Алексей Прийма

НЛО! Очевидцы неопознанного

* * *

Оглавление

Часть 1
ЗАГАДОЧНЫЕ ГОСТИ
«Мир идёт к концу...»
Солнечное пятно
Расхитители женьшеня
Женщины-приведения
Мужчины-призраки
Выходцы с того света?
Тревога № 1

Часть 2
ТАИНСТВЕННЫЕ ЧУЖАКИ
Надзирающие за нами
«Торчит ерундовина какая-то...»
Посмертные ужасы
Крутые ребята, эти полтергейсты!
Разговорчивые демоны
Самодонос полтергейста
Тревога № 2

Часть 3
НЕЛЕГАЛЬНЫЕ ВОЯЖЁРЫ
«Шпионы», которые неуловимы
Столкновение с внеземлянами
«Мальчик, прощай!»
Рассказ оккупированного
«Мы – с хорошей планеты»
Откровения вояжёров
Особые места
Тревога № 3

Приложение
Рассказы о «странных встречах»



 

От автора

Пару лет назад в Москве была издана моя книга «Внеземляне идут!», написанная в жанре документальной прозы. Она встретила тёплый читательский приём.

Вереницей пошли письма, отклики на неё. А в них циркулировала мысль, в наиболее чёткой форме высказанная в письме Олега Пивовара из Киева, бывшего политического заключённого, а сейчас руководителя школы боевых искусств Востока. «Давно увлекаюсь литературой по аномальным явлениям, – писал О.Пивовар. – В частности, держу на книжной полке все ваши изданные книги. «Внеземляне...» много интереснее предыдущих. Вы тут, как говорится, «нашли удачный приём» – расписали контактные истории в форме динамичной документальной прозы с диалогами и приключениями. Никто до вас не додумался сделать этого... Пожалуйста, продолжайте в том же духе. Продолжайте делать то, чего заведомо не умеют делать наши доморощенные «исследователи загадочных феноменов», знаменитые среди читателей, прежде всего, своим удручающим косноязычием».

Вдохновлённый такой реакцией на мою книгу, я написал и затем издал в Москве другую книжицу документальных повествований. Она называлась «Неведомые Миры. Рассказы исследователя аномальных явлений».

И опять пошли волной читательские письма Вот лишь одно из них – от педагога А.Л.Смирновой из Тюменскои области: «Пишите, пишите, пишите не останавливаясь, свои увлекательные документальные очерки и впредь. Для пропаганды аномальной тематики они делают куда больше, нежели многие отличающиеся резко дурным слогом, псевдонаучные «монографии» на ту же тему...»

Книга, которую вы держите сейчас в руках – это «Новые рассказы исследователя аномальных явлений» как указано в её подзаголовке. Надеюсь, новые рассказы придутся по душе читателям не меньше чем старые, изданные мною ранее. Перед вами снова документальная проза, написанная по следам расследовании встреч наших современников с Неведомым.

 

 

Часть 1. ЗАГАДОЧНЫЕ ГОСТИ

«Мир идёт к концу...»

Когда я впервые встретился с Дарьей Михайловной Шупик, ей только что исполнилось 62 года. А произошла встреча в общежитии одного из ростовских училищ. Дарья Михайловна служила там вахтёршей.

Она оказалась невысокой, полной женщиной, одетой в стираное-перестираное, ветхое летнее платье с короткими рукавами. На ногах у неё были толстые войлочные тапочки, столь же, ветхие, как платье, давно потерявшие свой первоначальный цвет, выгоревшие от времени. Дарья Михайловна сидела за столиком вахтёра, уронив подбородок на грудь, и тихо посапывала. Её глаза были прикрыты. Она подрёмывала, когда я подошёл к ней.

Рядом со столиком стояла на полу матерчатая хозяйственная сумка, из которой выглядывал кирпич чёрного хлеба. Вся в старческой бахроме, с заплатой на боку, сумка была под стать ветхому платью и заношенным тапочкам. Она тоже давно просилась на помойку.

 

Я на мгновение замер, сочувственно разглядывая женщину издали. Запах вечной бедности, улавливаемый не ноздрями, а душой, реял вокруг неё. Я тяжко вздохнул, привычно анализируя туманные мысли и ассоциации, приходящие мне в голову при встрече с каждым новым человеком.

В Дарье Михайловне я увидел метафору растреклятой нашей русской нищеты. Это платье и тапочки... Эта сумка... Этот её почтенный возраст... Безрадостный закат жизни в лютом безденежье...

Дарья Михайловна Шупик была чем-то вроде символа роковой безысходности судеб миллионов её сограждан, вынужденных, как и она, влачить жалкое существование на "помойке" современной мировой цивилизации.

 

Я сам родился и вырос на этой "помойке". Я прожил на ней всю свою жизнь, которая, впрочем, не обогатила меня лукавством, называемым жизненным опытом. Я отказывался, следуя велениям того опыта, приноравливаться к плохому, мириться с житейскими обстоятельствами. Вонь нашей российской "помойки" всегда вызывала у меня омерзение, откуда бы ни смердило – из мусорного ведра телевизора ли, с трибуны ли, из вечно пустого ли кошелька, из газеты ли... Я не понимал, почему я не должен постоянно напоминать всем и каждому, что все мы обитаем отнюдь не в цивилизованном обществе, а на самых дальних его задворках.

И я напоминал. В своих напоминаниях я особо подчёркивал, что наша культура (ну, все эти бравурные вирши, романы и повести, фильмы...) – это именно "помоечная" культура.

В результате у меня была... скажем так, достаточно специфическая жизнь, полная неординарного колорита.

Хуан Хименес, блестящий прозаик, вечный бунтарь, однажды сказал: «Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперёк».

Ну, вот я и писал "поперёк". Всегда и только "поперёк".

 

Более того, печатал, представьте себе, свои "поперечные" писания в «Литературной газете», «Знамени», «Литературном обозрении», «Новом мире» и так далее, и так далее. И очень сильно огорчал ими "непоперечно пишущих", которых в нашей "помоечной" культуре было, разумеется, подавляющее большинство. Их общее огорчение росло и росло, а потом выросло в колотушку, которой мне дали по мозгам. Меня вообще перестали печатать, перестали допускать мои писания на страницы журналов и газет.

 

Это, однако, не помешало мне по-прежнему "жить поперёк", то есть наперекор главным "помоечным" течениям. Выставленный за "антиобщественные печатные действия" из подцензурной общественной жизни на улицу, я занялся исследованиями аномальных явлений.

В ту пору когда это произошло, "аномальщина" пребывала под официальным запретом в нашей стране. А стало быть, изучая её в меру своих скромных сил, я опять-таки водил пером "поперёк" листа. Правда, на сей раз почти никто не ведал об этом. Работа вынужденно велась в условиях интеллектуального подполья...

 

Я был и, надеюсь, до конца своей жизни останусь вечно "поперечным" человеком.

Исторический опыт показывает: только те, кто "жили поперёк", оказывались на форпостах того, что мы называем общественным развитием. Неважно, где находились форпосты – в прериях Дальнего Запада или в лабораториях алхимиков, в том знаменитом сарае, где испытывалась первая в мире модель телевизора, или же где-то ещё... Важнее другое. Такие форпосты сотворялись руками только "поперечных" людей, вечно неуспокоенных, ищущих что-то новое, идущих всегда на шаг или пускай хотя бы на полшага впереди "непоперечных".

 

Сегодня ещё не существует строгой серьёзной науки об аномальных явлениях. Такая наука – дело будущего. Но чтобы будущее стало когда-нибудь научно. состоявшимся настоящим, его нужно готовить. Вся моя жизнь – это подготовка к нему.

То, чем занимаюсь я, – один из не достроенных ещё до конца форпостов. С его невысокой башенки едва видны, едва угадываются на горизонте размытые силуэты грядущего, во имя которого и возводится мною форпост.

Я верю, что делаю нужную и полезную для будущего работу. Я верю, что тот, кто неизбежно сделает следующий шаг, опережая, меня, и возведёт во мгле будущего очередной новый форпост, воспользуется моим багажом, оставленным для него на предыдущей пионерской стоянке.

 

Вот одно мое занятное житейское наблюдение. Я опросил сотни людей, общавшихся, по их словам, с "гостями из Неведомых Миров", и ни один (!) из моих собеседников не оказался "поперечным" человеком. Все они как на подбор были, говоря интеллигентным языком, среднестатистическими представителями нашего общества. Отсюда вывод: таинственных "пришельцев ниоткуда" не интересуют по большому счёту те, кто строят форпосты; внимание внеземлян привлекают, прежде всего, рядовые, так сказать, человеческие особи из числа смирившихся с жизнью, из числа безвольно плывущих по течению бытия.

 

Дарья Михайловна Шупик – классический пример тому.

– Очнитесь, милая, – ласково молвил я, трогая за плечо дремавшую вахтёршу. – Здрасьте. Явился по вашему вызову.

Дарья Михайловна открыла глаза и с недоумением уставилась на явившегося. – По моему вызову? – переспросила она. – Да. Я получил ваше письмо. В качестве обратного адреса вы указали адрес училища, в котором работаете вахтёром.

– Какое письмо?

– Вот это, – и я извлёк из кармана надорванный конверт.

– Ничего не понимаю. Никаких писем никому не писала. Я одинокая женщина. Мне писать некому.

– Дарья Михайловна... Э-э, кстати, ведь вы – Дарья Михайловна? Я не ошибся?.. Я приехал в Ростов-на-Дону десять дней назад. И с ходу опубликовал в местной газете статью, в которой рассказал о том, чем занимаюсь. В конце статьи была сделана приписка: мол, если вы располагаете сведениями о любой аномальной чертовщине, шлите свои рассказы, отчёты по адресу: «Ростов. Отделение связи такое-то. До востребования. Прийме А.К.»

– Так вы – тот самый Прийма?

– Тот самый.

– Предъявите ваш паспорт, – стеклянным, типично вахтёрским голосом, потребовала моя собеседница.

Паспорт был предъявлен.

Престарелая вахтёрша внимательно изучила его. Потом, возвращая назад, тепло улыбнулась и произнесла:

– Верно, я послала письмецо вам. Сейчас и здесь, в общежитии, мне неловко беседовать с вами. Если не возражаете, приходите завтра утром ко мне домой. У меня будет выходной день...

 

На дворе стоял сентябрь 1990 года. В небе ярко сияло знойное южное солнышко, когда я подошёл к дому, в котором жила Дарья Михайловна Шупик. Дом оказался расположенным недалеко от центрального городского железнодорожного вокзала в районе жутчайших трущоб. Его двухэтажная коробка, сложенная из побуревшего от времени кирпича лет сто назад, была втиснута среди таких же дышащих на ладан домишек. Улица, вдоль которой они теснились, круто взмывала вверх по склону высоченного холма. Холм тянулся параллельно железнодорожным путям, разбегавшимся от вокзала в два конца – на север и на юг.

Дарья Михайловна жила в подвале. То есть жила она не просто, как все мы, на "помойке", а на самом её дне в буквальном смысле этого слова. Ниже неё обитали только земляные черви да мыши.

Окно в её убого обставленной комнате размещалось почти под потолком вровень с тротуаром. За ним то и дело мелькали шагающие ноги, мужские, женские, детские. В "красном углу" комнаты стоял на тумбочке единственный роскошный предмет – чёрнобелый телевизор «Рекорд» двадцатилетней давности.

 

– Вот здесь и произошло великое чудо, – сказала Дарья Михайловна, указывая рукой на окно.

– Когда?

– Недавно. В конце марта... Вы не знаете, почему?

– Простите, не понял.

– Я спрашиваю, почему это случилось именно со мной? Посмотрите на меня и на то, как я живу. Я всегда жила так. Всю жизнь напролёт бедствовала. Образование у меня – семь классов. По образованию – и заработки. Кто я такая? Откровенно говоря, никто. Этакая, о–хо–хо, зря живущая, как я сама изредка называю себя... Так почему же, спрашивается, сподобилось мне узреть великое чудо? Чем я могла приглянуться Богородице, навестившей меня? Может быть, вы сумеете ответить на этот вопрос?

– Нет. Не сумею,– развёл руками я. – Расскажите поподробнее, как было дело.

 

Дарья Михайловна наморщила лоб, вспоминая.

– А было так,– задумчиво проговорила она.– Время близилось к полуночи. Я выключила телевизор и собиралась ложиться спать, как вдруг раздался странный звук. Он был похож на чьё-то быстрое неразборчивое бормотание. В недоумении огляделась я по сторонам. Взгляд ненароком упал на окно. Я громко ахнула и перекрестилась. Я опешила. Вижу, за окном стоит Богородица!

– Вы хотите сказать, что увидели её ноги? – уточнил я, выразительно посмотрев на узкое, растянутое по горизонтали окошко, подоконник которого едва-едва возвышался над уровнем тротуара.

– Да в том–то и дело, что нет! Не ноги увидела я, а Богородицу целиком, в полный рост, – голосом, полным отчаяния, возвестила моя собеседница. – Понимаю, мне трудно поверить. Наверное, вы сейчас решаете, не сумасшедшая ли я. Даю вам честное слово, я узрела её в полный рост. Уж как это там, по ту сторону окна, чудесным образом получилось, не знаю. По сей день не перестаю удивляться. Знаю одно: Богородица явилась мне видимая с головы до ног. Ночная улица за окном осветилась восхитительным неземным золотистым светом. Она как бы раздулась во все стороны. Пространство выгнулось подобно куполу. А в центре выгнутости стояла Богородица.

 

Я достал из кармана блокнот, авторучку и, приготовившись записывать, спросил:

– Почему вы думаете, что это была Богородица? Она что, сама назвала себя так?

– Н-н-нет, – после короткой заминки молвила Дарья Михайловна, – она не представилась. Ну и что с того? А кто же это ещё мог быть, если не она? Вся такая божественно прекрасная, в золотом сиянии...

– Пожалуйста, опишите её.

– На ней было чёрное платье до пят. Оно сильно облегало фигуру до бёдер, а ниже ниспадало сильно расклёшенными складками. Рукава платья были длинными, до запястий. На голове – чёрные волосы, обрамлявшие лицо непышной причёской. Это её лицо... Оно было ослепительной красоты! Возле ног Богородицы стояли на тротуаре три белых ящичка. Они стояли там горкой – друг на друге. Внизу – ящичек покрупнее, на нём – средних размеров, а наверху – маленький.

– Говорите, они стояли на тротуаре? – вопросил я и, шагнув к окну, вперился взглядом в тротуар по другую его сторону.– Но ведь только что вы утверждали, что за окном в тот момент всё раздулось и выгнулось в разные стороны. Тротуар тоже выгнулся? И если – да, то как удерживалась на нём горка из трёх ящичков?

– Тротуар не выгнулся, – сообщила, коротко вздохнув, моя собеседница. Он был единственной прямой плоскостью в странно искривлённом мире за оконной рамой... Богородица откинула крышку на верхнем ящичке. Она вынула из него большой кусок белой ткани с нарисованными на нём цветами разных форм и оттенков. Набросила ткань как платок, на свои плечи и отчасти на грудь. В следующее мгновение она стала опускаться вниз. Погрузилась по пояс в тротуар точно в воду. А затем, глядя на меня, внятно произнесла: «Мир идёт к концу... Мы заберём тебя».

 

– Вы запомнили сказанное ею слово в слово? – осведомился я, стенографируя в блокноте рассказ Дарьи Михайловны.

– Слово в слово! Услышав благую весть, я перекрестилась и сказала: «Значит, я должна умереть сейчас?» Ответа не последовало. Вдруг рядом с Богородицей появился Николай Угодник. А Богородица тотчас же "выплыла" из тротуара наверх, и оба они застыли передо мною в полный свой рост.

– Откуда вы знаете, что это был Николай Угодник? Он представился таковым?

Дарья Михайловна недовольно поджала губы.

– Боги и их помощники не обязаны представляться нам, смертным,– тихо заметила она наставительным тоном. – Мы должны сами узнавать их... Так вот, я узнала Николая Угодника сразу же. Именно таким изображают его на иконах. Золотистая с проседью бородка "скобкой". Добрые и мудрые глаза.

– Как он был одет?

– На нём был однотонный балахон серого цвета, ниспадавший складками до пят. Балахон скрывал очертания тела.

– Дарья Михайловна, миленькая, но ведь Николая Угодника изображают на иконах всегда в другой одежде. Он на иконах – в парчовой ризе и в парчовой же шапочке. А в руке у него – раскрытая книга... Шапочка на голове имелась?

– Нет.

– А книга в руке?

– Тоже нет.

– Так кто же это всё-таки был?

– Николай Угодник, – голосом, не терпящим возражений, отрезала собеседница. Потом прищурилась и спросила едко: – Кто же ещё, по-вашему, мог явиться ко мне рука об руку с Богородицей? Разумеется, это был он, Николай, помощник Божий, защитник бедных и обиженных жизнью, вроде меня... Когда следом за Богородицей узрела я и его, то совсем уж оцепенела в изумлении. А помощник Божий посмотрел на меня, улыбнулся и молвил: «Доброе утро!» И тут же за окном стало пусто. Небесные посланники исчезли, а золотистое свечение, окружавшее их, померкло...

Я была настолько потрясена происшедшим, что стала бестолково бегать туда-сюда по комнате и глупо бубнить себе под нос: «Какое утро? Какое утро? Сейчас ещё нет двенадцати часов ночи». Мой взгляд случайно зацепился за циферблат будильника, стоявшего на столе. И я замерла как вкопанная. Стрелки на циферблате показывали пятый час утра! По моим личным ощущениям встреча с посланниками Божьими длилась около двух минут. Между тем, на самом деле, прошло более четырёх часов.

