычно выбрасывают травники. Дескать, не троньте меня, я не колдун, а только целитель.

— Иногда попадались и купола, раз, может два.

— Они обычно висят под штабами масонских лож или оккультных обществ. Что ж, молодец, многое умеешь. Теперь представь, что миметический или информационный червь — это полевая ментальная конструкция. В тонком плане её не увидишь. Она живёт не в четвёртом, а в шестом измерении. Конструкция маленькая, но умеет размножаться. Её можно назвать и вирусом, проще — червём. Потому что существует она за счёт откачки энергии ментального поля. Вот и всё. Что-то вроде полевого, умеющего самостоятельно размножаться, чипа.

 

От услышанного я опешил.

— И давно такая штука работает? — выпалил я не думая.

— Лучше спроси: «как?». Соль вся в этом, — усмехнулся загадочный дедушка.

— Я слушаю.

— Ментальные вирусы или черви проникают в энергополе человека в момент его застоя.

— Как это? Ты можешь объяснить? — занервничал я.

— Конечно, могу. В тот период времени, когда у человека начинается активная половая деятельность. Когда его разум блокирован гормональным фоном. И он думает, не о саморазвитии, а о том, кому бы отдаться. Я говорю и о мужском поле, и о женском. Везде — одно и то же.

 

— Теперь я понимаю, зачем кремлёвские власти так старательно навязывают сексуальные отношения в наших школах.

— Начинают давить на половые центры уже в детских садах, — поправил меня дедушка — Видишь, зачем была раскручена на Земле сексуальная революция? Мы умеем констатировать факты вот и всё. Дальше не бельмес. Вот в чём беда! Что толку, что видим? Если начался процесс полового созревания, то человек резко начинает тупеть. Вопрос, почему? Пару сотен лет назад, даже в начале XX века подобной беды не наблюдалось… Но об этом никто сейчас не помнит… Вот так надо работать!

Но давай разбираться, как эта полевая зараза действует. Мы выяснили одну зависимость: как только под воздействием половых гормонов притормаживается рост ментального поля, так в него тут же вторгаются полевые черви или вирусы. Ослабление ментального поля позволяет им не только хорошо в нём устроиться, но и неплохо им питаться. Пожирать готовое, заменяя его своим. Если энергии хватит, то полевые паразиты начинают делиться. Они воспроизводят точные копии самих себя. Сам понимаешь, во что превращается поражённое такими гельминтами ментальное поле жертвы? Теперь не оно начинает взаимодействовать с человеческим мозгом, а их совокупная свора. Такая вот замена. Как тебе она?

— Ужас!

— Да, ужас. Поэтому мы часто ошибаемся в людях. Вроде в молодости был человек, как человек. Всё в порядке с ценностями, тебя понимал. Но в зрелом возрасте, ты видишь перед собой безумца. Дело в том, что полевые гельминты все как один несут в себе то, что противоречит человеческой природе. Это установка на получение чувственных удовольствий, установка на получение неограниченного в плане материальных благ и установка на власть. Всё это мы наблюдаем сейчас у наших полоумных обывателей.

 

— Ты мне вот что скажи. Кто этих вирусов и червей создал? Неужели жрецы Атлантиды?

— До такой мерзости атланты додуматься не могли. Это — изобретение аннунаков. По предположению орианского жречества, они его создали перед первым великим хаосом. Именно с его помощью и с помощью генных технологий аннунакам и удалось заставить расу белых богов уничтожать саму себя.

— Скажи мне, пожалуйста, как эти твари инфицируют нас, людей, своей полевой заразой? Это для меня очень важно.

— В древности заражение проводилось, как правило, в храмах и на праздничных гуляниях. Обычно полевые вирусы распылялись во время фейерверков или распространялись специальными носителями. Как правило, первой под воздействие инопланетных червей попадала неопытная молодёжь. Почему, я тебе объяснил. В период полового созревания силовой кокон человека, особенно его ментальное поле, становится намного слабее. На сильных и волевых людей изобретение аннунаков, как правило, не распространяется. Поэтому чтобы поразить подобной заразой всё общество, требуется время. В новую послепотопную эпоху — примерно 40 лет. Помнишь, сколько Моисей «прессовал» бедных евреев на Синае?

— Так вот оно что! — почесал я затылок. — Кроме обрезания и других пси-технологий была применена ещё и эта зараза!

— Она являлась фоном происходящего. Без неё — никак. Но во времена Атлантиды и Орианы люди жили намного дольше. Поэтому для того, чтобы заразить информационными червями большую часть общества требуется масса времени. Но у полевых вирусов есть одно свойство, о котором я тебе не рассказал. Их надо распылить всего раз. Потом от заражённого человека они перебираются к здоровому. Для этого требуется одно условие — слабое ментальное поле. Вот и всё. Потому их и называют вирусами. Теперь ты можешь сам ответить на вопрос: зачем нужно было ящероголовым тварям внедрять на Земле мировые религии. И иудаизм, и христианство, и ислам являются отличными каналами передвижения полевых вирусов. Но если у христиан и исламистов церкви и мечети являются местом, где информационные черви подыскивают себе покладистых жертв, то у евреев всё не так.

— А как? — удивился я.

— Они же «богоизбранные», — вздохнул спец по аннунакам.

— Ну и что из этого?

— То, что иудеев не надо заражать. Они рождаются с информационными вирусами.

— Но ведь это невозможно!

— С точки зрения здравого смысла, я с тобой согласен, но факт остаётся фактом, — развёл руками старик.

— Ты можешь объяснить, как?

— Могу, это не сложно. Ты забыл союз иудеев с их богом.

 

— Я не забыл, но при чём здесь их бог?

— К трагедии этого маленького несчастного народа он имеет самое прямое отношение.

— Опять у тебя загадки.

— Загадок никаких нет. Всё просто. Ты должен знать, что иудейская мировая община своей внутренней структурой и связями в точности копирует термитник, где маткой является управляемый ящероголовыми эгрегор Амона-Яхве. А раввины, по сути, те же ретрансляторы усиления информационных потоков.

— Но я не вижу логики!

— Ты можешь меня не перебивать?! — возмутился моим поведением дедушка. — Вроде похож на русского, а ведёшь себя, как грузин или того хуже — чечен. Будто гвоздь у тебя в одном месте. Напоминаешь мне Ершка. Тот тоже поначалу егозил. Лучше слушай и запоминай. Ты должен знать, что любой эгрегор имеет ментальное поле. Располагает им и эгрегор Амона. Оно и забирает на себя после смерти иудея всех его ментальных паразитов. В этом и заключается союз еврея со своим богом. Понял?

— Понял-то, понял, но как получается, что сразу после рождения еврей оказывается уже инфицированным?

— Не сразу после рождения, а в момент обрезания. Тогда, когда раввин привязывает его к эгрегору своего племенного божка. Боль, образовавшейся травмы, блокирует защитные действия ментального поля. Тот же случай, что и при половом созревании у гоев. Понял?

— И в этот момент ментальные чипы заполняют новое для себя пространство, — закончил я мысль хранителя.

— Всё правильно. Понял суть происходящего?

— Ужас какой-то!

— Да, ужас! Но такова наша земная реальность. Теперь ты понимаешь, зачем многие тысячи лет определённые круги накачивают энергией эгрегор Амона-Яхве или Сатаны? Для этой цели на Земле не прекращаются войны. Чего стоит две мировые? Он является своеобразным банком, где набираются сил и размножаются полевые черви.

— Которые, внедрившись в иудеев, при контакте перебрасываются на другие народы. Понимаешь теперь, почему евреи распылены по всему миру? Как видишь, всё очень просто.

— Да, проще некуда.

— И последнее, где легче всего распространяется любая зараза, как ты думаешь?

— Там, где больше людей.

— Где скученность, всё верно. Теперь ты осознаёшь, зачем нужно было уничтожать деревню, чуть ли не насильно сгонять людей в города?

 

— Понимаю, почему деревенские жители в своём большинстве вполне адекватны, а городское население сходит с ума…

— Ну вот, видишь, — улыбнулся глазами старик. — Всё остальное додумаешь сам. Остаётся только добавить, что в наше время информационные черви внедряются в ментальное поле людей не только в церквях и мечетях, и не только через контакт с инфицированным, но и с помощью компьютерных сетей. Для того и была запущена компьютеризация, с её Интернетом.

— Чтобы окончательно свести человечество с ума? — спросил я.

— Не всё, но в чём-то ты прав. Свихнулись многие, очень многие, — вздохнул дедушка. — Теперь понимаешь, для чего пишутся программы компьютерных игр? Для чего запущена вся эта хренотень? Это мощный канал, по которому вливаются в наши ментальные поля миллиарды информационных вирусов.

 

— Неужели от такой беды нет никакой защиты? — спросил я.

— Как никакой? Конечно, есть. Давно, очень давно, задолго до первой Великой войны наши предки знали об изобретении аннунаков. И всегда на их выпады находили должный ответ. Но беда в том, что в Атлантиде всё развивалось иначе. Почему? Наверное, потому, что её элита оказалась втянутой в союз с ящероголовыми. Ты когда-нибудь задумывался, зачем в нашей орианской традиции используется хождение по углям?

— Честно говоря, нет. Но от жрецов слышал, что это терапия от негативного полевого влияния… Понял! — хлопнул я себя по лбу. — Так вот оно что?! Это же так просто! Оказывается плазменный поток от горящих углей, выжигает в ауре человека не только всевозможные ненужные включения типа лярв, но и уничтожает ментальных вирусов, или как ты их называешь, червей.

— Вот видишь? — улыбнулся мне старый жрец. — Главным здесь является инфракрасное излучение. Избыток его эти твари не переносят. Их выжигают даже простые прыжки через костёр. И, конечно же, наш русский банный обряд. Когда после парилки человек обливается ледяной водой или катается в снегу. Что в это время происходит? Наше тело выбрасывает из себя столько энергии, что её хватает для сжигания в его ауре всей этой аннунакской нечисти… Теперь ты понимаешь, почему было навязано нам, потомкам белых богов христианство? Я имею в виду всех её представителей, как у нас, так и на Западе.

— Чтобы объявить очищение и банные процедуры бесовскими.

— Молодец, сообразил! Ты не так глуп, как кажешься! А как насчёт нашей русской печи? Можешь о ней что-то сказать?

 

И только тут, услышав вопрос волхва, до меня, наконец, дошло, что собой представляет наша русская печь! Великое изобретение наших предков.

— Так ведь это инфракрасный генератор для очищения нашего ментального поля!

— И ментального, и астрального, короче всего нашего кокона, — показал глазами на свою русскую печь дедушка. — Вот почему все русские люди любили спать на своих печах. Русская печь у славян была самым главным местом их очищения. По сути, его сердцем. И дело было не только в тепле, и в месте, где готовилась пища, а в здоровье людей, в сохранении их психического адекватного состояния.

 

— Сначала ты рассказал мне о яде, а потом указал на противоядие. Оказывается всё так просто. Они изобрели полевых червей, мы — огненные обряды, бани и русскую печь. Так?

— Всё так, мой друг. Так! Теперь в твоей голове сложилась мозаика. Только запомни, русские бани были у наших предков всегда. Ещё до прихода на нашу планету ящероголовых. А плазменную печь изобрели действительно не так давно. Примерно 40 тысяч лет назад.

— Теперь я всё понимаю.

— Что именно?

— Почему попы так отчаянно боролись с бесовскими огненными обрядами. За хождение по углям и прыжки через костёр полагалась смерть. И почему церковь запретила в Европе в банях парилки, и почему со временем простые печи у нас на Руси вытеснили наши традиционные русские.

 

— Что же, неплохо, неплохо! Я вижу, ты кое-что уяснил. Только я сегодня хотел тебе показать совсем другое. Но ты перевёл разговор в иное русло. Что ж, значит, так надо. Наверное, тебе лучше знать, что для тебя важнее. На сегодня наша беседа окончена. Пьём чай и «на боковую». Ты когда-нибудь спал на русской печи?

— Очень давно, — признался я.

— Сегодня будешь спать со мною рядом. Пора заняться твоими ментальными глистами! Хотя в тебе они давно сдохли!

И старик разразился весёлым молодым смехом.

 

Глава 13
Несломленный народ

Лёжа на тёплой печи и слушая тихое дыхание волхва, я, по привычке, перебирал в своей памяти услышанное.

«Сколько ни учусь, всё дурак-дураком! — думал я о себе. — Старик вот уже больше месяца каждый день открывает мне какую-нибудь очередную тайну, а я всё удивляюсь. Пора бы к этому привыкнуть. Рассказ об информационных, умеющих размножаться в ментальном поле человека и воздействующих на его поведение тварях меня потряс. Надо же, — думал я, — эти волновые паскудины столь малы, что легко передвигаются по мировой сети Интернета! Знание о них объясняло очень многое. Вот почему система стремится навязать людям сексуальные отношения с раннего возраста. Молодёжь для информационных вирусов более доступна. И теперь понятно, почему на неё делают ставку либералы. Большая часть молодёжи под воздействием информационного пресса и полевых паразитов, которые управляют её ментальным полем, сходит с ума.

Но волхв-хранитель почему-то считает, что информационные вирусы — это ещё не беда. Похоже, он знает что-то такое, чего я и не предполагаю. А мой отец, моя мать? Что с ними произошло? Почему так резко изменились их взгляды на реальность? Бабушка сказала, что они сошли с ума? У нас — и у неё, и у меня, появилось такое чувство, что их просто взяли и подменили. Это произошло, когда никаких «компов» и в помине не было. И по церквям мои родители не ходили. Где они могли подцепить такую заразу? А может, это было что-то другое? Надо спросить у Чердынцева. Он, наверняка, знает, — подумал я засыпая.

 

— Вставай, подымайся рабочий народ! — пробасил мне в ухо, растапливая печь, дедушка. — Ночами глаза таращишь, а утром, как боров, с боку на бок! У нас сегодня напряжённый день. С утра проверяем сети, потом отправляемся с нартами в лес за сушняком. Завтракаем, пилим сушняк и под вечер растапливаем нашу баньку. Сам понимаешь, у нас с тобой терапия. Раз взялись травить ментальных червей, бросать это дело не следует. Оно ой, как пользительное!

Слушая шутки деда, я быстро оделся и, захватив прогон, отправился вслед за стариком к озеру. Над головой так же, как вчера, всеми цветами радуги переливалось северное сияние, но мороз немного спал. Термометр показывал всего -57 градусов.

— Сегодня жара! — смеялся сквозь обледенелую бороду Чердынцев. — Благодать! Можно и в лес — хоть куда! Но рыбу из сетей вытаскивать всё равно не надо. Лучше кинем ловушки в нарту, а дома разберём.

Я согласился. Через полчаса мы продолбили лунки и стали доставать из-подо льда поставленные нами сети. На этот раз улов был просто отменный. В каждом метре сети сидела здоровенная рыбина: то чир, то голец, то жирный щокур.

— Это на смену погоды, — крикнул от своей лунки дедушка. Такое здесь часто бывает.

— А куда рыбу девать будем? — спросил я его.

— Не беспокойся, зима длинная. Будут месяцы, когда рыбалку обрежет. Как бы лапу сосать не пришлось.

Сложив обе сети вместе с уловом в нарту, мы отправились домой.

 

— Завтракаем, немного отдыхаем и в лес, — заверил меня довольный хозяин. — Но за столом я успею тебе кое-что рассказать. То нужное и важное, что тебе не известно.

Пока я аккуратно нарезал пластами мороженого гольца, старик, разжигая самовар, сказал:

— Вчера ты меня перевёл на другие рельсы разговора, когда я тебе пытался растолковать, почему наши предки обрекли континент Атлантиды на потопление.

— Хорошо, — перебил я рассказчика. — Пусть люди осатанели, все посходили с ума, и их пришлось обречь на верную гибель, но при чём здесь животные? Особенно дикие? Ты можешь мне ответить?

— Э, да ты я вижу, не знаешь, что собой представляла земля атлантов, дружище. Хоть она и лежала посреди океана, но её западный край упирался в Юкатан. Так что не только животные, но и многие атланты успели во время катастрофы «сделать ноги».

Неужели ты всерьёз считаешь, что священные города майя строили индейцы? Нет, построены эти города были переселенцами из Атлантиды. Там процветала их колония. Так же как здесь, в Сибири, стояли когда-то селения и пирамиды ориан. Туда и переселилась часть населения с гибнущего континента. А про животных и говорить нечего. Они почувствовали беду намного раньше людей.

— А что потом стало с беженцами? — спросил я.

— Их укокошил цунами. Он прокатился через весь полуостров. А тех, кто уцелел, выловили и съели предки майя, тальтеков и чичемеков. Но ты снова уводишь меня от намеченной темы.

— Больше не буду, — покраснел я.

— Я хочу, чтобы ты оценил масштаб случившегося. Чтобы вырвать заразу с корнем, нужно было пойти на гибель обширных площадей суши, на уничтожение великой культуры. Фактически, войны между атлантами и орианами надо рассматривать как борьбу землян с инопланетянами. Потому что Атлантида оказалась пушечным мясом для последних. Вот что значит умелое обращение с совершенным информационным оружием.

 

Теперь о нас, об орианах. Наши предки победили и в первой Великой войне, и во второй. Но беда в том, что победы оказались «пирровыми». Одно утешает, Атлантида погибла вместе со своими колониями. Колонии же ориан уцелели. Уцелели они и в Сибири, и на европейском севере, и даже на юге Европы. Жаль колонию ориан на тихоокеанском Му. Жаль колонию на Луне и колонию нашего народа на Марсе. Правда, на Марсе под его поверхностью жизнь ещё теплится. Но на Луне всё сведено к нулю. На ней сейчас стоят базы наших врагов. Такова реальность.

Но я хотел тебе сказать не об этом. После грандиозной катастрофы и всеобщего одичания начался новый этап борьбы между людьми и ящероголовыми за планету. Раскручивая свой проект «А», ящероголовые надеялись, что раса белых богов полностью сама себя уничтожит. Но они ошиблись. Наши предки сумели уцелеть. Помнишь авестийскую легенду о варе царя и мудреца Иммы.

— Как не помнить.

— Это всего лишь отголосок того, что происходило в то далёкое время. Что собой представляет вара? Земля, окружённая горами. На ней и уцелели наши предки. Поэтому ящероголовыми и был запущен план «Б». Тот самый, с которым я пытаюсь тебя познакомить. Как и любой сатанинский проект, он многослоен. Вот мы с тобою и знакомимся с его слоями.

— И сколько этих слоёв у нас впереди? — спросил я.

— Много, очень много. Но ты не волнуйся. Мы их по порядку все разберём. Что собой представляет план «Б»? Тотальное информационное и экономическое воздействие. С информационным, я думаю, ты знаком и неплохо, а с пониманием экономического пресса я тебе помогу. Ты должен знать, что в эпоху Золотого века, люди не думали о материальных благах, даже холопы были и сыты, и одеты. Общество делило их между людьми поровну. Понятно, что такое положение дел не устраивало пришельцев, потому что противоречило их проекту материализации сознания. Сам понимаешь, каким страшным оружием является то, о чём я упомянул выше. Если сознание человека нацелено на получение только материального, то ни о какой духовной эволюции говорить не приходится.

Существует закон, который тебе известен. Если система перестаёт развиваться — саму себя созидать и начинает паразитировать на других системах, то она обречена на вымирание. Человеческое общество тоже система. Кругом мир различных систем. И того, кого мы называем Творцом — не исключение. Так вот, Создатель и тот сам себя развивает. И не стесняется этого. А человек, его наделённое сознанием производное, вдруг сходит с такого пути. Представляешь, как это выглядит?

— Естественно вызовом. Вызовом Вселенной и природе самого Создателя. Дескать, ваши законы на меня не распространяются, я стою выше. И пришёл в этот мир не для того, чтобы расти духовно, не за знанием и высоким нравственным потенциалом, а для того, чтобы как можно меньше напрягаться и как можно больше получать от жизни удовольствий.

— Вот-вот, ты неплохо сказал. Понимаешь, что сделает с таким обществом Творец?

— Пустит его под нож!

— Теперь ты должен сам догадаться, зачем на Земле был запущен механизм экономического неравенства и для чего были созданы деньги. Первое было сделано, чтобы обратить человеческое сознание назад к животным инстинктам. По принципу: чем больше я под себя подгребу, тем мне комфортнее. И наплевать, что кто-то, у кого я отнял, умирает с голоду. А второе стало новым экономическим богом. Та псевдоценность, которая позволяет одним людям властвовать над другими. Вот она, материализация сознания. Теперь жизнь человека, по его глубокому убеждению, стала зависеть только от материального. Всё духовное: и знания, и нравственность, всё — химера, которая ничего полезного не даёт, только отнимает время. Но ты должен понимать, что и информационное воздействие, и экономическое между собой взаимосвязаны. Одно без другого не работает.

 

— Я это хорошо понимаю.

— Вот и отлично. А теперь к тебе вопрос: как ты думаешь, почему Запад, который посредством информационного воздействия и экономической революции превратился в новую Атлантиду, так ненавидит нас, русских, нашу региональную цивилизацию?

— Мы же с тобой говорили на эту тему, наверняка, из-за большого количества в среде нашего народа людей с орианской гаплогруппой R1A1. Психика носителей этой гаплогруппы не нравится Западу. Практически, они не поддаются информационному воздействию.

— Можно добавить, что в их ментальных планах не приживаются информационные вирусы или черви. Миметическое оружие на людях такой гаплогруппы даёт сбой. Но ты должен знать, что факторов всегда несколько. Видимый фактор — то, что мы очень богаты. Даже после распада Союза.

— Может, их бесит, что русичи являются прямыми потомками ориан, их давних врагов? — спросил я.

— Ты не ошибся, так оно и есть. Налицо ещё один фактор. Я же говорю, их много. Западники ненавидят нас, ещё и за то, что все войны с нами они проиграли. Не помогли ни Турция, ни феномен Наполеона, ни третий Рейх Гитлера. Они ненавидят нас за наш певучий, образный, самый древний на Земле язык, который они хотели уничтожить. Но не удалось. За очень многое… За то, что мы талантливее их на несколько порядков. Но больше всего они ненавидят и боятся нас за то, что мы так и не стали до конца христианами.

Это тебе надо не только понять, но и глубоко осознать. Понимаешь, главное их идеологическое оружие, на которое была сделана ставка, так и не сработало. Почему на Западе сбой христианской программы вызывает страх, ты скоро поймёшь. Этого мы, русские, постичь не можем, потому что стоим выше этого понимания. Там же хорошо осознают, чем это может для них кончиться. Потому Аллен Даллес и сорвался, когда озвучил свой план, назвав русский народ самым непокорным в мире.

 

— Я не пойму, о чём ты говоришь? Насколько я знаю, проект Сергия Радонежского так и не прошёл!
— Прошёл, прошёл! В том-то и дело, что Сергию Радонежскому всё удалось! Давай разберём наше русское христианство, и ты многое поймёшь. Разве мы отказались от стихиалей? Хоть попы и называют их бесами, но попов мало кто слушает. До сих пор на нашей земле, чтут и домовёнков, и банников, почитают дворовых и чердачных. Конечно, это всё в деревнях. Но, как видишь, старая традиция жива. В лесу наши люди знают Хозяина. Помнят русалок и водяных. Даже Светобора — бога русских лесов помнят. Понимаешь, сущности низшего астрала с нашим народом так и остались. Мы их, несмотря ни на что, так и не предали. А теперь посмотрим, что с высшим планом. Разве наш народ признаёт своим богом Иегову? Племенного еврейского божка? Для него как был когда-то нашим главным богом Род небесный, таковым он и остался. В церковь русские люди ходят не эгрегору Сатаны поклониться, а своему Богу, от которого в сердце так и не отказались. А Иисуса почитают, как Сварога, сына Рода. Разве не так? Поменялись одни имена. Лада превратилась в Богородицу, Перун превратился в сознании русского народа в Илью Пророка. И так со всеми остальными. Понял, что произошло?

— Понял!

— Нет, ничего ты пока не понял. Но скоро всё поймёшь. Благодаря деятельности Сергия Радонежского, мы переварили и приспособили под себя чуждую нашему менталитету идеологию жителей пустыни. Формально русский народ христианство принял. Фактически же, в глубине своего коллективного сознания он остался таким, каким был всегда. Что это значит, тебе станет понятно, когда мы займёмся с тобою влиянием идеологического, если точнее информационного оружия на генетику человека. Но сначала мне хочется задать тебе вопрос: как ты думаешь, что влияет на богатство языка того или иного этноса?

— Как что? — не понял я. — Тут много факторов.

— Но я хочу услышать самый главный. Хочется, чтобы ты сам догадался.

— Думаю, что биологический. Богатство языка зависти от уровня психической организации этноса.

— Хорошо. А народная культура от чего зависит?

— Она тоже является производным психической организации. Значит, зависит от биологических особенностей.

— Это я и хотел от тебя услышать. То, что ты сейчас мне сказал, запомни до конца своей жизни. Это очень и очень важно. А теперь давай вспомним твои художества, когда красками ты пытался изобразить частоты коллективного сознания трёх больших рас.

— А при чём здесь это? — удивился я. — При чём коллективное сознание?

— Ты слушай и не перебивай. Ты изобразил правильно. Ощущения частот передались в цвете. Теперь тебе вопрос: как ты думаешь, частота культурного наследия у вышеназванных рас отличается от частоты их коллективного сознания?

— Конечно, нет. Математически это выглядит уравнениями.

— То-то и оно! Это можно отнести и к языку, и к идеологии вышеназванных общностей. Так?

— Несомненно. Ведь и то, и другое имеет под собой биологический базис. А теперь представь, если мы возьмём негритянскую культуру, её частотную цветовую гамму и нанесём на картину, изображающую цвета коллективного сознания белой нордической расы, что получим?

— Кошмарную грязь?

— С условием, если произойдёт смешение. Если коллективное сознание белой расы всю эту южную палитру в себя вберёт, — добавил таёжный специалист по коллективному сознанию рас.

 

— Я не пойму, к чему ты клонишь?

— Скоро поймёшь. Не так всё сложно, как кажется. Просто пытаюсь при помощи цветовой гаммы частот показать тебе проект наших врагов по уничтожению потомков ориан, людей белой расы. Как видишь, простой приём: навязать культурное наследие юга, его традиции и ценности северу. Вот и всё. Если север это примет, то ему конец! Ты понимаешь, в чём дело? В совершенно противоположных направлениях культур.

Одна является наследницей расы белых богов, расой, пришедшей на Землю из космоса, а другая — происходит из восприятия окружающей реальности облагороженного генами человека местного архантропа. Разница огромная!

Одна психическая организация представляет мощный базис, я имею в виду белую расу, а другая — только в начале пути. По отношению к первой — не более 10%. Но вот беда, именно её культурное наследие насильно внедряется в психотип первых. Естественно, под либероидным соусом. Дескать, все земные расы по своей психической организации равны, следовательно, к культурному наследию юга придираться не стоит. Оно, по-своему, прекрасно. И его следовало бы не только изучать, но и осваивать. Вот европейцы с американцами и осваивают. А мы удивляемся, почему они такие тупые? Всё просто. Но чтобы это понять, надо снова обратиться к теории систем.

Что собой представляет любая система? По сути, это своеобразное уравнение. Она существует только тогда, когда действующие в ней силы не только уравновешивают, но и дополняют друг друга. То же самое и в человеческом обществе. Если оно принимает чужое культурное наследие в ущерб своему, то такую систему становится невозможно удержать в том векторе развития, в котором она эволюционировала. На её месте возникает уже другая более примитивная система. Самое страшное в том, что принятие ущербной культуры приводит к неминуемым генным перестановкам. Меняется ДНК человека. На подобную процедуру много времени не надо. Требуется всего семь лет!

 

— Ты говоришь что-то ужасное!

— Я тебе ещё ничего не рассказал. Главное впереди. Давай садись за стол, ешь своего любимого гольца и слушай, что я тебе скажу дальше.

— А ты, что кушать не будешь?

— Обо мне не думай, я успею! Давай, не стесняйся! В качестве примера я взял культурное наследие. Оно позволяет проще и глубже понять суть происходящего. Не знаю, знаешь ты или нет, но африканские негроиды не в состоянии понимать нашу народную и классическую музыку. Для них любая мелодия, что-то вроде бессмысленной какофонии — визга и скрипа весьма сложных музыкальных инструментов. На концерты классической музыки ходят редкие негры. Да и то, чтобы просто отметиться. На нашем русском балете их хватает. Но не музыка их притягивает, а красота русских девушек — танцовщиц. Почему так? Да потому что у этих людей совершенно иная биологическая организация. Иначе устроена их центральная нервная система. Это относится к коре больших полушарий и к переднему мозгу. Всё иначе. Из организации психики вытекает совершенно иная культура: чернокожие прекрасно ориентируются в ритмах. Именно ритмы барабанов для них являются той музыкой, которую они воспринимают и под которую танцуют. А «визг» наших скрипок и виолончелей для их восприятия неприемлем. Это относится не только к музыкальному жанру, но и к другим видам искусства. Попробуй, найди среди чернокожих художника типа нашего Сурикова или Шишкина?

— А таких как Малевич или Шагал? — спросил я.

— Подобного уровня сколько угодно, но ты опять оказываешься впереди телеги, и высокого уровня скульпторов среди негров не найти. Я не хочу сказать, что они полуобезьяны. Просто они — другие. И это надо понимать. А теперь обратимся к представителям большой монголоидной расы. С виду у них и искусство вроде бы ничего, и с культурой порядок. Но, оказывается, и китайцы, и корейцы, и японцы тоже не воспринимают наше народное творчество и классику. Как потом выяснилось, их мозг «не слышит» двух тонов нашей музыки. В живописи их нервная система не способна к реализму. К декоративному изображению в двух-трёх цветах — да! Но всей гаммы красок нервная система монголоидов не воспринимает. Ваяние у них тоже декоративное, далёкое от реальности. А ведь в них, особенно в китайцах и корейцах, столько нашей крови! Три волны русского народа растворилось в их этносе. Начиная с Великого Хуан-ди и кончая легендарными диньлинями, и, как видишь, всё напрасно.

До уровня белых богов представители жёлтой расы так и не дотянули. Не дал генетический «якорь» древних архантропов. Да, жёлтая раса далеко не примитивна, но где идеи? Их нет. И не будет. Нервная система монголоидов на них не рассчитана. И китайцы, и японцы, и корейцы, да и другие монголоидные народы прекрасные копировщики. Чужие идеи они доводят до совершенства с блеском! Взять, к примеру, то же машиностроение или ткачество. Но со своими изобретениями и открытиями мирового масштаба у них туго. Надо смотреть правде в глаза.

— А как же знаменитые восточные единоборства? — усмехнулся я.

— Ты же сам знаешь, что они скопированы у наших предков, да и то плохо. Нет целостности и той простоты, которая позволяет воинскому искусству обучить даже ребёнка. А японская катана? Уродливая копия нашей сарматской или ордынской сабли. Ты брал в руки катану?

— И не раз. — Оружие для удара хорошее, но не для фехтования и не для долгого конного боя.

— Вот ты и сам ответил.

— Но я не пойму, к чему ты опять клонишь? С культурой мы вроде бы разобрались. То, что африканскую культуру нам навязывают, я согласен. И блюз, и джаз, и рок-н-ролл, все виды рока и рэпа исходят пусть не из самой Африки, но из афроамериканских мозгов. Но китайскую культуру или культуру Японии нам, белым потомкам ориан, не предлагают!

— Как не предлагают? Ещё как, только не музыку, и не ваяние. Ты забыл о боевых искусствах. А за ними вторглась и чуждая нам философия. Философия непротивления силе. Философия покорности и созерцания. Это же самая настоящая культурная агрессия, только с другой стороны. Смотри, как лихо: навязанная вам культурная традиция чёрных отнимет вашу исконную. Оторвёт вас, голубчиков, от ваших древних звёздных корней. Это заставит измениться вашу природу. Очень скоро в понимании и осознании реальности вы свалитесь до уровня ваших чернокожих учителей. Но никакого бунта не будет. Следуя установкам восточных философских школ, случившееся с вами вы примете как должное и неизбежное. Как видишь, звенья одной цепи…

Но ты опять меня отвлёк. Мне хотелось сказать тебе другое: мы рассмотрели культурные влияния на нас, двух больших цветных рас. Оно видно и невооружённым глазом. Но речь пока не об этом, — наконец, старик взял со стола увесистый кусок красной рыбы и, нарезав её мелкими ломтиками, стал посыпать их солью и перцем. — Мне хотелось задать тебе вопрос. Можешь представить такую картину: где-то в Африке родилась какая-то экзотическая религия и, конечно же, сопутствующая ей идеология.

— Представил.

— А теперь представь, что эту религию и идеологию какие-то невидимые силы навязали нам, русским.

— Нет, такого представить я не могу. Просто этого не может быть!

— Почему?

— Слишком большая разница в мировосприятии. То, что архисложно и непостижимо для негров, для нас является примитивом. Как известно, на примитив образованный и умный человек «не клюёт». Это абсурд.

 

— Ты забыл изречение святого Августина: «верую потому, что абсурдно».

— Это уже дурдом — полный и окончательный слом человеческой психики.

— Запомни, свой вывод, дружище, он очень важен, — посмотрел мне в глаза Чердынцев. — А теперь я тебе возражу. Негры, слава Роду, ни религии для нас, ни идеологии не придумали. Но это сделали за них другие, которые 3 тысячи лет назад ни по своей культуре, ни посредством производства от негров не отличались. Такие же гибриды — генетическая смесь неандертальцев с иберами и белыми богами. Их тоже состряпали в своих лабораториях ящероголовые. И расселили по степям Аравии. Тогда там было подобие степи, это сейчас — голая, выжженная пустыня.

— Ты имеешь в виду арабов? — сделал я глупую мину.

— Их ближайших родственников, которых тёмное жречество на Синае превратило в иудеев. А ты больше дурня из себя не строй. Тебе не идёт. Я же тебя насквозь читаю. Каждую твою мысль.

— Это нехорошо, — заметил я.

— Ничего, переживёшь. Понос не прохватит. Лучше следи за тем, что я тебе скажу. Ты прав в том, что два высших сословия «белых богов» относятся к предкам кельтов и к предкам современных германцев, никакой религии и идеологии у примитивного кочевого народа никогда бы не приняли. Она, несомненно, показалась бы им и смешной, и жалкой, и несерьёзной. Но ты забыл об отбросах общества. О низшем сословии рабов по духу, для которых материальные блага и удовольствия являются целью их жизни. Им подавай хоть какую религию и любую идеологию, лишь бы вырваться из того положения, в которое их поставило общество Золотого века.

 

— Христианство же предполагало равенство всех сословий! — вспомнил я.

— Верно! Посмотри, хоть религия и примитив, сама идея единого Бога смешна. Но сулит она равенство с тремя высшими сословиями, а это надежда прорваться к власти, значит, и к кормушке. Вспомни, древний Рим. Кто первым принял христианство в империи?

— Насколько я помню — рабы.

— Теперь ты понимаешь, почему в Риме развелось больше рабов, чем самих граждан?

— Готовился плацдарм для будущей религии, — сказал я. — Примитивной, не отражающей действительности. Религии, которую с помощью крамешников, из корпуса гибридных аннунаков состряпал из своего племенного верования кочевой искусственно созданный этнос.

— Вот видишь, куда попали зёрна христианской идеологии? В самый центр, туда, куда надо. От рабов христианство передалось первому высшему, а потом произошла подмена. С ней ты уже знаком. А теперь тебе вопрос: скажи мне, зачем нужно было примитивную религию и идеологию навязывать высокоорганизованной расе? Давай отбросим социальные стороны. Остановимся только на биологии.

— Чтобы генетически опустить её до уровня её творцов. Ты только что мне рассказал, как это происходит на примере чужеродной культуры.

— Раз уж ты вспомнил о культуре, то покажи мне этапы этого разрушения.

 

— Пожалуйста, — посмотрел я в выцветшие глаза хранителя. — Сначала белой расе навязали примитивную чужеродную религию и такую же идеологию. Тех, кто упирался, кто был не согласен, пустили под нож. И процесс, как говорил «наш лучший друг» Горби, пошёл. Примитивная религия и идеология сделали своё дело, планка сознания европейских народов резко упала. Очевидно, чуждая арийскому духу идеология стала воздействовать на коллективное сознание масс, как информационное оружие.

— Не очевидно, а так оно и было, — прервал меня волхв.

— Наверное, это связано с изменениями в ДНК.

— Не наверное, а на самом деле связано. Просто ты не знаешь механизма, — опять подал голос старик.

— Это был первый этап разрушения сознания белой расы. Вторым этапом явилось навязывание европейцам уже не религии и культуры семитов, а культурную традицию негров. В настоящее время и Европа, и Америка находятся под воздействием такой вот инъекции.

— А Россия что, нет? — сверкнул глазами дедушка. — Ты думаешь, у нас мало дураков? Их видимо-невидимо. Всех этих рокеров и рэперов до Москвы раком не переставишь! В их песнях, видите ли, хорошие слова! Слова и впрямь иногда не в бровь, а в глаз, но дело не в них, а в музыкальном оформлении. В том разрушительном фоне, через который они звучат. Частоты смерти, я так это зову.

Несколько секунд старик молчал, потом, посмотрев на меня, сказал:

— Сейчас до тебя дошло, почему нас, русских, так ненавидит Запад? Я тебе всё разжевал.

— Дошло, — улыбнулся я разгорячённому дедушке. — С точки зрения Запада, мы его обманули. Крамешники, в лице гибридных аннунаков-иллюминатов, из прихвостней масонов и деятелей Ватикана, как ни старались, навязать нам генетическое христианство, у них так ничего и не получилось.

— Генетическое христианство, говоришь? — улыбнулся моему термину хранитель. — Неплохо сказано. Ну и что из того, что у них с навязыванием бреда не получилось? Подумаешь? Неужели из-за такого пустяка можно веками ненавидеть?

— Ненависть возникла по другой причине. Христианская идеология на Руси не сработала. Ты только что сам мне доказывал, что мы, русские, только формально христиане, а по сути, те, кем были всегда. Плохо то, что у нас отсутствует ведическое жречество и два других высших сословия.

— Положим, последнего я тебе не говорил.

 

— А раз мы не «прогнулись» перед их «ноу-хау», — продолжил я, — а приспособили его под себя, то значит, и на генетическом плане остались теми же орианами. Никакого сбоя программ. Хотя шудр в нашем народе развелось огромное количество. И вместе с евреями они сейчас у власти. Так сказать, родственные души: А раз так, то и культурные инъекции в виде роков, рэпов и всяких авангардов, наш народ воспринимает больше, как развлечение, но не как новую традицию. Опять облом. Как тут не возненавидеть русских? Будь я на их месте, я бы сделал то же самое.

 

Старик замолчал, потом, посмотрев на меня с усмешкой, спросил:

— Ты считаешь «кирпичи» своего понимания? Если считаешь, то сколько их?

— О «кирпичах» я уже и забыл. Или ничего не изменить? Всё взаимосвязано. Тут не «кирпичи», а скорее тропа. Точнее несколько параллельных троп, ведущих к одной цели.

— Верно сказано, — поднялся из-за стола хранитель. — Цель уже видна, недолго осталось. Скоро дотелепаем.

 

Глава 14
Русский мат как мантра перекодировки

Через час мы уже были в молодом сухостое. Развернув нарту и утоптав вокруг неё снег, мы взялись за топоры, и вскоре рядом с нами выросла приличная гора сушняка.

— Специально для бани дрова я не готовлю, — бросил дед Чердынцев, укладывая на нарту сухой ствол лиственницы, — чтобы был стимул два раза в неделю ходить в лес. Видишь, тут у меня целая санная дорога. И так каждый год.

— И тебе не лень за два километра возить на себе хворост?

— Это моя тренировка. Иначе ослабнут ноги, — засмеялся дедушка. — Я сейчас в таком возрасте, когда без нагрузки никак. Получаю от жизни только то, что в неё вкладываю. В этом и есть тайна долгожителей. Хотя никакой тайны и нет. Ты должен знать, что обычные люди тратят на жизнь, самое большое, процентов пять своих резервов. Всё остальное остаётся невостребованным. Глупость заключается в том, что, чем старше человек, тем меньше он себя нагружает.

— Но так, наверное, и надо, об этом говорят и врачи, — возразил я. — Всё по науке.

— Наша наука подчиняется, знаешь кому… Здесь опять ловушка. Неужели не понимаешь, они кругом, ловушки для нашего сознания. Пора бы понять: если в научных кругах утверждают, что что-то не полезно, а, наоборот, вредно — значит что-то не так. Когда заканчивается спонтанный потенциал здоровья, надо включить основной — это же так просто. Прямо пропорциональная зависимость. Чем больше тебе лет, тем больше тренируйся или просто работай. Тогда будешь жить. Вспомни своих друзей поморов. Как они живут?

 

За разговорами, нагрузив нарту, мы взялись за лямки, и вскоре наши дрова оказались у бани.

— Теперь наша задача — их попилить, — показал дедушка на «козёл». — Вот «Дружба-два». Минут через тридцать можно будет растопить нашу баньку.
Действительно, не прошло и получаса, как с дровами было покончено. И растопив печь в бане, мы с довольным видом отправились в нашу избушку.

— Когда нагреется бак, надо будет ходить и сыпать в него снег. Другой воды у нас нет.

— А если воду привезти из озера? — поинтересовался я.

— Экий ты чистоплюй! — засмеялся «старичок-лесовичок». — Неужели ты не знаешь, что снеговая вода самая лучшая. Она и мягкая и очень полезная для кожи. В озере вода жёсткая. Таково свойство всех горных источников. Она хороша только для рыб. Попробуй-ка ею промыть твою шевелюру?

— И твою бороду! — засмеялся я.

— Да, и мою бороду, — невозмутимо ответил дедушка. — Так что нам придётся топить снег дружище, он намного полезнее — это довольно быстро, и нашему разговору такая работа не помешает.

 

После традиционного чаепития старик Чердынцев сказал:

— Прошлый раз я познакомил тебя с технологией воздействия на сознание человека информационных паразитов. Для колорита я их называю информационными червями. Этой технологии много тысяч лет. Она стара, как мир, но до сих пор работает.

— Ты сказал, что она была создана аннунаками.

— Да я так сказал, потому что другого объяснения нет. Но возможно, что она ещё древнее, потому что полевые паразиты имеют очень сложное устройство. По сути, — это особая форма жизни, которая может существовать либо в эгрегориальных системах, либо в ментальном поле носителей сознания.

— Ментальные, умеющие размножаться и самостоятельно распространяться, чипы.

— Да, их можно назвать и чипами.

На лице старика возникло выражение озабоченности.

 

— Но вот что не понятно, а почему эта зараза не принимается в ментальное поле носителей гаплогруппы R1A1? Да и обладателей гаплогруппы R1B1A2 поражает выборочно. В основном, людей с природной предрасположенностью к пороку…

— Не пойму, о чём ты? — посмотрел я на задумчивое лицо Чердынцева.

— По нашим наблюдениям, людей с высоким потенциалом доброй воли ментальная зараза не берёт. Она может появиться в их ментальном поле, но заставить человека изменить свои жизненные установки не в силах. Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что полевые ментальные черви в основном поражают ментальные структуры холопов или шудр, да и то, потому что последние не хотят волевым усилием от них избавиться.

— А может, не могут?

— Может и не могут, потому они и шудры, — вышел из минутной задумчивости бородатый всезнайка. — Теперь ты понимаешь, почему раввины утверждают, что рядовой еврей ценнее тысячи гоев?

 

— Честное слово не понимаю! При чём здесь раввины, евреи и тем более мы, гои?

— Ты никак не можешь научиться мыслить целостно, — вздохнул таёжный философ. — Всё очень просто: кто является разносчиком ментальной заразы? Наш гойский изгой и несчастный иудей, который получает её на восьмой день своей жизни. Но если гой волевым усилием способен подавить в себе действия ментального беса, то еврею — это сделать намного сложнее. Почему? Потому что его генетика специально создана для аккумуляции и сохранения этой заразы. Вот почему, по мнению их хозяев, еврей, чистый семит, в тысячу раз ценнее любого из гоев. Конечно, раввины этого не понимают, они, как попугаи, повторяют в них вложенное, но смысл таков: он, носитель ментальных гельминтов, в этом его и ценность.

Правда, в истории Земли встречались евреи, которые, так же как и гои, волевым усилием гасили в себе эту нечисть и распространителями ментальной чумы не являлись. Но их по пальцам пересчитать можно.

— Кого ты имеешь в виду?

— Того же умницу Спинозу, Колумба или Вольфа Мессинга…

— Получается, что воля человека способна бороться даже с этой полевой заразой? — удивился я.

— Наша воля является великой силой, дружище. Если рассматривать сословия Золотого века с позиции волевого потенциала, то получается такая картина: самыми безвольными оказываются холопы. Выше их на порядок идёт первое сословие тружеников. Ещё выше стоят управленцы, а над ними — жрецы или философы, но это в идеале. Тут надо рассматривать ещё и качество воли. Есть воля злая и воля добрая. Вышеизложенное относится к воле созидателя — к доброй. Вот она и способна очистить человека от любой скверны… Включив её, даже закоренелый ненавистник гоев-акумов постепенно превращается в нормального человека.

— Неужели волевое усилие способно изменить генофонд человека? — удивился я.

— Способно, дружище, способно, только в таких делах одной воли мало. Для генетической трансформации необходима ещё и вера. Вера также важна, как и воля. Без неё ничего не выйдет. Как действует на генофонд человека и то, и другое, ты сегодня узнаешь.

— Но у меня возник вопрос: неужели древние не понимали, что собой представляют иудеи? Что они, по сути, являются распространителями ментальных полевых чипов и, как следствие, этого мощного негативного информационного воздействия.

— Ну и вопрос у тебя! Опять дурацкий и ни о чём!

— Как ни о чём?

— Ведь ты знаешь историю не хуже меня!

— Знал бы, не спрашивал… — настаивал я.

 

— Не поверю, что тебе неизвестно иудейское восстание и штурм Иерусалима римлянами — это произошло при императоре Тите в 70 году н.э. Тогда после взятия Иерусалима и крепости Масада, римляне только в Иерусалиме вырезали больше миллиона жителей. По приказу Тита Иудея была полностью опустошена и обескровлена. Император пытался уничтожить евреев как этнос. Очевидно, он знал их возможности в плане информационного влияния и попытался избавиться от опасного народа. Пленных евреев, по его приказу, ослепили на один глаз и, кастрировав, сослали в Нубию на добычу золота. Женщин, стариков и детей скормили на аренах амфитеатров хищным зверям. Казалось, социальная раковая опухоль исчезла. Операция прошла успешно.

Но именно такого поступка и хотели от Тита хозяева иудейской цивилизации. Им не нужно было еврейское государство. Им нужна была еврейская цивилизация в распылённом виде. Везде и нигде. Понимаешь, что натворил Тит? Он распылил уцелевших евреев по всему миру. Был бы он умнее, то собрал бы их всех в одном месте и запретил куда-либо мигрировать. Пусть учатся жить, как те же египтяне или фригийцы. Вот тебе пример, как надо управлять социумом. С виду Рим победил, а на самом деле сыграл на руку иллюминатам. Как видишь, об информационных свойствах «богоизбранных» древние знали. Но против их всепроникающего оружия ничего поделать не могли. Теперь ты удовлетворён?

 

Я кивнул и, поднявшись со своего места, пошёл набирать снег в ёмкость для горячей воды. Когда я вернулся, то увидел, что у старика на столе опять лежат листы белой чистой бумаги.

— Опять будем рисовать? — спросил я его.

— Буду рисовать я, а тебе придётся смотреть и запоминать. Потому что ты столкнёшься с тем, о чём пока не догадываешься. На чём мы остановились? На том, что генетика нашего народа, потомков великих ориан, даже после того, как мы приняли чужеродную религию и идеологию, не изменилась.

— Но ведь ты только что доказал, что мы ничего не приняли, а приспособили под себя.

— Не важно. Официально мы считаемся христианами. Видя, что их главное оружие дало сбой, как ты думаешь, что предприняли наши враги и враги белой расы?

— Откуда же мне знать?

— Думай логически: они видели, что христианская идеология в Европе своё дело делает. Очень быстро у потомков иберов, кельтов, саксов, крещёных жителей Британии и Скандинавии начались нужные им генетические подвижки. Христианская, по сути, семитская культура, которая пришла на смену ведической, вслед за новой примитивной религией кочевого народа, тоже делала своё дело. В результате генетического сдвига психика европейских народов резко семитизировалась. Упала до уровня тех, кто произошёл от облагороженного архантропа и веками гонял по пустыне коз и ослов. Именно таким образом под руководством Ватикана и формировался психокод современных западноевропейских народов. Это делалось параллельно с кострами инквизиции, на которых сжигались хранители древнего орианского знания и просто потомки двух высших ведических сословий. Как видишь, всё просто и эффективно. Два процесса долгое время шли параллельно. Тебе нужны доказательства генетического изменения европейцев? — посмотрел старик мне в глаза.

— Не мешало бы.

— Тогда вспомни скандинавов. Какими они были в X веке? Воинственными и вольными. Они дружили с Русью восточной и вместе с Русью Варяжской, западной, отчаянно боролись против христианских полчищ. Но вот их конунги приняли заморскую семитскую религию. И что стало с воинственностью датчан, норвежцев и шведов? С их стремлением к свободе? Они через пару поколений превратились в мокрых куриц, с которыми их короли, что хотели, то и делали. Из бесстрашных воинов они трансформировались в жалких торгашей, точно таких же евреев, только с другим цветом кожи. Разве не так? То же самое можно сказать о франках и саксах. Пока саксы и франки были частью ведического мира, они отличались отвагой, силой и мудростью. Но вот они приняли религию римлян, и также обернулись в трусливых торгашей.

— Я не пойму, куда ты клонишь? Неужели, и впрямь ты веришь, что генетическая подвижка от полюса отваги, бесстрашия, мудрости…

— И общинности, — добавил лектор.

— К полюсу трусливого, глупого индивидуализма, и желанию, посредством торговли, обогатиться, была заложена в психику европейцев с целью запуска в будущем рыночной экономики?

— Именно с этой целью, мой друг! Проект капиталистических отношений будущего в Западной Европе был заложен сразу же после падения Рима. О проекте знали только жрецы: и тёмные, и мы, их противники. Ещё мы знаем, что император Константин, который объявил религию рабов и римских люмпенов — христианство, государственной, был их человеком.

— Как это?

— Очень просто: взяли мальчика, воткнули в него определённую программу и привели к высшей власти, вот и всё. То же самое, что и с нашим Горбачёвым.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что при Константине жрецы солнечного Митры отлично знали о проекте полулюдей-полуящеров. Поэтому именно их христиане с разрешения Константина и сожгли заживо. А за ними и других служителей древней религии.