Что было со мною в течение этого долгого времени? Не ведаю...

Вдруг мне захотелось спать. Я шагнула к постели и буквально рухнула на неё. А проснулась... Нет, вы не поверите мне.

– Отчего же? Поверю.

– Проснулась спустя ровно двое суток!

 

...Через несколько лет, в очередной раз оказавшись в Ростове-на-Дону, я вновь навестил Дарью Михайловну Шупик. Она по-прежнему служила вахтёром в общежитии и чувствовала себя для своих лет недурственно.

«Мир идёт к концу...» – было сказано ей в своё время. Женщина поняла сказанное так, словно бы речь шла о её личном мире, о её собственной жизни, сию минуту заканчивающейся. «Значит, я должна умереть сейчас?» В ответ – загадочное молчание. Дарья Михайловна по сей день жива и относительно здорова.

О каком же мире, который якобы "идёт к концу", было туманно сообщено ей? Неужели же обо всём нашем мире, земном?..

 

 

Солнечное пятно

После той памятной встречи с Дарьей Михайловной прошло около двух недель. Я мотался по Ростову с картой города в одной руке и пачками писем в другой. Я занимался сбором самых разнообразных диковинных сведений. В общем, жил очень интересной, с моей точки зрения, жизнью, наполненной важными делами... А когда поток писем, приходивших на мой адрес "до востребования", иссяк и я отбегался по адресам, указанным в них, пришлось возвращаться домой – в Москву.

Ну, а там без малейшей передышки я продолжил свои занятия делами, которые находил самыми увлекательными среди всех дел на Земле. В частности, созвонился с моим давним и верным сотрудником всероссийски известным гипнотизёром и экстрасенсом Валерием Авдеевым.

На протяжении нескольких лет мы с ним проводили сеансы гипноза с людьми, утверждавшими, что они якобы общались с некими таинственными нечеловеческими существами.

Как показал наш многолетний опыт, гипноз – лучшее средство проверки достоверности показаний таких людей. Под гипнозом человек теряет сознательный контроль над своим "я". Он говорит правду, одну только правду. Именно в ходе сеансов гипноза нам удалось вывести на чистую воду ряд авантюристов, искавших дешёвой славы с помощью своих баек, насквозь, как выяснилось на сеансах, лживых...

 

Пока я в сентябре 1990 года бегал по Ростову, как неутомимый сыскной пёс, вынюхивающий следы Неведомого, на мой, на сей раз московский, адрес "До востребования" шли и шли косяком письма от читателей моих статей. Времечко на дворе стояло развесёлое, лихое во всех смыслах: наступил момент истины, момент свободы слова. Только что в стране была отменена цензура. И я не замедлил воспользоваться этим. Стал печатать всюду, где только удавалось, статьи и короткие заметки об аномальных явлениях. Само собой, с указанием адреса "До востребования" в конце каждой из них.

И вот, вернувшись из Ростова в Москву, я пожал обильный урожай с публикации трех очередных моих статеек, появившихся месяцем ранее в столичной прессе.

Мне пришлось дважды сходить на почту с двумя большими сумками в руках. За один раз я просто не донёс бы оттуда до своего дома все эти вороха ворохов человеческих воплей о встречах с жуткими демонами, плачей о штурмовых налётах полтергейстов, откровений о встречах с богами, отчётов о контактах с экипажами НЛО.

 

Покопавшись в поступившей корреспонденции, я выудил из неё все конверты с московскими обратными адресами. Потом занялся беглым просмотром их содержимого. На это ушло два дня. Лишь затем я позвонил Валерию Авдееву.

– Привет, старик,– бодро сказал я. – Накопилась новая пачка контактных сообщений от москвичей. В большинстве из них указаны номера домашних телефонов... Приступим к работе?

– Да хоть завтра же! – последовал немедленный энергичный ответ. Созванивайся с контакторами и выстраивай их в очередь, составляй список. А потом приводи людей по списку ко мне домой... Когда приведёшь первого?

– Завтра и приведу.

– Договорились. До завтра!

 

26 сентября в квартире Валерия Авдеева была погружена в гипноз некая Антонина Зайцева, возраст 40 лет. То, что произошло в ходе сеанса гипноза, носило, очень и очень мягко говоря, неординарный характер.

За ходом сеанса наблюдал один совершенно посторонний для нас с Авдеевым человек – некий Александр. Наш постоянный сотрудник, профессиональный фотограф в тот день приболел. А тут вдруг выплыл из московской круговерти Александр с фотоаппаратом под мышкой, и я именно на один этот день спешно подключил его к работе в качестве фотолетописца скромных наших деяний.

Антонина Зайцева утверждала, что 23 сентября 1988 года поздним вечером она внезапно увидела перед собой пять сияющих огненных сгустков. Они зависли, выстроившись в ряд. Почти сразу же сгустки трансформировались в пять человекоподобных фигур, состоявших опять-таки из сплошного света...

Некий желтоватый туман застлал в следующую секунду не только взор, но и сознание Антонины. При этом ей мерещилось, что в тумане долго звучали какие-то голоса. Вроде бы они расспрашивали её о чём-то, и женщина подробно и обстоятельно отвечала на вопросы.

Затем голоса стихли. Клубящаяся пелена перестала затмевать взор, а также мозги, одурманенные ею. Антонина Зайцева огляделась по сторонам. Светящиеся существа исчезли. В памяти женщины не осталось ни единого слова из её долгой беседы с ними...

 

Сеанс гипноза начался.

Валерий ввёл женщину, лежавшую с закрытыми глазами лицом вверх на тахте, в гипнотическое состояние и передал так называемый контактный рапорт мне. Отныне и до окончания сеанса Антонина слышала только мой голос. Я спрашивал, она отвечала. А Валерий Авдеев держал гипнополе распростёртыми над ней руками.

Рядом с нами суетился Александр с фотокамерой, мерно пощёлкивавшей затвором.

Повинуясь жёсткой установке гипнотизёра, Зайцева вернулась памятью к экстраординарному событию в её жизни. Сейчас она заново переживала встречу со светящимися существами.

– Вспоминайте, вспоминайте, вспоминайте, – глухим голосом настойчиво бубнил я, склонившись над нею. – У вас отличная память. Вы помните всё... Что говорят те существа? С чего начался ваш разговор с ними?

 

Антонина отвечала с трудом, делая большие паузы между словами. Она пребывала в глубоком трансе. Её подсознание было полностью расторможено. Из его таинственных глубин со скоростью очень замедленной киносъёмки выплывали картины и образы, навечно, казалось бы, укрытые там неведомо кем и как её сознательного "я".

– Они... Они говорят, что прибыли из мира, которому нет названия на нашем языке. Они – хорошие. Я чувствую это... Да вот они и сами говорят: «Не бойся нас. Мы пришли с добрыми намерениями».

– С какими именно?

– Не знаю, – прошептала загипнотизированная женщина. – Они говорят: «Мы – знание. И мы – свет. Мы приходим в ваш мир не часто. Но когда приходим, ищем среди вас тех, кто способен пообщаться с нами и не умереть после этого». Я спрашиваю их: «Выходит, я не умру после вашего визита?» Они отвечают: «Нет. У тебя – хорошие резонансные частоты. Они подходят для контакта с нами. Расскажи о себе». – «Что рассказать?» «Что хочешь. Давай рассказывай». И я стала рассказывать.

– Они задавали наводящие вопросы в ходе вашего рассказа?

– Задавали.

– Приведите примеры таких вопросов. Какие факты вашей жизни заинтересовали их в особенной мере?

Антонина Зайцева, до сего момента тихо-мирно возлежавшая на тахте, принялась вдруг громко и прерывисто дышать.

– Не могу, – с явной натугой выдавила она сквозь дрожащие губы. Нельзя.

– Что – нельзя?

– Нельзя. Запрет. Полный запрет... Эти их наводящие вопросы... С их помощью они узнали через события моей жизни что-то важное о событиях на Земле вообще. Нельзя – об этом. Запрещено... Мне плохо. Сердце выскакивает из груди. Послушайте, мне на самом деле очень плохо. Эй, есть тут кто-нибудь? Помогите! Почему вокруг так темно?..

 

Щепотью пальцев я осторожно охватил запястье Антонины и, вздрогнув, тотчас же отдёрнул свою руку от её трепещущей руки. Пульс на запястье колотился так, будто под кожей работал отбойный молоток.

– Немедленно забудьте о всех этих наводящих вопросах, – жёстким тоном скомандовал я.

– Выбросьте из головы все воспоминания о них. И успокойтесь. Главное, успокойтесь... Чувствуете, как вы успокаиваетесь, как вам делается хорошо, комфортно и приятно. Очень хорошо. Очень. Очень.

– Да. Хорошо и приятно. Чувствую... Пусть уйдёт Саша.

– Кто?

– Ну, этот, который с фотоаппаратом... Саша... Пусть он уйдёт.

Мы с Валерием Авдеевым переглянулись. Гипнотизёр выразительно приподнял брови, демонстрируя мне своё удивление. Я коротко хмыкнул, тоже слегка озадаченный.

 

Дело в том, что, готовясь к сеансу гипноза, мы с Валерием в быстром темпе познакомили Антонину с Александром, представив его как фотографа. В суете и спешке мы позабыли, когда представляли, назвать его по имени. И в последующие минуты тоже не называли – ну, как–то, знаете ли, к слову не пришлось.

Антонина Зайцева, погрузившись в гипнотическое состояние, телепатически сняла, выходит, с кого-то из нас информацию о том, как зовут фотографа. Скорее всего, прямо с фотографа её и сняла.

– Почему Саша должен уйти? – полюбопытствовал я.

– У него... Он – не тот человек. Не наш. Он опасен. Они не хотят, чтобы он присутствовал сию минуту здесь.

– Кто они?

– Гости, – едва слышно вымолвила Антонина заторможенным голосом. – Гости из другого мира. Они услышали наш с вами разговор, сейчас ведущийся. Они...

И загипнотизированная женщина надолго примолкла.

 

Я сидел и ждал продолжения, заинтригованный её обмолвкой насчёт того, что загадочные они якобы "услышали наш разговор".

Наконец, Зайцева опять встрепенулась.

– Зря... – шелестящим шёпотом выдохнула она. – Да, зря вы затеяли всё это. Только переполошили их своими попытками... Зря.

– Какими попытками?

Антонина, мерно дыша, молчала.

– Что было затеяно зря? Отвечайте на вопрос. Женщина продолжала мерно дышать, не разжимая губ.

– А ну-ка, дай я попробую, – встрепенулся Валерий Авдеев, хищно оскаливаясь. – Сейчас мы расшевелим её. Сейчас она заговорит у нас как миленькая. Запоёт как соловей.

Нотка угрозы прозвучала в его голосе. Валерий прикоснулся ладонью ко лбу лежавшей на тахте женщины и сосредоточился. Зайцева громко застонала.

– Попытки... – прохрипела она. – Ваши попытки выявить суть наводящих вопросов сильно встревожили их. И у них там... ну, я не знаю... зажглось что-то вроде сигнальной лампочки. Была объявлена тревога.

Антонина перевела дух и испустила новый стон. Её глаза были по-прежнему плотно зажмурены, веки чуть подрагивали, а по щекам вдруг разлилась мучнистая бледность, очень не понравившаяся мне.

 

– Убери руку с её лба, – резко бросил я, оборачиваясь к Авдееву. Немедленно уменьши уровень гипновоздействия. И больше не прикасайся к ней. Не забывай о том, что у тебя – гипнополе чудовищной силы. Малейший пережим с твоей стороны может привести к тому, что у неё сгорят мозги, как электролампа.

И я опять сосредоточился взглядом на Антонине Зайцевой.

– Тонечка, как вы чувствуете себя? – Странно, – полузадушенным давящимся голосом изрекла загипнотизированная. – Очень странно... А я и не знала, что всё время нахожусь, оказывается, на контроле у них.

– С того самого дня?

–Да.

– Беспрерывно?

– Да.

– Не значит ли это, что и сегодня, сию минуту...

– Да, и сию минуту тоже... Вы... Вы здорово растревожили их. Они сразу же кинулись сюда. Сейчас они – уже здесь. Они намереваются потолковать по душам лично с вами.

– Что... вы... сказали?! – прошептал я, тоже давясь словами от изумления.

– Они – уже здесь, – повторила безучастно Антонина. – И они требуют, чтобы ушёл Саша. Он – вредный и опасный. Нехороший. Пусть он уйдёт. В его присутствии разговора не получится.

 

Фотограф Александр воззрился на загипнотизированную даму с откровенной неприязнью. Я правильно оценил его рассерженный взгляд. Мало радости было услышать о себе такое, как услышал сейчас он, – да к тому же переданное якобы со слов таинственных могущественных и, наверное, всезнающих "гостей из другого мира", не ошибающихся в силу своего всезнания в характеристиках.

– Выйди из квартиры вон, – приказал Валерий Авдеев, нацеливая на фотографа указательный палец, как пистолет. – Подожди на улице. Когда понадобишься, мы позовём тебя.

Александр яростно сверкнул глазами. Пожал плечами. Обиженно надул губы. Швырнул фотокамеру на кресло, стоявшее в изножьи тахты, на которой возлежала Антонина Зайцева. Он развернулся на каблуках и молча вышел из комнаты в прихожую. Я услышал, как там открылась, затем закрылась дверь, ведущая на лестничную площадку.

– Саша ушёл, – сообщил я.

– Это хорошо.

– А они, по вашим словам, уже здесь... Это правда, что они – здесь?

 

Антонина издала серию странных булькающих звуков. Потом молвила:

– Они говорят вам: «Не бойтесь нас. Мы прибыли из мира, который лежит очень далеко, но очень близко».

– Далеко, но близко... Хм. А где конкретно?

– Они отвечают: «Он лежит ниже солнечных долин в седьмой по счёту спинальности». Конец ответа.

– Очень интересно, – деловито отчеканил я с подчёркнутым энтузиазмом. Хотя было совершенно непонятно. Спросите их, известно ли им значение термина "спин" из лексикона нашей земной физики, занимающейся изучением микромира?

– Да. Известно. Они сообщают: «Мы воспользовались этим термином, чтобы приблизительно пояснить, откуда прибыли. Суть вашего термина лишь частично отражает процессы, которые невозможно описать другими словами на вашем простом языке». Конец сообщения.

Я возразил немедленно:

– В нашем простом, как они считают, языке есть и другие слова, пригодные, наверное, для описаний.

– Они уточняют: «Непригодные для описаний». Конец уточнения.

 

В этот момент Валерий Авдеев тревожно засопел, зашевелился, задвигался. Стул жалобно заскрипел под его крупным дородным телом. Валерий восседал на том стуле возле изголовья тахты, рядом с женщиной, вольно раскинувшейся в прострации на ней. Руки Валерия, парившие в воздухе над головой загипнотизированной дамы – державшие гипнополе, вдруг отлетели от её головы в сторону.

Авдеев повернулся ко мне и, тыча пальцем в потолок, негромко произнес:

– По-моему, над домом висит "летающая тарелка".

– Брось шутить, старик, – поморщился я. – Не время и не место для таких шуточек.

– Алексей, я вовсе не шучу, – сказал Авдеев, слегка повышая голос. Нутром своим экстрасенсорным чую, она висит прямо над нами. Над крышей дома. В небе.

– Ну и пусть себе висит! – рявкнул я, разозлившись, ибо ни на йоту не поверил, само собой, сказанному. – Пожалуйста, поставь руки на место. Держи поле, – и я снова склонился над Антониной. – Итак, они говорят, что в нашем языке нет слов, пригодных для описаний... э-э... неких внеземных процессов, – напомнил я ей. – А что говорят ещё?

– Они просят вас...

– О чём?

– Просят никогда больше не обсуждать со мною под гипнозом суть их наводящих вопросов. Слышите, никогда. Этого делать нельзя. Запрещено.

– Хорошо. Не буду. Что они говорят далее?

– Они... Сейчас они хотят задать вам один важный вопрос.

– Наводящий? – невольно улыбнулся я.

– Нет. Другой. Для них очень важный. Животрепещущий.

– Пусть задают. Я слушаю.

– Вопрос: «Есть ли среди людей кто-нибудь, кто знает, где находится вход в солнечное пятно?» Конец вопроса.

– Вход?.. В солнечное пятно?.. – я слегка растерялся, не уяснив смысла сказанного. – Какое пятно? Спросите их, о чём идёт речь? Имеется в виду одно из тёмных пятен на Солнце? Или же круглое, так сказать, пятно солнечного диска на земном небосклоне? Попросите их сформулировать почётче.

– Они говорят: «Было сформулировано верно. Речь идёт не о пятне на Солнце, а о солнечной шахте». Так. Они замолчали. Совещаются... Они повторяют вопрос: «Где у вас находится вход в солнечное пятно?» Конец вопроса.

– Не знаю.

– Вопрос: «А кто знает?» Конец вопроса.

– И этого тоже я не знаю.

– Они говорят: «Нам нужно найти в вашем мире вход в солнечное пятно».

 

Мгновение поразмыслив над услышанным, я решил расставить нехитрую ловушку. Очень уж хотелось получить от загадочных собеседников Антонины Зайцевой какую-нибудь смыслоемкую информацию. Пока что такой информацией в их туманных речах даже не пахло. Я произнёс вкрадчиво:

– Что ж. В принципе, конечно, можно попробовать поискать в нашем мире этот самый вход в это самое пятно. Но чтобы начать поиски, надо сначала знать, что это такое – солнечное пятно, что оно вообще представляет из себя.