— Я этого не знал.

 

— Но давай пойдём дальше. Думаю, с населением западной Европы всё ясно. Посредством примитивной чужеродной религии, идеологии и, так называемой христианской культуры, оно изменилось на генетическом уровне. С виду — это вроде бы датчане или французы, но, по своей сути, они больше походят на евреев.

— А я думал, что ты скажешь на арабов.

— Арабы хоть и семиты, но другие. Они от своего примитивизма не отказались и в наше время. Именно поэтому у них запущен контрмодерн. Нет, западноевропейцы больше похожи по своему прагматизму, жадности и изворотливости на евреев. Разница только в том, что поклонники Саваофа очень сплочённые, а западноевропейские гои, наоборот, индивидуалисты — это тоже сделано специально, чтобы легче было ими управлять.

— Какой-то ужас! Они что, все эти англичане, голландцы, французы и немцы — что-то вроде скота? Ты считаешь их индивидуалистские особенности не случайными? — не выдержал я.

— Конечно, нет! Генетический код западноевропейцев строился очень аккуратно. Посмотри, наций много, но, психически, они друг от друга мало чем отличаются. Все с одной колодки.

— Но постой! — возразил я специалисту по психокодам. — Немцы совсем другие! Они в Европе самые смелые! Ведь только они могут воевать с нами.

— Верно! — согласился со мной всезнайка. — И ещё они не любят торговать, им нравится что-нибудь созидать — это самая творческая нация в Европе.

— Вот видишь! — торжествовал я.

— Что видишь? — передразнил меня с хитроватой усмешкой дедушка. – Так оно и должно быть.

— Почему? — удивился я.

— Да потому что Германия — это бывшая Венетия. У немцев наша русская, очень стойкая генетика. Вот и всё. В своё время у венетов или вагров преобладал северный генокод R1A1. Он, как ты слышал, способен противиться любому информационному воздействию. И христианскому в том числе. Вот и получилось, что благодаря ему, генетические подвижки у онемеченных венетов прошли иначе. Поэтому во всех войнах с нами, начиная со Средних веков, немцы и являлись нашими основными врагами. Правда, в XIII веке было не так. Хоть орденские армии и набирались из онемеченных венетов, но сам король Германии был на стороне Руси и Орды. Я имею в виду Фридриха II Гогенштаухена. После его гибели римские папы истребили за это весь его род.

 

— Почему он так поступил, ты не знаешь?

— Нет, не знаю. Об этом можно только догадываться. Очевидно, знал, что сделали с венетами и, самое главное, зачем.

— Думаешь, что германский король встречался с волхвами?

— Наверняка. Поэтому он и сделал выбор. Но хватит о нём. У нас другая тема. С генетическим обрушением западноевропейцев мы разобрались. Теперь вернёмся к нам, в Русь Восточную. Тебе известно, что ни семитская религия, ни их идеология, генетически, нас, русских, не изменила.

— Мне бы понять, как это происходит. Неужели информационно можно воздействовать на генетику человека? Аж не верится!

 

— Этим вопросом мы с тобой сейчас и займёмся, — посмотрел на меня дедушка. — Но ты опять пытаешься бежать впереди телеги. Остынь и слушай. Знаешь, что предпринял Запад, когда понял, что с генетикой русских всё в порядке, к тому же Русь, к великому ужасу Ватикана, объединилась против христианского мира с Ордой?

— Что?

— На Западе специально для русских были придуманы мантры генетического разрушения.

— Что ещё за мантры, я об этом в первый раз слышу!

— Неправда, ты их все знаешь, просто не понимаешь, о чём идёт речь, — засмеялся человек-энциклопедия.

— Опять ты задаёшь мне загадки. Скажи, что имеешь в виду?

— Самые обыкновенные маты, дружище. Те самые, которыми пользуемся мы, русские. Они, как ты знаешь, неизвестны другим народам. Почему, ты не задумывался?

— Признаться нет.

— А ты сейчас возьми и подумай. Почему матерное слово распространено только у нас, на Руси? Мы что, сверх особенные? У других народов мантрических вибрационных ругательств нет, а у нас, пожалуйста, сколько угодно!

— Ты это серьёзно?

 

— Более чем. Мат — страшное оружие. Оно рушит генофонд человека под корень… Как это происходит? — глядя на мою удивлённую физиономию, сказал знаток русского мата. — Просто и эффективно. Ты должен знать, что каждое слово вызывает электромагнитные колебания. Одни колебания могут быть безвредны, но другие обрушиваются на ДНК человека, подобно урагану. Наши русские маты и являются такими вот словами-убийцами. Под воздействием исходящих от них электромагнитных высокочастотных колебаний ДНК начинает изгибаться, рваться на куски, мало этого, в ДНК возникают генетические замены и перестановки. Отдельные гены меняются местами. Понятно, что возникают мутации и они — отрицательные. К чему ведут эти сдвиги, ты, я думаю, догадываешься. В сознании любителя ругаться матом возникают низкопробные программы. Человек становится крайне эгоистичным, раздражительным, злым. У него притупляются умственные способности. Ты, наверняка, замечал, что матом ругаются глупые недалёкие люди.

— Но я был уверен, что потому они и ругаются, что с головой не дружат.

— Запомни, тёмные, создавая для нас, русских, матерную брань неплохо её обкатали на людях. И мы знаем их опыты. Они брали вполне нормальных людей и заставляли их некоторое время говорить на своеобразном состоящем из сплошных матов сленге. И подопытные очень скоро превращались в полуидиотов.

 

— Может, ты меня разыгрываешь? — посмотрел я на волхва.

— И не думал. Просто ты многого не знаешь. Матерная брань вызывает разрушения в хромосомах примерно так же как радиоактивное облучение в 1000 рентген.

— Что-то невероятное!

— Не веришь? Тогда возьми и проведи эксперимент.

— Что ещё за эксперимент? Здесь, у тебя?

— Зачем? Когда вернёшься в жилуху, возьми да запиши на диктофон несколько матов, и начни их воспроизводить какому-нибудь домашнему растению. Они, наверняка, у тебя в доме есть.

— Ну и что дальше?

— Этот цветок у тебя вскоре загнётся, хорошо, если он один, а то погибнет и весь твой сад. И ты вместе с ним, если будешь долго слушать мантры разрушения и смерти.

— Ну и ну! — протянул я. — Оказывается даже маты у нас не наши.

— А ты хотел, чтобы они были русскими? — засмеялся специалист по матерщине. — Нашими они только зовутся. На самом деле их изобрели в XV веке мозги ящероголовых. Распространились же они посредством нашего недалёкого купечества. Запомни, первыми матерной бранью стали баловаться купцы, потом эстафету перехватили городские низы. В среду землепашцев мат пришёл только в XVIII веке. Да и то, далеко не везде. Например, в Сибири он вообще не был распространён. Здесь долгое время считалось, что материться грешно. С одной стороны, ругаться матом не давали старообрядцы, с другой — шаманы и живущие в лесах волхвы.

С этими словами дедушка поднялся со своего места с намерением пойти в баньку, чтобы насыпать в бак свежего снега.

— Я это сделаю быстрее, чем ты, — остановил я его. — Лучше бы ты нарисовал мне то, что собрался.

— Придёшь, будем рисовать вместе, — проводил он меня взглядом.

 

Глава 15
Воздействие языка на генетику

Когда я вернулся домой, на одном из листов бумаги схематично была нарисована карта Евразии. Старик, дорисовывая острова и архипелаги, кивком указал мне на табурет и сказал:

— Пару дней назад мы с тобой разобрали технологию происхождения двух больших цветных рас. Ты знаешь, кто их создал и, наверное, догадываешься, зачем.

— Для того чтобы со временем растворить в них потомков белых богов, белую расу.

— Всё правильно. Но это — программа будущего, хотя она уже начинает осуществляться. Вместе с тем, есть одна деталь, которую ты должен понимать. Чтобы повести белую расу к генетическому смешению с цветными расами, надо нивелировать их духовный уровень. Максимально опустить белую расу и максимально поднять расы цветные. Вот об этом процессе мы и поговорим. Как это сделать? — посмотрел всезнайка на свою карту.

— Через разрушение у белой расы её древней космогонии и представлении об общих законах Мироздания, — припомнил я одну из прошлых лекций.

— И навязывания ей, посредством корпуса рабов духа — холопов, примитивной религии, а с ней и идеологии расы, которая стоит по своему биологическому уровню развития намного ниже белой. Идея, ничего не скажешь, гениальная. Последствия её — налицо. В этом можно убедиться, если сравнить психологический код европейцев и нас, русских. На Западе европейцы давным-давно превратились в генетических рабов. Они, рабы по духу, осознают это, но спокойно к такому положению дел относятся. Они — индивидуалисты. Установка «разделяй и властвуй» по западным европейцам неплохо прокатилась. Мы же, русские, рабства ни в какой форме не приемлем. И мы как были по своей природе общинниками, такими же и остались. Ничего не изменилось. Почему? Потому что христианский код поведения, а с ним и генетические подвижки, на нас не сработали. Тут надо сказать «спасибо» нашей биологической способности противостоять различного рода лжи и, конечно же, подвижничеству церкви Сергия Радонежского. Но ты должен знать, что влияние чужеродной религии и идеологии — только верхняя часть айсберга. Нижняя его часть построена из несколько иных технологий. Вот я нарисовал схему Евразийского континента.

 

Здесь карандаш старика прошёлся по северу Сибири, Уралу и Беломорью.

— Шесть тысяч лет назад сложилась общность выходцев с нашей погибшей прародины. Этих людей в академических научных кругах называют индоевропейцами. Мы же их кличем бореалами или ариями, в честь погибшей священной Орианы. Помнишь, библейский миф о единстве языка всех народов?

— Конечно, помню.

— В нём речь идёт о языке бореалов. Дело в том, что искусственно созданные расы, те, кого аннунаки генетически создали из архантропов, долгое время пользовались языком жестов. Только со временем понемногу они стали осваивать подобие членораздельной речи, кстати, которую для их гортаней разработали хозяева. Из первых наших занятий ты должен знать, что язык является производным ментального поля, следовательно, он связан с организацией мозга человека. Сложный язык не может принадлежать в биологическом плане примитивному этносу. Психотип строит язык, а не наоборот.

— Это я понимаю.

— Хорошо, что понимаешь, — засмеялся дедушка. — Молодец! А если высокоорганизованному в психическом плане этносу навязать чужой примитивный язык, как ты думаешь, чем это кончится?

— По твоей теории, этносистема, чтобы уцелеть и не распасться, должна опуститься на максимальный уровень стабильности.

— Эко, заговорил по-научному! Ты что, проще не можешь, голова не тянет?

— Могу.

— Тогда что тебе мешает?

— Навязанный высокоорганизованному этносу примитивный язык опустит коллективное сознание этноса.

— Знаешь, почему опустит?

— Потому что язык своими частотами, а точнее электромагнитными колебаниями, мощно воздействует на генные структуры ДНК. Здесь тот же самый случай, что и с матами. Но если маты являются специально созданными мантрами, то с чужеродным языком несколько проще. Он влияет на ДНК, не разрушая, а перестанавливая местами его генные структуры, что естественно отражается на психике человека в целом. Если страдает индивидуум, то сам понимаешь, что происходит с коллективным сознанием этноса. Оно опускается. Понятно, что для этого надо полностью забыть свой язык и перейти на тот, который тебе был подсунут.

 

— Неужели нечто подобное у нас было?

— А ты будто не знаешь. Было и имеет место в наше время.

— В наше время? — открыл я рот.

— Да, в наше время. Например, на той же Украине. Что там происходит? Сейчас там создаётся, точнее, выдумывается новый язык. В этом направлении на Украине работает целый институт и несколько институтов за рубежом. Выдумываются новые слова, выражения, новая грамматика. Понятно, что всё это намного примитивнее того русского диалекта, на котором говорят на Украине. Надо уметь отличать язык от диалекта. Если у языка несколько диалектов или ветвей, по сути, это всё равно один язык. Потому что говорящий на одном диалекте легко поймёт говорящего на другом. Помнишь, знаменитые выступления Тарапуньки и Штепселя? Еврей Штепсель говорил по-русски, а Тарапунька — по-украински. И что? Они без труда понимали друг друга, и весь СССР их хорошо понимал. Сейчас же южнорусский диалект назван особым украинским языком. Мало этого, новоиспечённый язык уничтожают, заменяя его искусственным.

Если так дело пойдёт и дальше, то через пару столетий южнорусский диалект просто исчезнет. Украинцы же будут говорить на том «смешай господи», что им сейчас навязывают. Другая речь — полбеды, беда в том, что будет изменён, посредством примитивной лексики, генокод целого этноса. На Украине будет истреблена русская открытая и чистая душа народа. Вот в чём ужас! Как ты думаешь, зачем это делается?

— Честно говоря, не петрю. Наверное, чтобы оторвать Украину от России?

— Ты прав. Но ответ не полный. Чтобы создать на территории Украины новый, люто ненавидящий Россию этнос. Знаешь, для чего?

— Неужели для того, чтобы в будущем двинуть его против родственного по крови народа?

— Именно для этого. В прошлом такой прецедент уже был. Первым сколом от единого ядра бореалов были некоторые племена италиков, этруски и кельты. Уйдя на запад, они недолго говорили на праязыке, по сути, на древнерусском, а точнее на пракрите. Их скоро переучили на более примитивные наречия. И в результате на территории Европы появилась в форме Римского государства новая Атлантида. Она вобрала в себя говорящую на одном из диалектов праязыка Грецию и Иллирию. И вот её границы подошли к орианскому миру, к империи бореалов — прямых потомков белых северных богов.

О трагедии скифов, которые попали под влияние греков и их союзников — македонцев, ты, я думаю, наслышан. Культурные ценности Запада, которые тёмным удалось навязать скифам, сыграли в судьбе последних трагическую роль. Причерноморье, чуть было не поставило их на колени перед вышедшими на Дунай легионами новоиспечённых атлантов-римлян. Благо, с востока подоспели сарматы.

Но сарматов не оказалось на территории современной Швейцарии и на Рейне. В тех местах за короткий срок бореалов лужицкой культуры перекроили на иной этнос. Это сделали римляне.

Хозяева Римской империи хорошо понимали, что у Рима, чтобы победить гигантскую державу потомков ориан и бореалов, сил не хватит. Рим к этому времени в борьбе с непокорными народами предельно выдохся. Фактически, произошло то же самое, что и сейчас происходит. Ведь Европа с нами воевать больше не может. Тогда было то же самое.

Если сейчас против России создают так называемых украинцев, то во времена позднего Рима на территории Баварии, Саксонии и Нидерландов из русов-бореалов посредством подмены языка и некоторых элементов культуры были созданы германцы. В этом низком и подлом деле римлянам помогли продажные вожди русов и два примитивных племени полуиберов-полунеандертальцев: тунгры и неметы, чей язык и стал основой древнегерманского. Понимаешь, что произошло?

 

— Не совсем, — почесал я затылок.

— Сначала, посредством принятия нового языка западными подвластными Риму русами-бореалами, была исковеркана их генетика. Опущены до принятия культуры соседей, я имею в виду тунгров и неметов.

— А потом произошло генетическое смешение и тех, и других, так? — спросил я.

— Так, именно так. Вот почему в скелетах западных немцев, особенно в их черепах, до сих пор прослеживается грубость и архаичность. Западного немца легко отличить от центрального, или восточного. Последние являются потомками венетов. По крови они близки к нам. Но не западные. Те — другие, так же как и восточные французы, которые имеют с западными немцами схожее происхождение.

— Ты имеешь в виду бургундов? — спросил я.

— Да, их, — ответил старик.

 

И тут я вспомнил народный германский эпос о нибелунгах. Как раз его события происходили в средневековой Бургундии. Когда я его читал, то удивлялся воинственности и кровожадности бургундов. В битве с гуннами вместо воды их правители и рыцари пили человеческую кровь, и это считалось у них достоинством.

— Что-то ты стал задумчивым? — посмотрел на меня дедушка.

— Да вот вспомнил Бургундского Хагена, Гюнтера и его братьев.

— Это из сказания о нибелунгах?

— Откуда же ещё?

— Помнишь, какие зверюги?

— Гунны царя Этцеля или Атиллы, по сравнению с ними, — сущие ангелы.

— Да, это так, кровожадности и свирепости у них хоть отбавляй. Понимаешь, откуда все эти замечательные качества?

— Из генофонда тунгров и неметов.

— А знаешь, почему неметов звали именно так? Заметь, и на германском наречии, и на славянском, это слово звучит одинаково.

— Наверное, от слова «немые»? — высказал я предположение.

— Не умеющие говорить! Какие народы не знали членораздельной речи, давай, вспоминай!

— Наверное, очень близкие к неандертальцам или сами неандертальцы. Как считают современные учёные, у них отсутствовал речевой аппарат.

— Всё так и есть, — посмотрел на свою карту дедушка. — Позднее слово «неметы» перешло на германцев в виде знакомого нам — немцы. Как ты думаешь, почему?

— Не знаю.

— Потому что неметы растворились в новом этносе, дурень! Мы же об этом уже говорили.

 

На слово «дурень» я не обиделся. Дед Чердынцев ругательные слова всегда говорил с особой мягкостью, полушутя, поэтому обижаться на его высказывания в свой адрес было глупо. Мне стало смешно, заулыбался, глядя на меня и седоголовый лектор.

— Суть я понял: если высокоорганизованному этносу насильно навязывается язык племени «тумбу-юмбу», естественно с условием, что свой родной язык он забудет, то генетика высокоорганизованного этноса под воздействием нового языка опускается ровно на столько, насколько позволяет этот язык.

От моих слов дедушка поморщился.

— Ну и примитив же ты. Говоришь о серьёзных вещах языком необразованного дворника. Когда ты, наконец, поймёшь, что любые звуки человеческой речи являются своего рода мантрами или звуковыми высокочастотными генераторами электромагнитных колебаний. Всё дело в них, дружище. А они, в зависимости от звуковых колебаний, — разные. Одни звуковые частотные генераторы вызывают электромагнитные колебания узконаправленного векторного характера, другие — фронтального плоскостного, а третьи — объёмного, где три вектора направляются из одной точки. Есть электромагнитные колебания не только объёмные, но и устремлённые по временному континууму. Здесь я коснулся четырёхмерности. Понимаешь, о чём я тебе говорю?

— Смутно, — честно признался я.

 

— Тогда я попробую объяснить тебе иначе, — вздохнул специалист по звуковым колебаниям. — Там, где ЭМК имеют векторный характер, — это поле первого измерения, где плоскостной — торого, а где ЭМК имеют объёмную конфигурацию — измерение третье.

— Теперь понятно, — прервал я разгорячённого хранителя. — Там, где объём устремляется по вектору времени — измерение четвёртое!

— Ты не перебивай и слушай, — старик явно нервничал. — Ты должен уяснить, что наш русский язык потому и является самым архаичным и древним, что он, несмотря на все реформы, до сих пор остаётся не просто образным и объёмным, но и не растерял своей четырёхмерности. Звуки нашей речи всегда связаны со временным континуумом. О чём это говорит? Только о том, что он, наш русский язык, со всеми его диалектами является прямым потомком древнего космического праязыка белых богов — наших предков. Звуковые частоты нашего языка вырабатывают не только объёмную форму электромагнитных колебаний, но и временную.

Это легко доказать на множестве примеров. Например, возьмём названия жилища. Что приходит в голову? Конечно, дом. Что означает это слово? Настоящее время. Если сказать в прошедшем, то надо добавить слово «был». А если взять слово «хибара»? Одно слово, но оно указывает на дом-развалюху. Значит, на временной вектор. Был когда-то дом или домик, прошло время, и получилась хибара.

Но это звуковые частоты, взятые на слух. В электромагнитном поле картина иная. Там не только прошлое и настоящее, но и будущее, и всё это легко воспринимается нашим подсознанием. Кстати, подсознание как раз и работает в четвёртом измерении. Это его поле деятельности. Понял, о чём я тебе говорю?

— Не совсем.

 

— Тогда слушай дальше. Ты должен осознать, что генетика человека и электромагнитные колебания, рождённые нашей речью, между собой тесно связаны. Естественно, первична генетика. Слова и рождённые ими электромагнитные колебания вторичны. Что мы наблюдаем? Уравнение или систему. Так?

Я кивнул.

— А теперь вспоминай, что может дать речевой частотный примитив, например второго измерения, где действуют в электромагнитном диапазоне два вектора?

— Своего рода удар по генетике. Часть генетического кода человека по причине ненадобности начнёт деградировать. Такова природа всех систем. Любая система стремится к наименьшей отдаче энергии.

— Верно! И что произойдёт?

— Система опустится на порядок ниже. Налицо акт психической дегенерации. Почему? Да потому, что работа происходит на уровне ДНК человека. Рушится ДНК — из более сложного, оно превращается в более примитивное. Какой можно из вышеизложенного сделать вывод? Как ты думаешь? — посмотрел мне в глаза хранитель.

— В плане языков только один наш русский язык, вместе со всеми своими диалектами — языками украинским, болгарским, сербским и другими — является самым древним на Земле.

— Я не об этом! Только идиот усомнится в подобном. Мне хотелось услышать другое. Ведь тут всё яснее некуда: посредством замены языка у психически высокоорганизованного этноса на более примитивный происходит слом генетического аппарата. Следовательно, начинается дегенеративный процесс…

 

И тут только до меня дошло, что хочет, от меня старый.

— Уж не хочешь ли ты мне внушить, что все представители и романской языковой семьи и германской являются, по сравнению с нами, русскими, в какой-то степени дегенератами?

— Наконец-то до тебя докатило! — засмеялся дедушка. — Но заметь, мы их таковыми не считаем. Они нас — да! Мы у них — и варвары, и язычники, и дикари, и вообще, азиаты… На что это указывает? На то, что дегенератами и варварами являются как раз они, а не мы. Есть один психологический закон: обычно в несовершенстве ближнего обвиняет тот, кто более всего не совершенен. Но ни англосаксы, ни германцы этого закона, оказывается, не знают. Вот беда! Ты догадываешься, какого уровня их языки? Я имею в виду языковую романскую группу и германскую?

— Могу только предположить.

— Давай, я с интересом послушаю.

 

— Я точно знаю, что обе западноевропейские языковые группы: и германская, и романская, образностью не блещут. Значит, перед нами не третье измерение, а скорее всего, второе — рациональное плоскостное…

— Молодчина! Вижу, что ты меня понял. Да, и германские языки, и романские — знаковые. Они хороши только для общения на примитивном, грубоматериальном уровне. Их и создали под будущую техногенную цивилизацию. Грустно, но это так.

— Значит, и народы Запада искусственные, и их языки?

— Совершенно верно! Так оно и есть. Можно добавить, что и история западной цивилизации тоже блеф. Она с начала до конца придумана. Впрочем, — вздохнул рассказчик, — и у нас то же самое. Подлинную историю или хронологию знаем только мы, жрецы, представители высшего сословия. Остальные русичи верят мифу, который принято называть наукой.

Несколько секунд старик сидел молча, потом, посмотрев на меня, сказал.

— Сбегай-ка, Белослав, в нашу баньку. Подкинь дровишек и утрамбуй побольше снегу, а я подумаю, что можно ещё тебе добавить.

Когда через несколько минут я снова уселся перед дедушкой, тот сказал:

— Знаешь, самыми умными на Западе оказались израильтяне.

— Это почему? — удивился я.

— Потому что они поняли то, о чём я тебе только что рассказал. Когда в парламенте у них возникают споры, и они не могут понять друг друга, то обычно отправляются в фойе, где переходят на варварский русский. И понимание приходит. Кроме того, в Израиле вышли работы учёных лингвистов и психологов, где утверждается, что грамматика русского языка и его глубокое знание развивает нервную систему человека так, как ни один язык мира. И чтобы дети были умными и талантливыми, надо учить их русскому языку с детства. Это раз.

И второе. Ты должен знать, что Россия-матушка платит дань Западу не только деньгами или детьми, но и своими учёными. Не будь у них наших, русских мозгов, они со своими псевдоспециалистами по разным наукам давно бы загнулись.

И последнее. Ты когда-нибудь слышал про Чудинова, нашего русского лингвиста?

— Конечно, слышал.

— А знаешь ли ты, что этот учёный открыл, так называемую до-кириллицу.

— Я это знаю.

— О чём это говорит?

— Наверное, о том, что Кирилл и Мефодий никакого отношения к нашей древней азбуке не имеют. Они приспособили нашу древнюю азбуку для моравов и болгар. Тем, которые в силу своего движения на запад, её утратили.

 

— Ты верно заметил. Всё это так, но мне хотелось другого. Чтобы ты понял, что наш русский современный язык мало чем отличается от древнего праязыка. Вот что самое главное. Иначе бы академик Чудинов не читал свободно древние наши тексты. А теперь тебе вопрос на засыпку: как ты думаешь, какой язык станет языком будущего нашей планеты: немецкий, английский, испанский или наш, русский?

— Если дегенерацию нам остановить так и не удастся, — стал рассуждать я, — то языком международного общения станет, несомненно, язык английский, потому что примитивнее его нет.

— Есть! Ты здесь зря. Например, языки народов Африки или язык маланезийцев и папуасов.

— Я хотел сказать, в Европе.

— В Европе, наверное, ты прав. А если мы всё-таки победим, что тогда?

— Тогда языком международного общения станет наш, русский язык. Не столько в силу своей четырёхмерности, сколько потому, что он может явиться тем лингвистическим инструментом, которым можно будет поднять генетику цветных гибридных рас. Или я не прав? — посмотрел я на деда Чердынцева.