Молчание было ответом.

– Так все-таки, что же это такое?

Молчание.

– Тоня, вы слышите меня?

Молчание.

– Что с вами? Немедленно отзовитесь. Я приказываю вам отозваться... Отзовитесь! Отзовитесь!

Молчание.

 

И тут в прихожей пустил длинную заливистую трель дверной звонок.

– Это наш умник ломится, – вслух прокомментировал трель Валерий Авдеев. – Ну, который вредный и опасный. И нехороший.

– Ладно. Схожу открою дверь, – хмуро проронил я и вопрошающе глянул на гипнотизёра.

– Прерываем сеанс?

– А что же остаётся делать? Сам видишь, дама замолкла. А повышать уровень гипнотического воздействия, чтобы расшевелить её, опасно. Тут ты безусловно прав. Биополе у нее – слабенькое. Мозги в самом деле могут сгореть, как лампочка... С другой стороны, этому нашему умнику надоело, небось, болтаться на улице... Всё. Прекращаем сеанс.

– Тоня, отзовитесь, – воззвал я на всякий случай ещё раз к загипнотизированной. – Приказываю вам отозваться.

Реакции не последовало. Лежавшая на тахте женщина чуть слышно посапывала. Казалось, она крепко спала.

Я вздохнул и направился к двери, ведущей из комнаты в прихожую.

 

– Между прочим, "тарелка" улетела, – бросил мне в спину Авдеев, издав отчётливый короткий смешок.

Я круто обернулся.

– Какая тарелка?

– Да та самая, которая висела над крышей дома. Убралась она куда-то восвояси. Нутром чую, отчалила из неба над домом.

– Кончай шутить, – буркнул я. – Мне не до шуток. Меня крайне беспокоит, что женщина почему-то перестала реагировать на мой голос. Выводи её из гипноза. Надо выяснить, что с нею произошло. Почему она вдруг заглохла, как сломавшийся радиоприёмник.

С этими словами я вышел в полутёмную прихожую. Пошарил в темноте рукой по двери, отделявшей прихожую от лестничной площадки, нащупал на ней замок и сдвинул на нём запорный курок в сторону. Дверь распахнулась.

 

За нею стоял Александр, сильно запыхавшийся. Судя по его виду, он совершил хорошую пробежку, прежде чем нажал пальцем на кнопку дверного звонка.

– НЛО! – объявил в полный голос Александр, вступая в прихожую и шумно дыша при этом. – Сию минуту я видел НЛО!

– Где? – сухо спросил я.

– Строго над крышей дома!

– Не верю, – мой голос был по-прежнему очень сух.

– Да как же так? – опешил Александр. – Почему не веришь? Я действительно видел НЛО.

– Вы с Авдеевым заранее сговорились, чтобы разыграть меня, – молвил я ледяным тоном.

– С каким Авде... Ах, с Валерием! Ничего не понимаю. О чём мы с ним сговорились?

– Не хуже меня знаешь о чём.

– Подожди. До меня не доходит, про что ты говоришь, но подумай сам: как мы с Валерием могли сговориться о чем-то заранее, если ты познакомил меня с ним лишь полчаса назад? Утром ты сообщил мне по телефону его домашний адрес и рассказал, как доехать до его дома. А когда я приехал, то все вы были уже в сборе – и Валерий, и ты, и эта... как её там... Антонина. Ведь так было дело?

– Да. Так,– проговорил я, смутившись. – Извини, пожалуйста, за глупые подозрения с моей стороны.

 

Всё то, о чем напомнил мне Александр, начисто вылетело у меня из головы, переполненной сейчас совсем другими помыслами и соображениями.

– Повторяю, извини. Я был не прав. Рассказывай, что ты видел.

Обиженная мина на лице Александра тотчас же сменилась облегченной улыбкой.

– Ну, выставили вы меня на двор, – затараторил оживлённо он. Прогуливаюсь я там туда-сюда, глазею по сторонам, покуриваю. И при этом думаю: эх, жаль оставил я фотоаппарат на кресле в комнате, где вы проводите сеанс гипноза. Пролети сейчас в небе "летающая тарелка", и мне будет нечем сфотографировать её. Поднимаю голову, осматриваю на всякий случай небеса. И аж приседаю от неожиданности!

– "Тарелка"?

– Она самая. Висит в небе тускло-серебристый диск. В диаметре – метров десять, если не больше. Низко этак висит – почти над крышей дома. А ещё точнее – строго над шахтой подъезда, в который выходит дверь из квартиры Валерия Авдеева!.. Я замер на месте с открытым ртом. Прошло несколько минут. Слышу детские голоса, крики: «НЛО прилетел! НЛО!» Диск, вижу, вдруг накренился и поплыл прочь от крыши здания в сторону леса, виднеющегося в отдалении. А я побежал сюда к вам, чтобы рассказать об увиденном.

За моей спиной раздался другой, тоже мужской, голос.

– Ну, а я тебе что говорил? – осведомился с лёгким торжеством Валерий Авдеев, минутой ранее, наверное, тихо вышедший из комнаты в прихожую и тоже, как и я, слышавший рассказ Александра. – Прилетала "тарелочка". Да, прилетала. Повисела над нами. И я учуял: пока висела, интенсивно прощупала нас с тобой неведомо чем и как. А потом взяла да и улетела. Вот, собственно, и вся история.

 

 

Расхитители женьшеня

– Мы, конечно, хищники, – сказал Матвей Фролыч Стародубцев. – Но в сравнении с уссурийскими лешими мы – просто малые дети. Сосунки.

Матвей Фролыч сидел на стуле напротив меня в гостиничном номере, за окном которого раскинулся широкий и прямой как стрела, центральный проспект города Уфы. Пару дней назад я приехал сюда, чтобы выступить в одном местном Дворце культуры с циклом лекций об аномальных явлениях.

После окончания первой же лекции Матвей Фролыч подошёл ко мне, чтобы потолковать с глазу на глаз в более спокойной, нежели во Дворце культуры, обстановке. Хочу рассказать вам, молвил он, о том, как я лично встретился с шайкой леших в тайге...

 

На другой день утром старик появился на пороге моего гостиничного номера. Рассказ Матвея Фролыча Стародубцева произвёл на меня сильное впечатление.

Выяснилось, что моему собеседнику недавно стукнуло восемьдесят лет и что последние два десятилетия из этих восьмидесяти он живёт в Уфе. Раньше жил на Дальнем Востоке и был по профессии трактористом, работавшим на лесоповале, а в августе каждого года становился ненадолго корнёвщиком.

Корнёвщик – это человек, который ищет и при удаче находит в глухой тайге растение, называющееся женьшень. Обнаружив растение, он выкапывает его из земли и отделяет корень от зелёной верхушки. Корень женьшеня, как известно, самый мощный в мире природный стимулятор. Известно о женьшене и другое: он крайне редко встречается в природе. Добытчики чудодейственного корня издавна именуются корнёвщиками. Сочное это, необычно для слуха звучащее словцо – корнёвщик – я впервые услышал из уст Матвея Фролыча.

 

– Да, мы, корнёвщики, – хищники, – повторил он. – Занимаемся форменным разбоем. Каждый год летом прочесываем вдоль и поперёк тайгу... Испокон веков женьшень ищут только во второй половине августа и в самом начале сентября, когда его ягоды созреют, а корень наберёт силу. Поисками занимаются сотни людей. В заготконторе корней платят за них бешеные, по нашим меркам, деньги. Растеньице ведь редчайшее! Случается, весь сезон, отведённый на поиски, пробродишь по чащобам, а ни одного корешка так и не отыщешь... женьшень встречается всё реже и реже. А мы...

Матвей Фролыч повысил голос. – Мы, – молвил он с чувством, – хищнически уничтожаем его последние природные запасы, исчезающе малые! Ради чего делаем это? Исключительно ради выгоды. Принесёт удачливый корнёвщик в заготконтору четыре или даже пять корешков – и, считай, год напролёт может жить припеваючи, ни перед кем не ломая спину и нигде не служа. М-да...

Бывали иногда впрочем, крайне редко – случаи, когда корнёвщик уходил из заготконторы с чемоданом денег. Понимаете, не с узелком, а именно с чемоданом. Вот и я сам тоже... Матвей Фролыч задумался.

– Что – тоже? – спросил я, почти догадываясь, каким будет ответ.

– Да сам я тоже ушёл как-то раз из конторы с таким чемоданом. Помню, еле закрыл его, так много денег было наложено под его крышку. Денежные купюры были тогда крупными по размерам. Еле-еле вколотил я несколько десятков пачек этих "крупняков" в чемодан... А произошло это после того случая.

– Какого случая?

– После моей встречи с лешими. На дворе стоял 1959 год. А дело было так...

 

В тот год Матвею Фролычу Стародубцеву не исполнилось ещё и пятидесяти лет. Мужчина в самом расцвете сил, он страстно любил шататься по уссурийской тайге в поисках женьшеня. Его страсть подогревалась не только высокими ценами, назначавшимися в заготконторе за каждый отдельный корешок индивидуально, согласно разработанной классификации – класс экстра три ноля, класс экстра ноль, первый класс первой категории, второй категории, второй класс и так далее... Матвей Фролыч был влюблён в уссурийскую тайгу. Августовские дни, проводимые в походах по ней, он считал лучшими днями своей жизни.

Стародубцев не был особо удачливым корнёвщиком. За сезон добычи он отыскивал один или два, хорошо – три, а в редчайших случаях – четыре корня женьшеня. Однако даже один найденный корешок давал доход, не соизмеримый с месячной зарплатой тракториста на лесоповале, не такой уж и маленькой, к слову сказать.

 

Истории с чемоданом, набитым в заготконторе под завязку деньгами, предшествовала другая история.

На окраине деревни, в которой Стародубцев жил, стояла китайская фанза. Она была построена стариком китайцем, прижившимся на русской земле ещё с довоенных лет. Ван У – так звали китайца.

Ван У, маленького росточка, сухонький и весь сморщенный, всякий раз расцветал улыбкой, когда видел перед собой здоровяка Матвея Стародубцева, детину почти двухметрового роста, с кулаками, как кувалды, косая сажень в плечах. Как-то так, сами собой, сложились обстоятельства, что Матвей подружился с Ван У. Частенько наведывался в его фанзу, пил там со стариком чай, беседовал о разных житейских пустяках. Старый китаец сносно владел русским языком.

Но вот однажды Ван У заболел. А Матвей оказался единственным в деревне человеком, который продолжал навещать тяжко занедужившего старика-китайца. Он приносил ему из своего дома нехитрую крестьянскую снедь, подметал по собственному почину земляной пол в фанзе.

Ван У таял на глазах. Старость не та болезнь, которую можно было вылечить.

 

Как-то раз вечером, когда до смертного часа китайца оставались считанные дни, тот поманил Матвея, подметавшего пол, к себе. Говорят, ты – ва-панцуй, – прошептал умирающий. «Ва-панцуй» означает на одном из северных китайских диалектов «искатель женьшеня». На том диалекте слово «панцуй» – синоним другого китайского слова «женьшень». Ну, а «ва» – охотник, искатель, собиратель. Матвей знал всё это.

– Да. Я – ва-панцуй, – ответил он.

– Удачливый?

– Нет.

– Спасибо, что провожаешь меня в последний путь, заботишься о старике. Ты добрый человек... Я хочу подарить тебе удачу. Стародубцев, услышав такое, улыбнулся.

– А разве можно подарить удачу? – хмыкнул он.

– Можно. Слушай меня внимательно.

И умирающий китаец поведал Матвею в высшей степени странную историю.

 

По его словам, «тайна удачи ва-панцуя» передавалась в его роду из поколения в поколение. Ван У был последним живым представителем своего рода. За долгую жизнь он дважды становился богатым человеком, сказал китаец. Дважды использовал «тайну удачи».

В нашем роду, пояснил он, существует поверье – на протяжении одной человеческой жизни нельзя использовать «тайну удачи» более двух или от силы трёх раз. Если воспользуешься ею в четвёртый, то непременно помрёшь. И, вздохнув, китаец уточнил, мой дед, жадный до денег, рискнул, ушёл в тайгу ловить удачу в четвёртый раз, а вернулся оттуда весь покрытый язвами и вскоре помер.

Ну, а я, сказал Ван У затем, ловил её дважды и побоялся ловить в третий раз, потому что долго и очень тяжело болел после второго...

 

«Тайной удачи ва-панцуя», как оказалось, был некий заговор на китайском языке, который следовало произносить вслух в глухой тайге ночью в конце августа. Заговор был приманкой для лисов.

Лис (в мужском роде) – традиционный персонаж китайского фольклора, аналогичный русской нечистой силе – домовому, лешему.

 

Ван У сообщил Матвею, что в обоих случаях, когда он дочитывал среди ночи в тайге заговор до конца, к нему тотчас же прибегали гурьбой лисы. Они подхватывали его под локти, вели по лесу и приказывали ему искать панцуй. Неким чудодейственным образом Ван У, заколдованный, по его словам, лисами, находил в обоих же случаях фантастическое количество панцуев. Всякий раз – по целой охапке. Большую часть найденного женьшеня лисы забирали себе. Однако и Ван У перепадало немало.

Прощаясь с ним, лисы говорили, что он хорошо поработал и что часть корешков – его законная доля от добытого. А потом растворялись в воздухе.

 

– Запиши тайные слова, подманивающие лисов, – молвил китаец. – Сейчас я продиктую тебе их.

Не желая спорить с умирающим, Матвей так и сделал. Записал русскими буквами то, что медленно, по слогам набормотал ему Ван У по–китайски.

Через пару дней Ван У умер. Произошло это в мае.

 

А в августе Матвей Стародубцев отправился в очередной свой поход по уссурийской тайге. Уже выходя из дома, он в последний момент вспомнил о той записи. Записка лежала в картонной коробке с самыми разными документами, спрятанной в платяном шкафу под бельём. Недолго думая, Матвей шагнул к шкафу, выудил бумажку с заговором из коробки...

В течение двух последующих недель он бродил в одиночку по тайге без всякого толка. Женьшень никак не попадался на глаза, ставшие уже слегка слезиться от постоянного – с рассвета до заката – напряжения.

Даже самые опытные корневщики знают, как непросто приметить тоненький стебелёк панцуя на фоне буйной таёжной растительности.

 

Женьшень не переносит яркого света. Он селится только там, куда вообще не попадают солнечные лучи. Его невозможно встретить на открытых местах – на полянах, на берегах таёжных речек, на безлесых вершинах сопок, открытых всем ветрам. Панцуй можно обнаружить лишь в глубоких распадках, ущельях либо на северных склонах сопок, никогда не освещаемых солнцем – причём далеко не во всяком лесу.

Женьшень не встречается в хвойном лесу. Его любимое дерево, под которым он чаще всего пускает свой корень, – кедр.

 

Женьшень – низкорослое и крайне тонкое растение. В сущности цветочек, этакая зелёная былиночка с несколькими листиками на ней.

У двадцатилетнего женьшеня, традиционно называемого корнёвщиками «панцуй-тантаза», всего лишь три листика. У шестидесятилетнего, или «панцуя-упие», – пять листиков. Шестилистный, столетний по возрасту, женьшень «панцуй-липие» – встречается чрезвычайно редко.

Корень «липие» попадает на стол заготконторы корней не чаще чем один раз в десять лет. Он всегда вызывает там сенсацию. Стоимость одного «липие» равна, как минимум, стоимостям тридцати«тантаза» или пяти «упие».

 

Я привожу все эти экзотично звучащие названия вовсе не для расширения вашего, читатель, кругозора. Они активно обыгрываются в диалогах, которые вскоре последуют. Не зная того, что стоит за тем или иным названием, вы ничего не поймёте в диалогах.

 

Цветёт женьшень в июле. А в августе появляются на нём крохотные красные ягодки.

Вот и поди сыщи неприметное это растеньице с его едва-едва видимыми ягодками в лесной чащобе, где густые заросли кислицы оплетены лозами дикого винограда, а между высокими и разлапистыми кустами шиповника вся земля покрыта густой травой и буквально морем самых разнообразных, очень ярких и очень крупных, таёжных цветов...

 

Сидя поздним вечером на лесной полянке у костра, Матвей Стародубцев горестно размышлял над тем, что его нынешний августовский поход по тайге запросто может окончиться ничем. Женьшень, что называется, не шёл в руки. Фортуна, удача отвернулась в это лето от Матвея.

Удача... Корневщик чуть вздрогнул. Ему вспомнился тот его разговор с умирающим китайцем о «тайне удачи ва-панцуя».

Матвей полез в нагрудный карман гимнастёрки, облегавшей грудь под накинутым на плечи, брезентовым плащом. Извлёк из кармана крохотный клеенчатый пакетик. Выходя две недели назад из дома, Матвей бережно завернул бумажку с китайским заговором на удачу в клочок клеёнки, чтобы уберечь от сырости, от дождей, нередких в уссурийской тайге в августе.

Стародубцев неторопливо прошёлся взглядом по написанной на бумажке тарабарщине: он не знал китайского языка. Потом криво усмехнулся и громко прочитал написанное вслух.

И весь напрягся в ожидании, слабо, впрочем, веря в то, что лисы, китайские эти лешие, немедленно примчатся к нему.