— Я с тобой согласен. Наконец-то ты научился думать. Это отрадно. После бани пойдём дальше. Первый шаг уже сделан.

— Только первый шаг? — удивился я.

— Да, первый. Самого главного ты ещё не знаешь.

 

Глава 16
То, что разрешается богам,
запрещено людям

Через час мы со стариком уже парились в своей бане. Жар от каменки стоял неимоверный, поэтому на головах у нас красовались старые ушанки, а на руках — холщёвые рукавицы.

— Думаю, твоим ментальным глистам не сладко! — плеснул на раскалённую гальку настой трав дедушка. — А когда нырнёшь в снег, им совсем тошно будет.

— Неужели в моей ауре живут ментальные чипы? У меня с психикой вроде всё нормально, — спрыгнул я с третьей полки на вторую.

— Я пошутил! Понимаешь, люблю пошутить. Но в снег прыгать нам всё равно придётся.

И старик подал мне свежий распаренный веник.

— Но на дворе минус шестьдесят! — взмолился я. — Как можно?

— Хоть семьдесят, такова традиция, мой друг, традиция! Иначе иммунку не расшевелишь. А она должна у нас быть крепкой! Понимаешь? В высоких широтах воздух стерилен. Здесь почти нет болезнетворных микробов, вот в чём беда!

— Беда? — изумился я. — Это же здорово!

— Какой же ты у меня глупый! — глядя мне в глаза, вздохнул дед Чердынцев. – Неужели тебе не понятно, что без иммунки человек обречён. Можно концы отдать от элементарной простуды. Вот и приходится стимулировать свои доморощеннее бактерии, то высокой температурой, то резким охлаждением. Чтобы они всегда были в форме. Тогда и иммунка будет в порядке. Понял или нет, бестолочь?

Старик, глядя на меня, засмеялся.

— Давай, грейся, парься и в сугроб. А потом я тебе расскажу ещё об одной информационной технологии разрушения ДНК человека.

 

После банного обряда и крепкого настоя чая с брусникой, дед забрался на свою любимую печь и, глядя на потолок, сказал:

— Мы с тобой разобрали влияние языка на генетику. Пускай не досконально, чтобы ты понял, о чём идёт речь. Но для полного понимания рождения новой Атлантиды надо знать ещё кое-что. Прежде всего, откуда она проросла. Тогда у тебя появится целостная картина. Помнишь Генриха Шлимана, который, якобы, откопал древнюю Трою?

— Почему — якобы? — спросил я.

— Потому что с Троей он ошибся. Он её не нашёл. На месте великой Трои возник ионийский Пергам. Но здесь другая история, поэтому на ней останавливаться мы не станем. Речь у нас пойдёт о другом. Генрих Шлиман, кроме Трои, раскопал ещё и Микенскую цивилизацию. Такие города, как Микены, Пилос, Орхомен и Тиринф. Работал он и на Крите. Так вот мало кто знает, что все ахейские города покоятся на руинах древней допотопной цивилизации Орианы. О ней упоминает в «Тимей и Критий» великий и мудрый Платон. Знаешь такого?

— Знаю! — засмеялся я.

— Платон называет ту древнюю цивилизацию праафинской. О ней его родственнику Солону рассказывал египетский жрец из храма Нейт, в Саисе. Именно они, эти самые праафиняне, и разгромили оккупационную армию атлантов. Точнее наши предки ориане, колонии которых находились в современной Греции, Ливане, Палестине и на севере Египта. В те далёкие времена никаких религий на Земле не было. Поэтому — ложь, что олимпийские боги были даны грекам, точнее ахейцам, потомками той далёкой допотопной цивилизации. Всё намного сложнее.

Иберийские гибридные народы Балкан приняли представителей белой орианской расы колоний за расу богов. Так как у иберов религиозного института в те времена не было, скорее всего, они являлись банальными примитивными шаманистами, то обожествление людей белой расы подняло сознание балканских гибридных племён на новую ступень понимания реальности. Великая война с атлантами и последовавший за ней потоп опустошил и Пелопоннес, и Антиду. Колонии ориан превратились в руины. Об этом написано и у Платона. А когда волны потопа схлынули, на пустующие земли с Балкан пришли предки первых греков. По языку они были представителями нордической расы, но по крови смесью бореалов и иберов. Отсюда у них и дикие нравы. Я имею в виду воинственность и человеческие жертвоприношения. Эти поселенцы, скорее всего, были шаманистами, но ранее белых богов они знали не понаслышке. Потому что повсюду, вдоль побережья моря и на его дне, стояли разрушенные циклопические постройки древних цивилизаций.

Позднее, примерно через тысячу лет в середине IV тысячелетия до н.э. на юг Балканского полуострова пришли пеласги и лелеги. Они явились сюда с северного Причерноморья после великой битвы народов, которая описана в Махабхарате. Дело в том, что на территории Великой степи, где сошлись войска легендарных Пандавов и Куравов, из-за применения оружия Индры, возник сильный радиационный фон. Он-то и вытеснил жителей трипольской культуры с их территорий на юг Балканского полуострова. Здесь они назвали себя лелегами и пеласгами (аистами, с древнего греческого языка). Но беда была в том, что во время переселения они утратили свой жреческий корпус. Почему так произошло, не ясно, но факт остаётся фактом. Возможно, им в этом помогли. Но пойдём дальше.

Придя на юг Балканского полуострова, племена бывших трипольцев не столько истребили местное население, сколько с ним смешались, а так как у них не осталось своего жречества, то переселенцы приняли верование автохтонов. Так началось рождение олимпийских богов. С одной стороны, они родились из памяти автохтонов, с другой — из фантазии полушаманов-иберов. Со временем в Среднюю Грецию пришли племена из Фракии. Они принесли с собой культ Диониса и Орфея.

Но недолго пеласги и лелеги жили мирно. Через 400-500 лет после своего прихода они подверглись мощному удару с Севера. В Аттику, на юг Пелопоннеса, из Иллирии пришли племена ахейцев. И пеласги вынуждены были отступить на Крит. Так возникла микенская цивилизация.

Ахейцы не были чистокровными представителями нордической расы. Они тоже являлись гибридными иберами, отсюда их кровожадность и культ человеческих жертвоприношений. Именно с приходом ахейцев сформировался пантеон олимпийских богов в том виде, в котором он просуществовал до принятия христианства.

Кроме, разве что, Аполлона Гиперборейского. Его культ появился в Греции после нашествия на Аттику и Пелопоннес новой волны фракийцев.

Это произошло за пару сотен лет перед Троянскими событиями. Кстати, троянцы тоже были выходцами из Фракии. Фактически, такими же русами, как и мы. Троя была центром огромного государства, которое называлось Троадой. Но это уже другая история.

— Поэтому за неё и сражался Аполлон? — спросил я.

— Именно, поэтому, — кивнул головой знаток мифологии. — И с ним была наша Лада Орианская в образе Афродиты. Потому, что ахейцы не знали, что такое настоящая человеческая любовь. По своей натуре они были пиратами, торговцами и завоевателями. Их свирепые лица хорошо видны по золотым маскам из Микенских гробниц. Ты видел их рожи?

— Видел и не раз.

— Тогда ты понимаешь гнев Лады-Афродиты, которая попала в такую вот недоделанную цивилизацию.

— А откуда взялся её культ у ахейцев?

— А ты вспомни, где родилась Афродита?

— На Кипре, это известно даже детям.

— Не криви душой, наши дети порой не знают имён своих бабушек и дедушек. Но вернёмся к Афродите. Да будет тебе известно, что после гибели Минойской цивилизации на Крите часть пеласгов некоторое время жила на Кипре. Это была их последняя колония. Какой из всего услышанного можно сделать вывод? Что Аполлон, его сёстры Артемида и Афродита никакого отношения к ахейцам не имели. Они в пантеон олимпийских богов не входили, и впоследствии именно их усилиями была опрокинута власть олимпийцев. Ты, наверное, слышал о восстании Аполлона Гиперборейского против Зевса и его окружения?

— Этот миф мне рассказывал один удивительный еврей.

— Уж не Иосиф ли Солганик? — спросил меня загадочный дедушка.

— Всех-то ты знаешь, и всё-то тебе известно! — засмеялся я.

— Работа у меня такая, всё знать. Что ж, тогда на этом мифе-пророчестве я останавливаться не буду.

— Пророчестве? — удивился я.

//Существует миф о восстании Аполлона Гиперборейского (Бог нравственности, света, Бог Солнца) против Олимпийских Богов, который тщательно скрывается масонскими научными кругами. В этом мифе сказано о том, что Аполлон Гиперборейский вначале был одним из Олимпийских Богов, но потом разорвал отношения с Олимпийцами и поднял против них восстание. Он с Афродитой (Богиня красоты) и Артемидой (Богиня охоты) уничтожил их всех, кроме Богини Гекаты (Богиня подземного царства, Богиня Луны), которой удалось уцелеть в этом противостоянии, чтобы потом продолжить борьбу с Силами Света. На самом деле, этот миф является предсказанием тем событий, которые ещё произойдут в ближайшем будущем.//

— Ты опять под дурня косишь? — повернулся ко мне всезнайка. — Неужели не мог догадаться, кто с кем воевал? Или ты забыл, что Аполлон является нашим северным богом?

— Не забыл!

— Тогда почему не понял мифа?

— Так получается, что в будущем олимпийцев мы победим?!

— Конечно! А ты что, сомневался?

— Да нет, просто не дошло, что миф о гибели олимпийцев от рук Аполлона, по своей сути, является пророчеством.

— Да, пророчеством, бестолочь! Всё прикидываешься дебилом, а на самом деле и хитёр, и умён! Если так будешь себя вести и дальше, я тебя импотентом сделаю!

— Делай, — вздохнул я. — Одной заботой будет меньше.

— Меньше, говоришь! — и старик захохотал звонким молодым смехом. – Я вот что тебе пытаюсь сказать, а ты всё крутишь и вертишь. Что олимпийские боги были выдуманы на территории Греции для того, чтобы посредством их влияния на социум, опустить и сознание, и генофонд тех, кто в них верит. Понимаешь, о чём я?

— Догадываюсь.

 

— В чём суть любой религии? — продолжил лекцию дедушка. — В том, чтобы заставить коллективное и индивидуальное сознание верующих подниматься от примитивного к идеальному, так?

— Думаю, что да. Иначе религия теряет всякий смысл.

— Верно, теряет смысл. А если наоборот? Если боги не являются людям тем идеалом, к которому они должны стремиться, что тогда?

— Тогда верующих охватит стихия дегенерации.

— Видишь, стал думать. Импотентом быть не желаешь! Ответ верный. А теперь давай вспомним, какими являлись в нравственном отношении олимпийцы? Даже мифы, написанные для детей, читать противно. А что сказано в мифологии для взрослых?! Возьмём Зевса: он самый настоящий бык-производитель. Кого он только не топчет? И богинь, и нимф, и смертных. У него тысячи детей, незаконнорождённых, в большинстве своём, отцу не нужных. А его жёнушка Гера? Чем она занята? Ревностью. Ревнует мужа ко всем подряд и за преступления отца жестоко мстит детям.

Что мы видим? У главного бога в семье отсутствует чувство любви. Заметь, брак у Зевса моногамный только с виду, на самом деле, Зевс практикует серийную полигамию. Нечто похожим заняты его братья Аид и Посейдон, жёны у них есть, только для вида.

А что творит Афродита? Если верить мифам, то она хуже шлюхи. По сути, Афродита практикует серийную полиандрию… Хотя, вроде бы замужем за Гефестом. Я не хочу вспоминать мифы о других богах. Везде одно и то же. Везде разврат, половые извращения, пьянка и жестокость. Вспомни, что сделала Афина с несчастным Марсием? С живого сняла кожу! И это — богиня мудрости!

— Вечная девственница, — вставил я.

— Психически ненормальная!

— Но ведь и Артемида была тоже девственницей, — напомнил я рассказчику.

— Неправда, русская Зевана или Артемида — замужняя женщина. Мужем у неё был Светобор — бог наших русских лесов. Потому на Олимпе она себя и вела целомудренно, что ей никто не был нужен. Ну, ты и фрукт! Опять перевёл стрелку на другую тему! Больше меня в разговоре не перебивай. Иначе я тебе так и не расскажу то, что надо.

 

— Да я уже понял, что ты хочешь мне поведать. Если боги — дегенераты, то общество, которое ими курируется, не дегенеративным быть не может.

— Вот-вот, теперь подумай, во что всё это проросло? В Греции некоторые люди пытались бороться с дегенерацией. Они говорили своим чадам: то, что разрешается богам, запрещается людям. Но что толку? Молодые поколения шли к морально-нравственной катастрофе, высоко задрав голову. Дескать, мы ничем не хуже своих богов.

— Получается, что древние ахейцы и дарийцы-греки сломались на извращённой безнравственной мифологии о своих олимпийских идеалах.

— Совершенно верно. Так оно и произошло. А теперь подумай, кто им эту мифологию подсунул?

— Очевидно, жрецы.

— Псевдожрецы, мой друг. Псевдо. Те невидимые, которые взялись за возрождение новой Атлантиды в Европе. Всё началось с Греции. Зацепившись за неё, они перекинули мост на Апеннинский полуостров. Ведь римские боги своим поведением, как тебе известно, ничем от греческих не отличались. С целью экспансии своей культуры на Апеннины и строились греческие колонии в Италии. Всё до банальности просто. Перевороту в сознании воспротивились этруски. Но Римская республика, управляемая теми, кто взялся за реставрацию новой Атлантиды, быстро с ними справилась. Позднее за этрусками последовали недовольные фракийцы. Знаешь, почему после Римского завоевания все фракийцы переселились к нам, на север?

— Я в первый раз об этом слышу.

— Надо же, а я думал, что тебе о переселении фракийских племён известно. Фракийцы ушли на Днепр и его притоки сразу же, как только на их территории римляне стали строить храмы своим богам.

— Получается, что они не захотели, как греки и римляне, превратиться в дегенератов?

 

— Так оно и есть. Племена фракийцев увели от римлян их жрецы. Именно по этой причине римляне, ведя новые завоевания на захваченных территориях, прежде всего, уничтожали жрецов. Так случилось после завоевания Галлии и Британии. Проект таков: сначала победить и завоевать, потом вырезать местное жречество, этим автоматически уничтожить религию. А потом предложить свою. Такую, где боги — дегенераты, вот и всё. Следуя за неполноценными богами, завоёванный народ очень скоро утратит свои природные нравственные установки. С того момента начнёт меняться его генетический код.

— Получается, что Европа стала сходить с ума задолго до распространения христианства?

— Не Европа, а та её часть, которая оказалась под властью римлян, — поправил меня мудрый дедушка. — Принятие христианства и дальнейшие разрушения генетического кода теперь уже на семитский лад, — всего лишь вторая стадия общего хода событий.

 

Несколько секунд старый специалист по дегенерации молчал, потом сказал:

— Помнишь первую религиозную реформу князя Владимира, когда он назначил Перуна главным богом?

— Как не помнить? Помню, конечно. Владимир по чьей-то подсказке перевернул пантеон наших богов, поставил его с ног на голову, к тому же пытался ввести человеческие жертвоприношения. Естественно, жрецы против такого «новшества» восстали. И он их тут же стал уничтожать.

— Этим он готовил себе плацдарм для введения христианства, — высказал я предположение.

— Так-то оно так, только я не об этом. Тут дело в другом. – Владимир перевернул пантеон вверх ногами и, внедрив кровавые жертвоприношения, тем самым пытался опустить тот идеал, к которому стремились наши предки. Как всегда была предпринята попытка одним выстрелом добыть двух зайцев. С первым не получилось: язычниками русичи не стали, но носители знания — волхвы — были вырезаны. Вот почему христианство так легко и прошло.

— Постой! Постой! — прервал я хранителя. — Получается, что язычники — те, у которых боги не являются нравственным эталоном подражания?

— У которых боги — дегенераты, мой друг. Сначала язычниками тёмные жрецы Ордена сделали полудиких ахейцев, за ними их завоевателей, дарийцев и кедонов, потом классические греки через свои торговые колонии разнесли язычество по всему Средиземноморью. Из Сицилии и Южной Италии оно проникло к латинянам Рима. Дальше ты и без меня знаешь.

— Мне известно, что кровавые жертвоприношения были распространены среди последователей лунных культов.

— Язычники и есть лунники. Ведийская или орианская традиция стоит особняком. Она отражает подлинную структуру Вселенной и то многомерие, в котором пребывают наши бессмертные сущности.

 

— А почему нас христиане называют язычниками? И не только нас, но и индуистов с буддистами?

— Потому что у них «не все дома». И потом, для этого Владимир равноапостольный и провёл в Киеве свою первую реформу.

— Чтобы наложить на нас клеймо язычников?

— Он, конечно, не знал всех тонкостей, просто делал то, что ему приказали, но дело обстоит именно так. Теперь до тебя дошло?

— Я давно о том, что ты мне говоришь, догадывался. Но тонкостей не знал.

— Ты знал внешнюю сторону процесса. А теперь знаешь его внутреннюю сторону. Запомни, все реформы в сознании социума делались и делаются, прежде всего, для того, чтобы информационно разрушать генетику того народа, который им следуют. Вот, кажется, и всё, что мне хотелось тебе сказать. А теперь давай «на боковую», иначе завтра будем сонными мухами.

 

Глава 17
Ловушка для сознания

Знаешь, с чего сегодня начнём? — толкнул меня утром любитель вещать с русской печи.

— С чего? — сквозь сон пробурчал я.

— С самого главного: сегодня ты узнаешь, каким образом информация разрушает генофонд человека.

От слов старого я тут же вскочил на печи.

— Наконец-то! — меня словно обожгло изнутри. — Через несколько минут я прикоснусь к тайне, которая много лет не давала покоя моей бабушке, да и мне тоже.

— Но сначала нам надо хорошо натопить печь, перехватить, — охладил мой пыл дедушка, — и подготовиться к приезду гостя.

— Кого? — не понял я.

— К приезду одного хорошего человека. Он привезёт с собой соль, спички и тёплую одежду для тебя.

— Но ведь у меня она есть?

— Он-то этого не знает. Потом тебе с ним надо ехать и далече. А морозы, сам видишь, не шутят.

 

Старик опять заговорил загадками, но я решил его на тему гостя не спрашивать. Мне было понятно, что человек, которого ждёт дедушка, должен приехать ради моей персоны.

«Значит, так надо — думал я, помогая старику по уборке дома. — Куда-то придётся поехать, интересно, зачем?»

 

Пока я растапливал печь, и укладывал в объёмный чугунок куски посоленной и перемешанной с листьями таволги рыбы, хозяин избы привёл своё жилище в порядок.

— Всё, — покосился он на меня. — Как только печь прогорит, угли — в сторону, а чугун сразу поставим в центр печи, пусть пару часов наша рыба потомится. Это будет просто объедение, такого ни в одном ресторане не попробуешь. Тот, кого мы сегодня ждём, обожает это блюдо.

Кстати, без свежего хлеба он не приезжает. Наверняка, пару десятков буханок эвенкийского хлеба он нам подбросит.

— Кто это? — не выдержал я.

— Ты вроде на мужика похож, но любопытен как старуха. Что за вопрос? Когда увидишь, поймёшь! Давай-ка лучше садись за стол. Тебе надо кое-что понять.

 

Когда я выполнил приказ лесного кощунника*, последний, взяв карандаш, сказал:

— Ты наверняка сталкивался с феноменом, когда, казалось бы, стойкие в своих убеждениях, люди резко меняли взгляды?

— И не раз. Мне всегда казалось, что с их психикой происходит что-то аномальное, схожее с помешательством.

— Это и есть помешательство. Только частичное, когда поражается не вся нервная система, а какая-то её часть. С виду человек вроде бы вполне адекватен, но на самом деле всё далеко не так. Былого стержня уже нет, перед тобой, в лучшем случае, его противоположность.

— Нечто подобное произошло с моими родителями, — вздохнул я. — В молодости и отец, и мать были прекрасными людьми: ко всему материальному относились равнодушно. Ценили только знания и высокие нравственные качества. Но через 5-7 лет я их перестал узнавать. Откуда-то появилась патологическая жадность, полное равнодушие ко всему духовному. Даже к книгам, а ведь их они когда-то очень любили. В голове только материальное и больше ничего.

 

Выслушав меня, старик несколько минут смотрел мне в глаза. Потом наклонившись над столом, стал что-то рисовать.

— Я тебя понимаю, дружище. Не жизнь у тебя была, а сущий Ад! Семейка аховская. Но что делать, родителей ты сам выбрал. Очевидно, сильно торопился в новое воплощение… Что ж, бывает! Несколько дней подряд я подробно рассказывал о воздействии на наше ДНК разных технологий. Ты хорошо знаешь, что нашу природу не сломала технология внедрения чужеродной низкопробной религиозной идеологии. Той, которая родилась в сознании кочевого примитивного гибридного племени…

По закону бытия, мы, в большинстве своём, должны были измениться. Но всё обошлось. Эту инъекцию мы переработали и подчинили своей несокрушимой природе. То же самое и с навязыванием нам заморской культуры. Она в нашей среде не приживается. Молодёжь, пока глупая, на неё клюёт, но потом, поумнев, от неё отходит. Это происходит и с другими «подставами». Всё бесполезно!

Но тёмные — ребята не простые. Работать они умеют. И ключ к нашей психике они подобрали. Знаешь, почему наш народ так и не принял христианство?

— Откуда же мне знать?

— В глубине своей души, он не поверил в искренность этого учения.

Мы только формально христиане, но не по своей сути. Та же картина сложилась и с чуждой нашей ментальности культурой. Сколько Пётр I с русским народом не воевал, сломал он только верхушку общества. Да и то, не совсем. Даже городские низы царских реформ не приняли. В культурном отношении, так и остались русскими. Почему? Из-за неверия, что на Западе культура в чём-то превосходит нашу, понимаешь, из-за неверия! Поверить в галиматью христианской религиозной концепции и западной культуры не давал наш русский жизненный опыт. Мы, русичи и русские, все люди жизненных проб и ошибок. Отсюда у нас и жизненная мудрость. Причём мудрость коллективная, всенародная.

Видя такой вот «облом», тёмные со временем отыскали наше слабое место: они решили действовать через институт веры. Заставить наш жизненный опыт действовать заодно с тем, что они нам навязывают. Именно по этой причине русский народ, несмотря на огромные природные богатства своей страны, усилиями своей элиты и превратился в Европе в самый обездоленный.

Задача ограбления и унижения русского народа была поставлена крамешниками Запада перед Романовыми. До сих пор наш народ знал нищету только в неурожайные годы. Вот почему иллюминатам, через своих ставленников, надо было во что бы то ни стало свалить на Руси династию Рюриковичей. Дело в том, что потомки русских местных князей не являлись, как, например, заносчивая чёрная европейская аристократия гибридными помесями человека с ящероголовыми. Романовы же или Захарьевы-Юрьевы таковыми были. Их предки переехали в Москву из западной поморской Руси, где в них была влита кровь ящеров. Теперь понимаешь, почему они взяли себе новую фамилию? Романовы значит — римляне. Смысл таков: новая европейская Атлантида воцарилась над потомками ориан. Как видишь, без завоевания, по согласию самих глупых русских.

 

— Здорово получилось! — констатировал я.

— Да, здорово. Воистину, «для дурака не нужен нож, ему три короба наврёшь, и делай с ним что хошь». Всё, как в известной песенке. Вот что значит тайное целостное знание. Представь трагедию Ивана Грозного! Этот умница-царь всё понимал. И боролся со своими врагами как мог. Но проиграл. Михаил же Романов стал продолжать прозападную политику Бориса Годунова. Он не отменил крепостное право, а наоборот, усилил его. Ну а Годунов, ты, я думаю, догадываешься, был царём прикрытия, чтобы снять с Романовых ответственность за отмену Юрьева дня. Фактически, за превращение собственного народа в рабов своих хозяев. Какая часть Руси в те времена была вольной? Только Донское казачье государство. Его у нас принято называть Диким Полем, чтобы никто не знал истины.

Так вот, это Дикое поле было куда сильнее любого европейского государства. В Европе турки хозяйничали, их там боялись как огня. Но османские армии ничего не могли поделать с казаками. Казаки били и турок, и их вассала — Крымского хана. В 1641-1642 гг. донские казаки вместе с запорожскими взяли турецкий Азов. А позднее под ним уложили двухсоттысячную турецко-крымскую армию. Ты, наверное, слышал, как казаки предложили крепость русскому правительству. И что оно им ответило? Что, дескать, ему сейчас не до Азова. Параллельно с этим посланием Михайло Романов написал султану, «своему брату» письмо, где дал ему «юридическое» право уничтожить казачество. Дескать, казаки — все разбойники, я с ними сладить не могу, поэтому делай с ними что хочешь. Как тебе такое?

— Предательство!

— Так оно и есть. Но почему? Потому что казаки экономически от Москвы были независимы. Превратить их в нищету, голь перекатную, тем более лишить права оставаться свободными людьми Москва не могла. Поэтому она и поручила Турции уничтожить их как народ. Вот тебе доказательство, о чём я сказал тебе выше. Запомни, чтобы материализовать сознание целого народа, надо заставить этот народ несколько поколений испытывать крайнюю материальную нищету. Надо сказать, что династия Романовых эту задачу выполнила с блеском.

При Михаиле — полное закабаление. При Алексее — Никонианский раскол, при Петрухе от реформ погибает треть населения. Здесь, в Сибири, уничтожаются последние потомки орианских родов. После Елизаветы — засилие в верхах немцев, потом бироновщина, везде грабёж русского народа! При Екатерине русские люди ходят уже не в сапогах, а в лаптях. Немного стала налаживаться жизнь при Павле. Но его скоро убрали. При Саньке I — война с Бонапартом, которой могло и не быть. При Николае I ничего не меняется. То же рабство. Только Александр II пошёл навстречу своему народу. Он рискнул отменить крепостное право, за что его и ухлопали. Из всех русских царей только один Александр III не был управляем Западом. Но его тоже убили. А Николай II «сдал» страну новым хозяевам — масонам шотландского обряда в лице Керенского, после чего власть в стране узурпировали масоны революционного толка (египетский обряд «Мемфис Мицраим») во главе с Троцким и Лениным.

Но суть — в другом. В том, что все 300 лет пока царствовали Романовы, русские люди из поколения в поколение испытывали крайние материальные трудности. Это, безусловно, отразилось и на их психике. Прежде всего, на вере в то, что деньги и вещи для человека — «очень даже ничего!» Иногда, без того и другого, — «крышка». И всё-таки, несмотря на такой вот вековой политический пресс русский народ, в своём большинстве, материальное не поставил выше духовного. Это легко можно доказать на примере войны 1812 года.

Главный просчёт Наполеона был в том, что он поверил своим масонским кураторам, будто в России он легко купит русское крестьянство. Он попытался это сделать. Освободил от крепостной зависимости, дал крепостным землю, заменил барщину и оброк налогом в пользу империи. Куда с добром! Но что получил? Тогда наш народ, будучи два века в рабстве всё ещё оставался великим. Наполеошу победила не столько армия, сколько зверевшая от бесчинств французов беднота. Недаром война 1812 года называется Отечественной!

Слом народного сознания произошёл после того, как большевики учинили в стране красный террор, а за ними троцкисты, под видом коллективизации и раскулачивания, истребили под корень лучшую часть русского крестьянства. Ладно «Ершок» упёрся, не дал Ленину со Свердловым поставить к стенке наше казачество. Заметь, та же идея, что и у Мишки Романова. Опять казаки помешали. Вся вина их в том, что они по-настоящему любят Родину и не имеют по своей природе склонности к материализму сознания. Понимаешь, что произошло? Был искусственно обеднён наш орианский генофонд. Причём обеднён серьёзно, и не снизу, а сверху. Ты понял, о чём я говорю?

 

— Понял. Масоны революционного обряда «Мемфис Мицроим» в лице большевиков и троцкистов старались истребить не просто русских, а самых лучших из них.

— Верно! Старый избитый приём. Его применяли давным-давно. Срезать верхушку, а низам дать возможность поумножиться. Вот Щукари и расплодились в России. Знаешь такого?

— Знаю, знаю!

— Помнишь, о чём он, этот дед Щукарь мечтал? О возможности ничего не делать, но при этом всё иметь. И о власти. Представь, какое наследие получил после всех масонских кровопусканий наш незабвенный Сосо Джугашвили? Вот что значит инициатива действия. Они сделали ход первыми. И Сталину пришлось отыгрываться. Но не зря я с ним провёл столько времени. Ёша всё равно пошёл вперёд. За короткий срок он смог, опираясь на новую жизнеутверждающую идеологию и веру в себя как в вождя, воскресить в коммунистической стране первое высшее сословие тружеников, для которых служение идее стало выше любых материальных благ. Если бы не война, то через пару десятков лет, в СССР возникло бы и второе сословие — управленцев, и высшее сословие из жрецов-философов. Враги этого боялись больше всего. Чтобы остановить умницу Светослава, они лихорадочно и реанимировали Германскую империю.

 

— Ты что, Сталина спутал со Светославом? — удивился я.

— И не думал!

— Тогда объясни, почему ты его так назвал?

— Э-э! Да я вижу ты многого не знаешь… Что означает иберийско-грузинское Сосо? То же что и наше — Светослав. Просто мало кто об этом знает. Если уж точно: поющий гимн богу солнца.

— Вот оно что? — изумился я.

— Да, да. Грузины, как тебе известно, любители попеть. И Ершок любил распевать песни, только не свои, а наши, русские. Иногда он пел, и на глазах у него стояли слёзы. Любил он свой народ, очень любил!

— А почему свой? Он же был матёрым грузином.

— Русским грузином! И потом, его отец — русский дворянин из знатной боярской фамилии, но о Сталине потом, на досуге. На чём мы остановились? На том, что Запад против советской России организовал Германию да ещё больше половины Европы. Он, пожалуй, пристегнул бы к Германской империи и Британскую, вместе с Америкой, но побоялся, что СССР вступит в союз с Японией… Зачем нужна была Западу очередная российская бойня?

 

— Чтобы в очередной раз проредить наш генофонд, — высказал я свою догадку.

— Добить последних генетических ариев, потому что в любой войне в первую очередь всегда гибнут лучшие, — продолжил за меня таёжный геополитик. Война нужна была Западу не столько для победы, сколько для сокращения на территории СССР людей с высокой нордической генетикой. Чего он и добился. Мы потеряли 22 миллиона только убитыми. Из них больше 10 миллионов молодых мужчин. Фактически, цвет нашей нации.

А дальше их проект тебе известен: сначала убийство Сталина, потом привод к власти над обществом своего человека и запуск реформ, которые бы сконцентрировали сознание измученных войной и разрухой граждан только на материальном. Тем более что, естественно, корпуса своей народной высокодуховной элиты наше общество из-за военной «мясорубки» лишилось. Вот и всё, дружище. Как видишь, ничего сложного. Всё проще пареной репы!

 

— Как ты думаешь, Сталин понимал, что происходит?

— Конечно, понимал, но что он мог мой бедный Светослав из Грузии? Он изо всех сил пытался предотвратить войну, но не получилось. Ладно, что нашёл в себе силы победить Германию и её союзников. И на этом спасибо.
На несколько минут старик замолчал, потом посмотрев на стол с листами белой бумаги, сказал:

— Теперь ты понимаешь, почему твои родные сошли с ума? За короткий срок превратились в свою полную противоположность?

— Честно говоря, не понимаю.

— Тут сработало коллективное сознание, мой друг. Оно может сломать какую угодно психику. Это мощный эгрегор, силовое поле, воздействие которого человека даже очень упёртого, заставляет верить… Ты должен зарубить у себя на носу, если человек взял что-то на веру, то включается механизм генетических перестановок. Тем самым организм человека на уровне его ДНК приспосабливается к информационному воздействию.

Тебе конечно известно, что на Руси самым чудовищным грехом считалась ложь. Поэтому с ранних лет наших детей мы, русские, учили не лгать. Всегда говорить правду и только правду. И мы их этому научили. В большинстве своём русские ложь презирают. Если и лгут, то только в крайнем случае и по мелочам. По-крупному врать — язык не поворачивается. Вот на этом-то нас крамешники и поймали. Логика проста. Если сам ты не любитель врать, то волей-неволей начинаешь верить, что и другие люди такие же. Именно поэтому западники всегда высмеивали русских за их доверчивость, это серьёзная беда! Она и является ключом к программированию нашей психики. А теперь посмотри, как всё это происходит.

И старик на одном листе чистой бумаги изобразил не то бабочку, не то стрекозу. И нарисовал под своим шедевром несколько векторов.

— Знаешь, почему это насекомое имеет такую форму и присущее ему специфическое поведение? Потому что с самого рождения и до полного взросления его контролирует и строит информационное поле Вселенной. Векторами я его показал. Если любое земное существо, от кита до бактерии или даже вируса, изолировать от информационного космического потока, то мы получим бесформенную белковую неприспособленную массу. Это и есть влияние Рода на жизненные процессы Вселенной.

Древние хорошо знали, как это делается. Это современные балбесы-генетики ничего не понимают, а возомнили, что разобрались в генетическом коде человека. Они открыли гены, которые отвечают за «кирпичи». Фактически, за строительный материал, из которого состоит тело.

Но такой материал присущ не только человеку, но и всем живым существам. Белки, жиры и углеводы везде чем-то схожи, особенно белковые структуры. Их, как ты знаешь, немного. У бактерий, насекомых, рыб и других позвоночных белков не более двух десятков. Так что на уровне строительного материала наши тела и тела змей, рыб, пресмыкающихся сходны. Разница — в организации поведения. Здесь между ними и нами — целая пропасть!

Знаешь, в чём глупость наших генетиков? Они возомнили, что гены, отвечающие за строительный материал, регулируют и поведение.

 

— Но если так, то значит геном человека, до сих пор не расшифрован.
— Конечно, нет! Ты слышал, что учёные мужи придумали? Что 99% ДНК человека представляет собой генетический мусор? Почему так? Потому что 1% ДНК отвечающий за стройматериал они расшифровали и решили, что это всё.
Беда в том, что эти придурки не знают общих законов Мироздания, хотя и считаются академиками. Если бы они их знали, то никогда бы 99% генов не окрестили мусором. Ведь в природе ничего нет лишнего. Всё имеет своё назначение.

Так вот, эти 99% генетического материала, который у академических учёных считается мусором и отвечает за внутреннюю организацию. Именно благодаря этому генетическому материалу душа человека и взаимодействует с его центральной нервной системой. Но речь у нас пока не о душе, а о влиянии на ДНК человека информационного воздействия. Смотри, это тебе тоже надо.
И старик на другом листе бумаги нарисовал змейку ДНК, а вокруг неё расположил четыре лежащих на боку эллипса.

— Что это? — поинтересовался я.

— Здесь перед тобой цепочка ДНК. А это, — показал всезнайка на эллипсы, — волновые трансформаторы информационного влияния на геном. И на гены, отвечающие за синтез белков и на так называемый генетический мусор, который отвечает, как ты уже понял, за психическую организацию человека. Кроме того, волновые трансформаторы являются ещё и своеобразной защитой от негативной информации. Не на ДНК, а сначала на них поступает из космоса нужная информация. Здесь она фильтруется и переводится в высокочастотные электромагнитные колебания.

Потоки информации могут быть какие угодно: полевые или как сейчас называют, торсионные, звуковые, визуальные или образные. Все они переводятся в высокочастотные электромагнитные волны. Помнишь, мы недавно говорили о влиянии на геном человека матерной брани? Звуковые колебания улавливаются волновыми трансформаторами и переводятся в иной вид энергии. Эта энергия уже не строит, а разрушает гены, вызывает у них мутационные процессы. Кстати, прошедшая через фильтры, как видишь, от мантр разрушения защита не помогает.

 

— А при чём здесь вера, о которой мы только что с тобой говорили? — спросил я.

— Энергия веры имеет самое прямое отношение к происходящему. Дело в том, что без веры во что-то волновые фильтры сохраняющие геном работают на полную мощь. Они передают информацию в виде электромагнитных волн на ДНК, но дозировано и в таком ослабленном виде, что она не нарушает генных строений. О таком потоке информации в народе говорят: «собака лает, а караван идёт». Но если начинает действовать энергия веры, то всё резко меняется. Вера блокирует волновые фильтры. И они вынуждены передавать ДНК всю полученную извне энергию в виде высокочастотных электромагнитных колебаний. Когда человек чему-то не доверяет, то тем самым он сохраняет от разрушения свой аппарат ДНК. Когда же он в галиматью поверил, то ему «крышка». Генетика его подвергается мутациям и он превращается в фанатика.

 

— Как раз нечто подобное и произошло с моими родными — вздохнул я, вспомнив убеждения отца с матерью. — Бабушка же посчитала, что они оба сошли с ума.

— А это и есть сумасшествие. Только не полное, а частичное. Понимаешь, это сбой в чём-то одном. Их можно понять, твоих родных. Во время войны — голод, после войны — опять голод. Его усугубило ещё и время восстановления порушенного хозяйства. Люди днём и ночью работали, но о белом хлебе только мечтали… Вот откуда пришла в их сознание вера, что главное в жизни — быть сытым. Они не задумывались, что все трудности в стране созданы крамешниками искусственно. Все эти революции войны, ты меня понимаешь…

 

— Неужели трагедия нашего народа в XX веке была организована с целью изменения его генетического кода?

— Не только. Крамешники всегда делают «вилку», преследуют сразу несколько целей. Не станем все их перечислять. Но изменение нашей генетики была одной из главных их целей. Вспомни реформы лысого мерзавца. При нём СМИ только и твердили о материальном благосостоянии. Кричали о том, чтобы догнать и перегнать Соединённые Штаты. Только американцы грабят весь мир и катаются за счёт этого, как сыр в масле, а Хрущ, наоборот, из страны всё вывозил. Якобы для того, чтобы показать, какие мы богатые. СССР при нём кормил и Африку, и Латинскую Америку, и юго-восточную Азию. Заметь, одновременно с воплями о материальном благосостоянии шло ограбление своей же собственной страны. Пропаганда концентрировала внимание граждан на материальных благах, а в магазинах — шаром покати! И с зарплатой — обрез.

Негодяй извратил основной закон социализма: «каждому — по его труду». Труженикам стали выдавать пайку, как рабам. И никому не было дела, кто сколько заработал. Что это, если не технология перевода человеческого сознания в чисто материальную плоскость. Миллионы и миллионы угодили в такую вот ловушку. Особенно те, которые на своей шкуре испытали, что такое нужда и голод.

Но вернёмся снова к нашей теме. Теперь ты знаешь, какое значение имеет институт веры в плане перестройки нашего генома — самое непосредственное. Помнишь, что говорил умница Декарт: «Ничему нельзя верить, надо во всём сомневаться». Очевидно, этот философ интуитивно беду чувствовал. Но вера хоть и имеет магические свойства, хоть она и включает мощный энергоинформационный мост от волнового генного трансформатора к ДНК, всё равно она не ускоряет реакции перестановки генов. Для того чтобы изменить генетический код человека, требуется определённое время. Примерно семь лет. Если процесс начался, через семь лет — человек спёкся. Перед тобой — фанатик, слепо верящий в ту галиматью, которую в него вложили. Самый настоящий биоробот. Пример биороботов — наши христиане. Все до одного фанатики. Вспомни, что требуют их проповедники на своих проповедях? Веры и ещё раз веры! Больше ничего, зато какой эффект! Полная перестройка генетического кода.

Но, как я уже сказал, для подобного процесса, естественного и спонтанного, требуется семь лет. Это довольно большой срок, необходимый для замены в человеке всех белковых структур. Понятно, что такое положение дел кукловодов не устраивает. Слишком долго ждать. Поэтому параллельно с раскручиванием в человеке веры, тёмные подключают к процессу саморазрушения ещё и его волю. Что собой представляет воля? Желание человека непременно чего-то добиться. Теперь представь, что получается. Человек принимает информацию и начинает в неё верить. И тут автоматически включается его воля. Он хочет как можно скорее добиться того, во что он поверил. Что перед тобой, конгломерат из веры и воли? Как он называется?

 

— Намерением, — высказал я предположение.

— Да, намерением. Включается магия намерения, которая процесс дегенерации генофонда ускоряет в сотни раз. Как тебе такое?

— То, что ты рассказываешь, меня не радует. Это же катастрофа!

— Катастрофа, — согласился специалист по генным перестройкам — самое ужасное то, что человек, у которого произошло изменение генетического кода, передаёт его теперь по наследству. Этого и добиваются от нас, людей белой расы, крамешники. Вот и вся тайна безумия и не только твоих родственников, но и миллионов других.

— Получается, что главным в ДНК человека является так называемый генетический мусор. Именно он отвечает за поведение и в нём происходят генетические сдвиги, которые в корне перестраивают сознание?

— Я тебе целый час талдычу об этом, а ты меня спрашиваешь! — возмутился дедушка. — Неужели непонятно?

— Мне всё понятно, но почему генетики называют самую главную часть ДНК мусором? Они что, идиоты?

— С чего ты взял? Отнюдь нет! Просто так развивается наша генетика. Однобоко, уродливо и неверно. Но не она виновата в этом, таков заказ тех, кто владеет знанием генетического кода в совершенстве.

— Кого ты имеешь в виду?

— Их всех: и ящероголовых, и тех, кто им служит.

 

Глава 18
Ход назад

А если человек с обрушенной генетикой вдруг осознает, что он дегенерат, у него есть шанс измениться? — спросил я хранителя.

— Что? — глаза у старика вдруг полезли из орбит. — У тебя в башке одна извилина, да и то от шапки, — прорычал он. — Ты когда-нибудь видел дебила, который бы признался в этом? У него же отсутствует механизм, которым бы он мог оценить себя со стороны.

— Но ведь ты только что говорил, что генетически изменённые — отнюдь не идиоты?

— В чём-то да, так оно и есть. Но далеко не во всём. Ты никак не можешь избавиться от дуального мышления. У тебя либо дурак, либо умный. Чёрное и белое. А где другие цвета? Представь, была полная радуга: цвет красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, тёмно-синий и фиолетовый. Полная гамма. И вдруг три цвета из радуги «тю-тю», того, исчезли! Что ты увидишь?

— Ущербную радугу.

— Но если она к тебе повернётся красным цветом или каким-то другим, который уцелел, ты догадаешься о пропаже? Тебе и в голову не придёт, что общаешься ты не с радугой. Что её нет. И поймёшь ты это тогда, когда потребуются утраченные цвета. Объясняю тебе, как ребёнку. Неужели ты не видел людей в чём-то вполне адекватных, а в чём-то — полных идиотов?

— Видел, фанатиков-христиан.

— Пример отличный! — оживился дедушка. — С одной стороны, вроде бы люди как люди, но если коснуться религиозных представлений, то перед тобой самые настоящие сумасшедшие. Для подобных библейские сказки — истина в последней инстанции.

 

— Знал я одного учёного геолога, — припомнил я школярские годы. — Он у нас читал курс исторической геологии. Судьба так сложилась, что со временем мы подружились. И однажды в разговоре он разоткровенничался. Знаешь, что он мне сказал?

— Представляю, — улыбнулся старик. — Что Бог создал Адама и Еву.

— Нет, хуже! Что предмет, который он преподаёт — самая настоящая туфта, что мир Земли создавался не миллиарды лет, а был создан, как описано в Библии, за 6 дней. Говорил он мне это шёпотом, оглядываясь по сторонам, как бы кто не услышал, хотя вокруг никого не было.

— И что ты из того разговора понял? — на лице всезнайки появилась горькая усмешка.

— Я понял, что говорю с ненормальным.

— С психопатом, в определённом ракурсе, во всём остальном он вполне адекватный человек, так?

— Но это ведь только видимость!

— Не видимость, так в том-то и дело. Ты общался с религиозным фанатиком. Запомни, глубокий психопатический фанатизм всегда связан с генетической перестановкой, а то и с потерей некоторых генов.

 

— Неужели и такое может происходить?

— А почему, нет? Если гены становятся не нужны, они просто исчезают. И это нисколько не противоречит законам природы. Но всё, что мы сказали раньше, далеко не самое главное. Хочется обратить твоё внимание на ещё одну форму распространённого безумия, которая никогда не позволит человеку осознать психическую, тем более, свою генетическую ущербность. Речь идёт о банальном эгоизме, дружище. О зверином инстинкте, который в течение нескольких поколений не просто навязан человеческой психике, но и стал её неотъемлемой частью.

— Ты хочешь сказать, что древние не были эгоистами? — удивился я.

— Не были и не могли быть. Их эгоизм всегда ограничивался рамками идентификации. Он соответствовал закону меры. В наше время всё далеко не так. Современное чувство гипертрофированного «эго» — это мощный стержень чисто животного инстинкта, вокруг которого закручена вся жизнь его обладателя. Неужели ты этого не видишь?

— Как не вижу? Конечно, вижу и понимаю, что лучше иметь дело с чёртом, чем с эгоистичным недолюдком.

— Вот-вот! А теперь подумай, если человек эгоист, разве он осознаёт свою психическую ущербность? Эгоизм — это такое душевное заболевание, когда человек ничего кроме своего ущербного, раздутого до небес «я», не видит и не слышит. Его сознание подчинено служению этому Богу. Он ему молится и постоянно приносит ему жертвы.

— Что-то я тебя не понимаю. О каких жертвах ты говоришь?

— О разных. Обычно в жертву эгоизму приносится судьба родных и близких, тех людей, которые умудряются психопата любить. Думаю, тебе понятно, что речь идёт о семье больного. Часто в жертву эгоизму приносится даже здоровье. Словом всё, что имеет какую-то ценность. Потому что у эгоиста два сознания. Он — раздвоенная личность. Первое сознание у эгоиста — человеческое, нормальное, но, как правило, оно полностью подавлено сознанием его «эго». Ты понимаешь, что я хочу сказать?

— Не совсем, — честно признался я.

— Я говорю тебе о том, что эгоизм имеет своё собственное сознание, которое доминирует над природным, человеческим. И оно, паразитируя на энергии человека, подчиняет своей воле его подлинное сознание. Вот какое дело, дружище. Невесёлое, брат. Но если генетический слом, в плане материализации человеческого сознания, происходит посредством института веры и воли, то перестройка генетического аппарата, в плане гипертрофированного «эго», идёт совсем другим путём: для того, чтобы превратить нормальных людей в конченных эгоистов, фанатичная вера в химеру уже не требуется.

Дело в том, что эгоистичное чувство присуще раннему возрасту. Ты наверняка знаешь, что практически все дети эгоистичны. Они никого вокруг себя не видят. Постоянно всё тянут себе и себе. Такова их природа. Благодаря детскому эгоизму, ребёнок растёт и познаёт мир. Эгоизм нужен маленьким, как воздух. Без него нет роста.

Только повзрослев, дети понимают, что кроме них есть ещё люди и с ними надо считаться. Но как раз в свои 4-7 лет они попадают под пресс общественных организаций, где эгоизм негласно поощряется. Я имею в виду детский сад и школу. Попробуй найти в учебных программах детского сада хоть одно слово о работе с эгоистичным поведением маленьких. О нашей школе и говорить не хочется. Только в сталинское время в ней велось воспитание, да и то это было началом. При лысом же мерзавце нравственность и эстетика были заменены оголтелым патриотизмом. В этом направлении воспитание и шло. Но оно было, сам понимаешь, однобоким и урезанным.

Для чего это делалось и до сих пор делается? Для того чтобы детский здоровый эгоизм не иссяк и не переродился в свою противоположность, а, наоборот, набрал силу и предельно окреп. Даже приняв христианство, русские люди умели подавлять в детях их «эго», и превращали своих чад в подлинных альтруистов.

Я Думаю, тебе известно, что до революции 1917 года в России больных патологической гордыней можно было пересчитать по пальцам, да и то, все они были из дворянского сословия, из «Ваше благородие» и интеллигенции. «Рыба с головы гниёт», так что здесь всё понятно. В народе людей с гипертрофированным «эго» было очень мало. К тому же от них как от чумы все шарахались. Сталинская школа была тоже неплохой. Но после его смерти всё резко изменилось.

Ты вспомни школу: как называли ваши преподаватели литературы Евгения Онегина и Печорина? Я не ошибусь, если скажу, что страдальцами, лишними людьми. И не один преподаватель литературы не назвал их истинным именем. Ведь и тот, и другой, по сути, самые настоящие мерзавцы. Зачем Онегину нужно было издеваться над чувствами Ленского? Он хладнокровно спровоцировал его на ссору, но не извинился. Почему? Потому что эгоист всегда прав. Чтобы он ни делал, он всегда прав, так ему диктует его ущербное, подчинённое «эго» сознание. Онегин — не лишний человек. Он — дегенерат, хладнокровный эгоист-убийца. Был образованным лентяем, бездельником. Лучше бы пошёл учить русский народ грамоте. Мог бы уехать и в Сибирь, где люди с образованием были нужны в его времена, как воздух.

О Печорине и говорить не хочется. Такой же эгоистичный подонок-дегенерат, который служит верой и правдой своим прихотям. Но вспомни, на уроках литературы их никто по заслугам не осудил. Приговор — «лишние люди» вынес им масон-критик. И все с ним согласились! Но ведь и Пушкин, и Лермонтов писали свои произведения, чтобы показать, что может сделать с человеком его необузданное «эго». Фактически, оно превращает его в бездуховного урода.

 

— Уж не намекаешь ли ты, что всё наше послехрущёвское общество состоит из разного рода отпетых дегенератов? — посмотрел я в выцветшие глаза хранителя.

— Не намекаю, и не все люди свихнулись, но очень многие. В том числе и твои близкие родственники. Ты должен знать, что на Руси во все времена было два слоя подлинных аристократов. Один слой, состоящий из жрецов и боярского корпуса, управлял обществом. Второй слой был чисто народным — крестьянским. Его обязанностью было держать в повиновении холопов и хранить древнюю земледельческую традицию.

Ты, я думаю, догадался, что речь идёт об элитарном ядре первого высшего сословия.

— Я это понял.

— Хорошо! Но ты не знаешь тонкости: когда на Руси стало побеждать христианство, началась охота за жрецами и боярами, элита от земли уцелела. Потому что её трогать — означало сдохнуть с голоду. Позднее именно её стараниями возникло на Руси двоеверие, и сохранилась ведическая суть в русском православии. Крестьянский элитарный слой никогда не был диффузным. Об этом ты тоже должен знать. Его аристократизм был настолько высок и силён, что его не смог сломить ни многократно повторяющийся на Руси искусственно организованный голод, ни частые войны.