 

Наш корнёвщик был убеждённым атеистом. Но он не желал возвращаться из тайги домой с пустыми руками. Китайский «заговор на удачу» был его последним шансом поймать фортуну за хвост, пусть и нелепым шансом, бредовым, с его атеистической точки зрения. В сложившихся обстоятельствах не оставалось, однако, ничего другого, как воспользоваться им.

А вдруг заговор не предсмертный бред умирающего китайца, и в нём есть какое-то рациональное зерно? Хотя, хмыкнул Матвей, что рациональное может быть в колдовском заговоре...

 

В глубине леса разлилось голубоватое сияние. Оно имело чётко очерченную форму – было похоже на огромный шар, состоящий из света. У Матвея побежали мурашки по спине, когда он узрел это загадочное явление.

На фоне шара появились три человекообразных силуэта, внезапно возникших на поляне в нескольких шагах от костра, словно выросших там из-под земли.

В беседе со мной Матвей Фролыч Стародубцев сказал:

– Хотите верьте, хотите нет, но я решительно не помню, как леший выглядели. Бок о бок с ними я провёл время до самого рассвета. Видел их с такого же расстояния, с какого вижу сейчас вас. И тем не менее не могу сказать ничего определённого об их внешнем облике. Сам удивляюсь этому и отказываюсь понимать, почему это так.

 

Трое леших неопределённой наружности выстроились перед костром в ряд.

Один из них воскликнул на чистом, между прочим, русском языке:

– Привет, Ван У! Давненько не виделись.

– Я не Ван У, – хриплым шёпотом выдавил из себя перепуганный Матвей в ответ.

– Почему ты не Ван У?

– Ван У недавно умер.

– Что такое "умер"?

– Его больше нет.

– Чепуха! – резко бросил леший и сделал шаг вперёд. – Такого не бывает, чтобы личность перестала существовать.

Стародубцев, трясясь от страха, проговорил:

– Я сам похоронил его.

– Похоронил... Да, мы знаем это слово. Спрятал тело в землю. Похоронил тело, но не душу. Нельзя похоронить душу... Как зовут тебя?

– Матвей.

 

Леший, сделавший шаг вперёд, обернулся и сообщил своим приятелям:

– Ван У передал Матвею свой шифр связи с нами.

Потом он вновь уставился на корнёвщика.

– Так. С тобой всё ясно.

Сделав ещё несколько шагов вперёд, он подошёл к Матвею вплотную. Вытянул руку и приказал:

– Положи свою ладонь на мою ладонь.

Стародубцев подчинился приказу. Когда ладони соприкоснулись, он вздрогнул: рука лесного демона оказалась холодной как ледышка.

– У него её больше, чем было у Ван У, – молвил загадочно леший с ледяной рукой, опять оборачиваясь к своим дружкам.

– Это хорошо, отозвался один из них.

А другой осведомился:

– Интересно, надолго ли его хватит?

Они вели разговор на русском языке.

– На три полных поиска, – сказал тот, у которого была очень холодная ладонь.

– На три полных? – поразился его приятель.

– Ручаюсь. Но второй поиск можно будет проводить не ранее, чем...

Далее последовало какое-то нечленораздельное бульканье, в котором Матвей не понял ничего.

– А о сроках проведения третьего поговорим лишь после окончания второго. Какой, однако, прекрасный экземпляр попался!

– Да. Редкостный.

– Что ж, спускай его с поводка. Начнём первый поиск.

 

Леший, стоявший вплотную к Стародубцеву, отнял свою руку от руки корнёвщика.

– Ты – сильный мужчина. Очень сильный. Молодец, – возвестил он и властным тоном распорядился: – Вставай. Пошли. Пойдёшь первым, а мы следом за тобой.

Матвей с готовностью выпрямился, приподнимаясь с земли. По его словам, страх перед лесными дьяволами в ту же секунду каким-то непонятным образом полностью улетучился из его сознания.

– Куда я должен идти?

– Знаешь ущелье, которое – во-о-он за той сопкой?

– Знаю, кивнул головой корневщик.

– Вот с ущелья и начнём.

 

И далее, по колоритному выражению Матвея Фролыча Стародубцева, закрутилась-завертелась колесом натуральнейшая бесовская свистопляска. Такую оценку той свистопляске он дал в разговоре со мною. Когда же она там, в тайге, творилась, Стародубцев воспринимал всё происходящее не просто без страха, но даже без малейшего удивления. Похоже, следом за чувством страха леший отключили у него также способность удивляться, более того – вообще здраво оценивать как свои, так и их поступки.

Кроме того, они неким невероятным образом перенастроили зрение корнёвщика. На какое-то время Стародубцев обрёл способность видеть в инфракрасной области светового спектра! Матвей Фролыч вспоминает: «Ночная тьма сгинула без следа. Окрестности залило слабым красноватым свечением, в котором я видел лес, обступивший поляну, почти так же хорошо, как и днём...»

 

И мы побежали! Я – впереди, а три леших цепочкой следом за мной. Мы понеслись по тайге вихрем, с немыслимой скоростью. И что интересно – я ни разу не споткнулся, ни разу не налетел ни на одно дерево, ни разу не зацепился рукавом ни за один куст.

Ещё одна странная подробность – отчётливо помню: я всё время ровно и спокойно дышал, пока мчался по лесной чаще, как метеор...

Итак, мы побежали и спустя минуту ворвались в ущелье, до которого от поляны было добрых полчаса ходу нормальным шагом.

– Ищи панцуй! Ищи! – азартно крикнул в затылок Матвею один из лесных дьяволов.

Стародубцев почувствовал, как его тоже охватывает охотничий азарт. Мчась по ущелью, он зыркал глазами то влево, то вправо. И внезапно приметил стебелёк женьшеня. Уж как там приметил, он затруднился объяснить в разговоре со мной. Ну, приметил – и всё тут.

– Панцуй! – вскричал радостно Матвей.

– Где? Покажи.

– Да вот же он, – и, подбежав к женьшеню, росшему среди таёжных цветов, шатром укрывавших его, корнёвщик указал пальцем на растение.

– Не годится! – азартно крикнул один из леших. – Пустяк! Двадцатилетка. Тантаза... Ищи дальше!

И все четверо помчались вперёд по склону ущелья.

– Ещё панцуй! – гаркнул вскоре Матвей.

– Где? Покажи.

– Вот он.

– Снова тантаза... Ищи дальше.

– Ещё!..

– Тантаза.

– Ещё!

– Где?

– Вот.

– Упие! Стой.

Стародубцев остановился как вкопанный.

 

Сидя в моём гостиничном номере и вспоминая о событиях той памятной ночи, он сказал:

– Я и не подозревал, что так относительно много женьшеня росло в ущелье. Днём ранее я успел обшарить один его склон, впрочем, не до конца. И не нашёл на нём ни единого стебелька панцуя. Не знаю, стоит ли напоминать о том, что обнаружить этот стебелёк – дело крайне сложное. Как правило, он полностью скрыт под другими растениями. Обшарив один из склонов ущелья, я не приметил на нём, повторяю, ни единого росточка женьшеня, хотя, казалось бы, не зевал... А тут вдруг там же – панцуй за панцуем! ...

 

... – Упие! Стой!

Стародубцев замер на месте.

Леший кинулись к стебелёчку панцуя, росшему под кустом шиповника, ветви которого прятали его под собой. Тесной группой они обступили стебелёк, присели на корточки и почти тотчас же выпрямились. Матвей ясно разглядел в руке одного из них растение с недлинным корнем, похожим на крохотного человечка.

Обычно на откапывание женьшеня уходит у корнёвщика не менее двух-трёх часов. В метре от тоненького стебля, не ближе, роется сапёрной лопаткой яма. Затем лопатка откладывается в сторону. При выкапывании корня из земли, осуществляемого медленно костяными палочками, ни в коем случае нельзя повредить ни единого его длинного нитевидного отростка, или мочки.

А леший потратили на извлечение корешка не более двух секунд.

 

– Вперёд! – рявкнул один из них, махнув Матвею рукой. – Ищи!

И сумасшедший скоростной бег возобновился с новой силой...

– Панцуй! – кричал Матвей, меряя гигантскими шагами землю.

– Где?

– Там.

– Тантаза. Не годится... Ищи дальше.

– Панцуй!

– Где?

– Прямо передо мной.

– Упие! Стой..

Небольшая задержка. Корень извлекается из земли. И опять:

– Ищи!..

– Панцуй!

– Тантаза.

– Панцуй!

– Тантаза.

– Панцуй!

– Липие! Стой... Да, это липие. Настоящий липие. Задержка. И снова:

– Панцуй!

– Тантаза... Тантаза... Тантаза... Ещё один липие! Стой.

 

Ущелье давным-давно осталось за спиной. Неутомимые бегуны неслись теперь по склонам сопок – по северным их склонам, где только и водится женьшень.

– Панцуй!

– Тантаза... Ищи дальше!

Ночь близилась к рассвету. На востоке слабо зарозовел небосклон.

Три леших, возглавляемые Матвеем Стародубцевым, выбежали друг за другом в затылок на поляну, с которой начали свою долгую пробежку по тайге. Костёр на поляне давно прогорел. Его остывающие угли едва светились в неверном предрассветном полумраке.

И к Матвею в ту же секунду вернулось нормальное человеческое зрение. Он потерял способность видеть в ночи почти с той же зоркостью, что и днём.

Корнёвщик огляделся по сторонам, щуря глаза, по которым в момент возвращения нормального зрения полоснула резкая короткая боль. Его взгляд упал на огромный голубоватый светящийся шар, сиявший в отдалении на том же самом месте, где он внезапно возник из ниоткуда несколькими часами ранее.

 

Стародубцев совершенно не запыхался и не вспотел, хотя мотался как оглашенный по лесным чащобам почти всю ночь напролёт.

Один из леших поинтересовался, обращаясь к другому:

– Сколько всего собрали?

Тот молвил, прижимая к груди пышный букет панцуя:

– Восемьдесят шесть упие. И одиннадцать липие.

– Вот это да! – развёл руками Матвей в восхищении.

Леший, секундой ранее задавший вопрос, сказал лешему, сжимавшему в руках букет:

– Отдай ищейке десять упие и два липие. Это его законная доля.

– Хорошо, – леший с букетом женьшеня повернулся к Матвею и слегка раздвинул локти. – Держи!

Из букета сами собой стали выпархивать одно за другим растеньица. Они плавно летели над землёй на высоте около двух метров и столь же плавно опускались в руки корнёвщика, поспешно подставленные им.

– Девять упие. Десять, – отсчитывал леший с букетом. –Так. А теперь – липие. Один. Два... Всё. Мы рассчитались с тобой за работу сполна. – Он помолчал мгновение, а потом, повысив голос, проговорил, чеканя каждый слог: – Запомни, Матвей, в следующий раз позовешь нас не раньше, чем через пятнадцать лет. Запомнил?

– Да. Через пятнадцать.

 

Стародубцев стоял возле погасшего костра с руками, вытянутыми вперёд. На них ровным рядком, стебелёк к стебельку, корешок к корешку, лежали двенадцать панцуев. И каких панцуев! Сплошь упие и даже два липие! Разглядывая эту гору богатства, привалившего к нему за одну ночь, корнёвщик тупо повторил:

– Через пятнадцать...

 

Внезапно в его глазах вспыхнула искорка интереса. Нечто, отдалённо похожее на нормальные человеческие чувства и реакции, стало потихоньку-полегоньку пробуждаться в его душе, околдованной лесными дьяволами.

Матвей оторвал взгляд от панцуев, лежавших на его полусогнутых руках, и вперился им в лешего с букетом. Потом спросил:

– Ван У был единственным человеком на Земле, который знал «тайну удачи ва-панцуя»?

– Какую тайну? Не понимаю, – буркнул леший.

– Ну, тайну... Этот... Как его... Шифр связи с вами.

– Нет. Ван У не был нашим единственным слугой. Просто у рода, к которому принадлежал Ван У, имелся свой родовой шифр связи. А теперь им владеет твой род.

– Значит, есть на свете и другие, помимо меня, люди, которые знают «тайну удачи»?

– Тайну удачи... А-а, теперь я понял. Вот, оказывается, как вы, слуги, называете то, что мы зовём... – Леший замолк, поперхнувшись на полуслове. Затем сказал: – Да. Такие люди есть, но их мало. Даже очень мало. Три тысячи лет назад вас, слуг, было много, а сейчас... – И леший вздохнул. – Сейчас вас, знающих родовые шифры связи, осталось лишь трое на всей Земле. Прощай.

И лесные дьяволы растаяли в воздухе. А фонарь мглисто-голубоватого шара, сиявший в отдалении, в ту же секунду погас.

 

...Прошло пятнадцать лет. Двадцать. Тридцать. Матвей Фролыч Стародубцев давно уже переехал с Дальнего Востока в Уфу. Мысль вторично воспользоваться заговором на удачу посещала его неоднократно. Однако он всё откладывал да откладывал поездку в далёкие от Уфы, уссурийские леса ради такого дела.

Заканчивая свой рассказ, Стародубцев вернулся к тому, с чего начал его:

– Вот я и говорю, мы, корнёвщики, – хищники. Мы – истребители хилой последней популяции женьшеня, изредка встречающегося сегодня лишь в уссурийской тайге и совсем уж редко на севере Китая. Но по сравнению с лешими, высвистанными мною неведомо откуда, мы – неумелые любители. Простаки и недотёпы!.. Леший – вот настоящие профессионалы в деле сбора женьшеня. Вы обратили внимание на то, что они пользовались мною, как хорошо натасканной собакой? Уж не знаю как, однако панцуй для них отыскивал я. А им оставалось извлекать его из земли. Они и извлекли с воистину нечеловеческой сноровкой.

Я вот что думаю... Может быть, осталось в нашем мире так мало женьшеня потому, что эти бравые ребята давным-давно поснимали все сливки? Повыдёргивали панцуй всюду, где он некогда буйно и широко рос? Леший, если помните, обмолвился – три тысячи лет назад было у леших много слуг, или, как я понимаю, людей-ищеек, выводящих их на женьшень. А нынче почему-то осталось якобы лишь трое таких людей. Я – один из них.

Но даже я один произвёл в ту сумасшедшую ночь неслыханное по размерам, разбойное опустошение в тайге. Причём опустошение на многие и многие километры вокруг поляны, на которой повстречался с лешими. Подозреваю, с моей помощью ими были изъяты там на огромной площади все без исключения упие и липие самые, как известно, ценные и самые редко встречающиеся корни панцуя.

 

– Почему вы вторично не воспользовались «тайной ва-панцуя»?

– Почему?.. Да, знаете ли, приберегал я её из года в год на чёрный, так сказать, день. А с другой стороны, я ни в чём никогда особенно не нуждался, да и сейчас не нуждаюсь. Нормально живу. И тем не менее...

– Тем не менее?

– Тем не менее в будущем году, ежели буду жив, непременно отправлюсь на Дальний Восток ловить за хвост удачу. – Стародубцев широко, добродушно улыбнулся. – Оба моих внука, – пояснил он, – вошли уже во вполне зрелый возраст, оба – давно женатые, а своих квартир у ребят нет. Маятся, околачиваясь вместе с семьями по чужим углам... Вот я и хочу перед смертью сделать каждому из них по подарку. По большой кооперативной квартире, купленной за мой счёт.

 

Придерживая дыхание, я поинтересовался осторожно:

– А вы не согласились бы позволить мне переписать у вас текст заговора на удачу?

И замер в ожидании ответа. Улыбка на лице старика стала ещё шире.

– Э, нет, голубчик! – хохотнул он, вставая со стула. – Это, уж извините, моя тайна, а не ваша. Леший чётко сказал – отныне она принадлежит моему роду. Вот вернусь в будущем году из похода за панцуем и тотчас же передам тайну одному из моих внуков... Желаю вам всего наилучшего!

Старик шагнул к двери, ведущей из номера в гостиничный коридор.

– Кстати, – молвил он, распахивая дверь и замирая на её пороге. – Моя фамилия вовсе не Стародубцев. Да и зовут меня не Матвеем Фролычем. Назвавшись так, я, хе-хе, решил подстраховаться на всякий случай. Ну, дабы ни вы лично, ни те, кому вы, может быть, будете рассказывать обо мне, не тревожили меня своими визитами... Искать Стародубцева бесполезно! Прощайте.

И из моего номера вышел вовсе не Матвей Фролыч Стародубцев.

 

 

Женщины-приведения

Ирине Костюшко из Краснодара было 25 лет, когда её навестила некая таинственная дама. Случилось это в 1983 году. Краткий визит незнакомки имел невероятные последствия: малолетняя дочь Ирины, крайне тяжело болевшая – лежавшая практически при смерти, внезапно выздоровела.

Рассказ об удивительном происшествии был записан мною со слов Ирины непосредственно в Краснодаре.

 

– Моя любимая доченька болела неведомо чем, – такими словами начала своё повествование Ирина Костюшко. – Врачи не могли поставить диагноз. Никакие лекарства не помогали. Месяц шёл за месяцем, а самочувствие дочурки медленно, но верно ухудшалось. Я обливалась слезами. Уже почти смирилась с неизбежным. Понимала, что дочке, по всей видимости, осталось недолго жить.

– Уточните симптомы заболевания девочки, – попросил я мою собеседницу.