Вспомни нашествие на Россию парнишки-Бонапартишки со всей его разношёрстной армией? Он был уверен, что русское крепостное крестьянство примет его с распростёртыми объятиями. Ведь он отменил крепостное право. Фактически, рабство. К тому же отдавал крестьянам земли помещиков. И часть крестьян на эту подачку клюнуло. Что греха таить? Было и такое! Но небольшая группа, та, которая охолопилась. И вот тогда, в трагические для страны времена, слой народной аристократии и поднял крестьянские массы на борьбу с захватчиками. Естественно, соглашателям заткнули рот, и они сразу же превратились в народных мстителей. Всё это было сделано в короткий срок во время марша французов к Москве.

Этот урок на Западе хорошо запомнили, поэтому после революции масоны и занялись уничтожением русского крестьянства. Сначала навязали Гражданскую, потом раскулачивание, следом, во время индустриализации, стали загонять крестьян в города. Сам понимаешь, в городах намного проще управлять сознанием, следить за настроением масс и, конечно же, с помощью энергоёмкого информационного воздействия влиять на генетический код ДНК. Вот так уже в XX столетии была уничтожена народная аристократия. Теперь крамешникам уже никто не мешал.

— Разве что Сталин?

— Да, Сталин, который попытался создать в городах из бывших крестьян новую городскую рабочую аристократию. И ему это в какой-то степени удалось. Но дальше дело не пошло, помешала война. На Западе не дремали. Протяни ещё лет десять, и тогда СССР мог стать первым в мире обществом возрождённого Золотого века!

 

— Неужели правда, что Хрущёв являлся тайным агентом крамешников?

— Без сомнения! Разве ты не понимаешь, что не будь его реформ, никакая перестройка в СССР не прошла бы. Именно при нём произошёл слом нашего генофонда. При Хруще люди окончательно поверили, что материальные ценности стоят выше духовных. Помнишь, это ведь при нём говорили, что совесть, честь и благородство — всё это пережиток капитализма. А человеческая любовь не что иное, как сексуальное влечение полов. Именно при нём, окаянном, в детских садах и школах перестали бороться с детским эгоизмом. А занялись его культивацией вплоть до полного безумия. Потому что человек с гипертрофированным «эго», фактически, конченный дегенерат.

— Но ты ничего не сказал о генетических особенностях эгоистов.

— Не строй из себя дурака! Если человек воспитан с детства как конченный эгоист, он принимает себя таким на бессознательном уровне. Следовательно, гены, отвечающие за поведение ребёнка, продолжают действовать и дальше, когда он уже взрослый. Идёт закрепление этих свойств в ДНК и передача их по наследству… Понимаешь, почему столько вокруг эгоистов? Заметь, не воспитанных, а наследственных. Особенно женщин.

— А почему именно женщин?

— Потому что у них, в плане стервозности и гордыни, лучше получается.

Так уж они устроены. Что собой представляет эгоизм? Кроме всего прочего ещё и особое поведение, позволяющее максимально получать материальные блага и чувственные удовольствия. Помнишь, как дети кричат: «Мама, я хочу это! Подавай мне или я закачу истерику!» Примерно такое же поведение и у наших женщин, и не потому, что они плохие, а потому что они более приземлённые и эмоциональные. Но это только одна сторона медали. Вторая — в другом, в безумии, о котором мы уже говорили: «Я прав только потому, что это — Я!» Формула такова.

 

— Получается, что материализация сознания на генетическом уровне возможна только у эгоиста? Я правильно тебя понял?

— В общем-то да, именно больное «эго» толкает человека на получение максимальных материальных благ и удовольствий. Но на этот вопрос надо смотреть шире. Энергия и сознание «эго» заставляет человека стремиться не только к богатству, но и к известности, и что самое печальное, к власти над себе подобными.

На несколько секунд спец по дегенерации замолчал, потом добавил:

— Именно по этой причине гордыня и считается самым страшным грехом человека. Почему, думаю, ты догадываешься. Потому что она погружает сознание эгоиста в такую псевдореальность, которую нормальный человек воспринимает, как своеобразное локальное безумие. По сути, эгоизм открывает путь к материализации сознания на генетическом уровне. Это своего рода врата. И он не даёт человеку попробовать подняться заново, изменить себя на глубинном генетическом уровне.

 

— Неужели подобное возможно? — удивился я.

— Человек может всё, но для этого надо, чтобы он захотел себя изменить. Эгоизм же эту возможность блокирует. Ты что, не встречал эгоистов? Каждый из них уверен, что он — безупречен. Почему так получается? Потому что эгоизм имеет своё собственное сознание, которое умеет бороться за жизнь. Вот и весь расклад.

— Хорошо, — посмотрел я на рисунки всезнайки. — И всё-таки я опять хочу задать тебе тот же вопрос. А если всё-таки до человека дойдёт, что он дегенерат, что у него материализовано сознание, что он эгоист и циник? Такой человек может себя изменить? У него есть для такого деяния хоть какой-то психический потенциал?

— А зачем ты меня об этом спрашиваешь? — хитро прищурился дедушка. – Неужели пришёл к выводу, что у тебя что-то не так?

— Я не о себе, просто интересно, имеется путь назад или нет?

— Имеется. Только для этого надо сначала прислушаться к мнению о своей персоне окружающих. Самое лучшее, близких, тех, кто к тебе искренне относится. Потом надо осознать в себе эгоизм. Увидеть его со стороны. Если это удастся, можно начинать войну с самим собой. Но для подобной работы необходимо найти среди окружающих тебя людей живой пример безупречного человека.

— Архисложное дело, — заметил я.

— Верно, — согласился со мной знаток человеческих душ. — Но в книгах найти такого человека не сложно. Главное, найти и создать в своём сознании его яркий образ. Внушить себе, что он — это ты и никогда об этом не забывать, даже во сне. Но это далеко не всё. Самое главное впереди. Необходимо для изменения себя на генетическом уровне включить свою веру. Без веры не пройдёт. Надо вспомнить, что те ценности, которыми ты живёшь, таковыми не являются. Есть другие и тебе надо их освоить. Ты должен верить в новые ценности, верить каждой своей клеткой и знать, что выбранный тобой идеал человека исповедует именно эти ценности и никакие другие.

Это сложная работа, дружище. Она сложна тем, что требует от человека не только максимальных душевных усилий, но и массу времени. Необходимо отслеживать, не расслабляясь, каждую свою мысль и днём и ночью, каждый своё шаг. Особенно битва с собой трудна в эмоциональной сфере. Осознать в себе конченного эгоиста мало, надо научиться управлять своим эгоизмом. Чтобы не он тобою командовал, а ты им.

Подобный тотальный контроль постепенно ослабит вредную эмоцию, лишит её энергии. С потерей её, эгоизм утратит и своё сознание. Он, конечно, останется, но только на уровне идентификации личности. Так что заново родиться можно. Если есть яд, то должно быть и противоядие. Но описанный путь труден, очень труден, дружище. И не каждому человеку он по силам. Поднять себя из руин может только умный. Дурень, на подобный подвиг не способен. Ему это не дано от природы.

 

— Теперь я понимаю, почему западные стратеги так стараются в плане дебилизации населения планеты, — поднялся я со своего места.
— Сядь, не мельтиши. Успокойся! — показал на скамейку дедушка. — Если так будешь нервничать, то скоро состаришься. Ты не точен в определении. Не всё население планеты они дебилизируют, а в основном представителей белой расы. Негров и папуасов не надо дебилизировать, они в этом не нуждаются.

— Ты настоящий расист! — покачал я головой.

— А ты — дурак! Только дурню может придти в башку, что представители чёрной и жёлтой расы в интеллектуальном плане ничем от нас, потомков ориан, не отличаются. Были бы они другими, имела бы и другой характер наша цивилизация. Центр её был бы в Африке или в Азии, но не в Европе.

 

Было видно, что мои слова старика расстроили. Несколько секунд он размышлял, потом примирительным тоном сказал:

— Я тебе хочу показать ключ к генетическому коду человека. Ключ иного характера. Он надёжен и работает безотказно. Речь идёт о глубинных слоях нашей психики. Если научиться им пользоваться, то процесс перестройки генетики пойдёт намного быстрее. У вас эти сложные структуры называются глубинным словом — подсознание. О нём мы с тобой уже говорили.

— Некоторые приёмы работы с ним мне известны, — перебил я рассказчика.

— Концентрация на сознательном, которое своим частотным потенциалом воздействует на энергию глубин психики? — улыбнулся одними глазами Чердынцев. — Это сложная техника, она требует серьёзной подготовки. Такие как ты ею могут воспользоваться, но что ты предложишь простым людям?

Я задумался.

— Вот видишь, не знаешь. А я тебе сейчас эту доступную технику представлю. Видишь мои руки?

Старик стал вертеть перед моим носом своими ладонями.

— Руки как руки, — пожал я плечами. — Такие же и у меня.

— Да, и у тебя. Только вот в чём дело. То, что человек делает своими руками, сразу переходит в глубины его психики. В наше подсознание. Главное условие очень простое: надо максимально расслабиться. Или выбрать время перед сном, когда вот-вот сомкнутся глаза.

— Или когда их только что открыл, — продолжил я за жреца.

— Что, догадался?

Я кивнул.

— Как видишь, всё просто: берёшь лист бумаги и карандаш, ложишься на лавку или на диван, полностью расслабляешься и пишешь на бумаге то, что хочешь получить от своего подсознания. Несколько фраз, но без частицы «не» или «ни». Отрицания твоё подсознание не поймёт.

— Мне это известно!

— Я вижу, ты не зря гостил на Конде и Мезени, — встал из-за стола всезнайка. — Что, сложная техника?

— Она гениальна! Почему я о ней раньше не догадался? — разволновался я.

— Ты много чего не знаешь, — обнял меня за плечи старик. — Но у тебя всё впереди. Кстати, такая вот техника позволяет без труда управлять не только генетическими процессами нового, на этот раз позитивного генетического возрождения, но и другими процессами. Например, сохранять в целости и сохранности здоровье и даже перевести стрелки биологических часов жизни человека на бесконечность времени. Ты знаешь, сколько мне лет? — вдруг посмотрел на меня в упор сибирский всезнайка.

— Представления не имею, — смутился я. — Мне кажется, это не корректный вопрос.

— Нет, он корректный. Если хочешь, я тебе с удовольствием на него отвечу. Только ты мне всё равно не поверишь. Пойдём на улицу, там договорим. Скоро, с минуты на минуту, должны приехать гости. Они давно в дороге.

С этими словами старик стал быстро одеваться, и я последовал его примеру.

 

Глава 19
Слом биологических часов

Когда мы вышли на мороз, я спросил таёжного отшельника.

— А на чём к тебе приедут долгожданные гости?

— На оленях! — повернулся он ко мне. — Вот видишь, распадок, что слева? Скоро на той вот плешине мы увидим их упряжки. Но пока их нет, давай закончим наш разговор. Работа с глубинами подсознания человеку нужна, прежде всего, для того, чтобы нейтрализовать своё агрессивное несговорчивое «эго». Полностью расслабленным ты пишешь на бумаге без частицы «не» примерно такую фразу: «моё сердце переполняет любовь к людям, я сначала думаю о них, а потом о себе». Что-то в этом роде подсознание очень скоро начнёт реализовывать. Твоё поведение на глазах начнёт меняться. Только тогда, когда проявления эгоизма пройдут окончательно, можно поменять установку. Например: «моя генетическая природа приобретает те или иные качества. Она меняется в такую-то сторону». Мне не хочется повторять, что работа с глубинами бессознательного должна сопровождаться верой в конечный результат и непременно вестись волей. Словом, должна работать магия намерения.

— Я это понимаю. Можешь на этом не останавливаться.

— Что ж, пойдём дальше. Я заикнулся о переводе биологических часов. Но прежде чем тебе рассказать, как это делается, я хочу погрузить тебя в то далёкое прошлое, когда люди жили на земле столько, сколько хотели. Пока они той стороной доедут до речки и переберутся через озеро, — старик рукой показал на внезапно выехавшие из леса на край прогала две оленьи упряжки, — я всё успею. А ты стой и смотри, как красиво бегут олешки и запоминай.

Издали на чистом снегу оленьи упряжки казались совсем крохотными, но было видно, как они одна за другой движутся по направлению к нашему озеру и как ими управляют сидящие в нартах люди.

— Не знаю, известно тебе или нет, — отвлёк моё внимание Чердынцев, — что древние не знали болезней и пользовались своими физическими телами столько, сколько хотели. Дело в том, что люди — не животные, они, посредством своего сознания, легко могут управлять всеми своими физиологическими процессами. Плохо то, что они об этом не знают. Наверняка, ты слышал, что наши предки ориане уходили из жизни только от усталости жить, но не от болезней или старости. Древние не знали, что такое старение. Этот процесс появился совсем недавно, после великой войны и гибели трёх континентов.

 

То, что говорил жрец, для меня было новым и я, повернувшись к нему, спросил:

— Неужели древние были все молодыми?

— У них было два возраста: молодой и зрелый. Посмотри на меня, разве я старик? За седину и морщины на лице меня можно отнести к пожилым, но это только видимость — камуфляж. Разве тело у меня старое? Ты меня видел в бане, как тебе оно?

— Всё свито из сильных мышц, на животе ни жиринки, тебя хоть на выставку! — засмеялся я. — Если судить по здоровью, ты далеко не старый.

— Меня можно назвать зрелым, матёрым, но не рухлядью.

— Это так! — согласился я с Чердынцевым. — По возрасту — ты старик, но по виду здоровый, сильный и жизнерадостный.

— Примерно в моём возрасте и уходили ориане из жизни. В мифе как сказано? Когда человек уставал жить, он поднимался на высокую скалу и бросался оттуда в море. Удар о воду, и душа мчится на отдых в Ирий. Я для чего тебе это рассказываю, чтобы ты понял, что человеку по силам управлять своим здоровьем, следовательно, он может жить столько, сколько захочет…

— А если он захочет жить вечно?

— Такого не бывает. В любом из нас накапливается усталость от пережитого. И когда ты твёрдо знаешь, что жизнь вечна и духовной смерти нет, то уход на новое воплощение страха не вызывает. Но мы снова не о том. Мне хочется тебе сказать, что у наших предков в генетическом коде отсутствовали биологические часы. Они представляли собой особую расу. Именно по этой причине ориане и могли жить столько, сколько хотели.

— По-твоему, мы сильно изменились?

— Не мы изменились, а нас изменили. Ориане и атланты в своём эволюционном развитии вплотную подошли к границе перехода на планеты второго порядка. Бессмертие физического тела — одно из условий этого перехода. Но им не дали покинуть Землю-матушку. Вмешалась третья сила. Она и сейчас рядом с нами.

— Как же так получилось, что великие империи начали братоубийственную бойню? — перебил я всезнайку.

— А у нас что, не так? Германцы и славяне, по сути, две ветви одного побега, а драка-то между ними какая! Сколько ненависти друг к другу. Немцы испокон веков считают нас, русских, варварами. Если их спросить: «за что такая немилость?», они не ответят. Потому что не знают. Такова программа. Беда в том, что она имеет не столько подсознательный характер, сколько генетический. У нас к германцам — то же самое. Особенно после последней войны. Если немец, значит, непременно фашист и живодёр. Разве не так?

— В простонародье это имеет место, — согласился я, — на уровне коллективного сознания…

 

— То же самое сложилось и тогда. Ящероголовые, путешествуя с планеты на планету, миллионы лет назад в совершенстве освоили технологию генетического моделирования. Всё это позволяет им приспосабливаться и мимикрировать на самом высоком уровне. Вспомни индийские мифы о нагах. Их ставленники 40 тысяч лет назад захватили власть в Атлантиде, и началось великое противостояние двух великих держав. Чем оно закончилось, ты хорошо знаешь: гибелью континентов, потопом и одичанием уцелевших от гибели.

Но не это самое страшное, дружище. Оно в другом, в том, что переселенцы с севера и запада, а также беженцы с гибнущего в волнах Тихого океана континента Му, очень скоро попали под полный контроль завоевателей. И что ящероголовые предприняли? Первым делом они «воткнули» в ДНК потомков белых богов биологические часы. И установили на них максимальный срок — 100 лет, не больше. Вспомни, по сколько веков жили сыновья Адама, и по сколько лет стали жить потомки легендарного Ноя? В семь-восемь раз меньше. В Торе отражена хоть и тенденциозная, но правда. То же самое ты без труда можешь найти в наших тайных ведах, да и в индийских ведах сказано, что древние жили по 7-8 веков. Но после потопа время жизни людей резко укоротилось. Как ты думаешь, зачем это было сделано завоевателями?

— Право не знаю, могу только предположить.

— Давай, я послушаю.

— Мне кажется, чтобы отнять у человека возможность пройти весь путь эволюции за одну жизнь.

— Ну, ты и сказанул! Почему не думаешь, когда открываешь рот?

— Тогда для того, чтобы накопленное за жизнь знание он не мог реализовать.

— Ответ верный. Отсюда и знаменитая поговорка…

— Я её знаю, — перебил я волхва. — «Если б молодость знала, а старость могла!»

— Этим всё сказано: молодость глупит, а мудрая старость не в силах что-то изменить — ей пора идти в могилу. Навязав человечеству биологические часы и включив, посредством их, раннее старение, завоеватели тем самым ускорили у человечества смену поколений. Ускорили в 10-12 раз. Чтобы доказать это, достаточно сравнить человека с животными. Посмотри на собак, — старик кивнул головой на своих лаек. Половозрелой собака становится к году. Сучонки ещё раньше, через 6 месяцев. Но возьмём срок — год. А сколько живёт собака? Минимум 16 лет. А то и больше. Так работают её биологические часы. Какое отношение? Один к шестнадцати! А у людей? Пусть половое созревание у нашего вида будет в 14 лет.

— Что-то ты рановато!

— Нормально, в 13-14 семя уже вырабатывается и мамами становятся в 12, а то и раньше. Правда, далеко не все, но нам нужна нижняя планка. А теперь давай сравним продолжительность жизни человека с пропорцией собак или лошадей. Можно взять других зверей, у них у всех одна пропорция. Примерно 11-13-16. Сколько получим? 200 лет минимум, точнее по верхней планке — 236. Как тебе такое? По законам нашей планеты, где жизнь основной массы млекопитающих подчинена пропорции от полового созревания до смерти 1 к 12 или 16, человек должен легко жить 200 лет. А мы сколько живём? В три, а то и в четыре раза меньше! Самое печальное то, что нам всем вбито в голову, что семьдесят лет — это наш человеческий век. А то, что время жизни человека не вписывается в общий закон природы, никому не приходит в голову. Знаешь, как ящероголовым удалось не только навязать потомкам белых богов биологические часы, но и такой короткий век жизни?

 

— Откуда же мне знать? — пожал я плечами.

— Мог бы и догадаться — посредством информационного воздействия цветных искусственно созданных рас. Несмотря на то, что гибридных рас несколько, если учесть подрасы — их десятки, проект создания гибридов был один. В нём чётко отслеживается век жизни метисов где-то около 100 лет, а то и того меньше. Когда же после великой катастрофы и ориане, и атланты стали расселяться по материкам, они стали волей-неволей контачить с гибридами.

Вспомни предания про «белых богов», которые приходили к диким необразованным племенам и давали им знания? Легенды предков китайцев и индийцев рассказывают, что поначалу белые боги жили очень долго. Например, тот же Кетцалькоатль прожил три века, и не умер, а уплыл на восток через океан. Но странное дело, прошло несколько сот лет, и век представителей белой расы сравнялся с веком цветных гибридных рас. Как такое могло произойти?

— Я же тебе сказал, ума не приложу, не знаю!

— Здесь сработали два фактора. Один из факторов — утрата древних знаний, а второй — мощное информационное воздействие. Пресс коллективного сознания гибридных рас на подсознание потомков белых богов. Сегодня мы с тобой говорили о магии веры на изменение генетического кода ДНК. Так вот, вера всегда рождается из глубин подсознательного. Из самой его глубины. Уяснил?

Я кивнул.

 

— А подсознание улавливает информацию и днём и ночью. Причём отовсюду. Оно работает независимо от сознания, у него своя логика, ты это должен знать… Теперь до тебя дошло, как всё раскручивается?

— Сначала реагирует подсознательное, из него рождается вера во что-то, она подключает институт воли, строится «намерение» измениться.

— Заметь, и подсознание, и сознание работают синхронно, — добавил Чердынцев. — А воля включается автоматически независимо от сознания.

— Так вот где ловушка! — наконец дошло до меня.

— Да, именно здесь. Сознание осознаёт только веру, всё остальное проходит мимо него.

— Значит, достаточно человеку поверить, и он уже «спёкся»?

— В общем-то, так. Просто ты упустил роль глубинного или подсознательного. Именно, благодаря ему рождается вера, а она является особой, и днём, и ночью работающей антенной по впитыванию информационных потоков. Вот, где наша слабость — слабость всех живущих на Земле человеческих рас. Она заложена в подсознании. И сознание не всегда способно отсечь ненужную информацию. Понял теперь, как появились биологические часы в нашей генетике, плюс установка на очень короткий век?

— Понял, что мы сами себя запрограммировали на то, что сейчас имеем.

 

— Верно. Самое печальное то, что сейчас мы занимаемся тем же самым. Механизм прост и универсален. Завоеватели им до сих пор пользуются. Что в наше время вкладывают нам в подсознание? Что все расы равны, что надо нам смешиваться с неграми, папуасами и китайцами, что дети от таких браков самые талантливые и жизнеспособные, хотя всё наоборот. Фактически, идёт навязывание чисто либеральных ценностей. Для чего? Чтобы растворить белую расу в океане представителей гибридных рас.

Зачем, я думаю, ты понимаешь: чтобы окончательно опустить наше сознание до их уровня. Ведь для ящероголовых серьёзную опасность представляем только мы. Скажу больше: в основном немцы, скандинавы и мы, русские, — самый большой этнос в мире. Средиземноморская гибридная раса, их долгожданное детище, хоть и живёт в Европе, но опасности для оккупантов не представляет. У неё другая генетика. Она давно вывернута наизнанку. У большинства её представителей в голове только нажива и развлечения.

Как раз то, что хозяевам и требуется. Раб не должен думать о свободе. Он обязан отдавать свою энергию хозяину и жить только прямой кишкой. Вспомни великих греков, итальянцев, испанцев, французов? Все они были по своей антропологии и генетике представители нордической расы. Тот же Платон, Аристотель или Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль или Эльгреко.

 

— Ты хочешь сказать, что средиземноморская раса на таланты кастрированная?

— Не в этом дело. Она — другая. Цветным чужды идеи и высокие порывы души. Их интересы в ином. По своей генетической природе, все они — рабы. Таковыми их и создали ящероголовые. Заметь, с каждым веком духовное различие между цветными расами и нашей белой становится всё меньше и меньше. Это не от того, что цветные подымаются. Внутренне они пока не в состоянии подняться, а внешнее — не считается. Различия исчезает из-за нашего духовного падения. Понимаешь, что происходит?

— И какой из всей этой беды выход?

— Спасти на Земле уцелевших представителей нордической расы. Сохранить потомков белых богов. Тогда мы спасём от гибели и себя, и цветных. Им можно помочь. Конечно не сразу, но можно. Здесь дело во времени. Если у нас ничего не получится, тогда очень скоро придёт конец нашей цивилизации дегенератов…

— Ты только что сказал, что мы, русские, являемся самым большим этносом в мире. Так?

— Я не оговорился, всё так! Нас сейчас 92 миллиона, вторым крупным монолитным этносом являются японцы, их больше 80 миллионов.

 

— А как же китайцы?

То, что говорил всезнайка, выходило за рамки моего понимания.

— Что китайцы? Чистокровных ханьцев меньше, чем японцев.
— Но ведь в Китае более 1,5 миллиардов населения?
— Ну и что? Ты посмотри по справочникам. В Китае живут монголы, маньчжуры, тибетцы, уйгуры, джунгары, кого в нём только нет. Даже китайские евреи. Численность русских является одним из самых высоких доказательств того, что мы — прямые потомки переселившихся с севера ориан. Любопытно, что наша численность резко возросла после XVII века. Как ты думаешь, за счёт чего?

— Неужели из-за присоединения к Московскому государству населения Сибири?
— Кого ты имеешь в виду? Уж не аборигенов ли?

— Не только их, — улыбнулся я. — И сибирских угров, и самодийцев, и тунгусов, и палеоазиатов, и тюрок в те времена было не больше, чем сейчас. А может и меньше. Скорее всего, прирост населения Русского государства произошёл за счёт челдонов*, которых в Сибири было немало.

— Слава Роду, хоть это ты знаешь. Но все твои вопросы меня как всегда отвлекли. Если так дальше пойдёт, то наши гости успеют добраться до нас раньше, чем я растолкую тебе, балбес, как избавить свою генетику от биологических часов.

— Неужели это возможно? — открыл я рот от удивления.

— Я же тебе говорил, если есть яд, то найдётся и противоядие.

— Ну и как это делается?

 

В это время оленьи упряжки выехали из лиственничного бора на берег озера и люди, сидящие в нартах, приветствуя нас, замахали руками. Мы тоже подняли свои руки в знак приветствия, и обе нарты, съехав на лёд озера, наперегонки помчались к нашему берегу.

— Вот видишь, я могу и не успеть! — посмотрел на меня дедушка. — Но мне кажется, что ты и сам можешь догадаться. Всё архипросто.

— Первое что надо сделать для избавления от программы на короткую жизнь, так это уйти из системы.

— От людей с их безумной психикой, и от влияния СМИ, — добавил всезнайка.

— Лет, эдак, на пять.

— Достаточно — на три года. Хорошо, тут ты сообразил. Иначе подсознание всё равно наловит кучу программ. Неважно от кого и где. Оно это сделает с удовольствием.

— Второй шаг, я думаю, заключается в том, чтобы поверить, что тело человека сможет жить ровно столько сколько потребуется.

— Верно! Но для этого надо заложить эту программу в своё подсознание. И заставить его не реагировать на информационное давление извне. Как это сделать, ты знаешь. Можно — через обычный вход в подсознание. Можно обратиться к своей сущности. Что, собственно, то же самое, только на более глубокий уровень, а можно и так, как я только что тебе рассказал, используя письмо на полном расслаблении. Что, очень трудно?

— Конечно, трудно! Для обывателя, практически, невозможно.

— Но не для таких, как ты, — хлопнул меня по плечу Чердынцев. — Пойдём навстречу гостям. Как видишь, мы с тобой всё успели.

 

Глава 20
Светозар

Оленьи упряжки, в каждой по одному крупному быку и двум изящным важенкам, во весь опор мчались к нам навстречу. Из-под полозьев нарт летел снег, слышался топот копыт и гортанное «моод» каюров*. Но вот первая упряжка вырвалась вперёд и, подлетев к нам, резко развернулась. Её примеру последовала и идущая следом. С первой нарты в национальной одежде северных челдонов спрыгнул бородатый крепыш и, раскрыв объятия, двинулся в нашу сторону.

— Пойдём встречать, — толкнул меня локтем Чердынцев. — Он не столько ко мне, сколько к тебе. Это Светозар. Только не спрашивай, где его дом.

Через пару секунд челдон был уже рядом с нами. Сначала он обнял отшельника, потом повернулся ко мне.

— Ну что, Белослав, будем знакомиться?! Я Светозар, — улыбнулся гость своей открытой русской улыбкой. — Только не спрашивай, откуда я тебя знаю. И с какой «луны» я свалился. Лишнее любопытство нам ни к чему.

 

В этот момент к нам подошли два его спутника. Оба они оказались эвенками. Одному на вид было лет сорок, другому — не больше шестидесяти.

— Это мои друзья, — повернулся к ним Светозар. — Отец с сыном Чапогиры. Они с одной таёжной фактории. Давайте знакомиться.

Я протянул руку и назвал своё имя.

— Лючеткан, — представился старший эвенок. — А это мой сын — Тиманчик.

Оба эвенка были одеты традиционно в оленьи кырняжки. На головах у них виднелись парадные росомашьи капоры*, а на груди красовались расшитые бисером нагрудники. По красивой, богато украшенной одежде, и по манере держаться было видно, что оба эвенка никакого отношения к поселковой жизни не имеют, что они дети тайги. Свободные от пут цивилизации и счастливые.

 

«Интересно, где нашёл этот странный Светозар живущих по своей традиции тунгусов? Ведь при советской власти кочевников тайги насильно расселили по факториям. Очевидно не всех!» — подумал я.

— Да-да, не всех! Их вот не сыскали! — посмотрел на меня насмешливо челдон. — Они живут там, где нравится. Здесь вся тайга принадлежит их роду.

— А зачем ты сказал, что они с какой-то фактории?

— Я не соврал. В их роду не меньше сотни душ, так я говорю, Лючеткан?

— Так-так, нас сто двадцать… — закивал головой эвенок.

— Как видишь, население целого кочевого посёлка.

— Сколько же у них тогда оленей? Тут пахнет 10-15 тысячами? — засомневался я. — Чтобы прокормить такое стадо, нужны обширные пастбища.

— Э-э, да ты, я вижу, парень не промах! — улыбнулся Светозар. — На мякине тебя не провести. Поди ещё и эвенкийский язык понимаешь?

— Понимаю, и немного на нём говорю.

— Тогда и спроси их, сколько они держат оленей.

— Не буду я их спрашивать. Это неприлично. Лучше ты мне объясни, чем эти дети тайги живут?

— Олень у них больше как тягловое животное и на крайний случай, если в тайге бескормица. Мы научили эвенков рыбалке. Их выручает рыба, которой и в реках и в озёрах здесь — уйма. Я вон вам пару тайменей привёз, каждый килограмм по пятьдесят.

— Тогда понятно, — посмотрел я в глаза приехавшего. — Говоришь, мы научили эвенков рыбалке? Кто это мы?

 

— Я же тебе сказал, не спрашивай, — хлопнул меня по плечу Чердынцев.

— А я и не спрашиваю, просто интересуюсь.

— И ещё они, — показал Светозар на отца с сыном, постоянно добывают «дикарей» и лосей. И того и другого здесь хватает.

— Он это знает, — засмеялся хозяин озера. — Месяц назад Белослав такого сохатого завалил, что за неделю еле вывез.

— Значит, мы вам зря привезли мясо, — огорчился гость.

— А где оно у вас? — спросил я.

— На нарте у Лючеткана. Тоже лосятина, только молодая.

— Всё хватит болтать, — перебил гостя Чердынцев. — Пойдём в дом, чай пить, потом разберёмся, что куда. Оленей можно отпустить на тот ягельник, они похоже прилично устали.

— Намаялись малость. Это так! — проворчал Светозар, стаскивая с нарты мешок с двумя здоровенными рыбинами, — пойдём, — кивнул он своим друзьям и попытался забросить мешок на плечо.

 

— Давай лучше так: — подошёл я к нему. — ты понесёшь одного тайменя, а я другого. А эвенки пусть займутся мясом, его тоже надо в сенки, подальше от собак.

— Он я вижу чувствует себя у тебя здесь хозяином? — кивнул в мою сторону челдон.

— Он и есть хозяин. Видишь, тот старый сарай, — показал отшельник на моё бывшее жилище. — Так вот, Белослав из него дворец соорудил. Теперь там и печь, и окно, и дверь, живи — не хочу! Настоящая гостиница.

— Это ты, наверное, для нас старался? — посмотрел на меня с любопытством гость.

— Нет, для них, — кивнул головой в сторону эвенков старик. — Пусть туда и мясо несут. У нас нет места.

— Как это нет?

— Да так. Мы тут с Белославом немного развлеклись. Половина кладовки завалена сохатиной, вторая её половина — рыбой.

— Выходит, я зря старался! — вытряхнул из самодельного мешка Светозар огромного тайменя. — У вас только птичьего молока нет!

— Рыбы у нас всякой, но таймень в нашем озере не водится, — успокоил его «дедушка». — Так что не печалься. Давай, Белослав, забирай свою ношу и — до избы. Признаться, я стал немного подмерзать.

 

Через минуту мы были уже рядом с нашим жильём. Только тут я нашёл время детально рассмотреть одежду челдона. И шуба его, и шапка были совершенно другими, чем у эвенков. Даже оленьи лунтаи* на ногах от местных резко отличались покроем. Они были выше колен и вместо оленьей щётки на подошве у них красовались лосиные лбы.

— Что, нравится? — перехватил мой взгляд Светозар. — Это одна из моих красавиц такой костюм мне соорудила.

В голосе гостя звучала неприкрытая любовь и гордость.

— Как видишь, наши русские женщины шьют зимнюю одежду не хуже местных. А если честно, то лучше. Когда приедем к нам, у тебя тоже будет такой костюм. В лосиных шубах у нас никто не ходит, — посмотрел он на мой наряд.

— Это он из подручного материала, — вступился за меня Чердынцев.

Когда Светозар сбросил с себя верхнюю одежду, я, наконец, его разглядел. Это был парень среднего сложения, лет на двадцать старше меня, крепкий, жилистый, подтянутый и красивый, какой-то особой непостижимой красотой. В его густой русой бороде, серых глазах, прямом тонком носе чувствовалось что-то античное.

— Честное слово, — улыбнулся я ему, — мы с тобой уже где-то встречались! Знаешь где? В Эрмитаже! Ты смахиваешь на греческого Посейдона.

— На Посейдона говоришь? — засмеялся Светозар. — Это так тебе показалось, я похож сам на себя.

 

В это время в избу, осторожно ступая, вошли два эвенка.

— Давайте, раздевайтесь, — обратился к ним по-русски челдон. — И к столу. Сначала чай, потом займёмся баней. С дороги надо попариться.

— Оленей мы отпустили, там, на горе, снега мало, им хорошо копытить, — сказал Лючеткан, сбрасывая кырняжку.

— Молодцы! — похвалил Светозар друга. — Олени вымотались, пусть отдохнут.

После сытного обеда, который в честь гостей состоял из сырой мороженной оленины и крепкого чая, эвенки заторопились в лес, навозить к бане сушняку.

— Лучше бы отдохнули! — пытался уговорить хозяин. — Дров полным-полно, мы с Белославом полдня возили.

— Мы тоже пойдём, поработаем, — улыбнулся Тиманчик. — На улице хорошо. Тут у вас шибко жарко.

— Не уговаривай их, — остановил деда Чердынцева Светозар. — Ты же знаешь, они к избам непривычны. Всю жизнь в чуме. Хорошо, что бани перестали бояться. Раньше от неё, как от чумы! — повернулся он ко мне.

— Они что, при советской власти не жили?

— Жили, но в совхозном стаде. А там те же чумы и сплошные кочевья. А когда пришло время дикого капитализма, то выяснилось, что у пастухов не оказалось жилья в посёлках. Оно, конечно, было, да сплыло! Вот они и прикочевали к нам.

— Куда это к нам? — спросил я.

— Опять любопытничаешь! — погрозил мне пальцем дедушка.

— Да хватит тебе Дадоныч! — повернулся к Чердынцеву Светозар. — Он же всё равно к нам поедет. Держишь парня в ежовых рукавицах! Пусть что хочет, спрашивает.

— Всё равно должен знать меру! — засмеялся дедушка.

— Не надо! Любопытство — не порок, а дорога к знанию.

— Выходит Дадон не сказочное имя, а реальное? И его отца звали Дадоном? — спросил я.

— А что тебя удивляет? Переводится оно, как живущий рядом с водой.

С озером или рекой, всё равно, — ответил мне просто Светозар.

— Знаешь, кто он? — показал пальцем на челдона дед Чердынцев.

— Кто? — повернулся я к отшельнику.

— Прямой потомок Чингисхана! Как я тебя, а? — злорадно потёр ладонями старик. — Не будешь меня воспитывать!

 

Было видно, что он дурачится. Но то, что я услышал, меня насторожило.

— Неужели и вправду? — не удержался я от вопроса.

— Вот началось! — торжествовал Чердынцев. — Он тебя сейчас своими дурацкими вопросами об стенку размажет! Я его знаю! Мне бесконечными «почему» да «отчего» житья третий месяц не даёт!

— Ничего, я терпеливый! — видя, как хозяин радуется своей шутке, засмеялся и челдон. — А насчёт Тимчака-Чингисхана дед прав, я на самом деле являюсь одним из его потомков.

— Вот-вот! Сам сознался, теперь тебе не сдобровать! Он из тебя, — показал старик на меня, — свои верёвки вить будет. Такая у него неугомонная натура.

— Не совьёт! А ты на нашего просмешника не обижайся. Что-что, а дедушка пошутить горазд. Он всерьёз ни ругаться не умеет, ни осуждать. Сплошная доброта, только его понять надо!

— Знаю я его доброту! — покосился я на старика. — Пару месяцев со мной не разговаривал.

— Это он тебе карантин устроил. Так надо! Чтобы ты понял, где раки зимуют!

— Что? — не дошло до меня.

— Чтобы ты его зауважал.

— А, понятно!

— Зауважал?

— Сначала я дурачился, а теперь ты начал! — остановил челдона хранитель. — Хватит, наверное, лучше скажи ему, зачем вы встретились. Он хоть и молчит, но этот вопрос у него давно в башке.

 

— Ты должен узнать то, что тебе положено по праву. И что знают только избранные. Впереди тебя ждёт посвящение. Трудное для нетренированной психики. Но я думаю, что ты справишься. И станешь одним из нас. А теперь расскажите мне, чем вы тут без меня занимались? — посмотрел загадочный гость на Чердынцева.

— Я ему на пальцах объяснил, как с помощью информационной машины лопается генетика человека. Особо распространяться не стал, рассказал самое главное. Остальное он домыслит и поймёт сам на живых примерах.

— Понятно, — протянул нараспев потомок Чингисхана. — Значит, учёба и ещё раз учёба!

— А куда без неё? Знание, как Вселенная — бесконечно. Все мы учимся. Таков наш путь — чтобы передать его нашим соплеменникам.

— Ты понял суть сказанного? — посмотрел на меня, не мигая Светозар. – Жрецом может быть только тот, кто не столько знает, сколько умеет добывать знания. И дарить его тем, кто его может принять.

 

Из последних слов челдона я понял, что передо мной такой же жрец, как и наш хозяин, только несколько пониже его рангом. И, соответственно, перед ним стоят другие задачи. А между тем, потомок Чингисхана переключился на иную тему.

— Ты, я слышал, долгое время жил в Тюменской области? В частности, в Сургутском районе? — посмотрел он на меня с новым интересом.

Я кивнул.

— Мне тоже там приходилось бывать. Начиная от Ямбурга и кончая Уватским районом. В Сургутском районе я жил пять с лишним лет. Так что знаю те места неплохо.

— А где, в каком месте?

— В юртах Рускинских, например. И в Варьёгане. Да и в самом Сургуте. Хотите я расскажу один любопытный случай не из моей жизни, правда, но всё равно смешной.

— Слушай его, он сейчас такое расскажет, со смеху помереть можно, — показал глазами на своего гостя старик. — Валяй не стесняйся, ври!

— Я не вру, на самом деле, так было. Только не со мной, — отодвинулся от стола, чтобы видеть нашу реакцию рассказчик. — Это случилось в Локосово — есть такой посёлок на берегу Оби, недалеко от Сургута. — Жил в том посёлке один неплохой находчивый парень, тоже из челдонов по фамилии Монголин, звали его Володей.

— Видишь, уже врёт!

— С чего ты взял?

— Потому что настоящие челдоны Володями своих детей не кличут, — урезонил старик Светозара.

— Этот челдон был советский, поэтому не придирайся!

— Так бы и сказал, что жил в Локосово испорченный челдон по имени Владимир, — не унимался Чердынцев.

— Ну ладно, испорченный был тот челдон, с гнильцой. Но зато хорошо умел ставить самоловы. А в Оби-матушке до сих пор осетра полным-полно, а в те времена его ещё больше было.

— Ну и что твой испорченный?

— Он постоянно ловил крупную стерлядь. Частенько — осетра. Понятно, что кое-кому это не нравилось. Особенно тем, у кого с рыбалкой не клеилось. Сами понимаете, у обычных людей зависть на первом месте.

— Не на первом, а на втором! — опять взъерошился Чердынцев. — На первом месте у них шуры-муры с бабёнками.

— Всё-то он знает, наш Дадоныч!

— Наверное, работа у него такая, — вставил я.

— Скорее в молодости орлом был. По себе меряет…

— Ты говори, да не заговаривайся! — погрозил пальцем гостю хозяин. — Давай ври дальше.

— И вот однажды этот Володя припёр с Оби на нарте здоровенного осетра. Дело было в конце января, как раз спали морозы. Осётр из его рассказа килограммов на полста, а то и больше. Кроме осетришки в нарте лежали несколько стерлядей и налимов. Естественно, парень еле волок свою нарту. И тут на его пути оказалась Акулина Скверневская. Бабка — оторви да брось!

— Неужели такая сексуальная? — засомневался Чердынцев.

— Да не сексуальная, а сплетница и завистница! Род Скверневских из ссыльных поляков. Они так и остались в Сибири, назад не поехали. И все похожи друг на друга: злые, как собаки, завистливые и жадные.

— Потому они, наверное, и осели у нас, что в Польше таких не принимают, — заметил хозяин.

— Возможно. И вот Акулина видит, как Володя Монголин прёт к своему дому полную осетрин нарту. Естественно, от увиденного у неё подкосились ноги. Почему огромная рыбина лежит у Володи, а не у неё? Непорядок! И она ту же побежала к телефону звонить в Сургут, в рыб-инспекцию. Но Володя Монголин тоже был парень не промах. Он сразу понял, что затеяла бабушка. Дойдя до дома, удачливый рыбак стал прятать рыбу. Оставил только налимов. Стерлядей сунул в сугроб у забора, чтобы следов не было. А осетра не рискнул на улице прятать. Если собаки найдут, да ещё при рыбнадзоре, жалко такую рыбищу терять. Взял он «корявого» и уложил себе в кровать под одеяло. Кому в голову придёт, что рыба на самом видном месте?

— Ну и ушлый же мужик, твой Монголин! — покачал головой дедушка. – Ну и хитёр!

— Тут-то всё и началось! — продолжил свой рассказ Светозар. — Через пару часов осетрина ожила и давай под одеялом ползать. А тут как раз рыбнадзор к дому Володи на снегоходах подъехал. Что делать? Но парень не растерялся. Разделся — и под одеяло. Сгрёб осетрину, держит, чтобы та не ёрзала. А та крутится. Таскает за собой Володю. Короче, началась настоящая борьба. В это время открывается дверь и в дом входят инспекторы. «Привет Монголины!» Дескать, так и так, мы всё знаем, где рыба? А он — «вы что, не видите, что у меня бабёнка, тут серьёзное дело. Вы же мужики, неужели не понимаете?! Идите и ищите. Если найдёте — всё ваше!».

— Ха-ха-ха!!! — раздался смехом Чердынцев. — Как он их? Они видят, что кого-то парень под одеялом обнимает. Но кого? Ясное дело, голенькая девчонка! Кому могла придти мысль, что он с рыбой шашни крутит?

— Понятно, вышли инспекторы на улицу. В кладовке отыскали одних налимов. Махнули рукой, поругали бабку Скверневскую с Монголиным и уехали.

— Молодец парень, здорово он их! — вытер слёзы из глаз дедушка.

— Но это далеко не самое смешное, — продолжил рассказ Светозар.

— Куда смешнее?!

— Дело в том, что в этот момент вернулась домой Ольга, жена Володи, застала, как ты говоришь, этого испорченного, под одеялом с рыбиной!

От услышанного, дед Чердынцев от смеха упал со стула. На секунду представив всю эту сцену, не выдержал и я.

Глядя, как мы корчимся от смеха, рассказчик с невозмутимым видом продолжил:

— Что смеётесь? Тут кое-кому было не до смеха. Монголин, боясь, что снова нагрянули инспекторы, из-под одеяла не вылез. Вот в чём суть! Ольга, зайдя в спальню увидела, что её благоверный, укрывшись с головой, лежит в обнимку с кем-то под одеялом. Что подумала бедная женщина?! Сначала она разразилась руганью, потом стала лихорадочно собирать свои вещи. А Володя не зная, что рыбинспекторов в доме нет, из-под одеяла вылезать не торопится. Молчит и изо всех сил держит свою рыбу. Представляете жену? Наконец, Ольга решила посмотреть, с кем это он под одеялом и кто её соперница? И когда она стащила одеяло, то чуть не упала в обморок. Она ожидала увидеть молоденькую девушку, а увидела, сами понимаете кого! Знаете, что она сказала мужу? «Не думала я, что ты, Монголин, у меня такой извращенец!»

Услышав фразу жены ловкого парня, мы опять схватились за свои животы.

— Хватит! Не рассказывай! — взмолился Чердынцев. — Иначе я умру. Нельзя так долго смеяться.

— А я уже всё рассказал, — улыбнулся гость. — Как видите, всё кончилось хорошо. На радостях Монголин осетриной даже бабку Акулину угостил. Не будь её, не было бы такого подвига!

— Да подвиг, так подвиг, нечего сказать! — поднялся со своего стула хранитель. — Думаю, после бани, ты познакомишь Белослава с началом нашего отступления, и с глобальным информационным блоком Земли.

— Конечно, познакомлю. Но я бы не хотел, чтобы мои друзья, Лючеткан и Тиманчик, знали о нашей беседе.

— Они отдохнут и пойдут к себе. Я правду тебе сказал. Сарай теперь не сарай. Белослав из него настоящий дом соорудил. Так что у меня появилась гостиница.

— Добро! — хлопнул меня по плечу Светозар вставая. — Значит, с сегодняшнего дня, точнее ночи, мы начнём новый цикл наших занятий.

 

Глава 21
Горькая правда

После того как гости попарились в бане, напились чаю и отравились спать в «гостиницу», Светозар, подложив в печь дрова, сказал:

— Сегодня пусть нам не лампа освещает дом, а русская печь. Так было тогда, когда мы потеряли свою прекрасную прародину… Думаю, хозяин будет не против.

— Конечно, нет, — отозвался из-за стола хранитель. — Я только «за», но мне нравится вести беседу с печи. Помните Емелю? Я из его рода…

— Как хочешь! — улыбнулся челдон. — А мы посидим у очага. Русская печь тот же камин, только он намного полезнее последнего.

Подождав, когда дедушка занял своё место на печи, Светозар, устремив глаза куда-то сквозь стены дома, сказал:

— Ты обязан не просто понять, а осознать, что наше неоднородное человечество на планете не одно. Фактически, Земля-матушка завоёвана. И мы всемерно помогли в этом завоевателям. Как так получилось, я скоро тебе объясню. Ящероголовые нас завоевали 13 тысяч лет назад, начав вторую междоусобную гражданскую войну. Первая была намного раньше, думаю, тебе известно когда. Но она нифилимов или белых Богов ничему не научила.

— Почему ты назвал наших предков нифилимами? — поинтересовался я.

— Это выражение мною взято из шумерской мифологии. У шумеров прямо сказано, кто такие нифилимы и чем они отличаются от аннунаков. Древняя война была ужасной, но последняя оказалась ещё страшнее, хотя атомное оружие в ней почти не применялось. Все гигантские воронки от ядерных взрывов, которые находят на нашей многострадальной Земле, являются в основном наследием древней войны. Во второй войне противоборствующие стороны применили оружие Шивы — ионосферное. В результате погибли три континента. Какие, ты знаешь, — это знаменитая Атлантида, гигантский Му и наша прародина.

Наши предки опять победили. Но победа оказалась пирровой. Утонувшие континенты подняли воды Мирового океана и волны поглотили священную Ориану. Но это было бы не так страшно, если бы не случилась ещё одна беда. Во время мирового хаоса, Великого потопа и чудовищных землетрясений, наши предки не смогли нейтрализовать действия врагов человечества — аннунаков. Последние, воспользовавшись происходящими событиями, сумели включить над поверхностью Земли особое высокочастотное защитное поле.

— Что это за поле и от чего оно защищает?

— Понятно, что поле искусственное, и «защищает» оно наше человеческое сознание от восприятия космических информационных волн. Вот она, главная победа аннунаков над нашими предками, белыми богами или нифилимами. Ты понял, чего они нас лишили?

— Не совсем.

— Я же тебе говорил, что этот субъект начнёт валять дурака, чтобы ты ему всё разжёвывал, — раздался с печи скрипучий голос Чердынцева.

— Ты что не представляешь, что значит отсечь сознание человека от информационного банка Вселенной? Это же конец! Несколько тысяч лет агонии и люди, в том числе и наша раса, превратятся в новые виды человекообразных. Этот процесс уже пошёл и его нельзя не замечать.

— Понял! — покраснел я. — Всё понял. Ты можешь объяснить, почему так получилось?

— Кое-что могу. Дело в том, что ящероголовые, по природе своей — логики, хоть головы у них и громадные, в два раза больше человеческих. Надеюсь, ты видел черепа их антропоморфных гибридов? Огромные вытянутые головы не то людей, не то ящеров?

— Видел, но об устройстве их мозгов не думал.

 

— Так знай: правого полушария у этих тварей нет. Нет и шишковидной железы. Они чисто, если можно так сказать, левополушарные. Потому, чтобы компенсировать нехватку в организации они и имеют огромное количество нейронов. Нам же, людям, большие головы, как у идолища поганого, ни к чему. У нас иная организация. Зачем огромный мозг, когда человек при помощи своего правого полушария может напрямую считывать информацию из космического универсального банка. И через эпифиз легко переводить её в левое полушарие.

— Неужели у рептилоидов отсутствует механизм восприятия информационных полей? — усомнился я.

— Он есть, но не развит. Только на уровне инстинктов, как у птиц или змей. Его роль выполняют отдельные клетки их мозга. Раньше этот аппарат был, но постепенно у ящеров начался перекос в сторону материального, а так как врагов у аннунаков не стало, то интуитивное знание было вытеснено логическим. То же самое происходит сейчас у нас. Правда далеко не у всех, но об этом поговорим на досуге… Теперь понимаешь, зачем нужно было, наблюдающим за гражданской войной людей, ящероголовым лишать своих врагов связи с информационным полем Творца?

— Однозначно, для уничтожения.

— Для того чтобы сравнять шансы. Раз мы левополушарные, будьте и вы такими же, только в логике мы вас намного сильнее. Следовательно, вы обречены. Понятна теперь, их стратегия?

Я промолчал.

— Но вот какое дело. Созданное рептилоидами высокочастотное экранизирующее поле работает на пределе возможного. Почему так? Почему его нельзя усилить? Да потому, что оно должно пропускать информацию Творца для всего живого. Усиление этого экрана приведёт на Земле к гибели даже вирусов. Ты должен знать, что структура ДНК Является всего лишь приёмным устройством, своего рода антенной. Без космического информационного потока, гены — пустое место, они не работают. Именно поэтому и нельзя усиливать высокочастотную изоляцию планеты до бесконечности. Ты понимаешь, куда я клоню?

— Кажется, пониманию. Нам, людям, надо научиться пользоваться информационным потоком, невзирая на влияние защитного поля созданного ящероголовыми.