– Высокая температура. Ломота в суставах. Тошнота. Головные боли... Время от времени доченька надолго теряла сознание... Я вся извелась, пытаясь любыми средствами принести ей хоть какое–то облегчение. Дни и ночи напролёт проводила у постели больной. Спала в одной комнате с ней. Её кроватка стояла там возле одной стены, а моя тахта – возле другой, противоположной. Между нашими постелями оставался неширокий проход...

Однажды на рассвете я проснулась от леденящего чувства ужаса.

– Вам привиделся дурной сон?

– Нет.

– Дело не в снах. Просто я вдруг пробудилась, будто кто-то встряхнул меня. Глаза открылись как бы сами собой – резко, как у куклы. В комнате царил зыбкий рассветный полумрак. Чувствую, мурашки бегут по телу, и меня колотит от страха. Сразу же пришла на ум мысль – что-то случилось с доченькой. Вскинулась я всем телом на тахте, глянула на дочь и... И не увидела её!

 

По словам Ирины Костюшко, детская кроватка, стоявшая в спальне возле противоположной стены, была заслонена человеческой фигурой. В проходе между постелями высилась женщина, невесть откуда там взявшаяся.

Вот описание её облика:

– Сразу бросилось в глаза и сильно озадачило то, во что она была одета. С её плеч ниспадало широкими складками до самого пола нечто вроде белой простыни, наброшенной на тело. Или нечто вроде хламиды. Руки незнакомки, согнутые в локтях, были прижаты к груди. Ясно просматривались их кисти, высовывавшиеся из складок ослепительно-белого свободного одеяния. Пальцы на руках казались полусогнутыми. Они как бы придерживали просторную хламиду чуть ниже горла, не давая ей упасть с тела на пол. Прямые русые волосы, доходившие до плеч, были аккуратно убраны с висков за уши... Очень худое лицо... Большие светлые глаза...

Повторяю, в спальне стояла полутьма, но всё это я разглядела достаточно ясно.

 

Ирина Костюшко уверяет, что это натуральнейшее привидение в белом одеянии выглядело абсолютно материальным. Фигура, облачённая в широкий и длинный балахон, вовсе не была призрачно-прозрачной, как это и водится, по слухам, у привидений. Она загораживала собою детскую кроватку, стоявшую позади неё. Незнакомка недвижимо маячила в центре спальни – между двумя постелями, глядя в упор на Ирину.

– Я тут же решила, что это пришла смерть, – говорит Костюшко. – Кровь застыла в жилах при виде непрошеной гостьи... Хотела я крикнуть: «Убирайся вон! Не трогай мою доченьку!», но чувствую, не могу пошевелить языком. Уста опечатаны молчанием, а тело одеревенело, разбитое внезапным параличом. Всё, что могу, – это дышать и смотреть.

Взгляды двух женщин скрестились. По ощущениям Ирины, прошли две очень долгие минуты... Три минуты... Четыре... И вдруг дама в белом балахоне стала таять. Её высокая фигура принялась неспешно истончаться. Она превратилась в полупрозрачный силуэт, который вскоре истаял в воздухе без следа.

 

Когда незнакомка исчезла, Ирина осознала, что она вновь может двигать руками и ногами, а также, само собой, губами и языком.

Дико завизжав от ужаса, женщина кинулась к кроватке, на которой лежала её дочь. Кинулась в полной уверенности, что смерть, навестившая дом, забрала с собой, уходя из него, душу смертельно больного ребёнка.

Вздох облегчения вырвался из её груди, когда она увидела дочку живой, крепко спавшей.

 

На другой день самочувствие девочки заметно улучшилось. Дочка быстро пошла на поправку. Спустя примерно неделю дочь Ирины полностью выздоровела.

Любопытная попутная подробность: пока тяжело больная девочка буквально на глазах оживала, мать не давала ей никаких лекарств, прописанных врачами. Почему не давала, Ирина Костюшко затрудняется объяснить.

– Ну, не давала – и всё тут, – говорит она. – Забыла про лекарства. Начисто забыла почему-то про них.

 

Странной этой забывчивостью дело не ограничилось.

Вот ещё один не менее любопытный штришок из психологических реакций Ирины на происшедшее. Далеко не сразу увязались в её сознании воедино два последовательно происшедших события: визит загадочной Дамы в Белом и внезапное выздоровление дочери, почти немедленное по срокам. Прошло несколько месяцев, прежде чем Ирина впервые задумалась над возможной взаимосвязью двух этих фактов.

 

А в течение тех нескольких месяцев Костюшко развернула бурную деятельность. Она была совершенно уверена в том, что собственными глазами видела её величество Смерть. И вот она попыталась совершить всё возможное для предотвращения повторного визита жуткой гостьи. Атеистка по воспитанию и по убеждениям, Ирина выпросила у своей соседки, глубоко религиозной старушки, банку со святой водой и сборничек молитв на все случаи жизни. А потом стала ежедневно опрыскивать окна, двери и стены в своей квартире водой, освящённой в церкви, и громко читать вслух молитвы.

Попутно она затеяла очень и очень хлопотное дело – срочный обмен квартиры на квартиру в другом районе Краснодара, сильно удалённом от того, в котором до сего момента жила. Все эти хлопоты с переездом Ирина объясняет так: – Обменяв квартиру, я надеялась замести следы, убежать от Смерти, дать дёру из места, в котором она появлялась и, может быть, – кто знает?! – появится со дня на день вновь.

 

В наивной на первый взгляд надежде женщины "замести следы" путём смены места жительства был, возможно, какой-то резон. Спустя некоторое время после обмена случилось большое горе в квартире, покинутой Ириной. Там поселились муж и жена, люди физически крепкие, здоровые, молодые. Через месяц после новоселья мужчина внезапно скончался. Диагноз: разрыв сердца.

А Ирина с дочерью живы и здоровы по сей день и прекрасно себя чувствуют. Таинственная Дама в Белом больше ни разу не навещала их...

 

Георгий Арутюнов, живущий во Владикавказе, рассказал в беседе со мной следующую коротенькую историю:

– Мне было шесть или семь лет, когда я увидел привидение в зеркале. Произошло это в конце семидесятых годов. Около десяти часов вечера мама уложила меня спать и, потушив в спальне свет, вышла в соседнюю комнату. Там она, наверное, села на диван рядом с моим отцом перед работающим телевизором. Я услышал, как кто-то из них – то ли мать, то ли отец – приглушил звук телевизора, дабы не мешать мне спокойно заснуть.

Напротив моей кровати висело в спальне на стене большое овальное зеркало. Под ним стояла тумбочка с мамиными косметическими принадлежностями. Вдруг зеркало осветилось изнутри слабым молочно-мглистым светом. И в нём появилась женщина! Она возникла именно внутри зеркала, а вовсе не была отражением некой женской фигуры, замершей перед тумбочкой, заставленной флаконами духов, тюбиками с помадой.

Между моей кроватью и тумбочкой, а также зеркалом над ней никого не было.

Я видел женщину в овале зеркала примерно до талии. С её плеч свисал, ниспадая широкими складками, белый балахон, полностью скрывавший фигуру, включая руки. Самое же поразительное – на её миловидном, даже красивом, типично русском лице виднелись густые мужские усы, этакая пышная чёрная щеточка над верхней губой. Женщина пристально смотрела на меня из зеркала...

Я тихо ойкнул и спрятался под одеяло, натянув его себе на голову. Потом приподнял краешек одеяла и осторожно выглянул одним глазом из-под него. Вижу, мне не померещилось. Зеркало слабо светится, а в нём торчит усатая тётка в белом плаще и настырно пялится на меня. Я опять юркнул под одеяло, трясясь от ужаса. Затем не утерпел, снова выглянул.

Зловещая картинка в зеркале осталась без изменений.

Тогда я заорал в полный голос: «Папа! Папа! На помощь! Тут тётка с усами!»

Скрипнула дверь, и в спальню вошёл отец. Едва переступив порог, он пошарил рукой по стене, нажал на выключатель, и под потолком вспыхнула люстра. В ту же секунду привидение в зеркале исчезло. И более не появлялось в нём никогда.

 

А вот рассказ Людмилы Погореловой из украинского города Луганска:

– За три месяца до смерти моей мамы я видела самое что ни на есть натуральное привидение! На дворе стоял май 1986 года. Привидение заявилось в наш дом вечером, примерно в 21.30. Я как раз укладывала спать своего малолетнего сынишку. Услышала крадущиеся шаги. Моя тяжело больная мать лежала в тот момент в соседней комнате. Помнится, я подумала, что это она встала сейчас с постели и вошла в нашу с сыном спаленку...

Поднимаю глаза, ожидая увидеть мать, и, к величайшему изумлению, вижу в дверях спальни какую-то незнакомку.

– Как она была одета? – спросил я у Людмилы.

– На ней была белоснежная хламида, напоминавшая римскую тогу. Хотите верьте, хотите нет, но я почему-то решительно не помню, каким было лицо у неё. Постояв две-три секунды в дверях, женщина быстро и решительно направилась ко мне. При этом впечатление было таким, словно она не шла, касаясь подошвами пола, а летела. Я сидела на кровати рядом с ребёнком, которого убаюкивала. Женщина остановилась в шаге от меня.

– Что произошло потом?

– Белая тога, облегавшая ее фигуру, тотчас же зашевелилась, будто обдуваемая ветром. Между тем окно в спальне было закрыто, и в ней не чувствовалось сквозняка. За окном стояли сумерки. В некотором отдалении от окна висел на улице горящий фонарь. В его слабом свете, падавшем в комнату сквозь оконную раму, я разглядела женскую фигуру достаточно отчётливо.

Женщина молча постояла несколько секунд возле меня, а потом сорвалась с места и пулей вылетела спиной вперёд из комнаты вон – в распахнутую дверь, ведущую в прихожую...

Миновало три месяца. Моя мамочка, долго и тяжело болевшая, умерла. После её похорон я вспомнила о том визите Призрака в Белом и подумала – может быть, это сама Смерть навестила тогда наш дом? Явившись же, она поняла, что мама моя ещё не совсем, так сказать, готова к переходу в иной мир. И, уяснив это, Смерть немедленно убралась восвояси, чтобы вновь заглянуть к нам невидимой, на сей раз, гостьей спустя три месяца и сделать своё чёрное дело...

 

Или – ещё одно сообщение о визитах теперь уже двух незваных гостей, записанное мною со слов Людмилы Яншиной из Ростова-на-Дону. В сообщении есть забавная подробность – точная оценка в рублях стоимости носильных вещей, в которые было облачено одно из двух этих привидений. У Людмилы Яншиной оказался хорошо намётанный женский глаз. Стоимость вещичек, которые болтались на призраке, указана в ценах 1988 года.

Именно в ноябре того года и случилось в жизни тридцатилетней тогда Яншиной событие, которое я оцениваю как уникальнейшее во всемирной истории встреч людей с привидениями.

На протяжении последних трёхсот-четырёхсот лет во всех (!) европейских странах были записаны и опубликованы десятки, даже сотни рассказов о встречах с призраками. В 99,9% из них указывается, что встречи происходили ночью, на рассвете либо на закате. Лишь 0,1% содержит указания на столкновения с выходцами неведомо откуда в дневную пору.

Сообщение Людмилы Яншиной относится к этой вот самой одной десятой доли процента.

 

– Я живу в центре города, – сказала она в разговоре со мной. – Наш дом стоит напротив городской тюрьмы. Не знаю, имеет ли сей факт какое-то отношение к моему рассказу. Хотелось бы надеяться, что не имеет. Но порою я думаю: может быть, угодили на короткий срок в ту тюрьму некие колдуны да колдуньи за свои сатанинские проделки, и то, что случилось в моей квартире, – это их выходки? Их телепатические или же какие-то там ещё устрашающие колдовские хохмочки, учинённые ими на расстоянии?

Яншина сокрушённо развела руками.

– Право, не знаю, что тут и думать. Когда всё то, о чем я сейчас расскажу вам, произошло, меня обуял ужас. Долгое время я была не в себе. Ходила как потерянная. Всё валилось из рук. Очень боялась новых визитов загадочных незнакомцев... К счастью, они не последовали.

Я спросил:

– Сколько всего было визитов?

– Два, – ответила Людмила.

– Ну, вот и рассказывайте по порядку. Сначала – о первом, потом втором.

 

– Итак, ноябрь 1988 года. Моя дочь-третьеклассница, учившаяся в первую смену, вернулась домой из школы. В тот день последним уроком в их классе был урок физкультуры. Девочка сильно устала. Сонно хлопала глазами, хотела отдохнуть, хоть немного поспать. Я покормила её и уложила на диван, а сама прилегла рядом с ней. Дочка почти сразу же уснула, да и я вскоре слегка придремала. Лежала, вся расслабившись, в полусне. И вдруг... О, ужас! Передо мною предстало привидение!

– Минуточку, – перебил я Людмилу Яншину. – Положа руку на сердце, скажите честно: вы уверены, что это был не сон?

– Какой там, спаси Господи, сон! – вскричала Яншина, прижимая руки к груди, широко распахивая глаза. – Я лежала в полудрёме, и вдруг нечто незримое, подобно тугому мешочку с песком, тюкнуло меня наотмашь по лицу. Коротко взвизгнув, я приподнялась на диване. От чувствительного удара полудрёму сняло как рукой.

 

Людмила огляделась в удивлении по сторонам и вновь взвизгнула – на сей раз куда громче. Ибо узрела, по её выражению, "страсть кромешную".

Дверь, ведущая в соседнюю комнату, была распахнута. Там, в соседней, прямо за дверью парил в воздухе тёмный шар, внешне похожий на крупный комок земли с неровными краями, а также вмятинами и вздутиями во всей его поверхности. Повисев недвижимо пару секунд, "комок земли" пришёл в движение. Он неторопливо вплыл сквозь открытую дверь в комнату, где лежали на диване Людмила и её спящая дочка.

В следующую секунду "комок" исчез, а на его месте возникла женщина.

 

– Я просто обалдела, увидев её, – вспоминает Яншина. – Меня поразил её внешний вид. Женщина, примерно тридцатилетняя, была босой! Когда она появилась невесть откуда, её босые ступни звучно шлёпнулись о пол. Кроме того, она была полураздетой. Ни юбки, ни блузки не было на ней. Эта бесстыдная дамочка, вломившаяся без спроса в мой дом, предстала предо мною в нижнем белье! Её тело облегала розовая комбинация, не доходившая до колен, – простенькая, дешёвая. Знаю я эти стандартные комбинации московского пошива! Они тогда как раз продавались в наших промтоварных магазинах. Стоимость такой нательной рубашечки – девять рублей с копейками. На груди из–под комбинации выглядывал бюстгальтер телесного цвета. И он тоже не был для меня в диковинку. Чешский бюстгальтер. Дорогой. По тогдашним ценам, ровно двадцать пять рублей одна штука.

– Итак,– подытожил я, – к вам заявилась гостья, словно выброшенная неведомой силой из её собственной спальни в момент, когда она то ли одевалась, то ли раздевалась.

– Да.

– Босая. И в нижнем белье.

– Опишите её лицо. Прежде всего, скажите, какое выражение было на нём? Может быть, застыла на лице маска ужаса? Или, по меньшей мере, удивления?

– Она даже бровью не повела, возникнув передо мною!

– Погодите. Не спешите. Попытайтесь вспомнить поточнее – вплоть до мельчайших нюансов. Давайте рассуждать здраво. Допустим, перенос в пространстве из одного места в другое был совершён некими силами помимо воли той женщины. Вот она стоит в своей квартире перед зеркалом, одевается и вдруг осознаёт себя находящейся в совершенно другом помещении. Естественно, она должна была как–то отреагировать на случившееся... Так какое же было её поведение, когда она возникла перед вами на пустом месте, как чёртик из табакерки? Повторяю, постарайтесь припомнить. Женщина изумилась? Хотя бы в малой степени переменилась в лице?

 

– Ничего подобного! – отрезала Людмила Яншина. – Она стояла в расслабленной спокойной позе, чуть наклонив голову вперёд, и из-под насупленных бровей внимательно разглядывала меня. Мало того, что она явилась в исподнем. Русые волосы на её голове не были уложены в причёску. Они были накручены на бигуди, во множестве торчавшие на голове...

Я попыталась сказать что-то, словесно как–то отреагировать на её фантастическое появление из ниоткуда, однако язык прилип к гортани. А по всему телу разлилась парализующая слабость.

– Короче, вас разбил столбняк.

– Именно. Столбняк. Смотрю в упор на неё. Она в упор смотрит на меня. Так – мы с ней молча "играли в переглядки" долго, безумно долго – минут семь-восемь, не менее.

Потом меня вдруг потянуло в сон. Я откинулась спиной на валик дивана и мгновенно уснула. Проснулась примерно через полчаса. Босой женщины в исподнем и с бигуди на голове уже не было в комнате.

Её визит вызвал у меня столь сильный шок, что в дальнейшем в течение месяца я умирала от страха: а вдруг она заявится вновь?! Беспрерывно читала молитвы, прося у Бога защиты, а по ночам оставляла включённым свет во всех комнатах, в прихожей, на кухне.

 

Прошло четыре месяца.

В конце февраля 1989 года Людмила Яншина, смотревшая вечером телевизор, всполошилась, услышав истошный крик дочери, спавшей в тот момент в соседней комнате. Бросилась к ней и обнаружила девочку бьющейся в истерике, обливающейся слезами. Рассказ девочки:

– Я спала крепко, без сновидений. Вдруг проснулась от того, что меня ударили. Приподнялась в испуге на постели. В комнате было очень темно. А прямо перед моей кроватью стоял столб рассеянного света. Внутри светового столба замерло существо среднего роста, похожее на человека, но не человек. Оно было в костюме как у аквалангистов, только сильно раздутом, словно наполненном изнутри воздухом. Круглый, большой шлем, похожий на воздушный шар, облегал его голову, оставляя открытым лицо. Костюм был тёмного цвета. Лицо – тоже теёмное и, по-моему, женское. Однако на нём свисали из-под носа, как мышиные хвостики, тонкие длинные усы.

Я спросила: «Кто ты?» Женщина с мужскими усами зарычала в ответ. Продолжая рычать, она взлетела вверх и зависла в воздухе. Я решила обхитрить это страшное усатое существо, спрятаться от него. Укрылась с головой одеялом и жду, что будет дальше. Слышу, оно перестало рычать и только очень шумно дышит.

Выглянула я из-под одеяла. А у существа сразу же ярко засветился живот. Я крикнула: «Уходи! Я боюсь тебя!» И у него в ту же секунду исчезла голова.

Увидев толстое раздутое тело без головы, покачивающееся в воздухе, я совсем уж перепугалась. Ору: «Уходи! Уходи! Не пугай меня!»

Существо вдруг стало удаляться, уменьшаясь в размерах. Отлетело на пару метров от моей кровати и стало маленьким как муха. Потом исчезло. Одновременно погас световой столб, мерцавший перед моей постелью.

А я всё продолжала кричать: «Уходи, уходи! Не хочу видеть тебя!..»

 

Другая ростовчанка, Зинаида Бекетова, передала мне подробный, отпечатанный на пишущей машинке, отчёт о встрече с привидением, составленный со слов её соседки Галины Колесник. Возраст последней 35 лет. Галина, женщина тихая и, по словам Бекетовой, скромная до пугливости, отказалась встречаться со мной. Однако она любезно согласилась на то, чтобы Бекетова записала её рассказ и вручила его мне.

Во вторник 27 ноября 1990 года Галина Колесник приняла душ и перед тем, как ложиться спать, взяла в руки газету с телевизионной программой. Стала просматривать программу передач. В комнате горела в тот момент люстра под потолком. А вот зато в соседней комнате стояла темнота – дверь, ведущая в неё, была распахнута настежь.

Галина, изучавшая телевизионную программу, услышала звук, похожий на негромкий хлопок. Она рассеянно обернулась, недоумевая, кто бы это мог издать хлопок. Кроме неё в квартире никого не было.

О дальнейшем пусть расскажет она сама:

 

– Гляжу, за раскрытой дверью что-то вроде бы горит в соседней комнате. Даже сияет, переливаясь ярким солнечным светом. Я присмотрелась и ахнула. Стоит там женщина, вся в белом. Молодая, очень красивая и с ног до головы сверкающая как солнце. Лицо удлинённое, ослепительно белое. Волосы на голове – тоже белые. Одета она была в снежно-белую просторную тунику или, если угодно, в плащ-палатку длиною до пят. Очень высокая – около двух метров ростом... Позади неё стоял столь же высокий мужчина в гладком чёрном одеянии, похожем на спортивное трико. Я не рассмотрела его лицо – была ослеплена сиянием, исходившим от женщины. В отличие от неё мужчина не светился.

Незнакомка, испускавшая сияние, чуть улыбнулась и спросила, произнося слова медленно, чётко, по слогам:

– Вы с нами пойдёте?

Галина Колесник почувствовала, как волна неописуемого страха тотчас же прокатилась по её телу, мгновенно взмокшему. С немалым трудом она выдавила из себя:

– Я с вами никуда не пойду. Незнакомка слегка поморщилась. Слабая улыбка исчезла с её лица. Она повторила свой вопрос слово в слово опять-таки чётко, раздельно:

– Вы с нами пойдёте?

Дрожащим голосом Галина тоже слово в слово повторила свой ответ:

– Я с вами никуда не пойду.

Оба таинственных визитёра – и мужчина в чёрном трико, и дама, сиявшая неземным светом, – в следующее мгновение стронулись с места. Они синхронно развернулись и направились к слегка приоткрытой балконной двери, что находилась в дальнем конце тёмной комнаты. И вдруг в той комнате сама собой вспыхнула лампа, висевшая под потолком. В её свете тут же выяснилось, что комната опустела. Таинственные визитёры сгинули куда-то.

Одновременно вспыхнули сами собой все без исключения электрические лампочки в квартире, включая даже те, что находились в туалете и в ванной.

 

Свой рассказ Галина Колесник заканчивает так:

– Кошка, живущая в доме, отреагировала на визит незваных гостей с агрессивностью, не свойственной ей. Едва гости появились, как из прихожей донеслось громкое кошачье шипение, которое продолжалось на протяжении всего их краткого визита. А когда сияющая незнакомка и её молчаливый спутник удалились, кошка принялась носиться по комнатам, задрав хвост, бешено шипя...

Ну, а меня колотила мелкая дрожь. Охваченная ужасом, я выбежала из своей квартиры на лестничную площадку и стала стучаться в дверь соседей, они впустили меня к себе. Выслушав мой взволнованный сбивчивый рассказ, эти добрые люди оставили меня ночевать у себя.

 

Андрей Перепелицын из Калуги прислал рассказ о происшествии, случившемся в доме его землячки Нины Ивановны Бурдыкиной, возраст которой – 70 лет. 19 июля 1994 года Нина Ивановна похоронила самого дорогого ей человека на Земле – собственного мужа. Осталась жить в своей однокомнатной квартире в горестном одиночестве. Спустя две недели после похорон – ранним утром 4 августа – в её одинокую жизнь вторглось неведомое. Вот рассказ Н.И.Бурдыкиной:

 

– Как всегда, я проснулась в шесть часов утра. Села на постели, спустила с неё голые ноги на пол и потянулась рукой к стулу, стоявшему рядом с кроватью. Взяла в руки чулки, лежавшие на стуле. Только собралась натянуть чулок на ногу, как услышала негромкий звук, напоминающий шелест сминаемой в ладони газеты. Одновременно раздался какой-то глухой, очень слабый перезвон. И шелест, и перезвон, едва слышный, донеслись слева – из угла комнаты, где стоял телевизор. Затем перезвон оборвался, а "шелест сминаемой газеты" резко усилился. Тотчас же я услышала другой новый звук шаркающие шаги. Неведомо кто неторопливо шёл по комнате, направляясь ко мне из того места, где стоял телевизор.

Услышав все эти звуки, я удивилась, ибо пребывала в квартире одна. Кто проник в мой дом, пока я спала? Неужели воры?..

Повернула я голову влево и недоуменно глянула в том направлении, откуда раздались шелест и перезвон, затем шаги. Страха не было. Помнится, я просто изумилась. Вижу, медленно, очень медленно приближается ко мне женщина. Точнее говоря, некто, отдалённо похожий на женщину.

Фигура замерла, приблизившись, напротив меня, сидевшей на постели. Внешне она выглядела как нечто вроде бредовой пародии на человека.

Описание "бредовой пародии":

– Рост кошмарной незнакомки не превышал полутора метров. Одета она была бедненько: юбка да кофточка. Юбка – старенькая, застиранная, пепельного цвета, собранная складками на талии. Она держалась на бёдрах как-то неровно, слегка перекособочившись. Мне показалось, что юбка была изготовлена из плотной бумаги, поверху оклеенной дешёвой бязью. Она некрасиво, неаккуратно топорщилась во все стороны, не прилегая к телу.

Кофточка на незнакомке, длиною до талии, тоже была сделана как бы из бумаги. В отличие от однотонной юбки, на кофточке виднелись вертикальные тонкие линии чёрного цвета на расстоянии около двух сантиметров друг от друга. Рукава у этой полосатой кофточки были длинными, свободными, полностью скрывавшими руки...

А теперь о голове, в высшей степени странной. По силуэту и по размерам она походила на человеческую. Череп был покрыт щетиной коротеньких светлых русых волосиков. Ну, а лицо... Меня всю так и передёрнуло, когда я увидела его. Ушей нет. Более того, ничего на том лице нет – ни глаз, ни носа, ни рта, ни бровей! Вообще ничего, кроме кожи с лёгким загаром, обтягивавшей череп туго как барабан.

 

Буравя "лицо без лица" ошеломлённым взором, Нина Ивановна спросила: «Кто ты? Откуда ты?» Ответа не дождалась.

Вместо ответа загадочное существо в дамской кофте и в дамской же юбке встрепенулось и задвигалось всем телом. Засучило ногами, зашевелило локтями. Широкие просторные рукава отлетели при этом в стороны, обнажая руки. К собственному ужасу Бурдыкина не увидела на тех руках ни ладоней, ни пальцев. Руки походили на две палочки, округло обтянутые слегка загорелой кожей там, где должны были находиться запястья.

Существо подпрыгнуло и зависло в воздухе. Лишь в этот момент Нина Ивановна обратила внимание на его ноги, прикрытые юбкой до колен. Из-под юбки торчали два толстых отростка, начисто лишённые ступней. Они были покрыты такой же загорелой кожей, как и "лицо без лица", и руки без пальцев и ладоней.

 

Во все глаза пялясь на эти невероятные ноги, Бурдыкина громко вскрикнула. Она узрела, как с ногами стали происходить немыслимые метаморфозы. Ноги принялись стремительно истончаться. Они вытягивались в длину и в то же время усыхали. А "женщина без лица" медленно поднималась строго по вертикали вверх, воспаряя к потолку, точно воздушный шар...

И вот уже её ноги превратились в нечто, похожее на две толстые верёвки. Затем "верёвки" вдруг стремительно скрутились, образовав что-то вроде косы с широкими петлями.

Пока всё это происходило, от "женщины" опять стал доноситься звук, смахивающий на шуршание газеты. Фигура с ногами-"веревками", закрученными спиралью, рванулась вверх и в мгновение ока скрылась с глаз, растворившись в потолке.

 

Н.И.Бурдыкина говорит:

– Немного отдышавшись и придя в себя после случившегося, я залезла на стул и внимательно осмотрела потолок. Не обнаружила в нём ни единой трещинки, не говоря уже о каком-то люке, ведущем сквозь него куда-то наверх.

По сей день не могу понять, куда и каким образом исчезла эта жуткая дамочка без лица, без ладоней на руках и с ногами без ступней, превратившимися в две "проволоки", закрутившиеся винтом. Как сумела она вылететь из комнаты сквозь заведомо непроницаемый потолок, состоящий из железобетонных плит?..

Хочу здесь особо подчеркнуть, что это был не сон. Я сидела на постели, держа в руке чулок, и с отвисшей челюстью глядела на то, что творилось передо мной... Не знаю почему, но в моем сознании явление жуткого существа как-то интуитивно увязалось со смертью моего мужа, случившейся двумя неделями ранее.

 

 

Мужчины-призраки

Рассказывает ростовчанка Светлана Крюкова:

– Моя семилетняя дочь, первоклассница Юля – девочка тихая и спокойная, не склонная к выдумкам. Психозами не страдает. В общем, нормальный ребёнок... Так вот, этот вполне нормальный ребёнок однажды ночью заставил меня сильно поволноваться. А произошло это в дни школьных каникул – в ночь с 20 на 21 марта 1990 года.

 

В ту ночь Юля спала в одной комнате, а её мать – в другой. В начале второго часа ночи Светлана Крюкова была разбужена криком дочери. Ещё не открыв глаза, она почувствовала, что девочка тормошит её за плечо, стараясь разбудить. Покинув свою спаленку, Юля прибежала к матери вся в слезах.

– Мама! Мама! – кричала она, указывая рукой на дверь, ведущую в соседнюю комнату. – Там ходит дядя!.. Я проснулась, потому что кто-то ударил меня. Смотрю, ходит по комнате дядя. А вокруг него всё светится! Мама, мне страшно!

– Какой дядя? О чём ты, доченька? – удивилась Светлана и прижала девочку к себе, гладя её по головке, успокаивая. – Может быть, это приснилось тебе?

– Нет! Не приснилось. Там ходит дядя. И он светится.

– Успокойся, детка. Наверное, это папа подошёл на минутку к твоей кровати, чтобы проверить, как ты спишь, хорошо ли укрыта одеялом.

 

У семьи Крюковых – трёхкомнатная квартира. Муж Светланы спал в ту ночь не на одном ложе со своей супругой, а на диване в комнате, смежной со спальней дочери.

– Это был не папа,– продолжая плакать, возвестила Юля.– У папы есть усы, а у этого дядьки усов нет. К тому же у него какая-та нечеловеческая кожа. Шершавая на вид, как у крокодила. И светящаяся.

Озадаченная, даже слегка испуганная рассказом дочери, Светлана Крюкова направилась решительным шагом в её спальню. Не обнаружила там никого постороннего. "Дядька с нечеловеческой кожей" исчез – если, конечно, он там вообще на какое-то время появлялся, если не померещился семилетней девчушке.

Завершая свой рассказ, Светлана молвила:

– Я совершенно уверена, что кошмарный "дядька" не привиделся Юленьке. Моя уверенность основывается на событиях, которые произошли в ту же самую ночь у наших соседей, живущих этажом ниже. Причём произошли с точностью до минуты в момент визита "светящегося дядьки" к Юле... Если хотите, поговорите с соседями сами. Их квартира расположена строго под нашей.

 

Из показаний соседей:

– В ту ночь мы проснулись, разбуженные грохотом. Не шумом, а именно сильнейшим грохотом. Звук был чётко локализован в одном месте – перед балконной дверью в большой комнате, которую мы называем залой. Повскакивали мы с постелей, кинулись в залу. Видим, тумбочка, стоящая возле балконной двери, ходит ходуном. Сами собой падают с неё книжки, журналы. А сервант, высящийся по другую сторону от двери, раскачивается из стороны в сторону, будто некие невидимые руки трясут его. Между тумбочкой и сервантом всё грохочет, лязгает; там как бы перекатываются с места на место, цепляясь друг за друга, незримые огромные куски железа. Длилась эта жуть около пяти минут. Потом всё стихло.

 

Тоже глубокой ночью случилась другая встреча с другим "дядькой" нечеловеческого облика, на сей раз в Краснодаре в апреле того же года. Вспоминает Лидия Корницкая, возраст 28 лет:

– Пятого апреля в 3 часа 30 минут ночи я проснулась резко, как от толчка в бок. Едва пробудившись, автоматически глянула на светящийся циферблат электронных часов, стоявших на книжных полках. Эти полки были развешаны друг над другом на противоположной стене комнаты... Затем я повела себя, как сейчас понимаю, странно. Сама не зная, зачем это делаю, быстро встала с постели и направилась к двери, ведущей в прихожую. Одна-единственная мысль мощно, как фонарь, горела в моей голове: "Нужно немедленно покинуть комнату, как можно скорее выйти из неё куда–нибудь, например на кухню".

Лидия была уже в одном шаге от двери, когда что-то заставило её обернуться.

– Всем своим естеством, – говорит она, – я ощутила пристальный давящий взгляд, которым кто-то буравил мою спину.

Женщина оглянулась. И тихо ахнула. Рядом с книжными полками стоял в комнате шифоньер. Между ним и полками было небольшое свободное пространство – участок оголённой, ничем не прикрытой стены шириною в метр. Корницкая увидела на фоне голой стены высокую – ростом под потолок – фигуру, очень узкую, как бы сплющенную слева и справа. Фигура была совершенно плоская, точно вырезанная из куска жести. Вдоль худосочного тела свисали ненормально длинные руки. Овальная голова, не имевшая шеи, сидела прямо на плечах. Лицо отсутствовало. Вместо него в центре овала было чёрное круглое пятно, похожее, как выразилась Лидия, на мишень. За. исключением этого пятна, вся фигура светилась фосфорическим светом, бело-голубовато-зелёным.

Что-то вроде интуитивного озарения подсказало Лидии, что это был мужчина. Она настаивает: мужчина, а не женщина, хотя в облике плоского, как фанерный лист, незнакомца не просматривалось никаких половых признаков.

 

– Я закричала благим матом, узрев это страшилище, – рассказывает Корницкая. – Ринулась назад к постели и принялась трясти мужа, мирно спавшего.

А теперь – рассказ ее мужа:

– Лидочка буквально вытряхнула меня из глубокого сна. Она вцепилась в мои плечи и в полный голос орала одну и ту же фразу, очень и очень странную, беспрерывно повторяя её: «Я только с тобой улечу! Я только с тобой улечу!..» На мой вопрос, куда конкретно она собралась лететь "только со мной", жена не смогла сказать ничего вразумительного.

Женские крики были услышаны в соседней комнате, где почивали родители Лидии. Показания родителей:

– Мы вбежали, крайне испуганные, в спальню нашей дочери и её мужа. Дочка билась в истерике, то и дело показывая рукой на простенок между шифоньером и книжными полками. Мы не увидели в том простенке ничего необычного. Там была стена, просто голая стена. А на лице Лидии застыла такая безумная гримаса, что мы с ужасом подумали: наша доченька внезапно сошла с ума. Долго-долго успокаивали мы её. Отпаивали валерьянкой.

Наливая в стакан валериановые капли, бродя туда-сюда по комнате, мы вдруг с удивлением подметили – пол в ней забрызган крупными каплями воды. Максимальное количество капель наблюдалось на полу в простенке между шифоньером и полками. Чем дальше от простенка, тем меньше было капель. Откуда они взялись – неизвестно.

До утра никто из нас уже не ложился спать. Когда рассвело, мы заметили в том простенке ещё одну странность. Обои на стене там и только там вздулись пузырями по всей высоте простенка, от пола до потолка.