— Мысль у тебя верная. Но дело в том, что часть населения планеты не только на инстинктах, но и на более высоком уровне могут пользоваться информационным полем Вселенной. Гибридные расы чёрная и жёлтая — на инстинктивном уровне. Потому что они не так сложны. А некоторые представители белой расы умудряются прорываться на уровни высшего знания. Прежде всего, это относится к прямым потомкам северных эльфов — орианам. Я имею в виду носителей гаплогруппы R1A1.

 

— Про эту гаплогруппу мне рассказывал Дадоныч.

— Я тебе говорил то же самое, — раздалось с печи. — Что её представители не всегда поддаются кодировкам. Подумай сам, пустая твоя голова, если человек запросто считывает из поля любую информацию, разве его можно в чём-то ложном убедить?

— Интересно, какая у меня гаплогруппа?

— Была бы другой, мы с тобой бы и не возились, — опять раздался с печи голос дедушки.

— Да как вы определили?

— Не мы это сделали, а люди твоего друга из Колы. Ты с ним по Кольскому полуострову шастал?

— Ну и что?

— Сколько раз резался, не помнишь?

— Помню, кажется два раза.

— Бинты на руках были?

— И не только на руках, один раз и на ноге.

— Вот и весь ответ.

— Значит, мои бинты взяли на анализ?

— Воистину святая наивность! Ты видишь, какой он противный?

— Не противный наш Юрий, а скрупулёзный, я бы сказал, дотошный.

— Как баба, — проворчал Чердынцев. — Даже хуже!

 

— А почему ты ориан назвал эльфами? — вспомнил я обронённую Светозаром фразу.

— Потому что память о них и породила легенды о сказочных эльфах. Ты забыл, что ориане были, практически, бессмертны, — раздалось с печи.

— Такие же, как мы, — улыбнулся Светозар. — Я имею в виду всех, кого ты встретил на своём пути… Скоро ты станешь эльфом. Только для этого тебе надо вывалится на три года из системы. Иначе не получится.

— Я это уже слышал.

— Вот и хорошо!

— Я ему недавно рассказывал, для чего была создана Ватиканом святая инквизиция. Понял, с какой целью?

— Выжечь в Европе гаплогруппу R1A1. Потому что у её носителей хватает энергии «протыкать» защитный экран. Люди гаплогруппы R1A1 являются потомками трёх высших сословий и очень слабо поддающимися программированию особями.

— Видишь, как всё просто? — опять раздался голос с печи.

— Когда знаешь, всегда просто. Хуже, когда в первый раз слышишь об этом. Теперь давай вместе вспомним всех европейских гениев. Ты, наверное, слышал, что среди них нет ни одного представителя средиземноморской расы. И не потому что эта раса какая-то не такая. Дело в другом. Гениями становились те, кто был способен в условиях глобального защитного экрана выходить на связь с информационным полем Вселенной. Если одним словом, то с Родом. Вспомни бессеребряника мудреца Солона, его родственника Аристокла-Платона, умницу Гераклита, гениального Анаксимандра, в так называемые Средние века такими были Леонардо да Винчи, Челлини, Галилео Галилей, Моцарт, позднее — гениальный Ломоносов, Виноградов, Пушкин, Лермонтов, Чайковский, Менделеев, Никола Тесла и многие другие.

— Ты хочешь сказать, что все они обладали гаплогруппой R1A1?

— Наверняка, не все, но многие. Например, Пушкин, скорее всего, имел другую гаплогруппу, но кто-то был с ним рядом, такой, на которого защитный экран ящероголовых не действовал.

— Это, наверняка, была Арина Родионовна. Через неё Александр Сергеевич получал доступ к космическому банку информации.

— Смотри-ка, вспомнил! — проворчал с печи хранитель.

 

— Неужели носители гаплогруппы R1B1A2 не способны бороться с защитным экраном? — спросил я Светозара.

— Некоторые способны. Например, та же бабушка Ванга или Эдгард Кейси. Но заметь, Ванга была слепой, поэтому у неё был запас «лишней» энергии. А Кейси работал во сне. Использовал полную мобилизацию.

— Но и Ванга, и Кейси тоже допускали ошибки?

— Немного, но допускали.

— А Нострадамус?

— Что Нострадамус? Ты что не знаешь, кто он такой? — улыбнулся челдон.

— Этот французский еврей, на самом деле жил. Только он ничего не прорицал. Все его катрены — подлог. Специально, чтобы манипулировать сознанием европейцев. Если точнее, для того, чтобы программировать его события в Европе на будущее. У нас речь не о пророках и ясновидящих, речь о другом. О людях, чьё подсознание способно принимать космическую информацию, невзирая ни на какие помехи. Почему подобное имеет место? Только в одном случае, если у человека имеется в наличии избыток особой, тонкой энергии связи. У людей с северной гаплогруппой этой природной энергии избыток.

— Получается, что глобальное экранирующее поле было сделано не для них? — удивился я.

— Для них, Белослав, только для них. Но с условием генетического смешения.

— Что-то я не понимаю.

— Здесь хитрая ловушка! Например, ты: у тебя хорошая интуиция. Без неё тебе нашего хранителя не удалось бы найти. Ты легко входишь в резонанс с информационным полем Вселенной.

— Положим, не очень-то и легко.

— Легко, не перебивай, просто не умеешь переводить полученную информацию через лексику в левое полушарие. Отсюда и некоторые неувязки. Но скоро мы тебя научим, что и как. И ты поймёшь, что я прав. Так вот, ты парень молодой, темпераментный и любишь не душой, а глазами. По молодости все мы такие.

— Ну и что?

— А то, что встретил ты девушку, возможно даже не одну, с иберийской кровью. Иберы хоть и дальние родственники неандертальцам, но от нас мало чем отличаются. В основном цветом глаз, кожи и цветом волос.

— Что дальше?

— То, что родились у тебя от таких вот красавиц дети, которые не способны считывать информацию как их отец, потому что у них другая менее энергоёмкая гаплогруппа R1B1A2. Вот и всё. Теперь ты понимаешь, почему гибридные расы интеллектуально и морально несколько иные. И не потому, что у них меньше мозгов и не те на них извилины. Хотя, с точки зрения антропологии и физиологии, всё так.

 

— Выходит, их беда в том, что они не в состоянии на высшем уровне общаться с космическим информационным полем?

— Совершенно верно. Это антропологи и расисты придумали высшие и низшие расы. И действительно, с точки зрения современной сатанинской науки, так и получается. Но, по сути, всё иначе. Возьмём тех же тибетцев. Они ведь тоже гибриды, да ещё какие! В них намешана кровь жёлтых, белых и даже негроидов. Но среди них масса ясновидящих и способных влёгкую считывать любую космическую информацию. Беда их только в том, что этот народ необразован и поэтому многие вещи воспринимает мистически. Ты когда-нибудь задумывался, почему они другие?

— Я и не знал о способностях тибетцев.

— Так знай. И подумай, почему, чем выше в горы, тем мудрее люди?

— А зачем ты ему даёшь подсказку? — заёрзал на печи Дадоныч. — Он и так на всём готовом.

— Неужели тибетское плато стоит выше распространения сатанинского экрана?

— Плато не выше, а вот Гималаи стоят выше. Теперь дошло, почему монастыри тибетцев «лезут» в горы?

— Я думал, поближе к Богу…

— Верно, поближе к космосу и подальше от экранирующего поля. Ты должен знать, что тибетские монастыри, да и храмы наших предков стали строить в горах совсем недавно. Лет пятьсот, не больше.

— И мой друг пасечник сейчас живёт в горах на Памире, — внезапно вспомнил я кондинского отшельника.

От моей реплики Светозар замолчал и уставился на Чердынцева.

— Откуда тебе это известно? — проворчал со своей лежанки хранитель.

— Сначала он сам вышел со мною на связь, потом интуиция подсказала мне, где его искать…

— Ты вон, какие штуки отчебучиваешь, а мы тут рассказываем тебе детский сад.

— Там, где пасечник, там тоже поле. Но не ящероголовых, а таких, как он. И ты сквозь него «пролез»!

 

На минуту в избе воцарилась тишина. Потом с печи снова раздался голос Чердынцева.

— А я-то думал, как ты меня в тайге отыскал? Грешным делом, ждал тебя до октября. А потом установил «непрогляд». Но каким-то чудом ты сквозь него пробрался!

— Мне нелегко было. Несколько раз терял направление… Но потом повезло.

— Ему повезло! А я грешным делом изнервничался. Вижу, прётся. Через всё, что я нагородил!

— Не надо было городить, он бы намного раньше к тебе пришёл, — посмотрел на старика Светозар.

— Раньше! Ничего не раньше. Он лез напролом. Сначала нашёл себе друзей из клана подземных анчуток, потом связался с «непредсказуемым», напоследок спас от голодной смерти одного геолога.

— Что ж, это всё по-русски! — засмеялся челдон. — Так и надо. Но из-за этого он свой приход просрочил… Дадоныч не любит людей шаляй-валяй. Я его хорошо знаю. Но ты на него не обижайся. Добрее его никого на этой земле нет.

— На этой, может быть, я охотно верю. Потому что кроме него здесь никто не живёт.

От моих слов старик расхохотался.

— Видишь, он ещё и юморной, я же тебе говорил. Ему палец в рот не клади!

 

— Но мы опять отвлеклись, — указал Светозар. — Если так дальше пойдёт, я тебе до утра не расскажу то, что наметил. Мне хочется обратить твоё внимание вот на что: когда космонавты поднимаются на орбиту, они запросто считывают из информационного поля Вселенной любую информацию. Фактически, все становятся экстрасенсами. И не такими, как на Земле — одно название, а настоящими. То же самое, только в меньшей степени происходит и с лётчиками. Но последним не до экстрасенсорики, они в самолётах не спят, а работают. Именно по этой причине на Земле и не развиваются космические технологии.

— Как не развиваются? — удивился я. — Ты имеешь в виду ракетную технику?

— Да это же тупик, причём намеренный. Немцы в 1939 году из Тибета привезли совершенно другие технологии! Но что толку? О них до сих пор молчат! Куда тибетские дневники исчезли неизвестно. Чтобы летать от планеты к планете, нужны не ракеты, а антигравитационные плазменные корабли, двигатели которых работают на энергии, получаемой из физического вакуума.

— Но это технологии будущего!? — попробовал возразить я.

— Пока на Земле хозяйничают ящероголовые твари, никогда то, о чём ты говоришь, на нашей планете не произойдёт. Не думай, что антигравитационные вакуумные технологии сложнее наших ракетных. Они даже проще. Но учёные, которые подходят к рубежу их понимания, бесследно исчезают. Кто этим занят? Думаю, догадаться не трудно. Речь сейчас о другом. Если земной разум отсечён от информационного поля Вселенной, значит, на Земле включён иной информационный процесс. Тот, который нужен завоевателям. Это должен понимать каждый землянин. Но, к сожалению, о том, что я тебе рассказываю, мало кто знает.

— Можно вопрос? — поднял я руку. — Вы можете мне привести доказательства, что ящероголовые находятся рядом с нами?

— Это я и пытаюсь тебе растолковать. Но раз ты задал мне прямой вопрос, я попробую на него ответить. Видишь ли, любая цивилизация людей генетически приспособлена жить на поверхности планет. Мы, как растения, без света звёзд долго не можем, без Солнца, вообще, нам конец, потому что берём энергию в основном от него. Но в космосе есть немало цивилизаций, которые не нуждаются в свете звёзд, их привлекает совсем другое. Я имею в виду раскалённые ядра планет. Для таких цивилизаций главными являются недра, а не поверхность. К тому же, поверхность всегда уязвима. Там меняется климат, есть вероятность падения из космоса астероидов. Планета может оказаться в поле жёсткого космического излучения и т.д.

— А как же свет и тепло? — спросил я.

— И то и другое от раскалённого ядра.

— Что-то я не понимаю. Это же невозможно!

— Ты заставляешь меня описывать устройство планет типа нашей Земли… Это не входило в мои планы, — задумался на секунду Светозар.

— Вот видишь, я же тебе говорил, он такой, за всё цепляется! И постоянно от темы увиливает.

Дадоныч на печи явно занервничал…

 

— Он задал дельный вопрос. Это мы с тобой знаем, как устроены недра планет, а ему-то откуда это знать? У нас другая школа. Придётся нам ненадолго отвлечься. Понимаешь, Белослав, ядра планет типа нашей Земли заключены в мощный раскалённый добела металлический каркас. Из него на поверхность выходят рукава клапанов, которые мы называем вулканами. Можешь представить такую картину?

— Уже представил.

— А теперь ты должен понять, почему наша планета непрерывно растёт. Она увеличивается в размерах прямо на глазах. По самым скромным подсчётам, 230-300 миллионов лет назад Атлантики ещё не было. Небольшим был и Индийский океан. И гравитационное поле Земли было намного слабее современного. Потому и водились на просторах Земли гигантские ящеры и сменившие их в Кайнозое тоже, достаточно крупные млекопитающие. Так вот, наша планета растёт из-за синтеза нового вещества в её раскалённом ядре. Это вещество образуется из физического вакуума или эфира. Я думаю, что ты понимаешь его свойства.

Эфир присутствует везде. В ядро он поступает отовсюду и в нём превращается в миллиарды тонн нового вещества. Как видишь, ядро планеты — это сверхгигантский реактор для получения нового вещества из того, что называется у нас эфиром. В нём идут плазменно-ядерные реакции, которые выделяют огромное количество тепла, а полученное вещество одновременно заполняет ядро и достраивает его металлическую оболочку. За счёт расширения ядра растёт и наша планета. Именно тепло и свет ядра отапливает и освещает гигантские полости в мантии. Те, которые когда-то были образованы газами, воздействующими на мантию из раскалённого ядра. Физика здесь простая.

Думаю, ты и сам догадываешься, как высокая температура может влиять на окружающие слои мантии. Здесь ничего сложного нет. Так вот, в этих огромных полостях внутри планеты и обитают ящероголовые. Места там вполне хватает. Тепла и света тоже. А проникнуть туда с поверхности с их лучевой техникой не сложно. Эти твари прожигают в полости планеты галереи «на любой вкус».

Тебе неизвестно, но мы тебе всё-таки расскажем об их художествах. А они таковы: практически, под всеми горными системами Земли, где кора планеты собрана в складки, ящероголовые прорыли гигантские пустоты. Выходы оттуда ведут к вершинам гор. Почему именно так, а не иначе? Всё просто: потому что в горах, особенно на их вершинах людей, практически, нет. Место скрытное, удобное.

То же самое можно сказать и про наши океаны. От континента до континента под ними прорыты, точнее, выжжены гигантские галереи. Мало этого, под толщей воды и под базальтовым дном океанского ложа стоят их постоянно действующие базы. От баз подземные дороги ведут к пустотам в мантии. С таких вот баз в толщу океанских просторов уходит окружённая плазменными колпаками их техника.

На планете имеются сотни мест, куда из-под земли ведут галереи, соединяющие базы ящероголовых с поверхностью. Эти места известны нашим правителям, но что толку? Рептилоиды живут так, как им хочется, и никто запретить им хозяйничать на планете не в силах. Слишком большая разница в технологиях.

Давно замечено, что во время извержений вулканов НЛО этих существ висят над местом, где из-под земли рвутся потоки лавы и пепла. Следовательно, ящероголовые контролируют и такие, казалось бы, вполне природные процессы. Зачем, непонятно. Возможно, что через жерла вулканов они выбрасывают на поверхность выработанную ими породу. Для чего я тебе это рассказываю? Чтобы ты понял масштаб того, что происходит в недрах планеты.

Человечество завоёвано, и захватчик могущественный. Правда, старается лишний раз на глаза не показываться, но это не значит, что он нами не управляет. Контролирует все сферы нашей жизни. Каким образом, я расскажу позже. Мне хочется, чтобы ты знал следующее: не только ящероголовые хозяйничают на нашей планете. Есть и другие создания. И у них тоже построены на Земле укрытые подземные базы. Просто рептилоиды являются автохтонами. Есть сведения, что они владели Землёй задолго до прихода на неё нашей расы. Но по каким-то неизвестным причинам вынуждены были её покинуть. Скорее всего, их вытеснила какая-то древняя звёздная цивилизация. Это случилось 80 миллионов лет назад.

 

— Но ведь это как раз конец Мелового периода? — перебил я рассказчика. – Эпоха вымирания динозавров.

— И время великой войны ящероголовых со своими врагами. С кем, пока неизвестно. И не космическая катастрофа опустошила планету, а рукотворная.

— Но ведь есть неопровержимые доказательства! — возразил я.

— Какие? Воронки от падения гигантских астероидов?

— Вроде этого…

— Тогда почему не найдены куски этих астероидов? Куда они делись? Нет, мой друг, чудовищные воронки на лице Земли, которые возникли 80 миллионов лет назад, являются следами грандиозной битвы. Она и заставила ящероголовых покинуть Землю. Они прилетели назад через десятки миллионов лет, когда победившая их цивилизация уже угасла.

Но несчастным рептилиям опять не повезло. Планета была захвачена нашими предками. Теперь они были на ней хозяевами. Приблизительно приход ящероголовых произошёл около миллиона лет назад. Что было делать расе аннунаков? Осталось искать союзников. И они были найдены… Я имею в виду красных людей с одной из планет созвездия Льва. Этот эпизод хорошо описан в наших ведах. Помнишь Рина, верхом на драконе?

 

— Конечно, помню. Этот древний миф говорит о многом. Прежде всего, о том, что между Марсом и Юпитером погибла планета Астра.

— И осколки её обрушились на Марс. Помнишь, чем всё кончилось? — прищурился Светозар.

— Гибелью континента в Индийском океане и появлением на Земле первой базы ящероголовых.

— Верно, миф ты помнишь неплохо. Хорошо! Но кроме наших преданий имеются ещё и легенды народов передней Азии. В шумерском мифе о приходе на Землю аннунаков мы видим снова разумных ящеров. Они появились после своего поражения, ровно через пятьсот тысяч лет. Появились неспроста. Они прилетели к своим соплеменникам, которые в недрах Земли создали сеть долгосрочных баз. С этого момента всё и началось.

— О создании аннунаками двух цветных гибридных рас я ему рассказал, — проворчал Чердынцев. — Ты лучше ему поведай о других пришельцах, которым тоже до нас есть дело.

 

Взглянув на старика, Светозар кивнул головой и продолжил:

— В настоящее время кроме ящероголовых на Земле присутствуют ещё несколько звёздных рас. Но дело в том, что атмосфера нашей планеты подходит только нашим родственникам по биологической организации формы жизни и рептилоидам. И те, и другие адаптированы к земным бактериям и вирусам. Остальным не подходят ни атмосфера, ни наши земные микробы. Поэтому претензий к планете у них нет. Просто они изучают нас и, по возможности, пытаются помочь нам выстоять в противоборстве с ящероголовыми.

Дело в том, что последних в космосе не очень-то привечают. Они хоть и не нарушают общих законов Мироздания, но всё равно, ведут себя крайне агрессивно. Вот рок ящероголовых — максимальный план работы в ментальном поле, это их стихия. Именно по этой причине в космосе они являются изгоями.

— Ничего себе не нарушают общих универсальных законов Вселенной! Разве их кто-то просил отнять у человечества возможность общения с высшим Разумом?

— Не просил, это так. Но вина белых Богов перед земными расами в том, что они хоть и учили гибридные расы не пожирать друг друга, разводить скот, сеять и строить, они не дали своим ученикам знаний, как работать с космической информацией.

Почему так получилось? Совсем не потому, что не захотели. Просто сначала надо было гибридным превратиться в полноценных людей, а затем развивать в них способность слышать и понимать не только голос своих инстинктов, но и информацию, идущую от Творца.

Этой паузой и воспользовались ящероголовые. Как всегда своим экраном они убили нескольких зайцев. Во-первых, остановили интеллектуальное и духовное развитие гибридных рас. И, во-вторых, создали условия для отсечения от информационного потока Творца и белую расу, потомков звёздного северного племени. Дело в том, что у наших предков к этому времени уже появились гибриды. Те, кто стал смешивать свою кровь с кровью иберов.

Именно из таких вот гибридов и возникли первые нравственные отбросы — неприкасаемые и ублюдки, с материализованным сознанием — шудры.

 

— Так вот каким образом началось наступление на расу белых богов? — искренне удивился я.

— Классика: извне и изнутри одновременно! Точно также, как и в наше время: с внешней стороны — войска НАТО, а с внутренней — наши доморощенные дегенераты. Продажная пятая колонна всегда была и остаётся главной ударной силой. Не получилось у них только со Сталиным. Благодаря нашему Дадонычу. Не пройди Иосиф Виссарионович его школы, неизвестно, что могло быть.

— Из того, что ты мне поведал, получается, что современные представители нордической расы в своём большинстве тоже являются гибридами.

— Интересно, как ты догадался? — улыбаясь, прищурился Светозар.

— Потому, как они себя ведут. Это же так просто. Их интуитивный разум дальше инстинктов не распространяется, это — раз! И, во-вторых, у большинства из них материальные ценности стоят выше духовных.

— Следовательно, генетика совсем не северная, — раздалось с печи. — А иберийская. Какая гаплогруппа преобладает у современных европейцев? R1B1A2. Я же тебе об этом говорил. Ты опять вокруг да около. Вся суть в генетике.

— Тогда получается, что генетических ориан и атлантов среди западноевропейцев давно уже нет?

— Конечно, нет. В Средние века последних поджарили на кострах. Зато у нас, русских, людей с северной гаплогруппой, местами до 70%! А то и больше! Ты всё это от меня уже слышал!

 

Было видно, что дедушку моё тугодумие раздосадовало.

— Дурака валяешь, а Светозар подумает, что я с тобой тут прохлаждался!

— Да не подумаю я так! — успокоил деда челдон. — Парень в курсе, это хорошо видно, просто у него свой стиль мышления. Он рассмотрел этот вопрос со своей колокольни, вот и всё. Я думаю, ты уже понял, — обратился ко мне Светозар, — что ящероголовые поставили высокочастотный глобальный блок в то время, когда он никому не мешал. Следовательно, имели на это право. Они так всегда делают, это их стиль.

— А если потребовать, чтобы они свою хренотень убрали? — посмотрел я на Светозара. — К кому обращаться? К мифу? В контакт с нами они не вступают и тебе это известно, а потом, кто знает о зловещем изоляционном поле? Только иллюминаты, мы и космонавты.

— О нём известно и тибетским монахам, — снова подал голос с печи Дадоныч. — Земная наука о нём и не догадывается. А те учёные, которые поняли, что происходит, либо вылетели из науки, либо «сыграли в ящик». На то тайные общества и созданы, чтобы контролировать науку.

— А почему о преступном экране известно космонавтам?

— Неужели не догадываешься? В космосе они все становятся экстрасенсами. Все до одного, причём более «продвинутыми» в этом деле, чем тибетские ламы.

— Дошло! — почесал я «репу». — Всё до смешного просто. Но в голове многие вещи всё равно не укладываются.

— Вот видишь, опять наш любитель поболтать, — показал на меня Чердынцев, — увёл тебя от темы. Я его хорошо изучил. О чём бы ты ему не рассказывал, он гнёт своё. Обязательно задаст вопрос, и ты ему вынужден на него отвечать. Мы начали разговор об инопланетном разуме, а кончили тибетскими ламами и космонавтами.

 

— Не ворчи, Дадоныч, — засмеялся челдон. — Белослав мыслит фронтально, так уж он устроен, наш подопечный. Я бы сказал, что такое мышление лучше, чем узконаправленное в одну точку.

— Лучше-то лучше, — не сдавался упрямый дедушка. — Но тебе придётся снова возвращаться к началу разговора.

— Ничего страшного, если и вернусь. Так, где мы съехали в сторону?

— Ты рассказывал о том, что кроме ящероголовых на Земле «тусуются» ещё и другие космические бродяги, — напомнил я.

 

— Да, «тусуются». И их немало. Если аннунаки не любят вертеться на глазах, то другие это делают с удовольствием. Они настолько уверены в себе, что нас, людей, не стесняются. Именно их летательные аппараты болтаются над нашими городами, следят за движением в Мировом океане наших кораблей, в том числе и боевых, а иногда пытаются нам помогать в противостоянии с ящероголовыми. В основном, информационно.

Несколько раз неизвестные пытались растолковать нашим правителям, что происходит с человечеством, но каждый раз нарывались на масонские структуры. Поэтому в настоящее время они применили иную тактику. Находят среди людей способных что-то понять и пытаются им растолковать, кто управляет социумом. Естественно, большой пользы от подобных попыток нет. Кроме того, ящероголовые их стараются пресечь.

— Кого ты имеешь в виду? И что они собой представляют? — поинтересовался я.

— Тех, кого уфологи называют «серыми». Их несколько видов. Все они жители одного созвездия, но речь не о них. Кроме пучеглазых уродцев на Земле появляются и наши близкие родственники с метрополии.

— Ты имеешь в виду жителей с планет Ор созвездия звезды Ални-Таг?

— Интересно, а кто тебе рассказал, что именно с Ор пришла на Землю наша раса?

— Первый раз я услышал об этом от кондинского отшельника.

— Вот оно что? — нараспев проговорил Светозар. — Оказывается, он многое знает, а я тут стараюсь.

— Да ничего я не знаю, так, «верхушки». Поэтому не могу понять, почему наши могущественные родственники не пытаются объявить войну рептилиям?

 

— А мы их об этом попросили? Ты забыл о законе свободы воли. «Дитя не плачет, мать не разумеет» — это раз. И, во-вторых, 99% землян отказались от понимания сут