 

В течение почти месяца после этого происшествия Лидия Корницкая чувствовала себя отвратительно. Её мучили головные боли и колющие боли в сердце. Ощущался общий упадок сил.

Одновременно и тоже в течение почти целого месяца её голова была окольцована... неким незримым обручем! Лидия носила очки. Всякий раз, когда она надевала очки, их заушники чувствительно цеплялись на мгновение за узкое невидимое кольцо, охватывавшее голову – лоб, виски, затылок. В момент "зацепки" кольцо, потревоженное заушниками, дёргалось. Женщина явственно ощущала рывок незримого обруча.

Многократные прощупывания черепа пальцами давали нулевой результат. Пальцы не обнаруживали никакого обруча на голове, пусть и незримого... Спустя примерно месяц обруч исчез. Во всяком случае, заушники перестали цепляться за него, когда женщина надевала очки.

 

И снова-таки глубокой ночью ещё одна дама повстречалась со странным существом.

Галина Александровна Суханова, которой на момент той встречи было 52 года, проживает во Владикавказе, где работает почтальоном.

– В ночь на 6 июля 1990 года, – сообщает она, – я трижды просыпалась, потревоженная собачьим лаем. Открыв глаза, всякий раз видела – моя крохотная домашняя собачка по кличке Сашенька бегает туда-сюда по комнате. И истошно лает, задрав морду к потолку. Шарит по нему глазёнками, словно бы отслеживая взглядом полёт некой, допустим, птицы, порхающей там от стены к стене. Само собой, никакая птица не летала под потолком. Кроме меня и Сашеньки в комнате никого не было...

Озадаченная поведением собачки, я подзывала её к себе, поглаживала, успокаивала. А потом засыпала. Вскоре вновь просыпалась, разбуженная лаем.

 

Пробудившись в третий раз, Суханова рассердилась и строгим голосом отчитала собаку, мешавшую ей спокойно спать. И решила сходить в туалет.

С немалым трудом, охая и ахая, Галина Александровна встала с постели: она давно страдала от болей в седалищном нерве. Продолжая негромко постанывать, заковыляла по комнате к двери, ведущей в коридор.

Попутно она обратила внимание на одну странность, которой не придала, впрочем, в тот момент особого значения. На дворе стояла глубокая ночь. Однако сквозь балконную дверь падал в комнату рассеянный бледно-голубоватый свет, будто горел где-то там, в отдалении, за остеклённой дверью, некий фонарь. Между тем фонаря там никогда и в помине не было. Отметим следующее: загадочное голубоватое свечение, исходившее из неизвестного источника, наблюдалось Сухановой сквозь балконную дверь лишь однажды только в эту ночь.

– Побрела я по коридору в сторону туалета, – вспоминает Галина Александровна. – Еле-еле переставляла ноги. Стреляющие боли в седалищном нерве мешали идти. Пока брела, глянула ненароком на то место, где стояла вешалка. И опешила. В коридоре было темно, но возле вешалки клубилась какая-то особенно непроницаемая темнота. Да, представьте себе, клубилась! Нечто вроде абсолютно чёрных клочьев, клубов, сгустков колыхалось там. Из этого колыхания пахнуло на меня чувством кромешной жути. Страх прошёл по телу на удивление чёткой, я бы так сказала, волной, неширокой полосой – от бёдер к голове. Достигнув затылка, "полоса ужаса" ушла куда-то к потолку, испарившись из моего тела. Одновременно по левой ноге снизу вверх прокатилось ощущение, похожее на дуновение сквозняка.

 

Суханова отшатнулась к стене, противоположной той, возле которой высилась вешалка, объятая таинственными чёрными клубами. Насколько могла, она ускорила шаг. Тихонько, сквозь зубы постанывая, женщина дотащилась до двери туалета. Она не стала включать свет. Не хотелось поднимать руку, тянуться к выключателю на стене: от малейшего лишнего движения боли в седалищном нерве усиливались.

– Я переступила порог неосвещённого туалета, – говорит Суханова, – и схватилась обеими руками за железную трубу, тянувшуюся от унитаза вверх к смывному бачку. Решила мгновение передохнуть, прежде чем повернуться спиной к унитазу и присесть на него. При этом дверь из клозета в коридор осталась распахнутой настежь... В ту же секунду меня всю вдруг парализовало! Я оцепенела, одеревенела с головы до ног. Чувствую, не могу пошевелить даже пальцем. Никогда ранее в жизни не испытывала подобного ощущения.

В тот момент она стояла, слегка повернув голову вправо.

Боковым зрением Галина Александровна увидела – позади неё в дверях туалета появилось некое удивительное существо, названное Сухановой "светящимся мужчиной".

Существо светилось не так, как если бы было обмазано фосфором. Свет исходил не от поверхности его тела, а истекал во все стороны изнутри него. Казалось, "мужчина" состоял из сплошного света.

В поле зрения Галины Александровны его фигура попала лишь частично.

 

Вот как описывает Суханова его облик:

– Ростом он был немного пониже меня. А мой рост – 1 метр 55 сантиметров. Голова – идеально круглая, этакий шар. Я видела голову не полностью, но обратила внимание, что на той её части, которую видела, не было ни волос, ни уха, ни глаза. Вместо нормального человеческого лица – ровная, светящаяся изнутри поверхность. Шея отсутствовала. Шарообразная голова без лица сидела прямо на плечах, широких, я бы даже сказала, богатырских, угловатых, резко по краям обрубленных. Мужчина был очень плотного телосложения.

– Напоминаю, – продолжает Суханова, – я стояла, ухватившись обеими руками за трубу над унитазом. Стало быть, мои руки были резко вынесены вперёд. Опустив взгляд вниз, я увидела слева и справа от своего тела две светящиеся руки, торчавшие из-за моей спины ладонями вверх. Руки были полусогнуты, а их ладони подведены под мои локти. Светящийся мужчина как бы поддерживал меня под локотки, хотя я не ощущала прикосновений его рук. Каждая из сиявших ровным светом ладоней оканчивались не пятью, а четырьмя пальцами! Пальцы походили на толстые обрубки без суставов.

 

– Присутствовала ли на теле этого урода какая-то одежда? – спросил я у Галины Александровны.

– Мужчина был одет в рубашку, тоже, как и его тело, светящуюся. По ней шли параллельно друг другу узкие полоски – белые и коричневые. Рукава на рубашке были подвёрнуты до локтей...

Перепугалась я смертельно! Стою как истукан. И он стоит – тоже как истукан, недвижимо. Прошло секунд десять. Вдруг я почувствовала, что моё тело обрело былую подвижность. Рванулась я тут же вперёд, к трубе над унитазом, вцепившись в неё мёртвой хваткой, и потом всем туловищем повернулась. Гляжу, нет никого за моей спиной! Коренастый светящийся уродец куда-то сгинул в тот краткий момент, когда я оборачивалась.

Покряхтывая, выбралась я из клозета в коридор. Шарю глазами по сторонам: куда мог подеваться загадочный ночной гость? Вижу, за приоткрытой дверью, ведущей из коридора в жилую комнату, вспыхнул свет. Там, напротив двери, стоял платяной шкаф. Перед шкафом, вижу, завис в метре от пола большой светящийся шар. Он повисел там три-четыре секунды, затем исчез.

 

Ростовчанка Нина Григорьевна Лихобабенко, возраст которой около пятидесяти лет, несколько раз, по её словам, сталкивалась с необъяснимым.

В кратком изложении суть ее рассказов сводится к следующему:

– В 1970 году я вместе с моей дочкой-школьницей переехала в Ростов-на-Дону и купила изолированную квартиру на втором этаже двухэтажного дома в центре города. Едва вселившись в неё, вынуждена была волей-неволей обратить внимание на одну странность. Пока вечером в квартире горели электролампы, всё в доме было нормально. Но стоило погасить свет, как тут же начинался негромкий треск. Найти его источник мне не удавалось. Звук исходил не из кирпичных стен, не из деревянного пола. Трещало прямо в воздухе, причём сразу и в комнате, и в прихожей, и на кухне. Казалось, сам воздух в доме потрескивает неким немыслимым образом!..

Я отправилась к соседям. Стала расспрашивать, "трещит ли воздух" у них. Нет, отвечают, не трещит. А одна соседка сказала: «Ну, страх и ужас! Это к тебе, деточка, подселился невидимый жилец – чёрт, домовой. Надо срочно выставить его вон, пока он ещё не разошёлся – не начал в полную силу куролесить да проказничать в твоей квартире».

 

– Как вы отреагировали, услыша такую версию о природе непонятных тресков?

– Разумеется, пришла в ужас.

– И что же вы предприняли?

– По совету той соседки обратилась за помощью к одной набожной старушке, якобы умеющей заговаривать нечистую силу. Старушка вошла в мою квартиру с флаконом святой воды в руках. Побрызгала водой во все углы в доме, что-то пошептала и ушла.

– Процедура помогла?

– Представьте себе, да. Трески прекратились...

 

Миновало два года.

Нина Григорьевна, работавшая в ту пору на одном из ростовских заводов, всегда выходила из дома, отправляясь на работу, в семь часов утра. Просыпалась же в шесть часов – по звонку будильника. В один далеко не прекрасный день весной 1972 года потребность в будильнике отпала – к ужасу женщины. Начиная с сего треклятого дня, она стала просыпаться за две-три минуты до того, как начинал трезвонить будильник.

Её будил очень громкий, энергичный стук в дверь, которая вела из жилой комнаты в прихожую.

– Когда стук раздался впервые, я страшно изумилась, – говорит Лихобабенко. – Ведь кроме меня и моей дочери, в то мгновение, как и я, спавшей, в квартире никого не было! Вылезла я из-под одеяла, подошла к двери, в недоумении распахнула её. Вижу, за дверью никого нет...

На следующее утро неведомо кто снова затарабанил кулаком в дверь. И опять я не обнаружила никого за той дверью. Так продолжалось изо дня в день, – сокрушённо вздохнув, сказала Нина Григорьевна.

 

Быстро записывая её рассказ, я проронил мимоходом:

– Надо было вновь обратиться за помощью к той вашей набожной бабульке.

– А я и обратилась. На сей раз старушка пришла ко мне не с пузырьком святой водицы, а с куском самого обыкновенного белого мела в руке. Молча и очень быстро она нарисовала мелом кресты на всех дверях, какие только были в квартире. Затем сказала шёпотом: «Ни в коем случае не смывай кресты в течение, как минимум, месяца». И покинула мой дом.

– Так. Кресты мелом. На всех дверях. Очень интересно... И что в результате?

– Стуков больше не было.

– Пожалуйста, дайте мне адрес этой бабки, – попросил я и, вознеся авторучку над блокнотом, приготовился записывать.

– Адрес... Её адрес нынче – городское кладбище. Старушка померла года три или четыре тому назад. Пусть земля будет ей пухом.

Нина Григорьевна размашисто перекрестилась. Потом молвила:

– К сожалению, пугающие события в моей злосчастной ростовской квартире не окончились на этом. Прошло более десяти лет. Я почти напрочь забыла о загадочных тресках, "залитых" святой водой, и о не менее загадочных стуках в дверь, "замазанных" святыми белыми крестами.

 

Наступило лето 1983 года. Около девяти часов вечера Нина Григорьевна прилегла, не раздеваясь, на тахту. Она решила немножко отдохнуть перед тем, как отправиться на свою ежевечернюю прогулку. Её дочери в тот вечер дома не было.

Так вот, едва она вытянулась на тахте, как в дверях комнаты возник мужчина. Он появился там внезапно, словно вырос из-под земли. Было ему на вид примерно лет 40-45. Высокого роста, широкоплечий, он был облачён в длинный тёмно-синий плащ. Волосы на голове тёмные, короткая стрижка, аккуратные бакенбарды.

Лихобабенко вспоминает:

– Свет в комнате в ту минуту не горел, но в ней было достаточно светло. За окном высилось по другую сторону узкой улицы девятиэтажное жилое здание. Почти все окна в нём были ярко освещены, и свет, падавший от них, заливал сквозь окно всю мою комнатушку... Увидев мужчину, я, конечно же, перетрусила. Лежу и думаю: входная дверь в квартиру заперта на ключ, и, значит, этот ворюга влез сквозь кухонное окно, распахнутое настежь по случаю летней жары. Меня затрясло от страха. Пусть, думаю, забирает из дома всё, что хочет, лишь бы только не убил меня! Решила я так прямо и сказать ему, мол, забирай всё, только не убивай.

Однако разговаривать в полутьме как-то неловко, боязно. Протянула я руку к стене, нажала на выключатель настенной лампы-бра. Вспыхнул свет. Гляжу, нет никого в дверях комнаты! Ворюга куда-то исчез.

 

Всполошенная женщина выбежала в прихожую, глянула туда-сюда... Никого! Она прошла на кухню. Там тоже никого. Вернулась в жилую комнату. Присела в полном недоумении на тахту.

– И тут, – рассказывает она, – на меня навалилась с потолка какая-то невидимая тяжесть. Сверзилось сверху что-то вроде здоровенного мешка с мукой. В панике рванулась я в сторону от "мешка", кубарем слетела с тахты. Ощущение непомерной тяжести, рухнувшей на плечи, затылок и спину, тотчас же исчезло. А по комнате разнеслось какое-то рассерженное шипение... Меня как ветром выдуло из квартиры! Выбежала я на улицу. Стою, трясусь. Боюсь вернуться назад в дом. В конце концов, вернулась. Деваться ведь было некуда.

К счастью, ничего необычного ни в тот вечер, ни в последующие дни не происходило.

 

Миновало ещё несколько лет. В 1986 году Лихобабенко забрала из деревни свою престарелую мать и поселила её в собственной городской квартире. Старушка тяжко заболела и требовала каждодневного ухода. В феврале 1987 года у больной случилась истерика. Глубокой ночью она разбудила свою дочь истошными воплями. Показания старушки:

– Внезапно я проснулась, охваченная чувством сильнейшего страха. Поглядела влево, потом вправо, не понимая, что конкретно могло так сильно напугать меня. За окном висела луна, её рассеянный свет неплохо освещал помещение. Вижу, сквозь приоткрытую дверь входит из прихожей в комнату высокий мужчина в длинном тёмном плаще. На вид – лет сорока пяти. Запомнились узкие бакенбарды, обрамлявшие его лицо, аккуратно подстриженные. Мужчина молча постоял несколько секунд перед дверью, в упор глядя на меня. От него исходили флюиды невиданной мощи, некой таинственной великой силы. А мне становилось с каждой секундой всё страшнее и страшнее.

Кто это? Ночной вор? Или же сам Сатана, принявший человеческий облик?! Мужчина вдруг отвёл давящий взгляд в сторону. Он повернулся через плечо и вышел из комнаты в прихожую.

 

Выслушав рассказ своей матери, Нина Григорьевна тщательно осмотрела всю квартиру. Она не обнаружила в доме посторонних лиц. Оба замка на входной двери оказались крепко запертыми. Все окна тоже были закрыты на щеколды изнутри.

Судя по описанию внешности, больная старушка узрела воочию того же самого загадочного мужчину, которого несколькими годами ранее видела её дочь.

 

 

Выходцы с того света?

Ростовчанка Н.Н.Ганлевская имеет пятерых детей. Недавно она развелась с мужем-алкоголиком, доведенная до отчаяния его бесконечными пьяными дебошами. Об этом алкаше я упоминаю здесь только потому, что тема его запоев и дебошей обыгрывается в потусторонних, так сказать, диалогах, которые вы вскоре прочитаете.

В 1962 году Нина Ганлевская была беременна третьим сыном. На последнем месяце беременности она проснулась однажды ночью, разбуженная каким-то шумом. Звук походил на потрескивание половых досок под ногами человека, бродящего по комнате.

Ивана, мужа Ганлевской, в ту ночь не было дома. Он где-то пьянствовал.

Женщина приоткрыла глаза и сквозь прищуренные веки осторожно, с некоторой опаской осмотрелась. Мелькнула испуганная мысль: в дом проникли воры... В лунном свете, падавшем из окна, Ганлевская увидела невысокую женскую фигуру, замершую возле её постели.

Волосы на голове Нины встали дыбом! В двух шагах от кровати застыла её мать, скончавшаяся ровно полгода тому назад. – Здравствуй, дочка, сухо сказала покойница. Нина в ответ лишь слабо ойкнула. Она попыталась натянуть одеяло себе на голову, заслониться им от призрака умершей. Увы, попытка окончилась ничем. Всё тело. Нины, включая руки, оцепенело.

Покойница была облачена в тот самый наряд, в котором её уложили в гроб. Выглядела она вполне материально.

Дрожащим голосом Нина Ганлевская прошептала:

– Мама, уходи сейчас же туда, откуда пришла. Я боюсь тебя. Ведь ты мёртвая!

Привидение проигнорировало её просьбу. Оно сделало два коротких шага вперёд вдоль кровати, на которой лежала на спине перепуганная беременная женщина. Округлый раздувшийся живот последней возвышался над постелью куполом, прикрытым тонким одеялом. Покойница остановилась, повернувшись лицом к кровати, слегка наклонилась над ней и возложила ладони на округлый живот своей дочери.

В ту же секунду Нина Ганлевская, по её словам, испытала сильнейший психологический шок. Ибо тотчас же выяснилось, что привидение не просто выглядело материальным, а было таковым на самом деле. Нина явственно ощутила давление двух ладоней, когда руки призрака прикоснулись к её животу. Причём не просто прикоснулись. Руки стали мерно и очень сильно давить на живот – придавят и отпустят, придавят и опять отпустят...

– Что ты делаешь, мама? – вскричала в ужасе Нина.

– Делаю доброе дело, – тоном, по-прежнему безэмоциональным, очень сухим, проговорила покойница.

– Уходи! Я боюсь тебя.

– Никуда не уйду, пока не удавлю его.

– Кого? – ахнула Нина, сама, впрочем, уже догадавшись, каким, скорее всего, будет ответ.

– Твоего очередного сына, – молвил призрак умершей.

– Ты... хочешь... задушить... моего ребёнка? – произнесла Нина, запинаясь, паникуя всё более и более.

– Но зачем?!

– Так надо. Так будет лучше для тебя.

– Не смей прикасаться ко мне. Убери руки! Уходи туда, откуда пришла.

– Не уйду, покуда не удавлю его.

– Уходи, уходи!

 

Покойница не обратила на крики своей дочери ровным счётом никакого внимания. Она продолжала методически надавливать обеими ладонями на живот Нины. При этом она приговаривала:

– Я задавлю его, чтобы он в дальнейшем не мучил тебя... Задавлю, чтобы не мучил... Задавлю...

– Мамочка, прекрати. Христом Богом заклинаю, пре–кра–ти!!!

Вздрогнув, покойница отшатнулась всем телом от беременной женщины.

– Бога призываешь на помощь, – поджимая губы, констатировала она с укором в голосе. – Зря делаешь это, доченька. Да, зря. Если твой сын родится живым, он принесёт тебе в будущем множество несчастий и страданий... Я пришла, дабы уберечь тебя от них.

– Христом Богом прошу, уходи! Христом Богом!

Едва Нина Ганлевская произнесла имя Божье в третий раз, как привидение сгинуло.

 

Спустя пару недель у Нины родился сын. Он родился бездыханным пуповина захлестнула его горло, как петля-удавка. Тельце новорожденного было всё синим, а под глазами виднелись багрово-красные кровоподтёки. Врачи принялись откачивать ребёнка, делать ему искусственное дыхание. И вскоре младенец задышал, ожил.

– Сейчас моему сыну – более тридцати лет, – говорит Н.Н.Ганлевская. На протяжении всех этих лет он беспрерывно мучил меня, не поддаваясь никакому воспитанию. Рядом со мной рос хулиган, сквернослов и дебошир. Словом, мальчик пошёл характером весь в своего отца. Учился он в школе очень плохо, едва переползал из класса в класс. С великим трудом удалось мне пристроить его в ПТУ, где он опять-таки оказался в числе самых плохих, самых хулиганистых учащихся. Начал пьянствовать. После окончания ПТУ пошёл работать на стройку. Вскоре там погиб по его вине человек. Непутёвого сыночка моего тут же посадили в тюрьму...

Права была моя покойная мать, когда, явившись с того света, напророчила мне сплошные слёзы да страдания с этим хулиганом, а потом уже и уголовником. Иной раз я думаю: может быть, она была права и в другом, в своей попытке придушить младенца ещё до его рождения? Попытка не удалась по моей вине. Я воспротивилась ей, воззвав о помощи к Богу. Грешно, конечно, так говорить, но сейчас я жалею о том, что воспротивилась.

 

В 1974 году Ганлевская попала в больницу с диагнозом "гнойный аппендицит". Операция по удалению гнойника из тела была тяжёлой, длительной, проводилась под общим наркозом... Спустя пару часов после её окончания Нина пришла в себя и обнаружила, что лежит на больничной койке в общей палате. Дикая боль разрывала её живот.

Женщина заворочалась на койке, застонала и... умерла. У неё остановилось сердце. К счастью, в палату как раз входила медсестра, направлявшаяся именно к Ганлевской, чтобы проверить, как та себя чувствует. Медсестра подняла тревогу. Прибежали врачи. Был сделан укол прямо в сердечную мышцу Нины, были применены массаж и искусственное дыхание. Через пять-семь минут после начала интенсивной терапии остановившееся сердце забилось вновь. А ещё через пять минут Ганлевская открыла глаза.

Первым, что она сообщила обступившим её медикам, были слова:

– Только что я побывала на том свете.

 

По утверждению Ганлевской, её краткое путешествие в мир иной началось с того, что под нею разверзлась бездна. Возникло ощущение падения вниз с немыслимой скоростью.

– Я падала ногами вперёд в какую–то пропасть, – вспоминает Нина. Падала долго. Внезапно падение замедлилось, и я с размаху села на что-то вроде невысокого пенька. При этом подошвы ног уперлись в нечто вроде земли. Там, где я очутилась, было темно и прохладно.

Строго по вертикали прямо над собой Нина увидела солнце. Это было странное солнце. Во-первых, оно висело очень низко – его слепящий диск парил где-то метрах в двадцати над головой женщины. Во-вторых, яркое "солнце" почему-то ничего не освещало окрест. Ганлевскую окружала сплошная темнота. Впрочем, не такая уж и сплошная.

Проморгавшись после того, как .она бросила взгляд вверх на ослепительный жёлтый диск, Нина увидела перед собой слабое свечение. Она присмотрелась и поняла, что напротив неё находится вход в какой-то тоннель, широкий и очень длинный. Свечение исходило от его внутренних стен.

В бездонной глубине тоннеля – где–то там безумно далеко – сияло нечто, похожее на горящую фару: этакий круглый огонёк, едва видимый в отдалении.

 

Прямо за входом виднелись в левой стене тоннеля две двери. Над каждой из них парила в воздухе человеческая фигура. Над той дверью, которая была ближе к входу, высилась женщина. А над той, что располагалась немножко дальше от входа, замер мужчина. Это были покойные родители Ганлевской. Нина услышала их голоса.

Мать-покойница сказала, обращаясь к отцу-покойнику:

– Я думаю, сейчас самое подходящее время забрать дочку к нам.

– Нет, – возразил её муж-мертвец. – Ещё не время.

– А я считаю, пришла пора забирать её, – настаивала на своем покойная матушка Нины.

– Ты ошибаешься, дорогая.

– Нет, не ошибаюсь. Здесь ей будет куда лучше, чем в мире живых людей.

– Но её урочный час ещё не пробил, – продолжал возражать своей супруге дух покойника. – У неё осталось ещё немало неотложных дел в мире живых.

– А я говорю тебе, пора забирать её к нам!

 

И вот так они всё препирались да препирались – нудно и однообразно, ни разу даже не взглянув при этом на Нину, недвижимо сидевшую на чём-то вроде пенька перед входом в тоннель. Каждый настаивал на своём.

 

Вдруг в глубине тоннеля появился Иван, муж Ганлевской. Заметив муженька, Нина удивилась. Подумала, неужели следом за моими родителями и Ваня уже помер? Когда же это случилось, если ещё вчера он был жив? А ежели не помер, то каким манером, спрашивается, угодил сюда, в страну мертвецов?

 

Дабы больше не возвращаться к этой теме, скажу, что Иван не умер. В тот момент, когда его астральный двойник возник в тоннеле, Иван, как потом выяснилось, ничего не ведавший об этом факте, пьянствовал с приятелями на квартире одного из них.

 

Астральный дубль алкоголика неспешно подлетел к покойным родителям Нины и молвил:

– Не забирайте её с собой. Отдайте мне.

– Ишь, чего захотел! – возмутилась мать Нины. – Ты беспробудно хлещешь водку, дебоширишь, частенько избиваешь мою дочь. И желаешь, чтобы она и впредь терпеливо сносила все эти муки? Не бывать такому! Хватит! Пусть она отдохнёт от тебя, от твоих выходок.

– Пожалуйста, отдайте её мне, – проговорил в ответ двойник Ивана.Умоляю, отдайте. Ведь у нас подрастают дети. А она – их мать.

– Ванька прав, – подал голос дух отца Ганлевской. – Детям нужна мать. Живая, а не мёртвая.

– А мне нужна счастливая дочь, а не несчастная, – сухо отрезала покойница, супруга духа.

– Перестань упорствовать, дорогая. Верни Ивану нашу дочку. У неё же малые дети. Они пропадут без неё. Кто будет растить их? Этот алкоголик?

Покойница задумалась на какое-то время.

– М-да, ситуация... – протяжно молвила она.

Затем отвернулась от мужа и, глядя в сторону, буркнула:

– Ну, ладно.

– Так ты согласна? – обрадовался её супруг.

– Да. Согласна. Пусть Иван берет её. В самом деле жалко детей, ни в чём не повинных.

Неведомая мощная сила подхватила Нину с "пенька" и швырнула вверх.

– Я полетела, как камень, выпущенный из пращи, – говорит Ганлевская. Потом потеряла сознание... Открываю глаза и вижу врачей, склонившихся надо мною. О, счастье! Я вернулась с того света в мир живых людей.

 

А вот что рассказала тридцатипятилетняя москвичка Надежда Симонова:

– Моя мамочка скончалась в мае 1993 года. На третий день после похорон привиделся мне необычайно чёткий, цветной, короткий сон. Вижу, стоит передо мной покойная мама и говорит дословно следующее: «Я хочу передать тебе что-то». Затем она выдерживает длинную томительную паузу и роняет: «Я нахожусь сейчас и там, и здесь». И тут же маму скрывает чёрная пелена, упавшая между мною и ею сверху вниз наподобие занавеса. Так я и не узнала, что конкретно она хотела передать тогда мне.

На сороковой день после смерти матери приснился Надежде Симоновой ещё один сон про мать-покойницу, тоже поразивший её своей невероятной чёткостью.

Накануне вечером Надежда. приготовила пироги для поминок-сороковин. Намотавшись с готовкой на кухне, она легла, усталая, спать и уснула мгновенно. По её субъективным ощущениям, почти тотчас же она узрела перед собой умершую мать. Покойница привиделась ей вошедшей в ту самую комнату, в которой Надежда и спала в тот момент.

Войдя в комнату, мать замерла в двух шагах от обеденного стола с пирогами, расставленными на нем, прикрытыми полотенцами.

– Вот я и пришла снова, – проговорила умершая женщина. – Угощай меня.

Она указала рукою на пироги.

Надежда Симонова заявляет, что она ничуть не испугалась, увидев перед собой покойницу. Ну, может быть, лишь слабо удивилась... Она быстро встала с постели и молча направилась к столу, на котором стояли пироги. Рядом с пирогами лежал кухонный нож. Надежда откинула полотенце с одного из пирогов и стала разрезать пирог на куски.

А её мать-покойница тоже шагнула к столу и присела на стул рядом с ним.

Разрезая пирог ножом, Надежда спросила:

– Как вы, мёртвые, там, в загробном мире, живёте?

Покойница улыбнулась.

– Мы живём неплохо. – Малость помолчав, она добавила: – Единственная трудность сводится к тому, что надо потратить много энергии, дабы попасть из нашего мира к вам, живым людям.

– Мамочка, почему ты пришла ко мне оттуда ночью, а не днём?

– Днём вы не видите нас.

 

Надежда закончила разрезать пирог. Выбрала самый лучший кусок, протянула его матери и спросила:

– Скажи, пожалуйста, люди, попадающие на тот свет, остаются там похожими на живых людей? Или нет?

И услышала в ответ две туманные по смыслу фразы:

– Мы общаемся там не словами... Рук у нас нет...

 

Проснувшись утром, Надежда Симонова нашла все пироги нетронутыми, аккуратно прикрытыми полотенцами.

 

Или – ещё одно сообщение. Его прислал Андрей Толстых из Белгорода, что на Украине. В своём письме он, в частности, отмечает: «У меня нет причин не верить автору этого жутчайшего рассказа – женщине, очень пожилой, скромной и набожной».

Необычное вторглось в жизнь женщины, просившей не указывать её имя и фамилию, осенью 1972 года. Произошло это на окраине города Новый Оскол, в районе, издавна застроенном частными одноэтажными домишками. Женщина сообщает:

– Вечер был тёмный. На дворе моросил дождь. Слышу, кто-то стучит в дверь. Раздаётся из-за неё голос: «Подайте, Христа ради, люди добрые».

Я отперла дверь и с удивлением увидела за ней фигуру в белой хламиде до пят, похожей на одеяние монашеского покроя. Хотела в замешательстве захлопнуть перед её носом дверь, однако почему-то не смогла сделать этого. Фигура перешагнула через порог и вошла в дом, попала в полосу света, падавшего от лампочки, висевшей под потолком.

Это была очень высокая старуха с поразившими меня, молодыми глазами.

– Подай Христа ради, внучка, – пропела она.

– Да я во внучки вам вроде бы не гожусь. Мне ведь самой уже немало, в общем-то, лет, – сказала я растерянно.

А старуха молвила:

– Ты мне – не внучка, даже не правнучка. Ты мне – гораздо больше...

Услышав эти непонятные слова, я сильно перепугалась, сама не знаю чему. Машинально подхватила со стола буханку хлеба и сунула её в руки ствующей нищенке. На столе лежали яблоки. Обеими ладонями я сгребла пяток яблок в горсть и тоже протянула их незваной гостье. Старуха резким жестом отстранила мои ладони, сложенные вместе, и яблоки посыпались на пол.

Я наклонилась, к слову сказать, совершенно неожиданно для самой себя.

– Не плачь, – напевным голосом проговорила старуха. – Сегодня великий праздник, который случается один раз во много-много лет. Сегодня рождается шестая звезда... Ты – добрая женщина. Так пусть этот день будет и твоим праздником. Сегодня к тебе на ночлег придут мои мёртвые дети.

– Откуда придут они?

– С того света. Но не с людского того света, а со своего. Они не похожи на людей. Они нуждаются в ночлеге. Ты приютишь их?

У меня закружилась голова от её жутких речей. Захотелось отделаться от старухи как можно скорее.

– Нет, – твёрдо ответила я. – Не пущу ваших мёртвых детей в свой дом. Обратитесь к соседям. Может быть, они пустят.

Старуха в белой хламиде сверкнула глазами. – Вот уже триста лет я ищу для них ночлега в вашем мире, – возвестила она, насупившись. – А ты даже в праздник отказываешься приютить их... Забери свои подарки!

И она швырнула на пол буханку хлеба, рассерженно пнула ногой одно из яблок, рассыпанных по полу.

 

Я совсем уж опешила, сомлела. Решительно не понимала, что собственно происходит. Только что нищенка почти слёзно выпрашивала у меня подаяние, а сейчас брезгливо, даже, по-моему, с ненавистью отстраняется от него.

– Подай мне скатерть, – приказала незваная гостья и, поведя подбородком, указала на обеденный стол, стоявший в некотором от неё отдалении.

Я стянула со стола скатерть, покрывавшую его, и молча протянула старухе.

Эта старая ведьма небрежно скомкала скатерть, сунула её себе под мышку. Не глядя на меня, она вышла тяжёлой поступью из дома вон. Громко, яростно хлопнула дверью, когда выходила.

Дождь продолжал шуршать в кромешной ночной тьме за окном.

Дрожащей рукой я налила себе валерьянки, выпила её и поняла – не могу одна оставаться в доме! Решила уйти ночевать к соседям. Надела резиновые боты, быстро набросила на плечи плащ... Только подошла к двери, ведущей во двор, как услышала – на крыльце кто-то возится.

Переборов страх, я открыла дверь и остолбенела. По высоким ступенькам крыльца тут же двинулась к распахнутой двери цепочка каких-то чёрных карликов. Судя по всему, они стояли там молчаливой шеренгой, поджидая, когда перед ними откроется дверь. Казалось, они текли сейчас в мой дом бесконечным грязным потоком. Не было никакой возможности разглядеть каждого из них по отдельности. Едва я пробовала всмотреться в очередного нового чёрного лилипута, перешагивавшего через порог, как он подёргивался дымкой, расплывался на общем фоне потока. Хорошо запомнились лишь длинные руки, волочившиеся за каждым сначала по ступенькам крыльца, затем – по полу в доме.

 

У самого первого из вошедших, возглавлявшего колонну, правая рука была воздета вверх. В ней он держал горящий факел.

По моему телу разлилась тошнотворная слабость. Ноги стали ватными, и я съехала вдоль стены на пол. Но, даже сидя на полу, была выше любого из этих пигмеев.

Их главарь с горящим факелом подошёл ко мне.

– Вот та, – проговорил он писклявым дискантом, – которая отказала нам в ночлеге.

 

Тут я увидела и хорошо рассмотрела его лицо. Рассмотрев же, завизжала в полный голос от ужаса. Это очень трудно было назвать лицом. На нём полностью отсутствовали глаза и нос. Нижняя челюсть с уродливой толстой оттопыренной губой, выдвинутая вперёд, была поднята высоко вверх и лежала на морщинистом лбу лилипута. Таким образом, всё лицо представляло собой рот – один только рот!

– Нынче у нас праздник, – захлопала челюсть. – Хочешь, мы станцуем перед тобой? Я отрицательно помотала головой. Карлик рассердился. Гневно затопал ногами. – Поезжай сейчас же в Киев к своей матери, – пропищал он. – Ей осталось жить четыре дня.

С этими словами он шагнул к двери, выходящей во двор. Поток чёрных низкорослых расплывчатых фигур полился сквозь ту дверь в обратном направлении. Колонна чёрных лилипутов покинула мой дом...

 

Когда я слегка отдышалась и опамятовалась, то подхватилась с пола и побежала через двор к соседнему дому. А там принялась молотить кулаками в окно, крича что-то нечленораздельное. И через секунду потеряла сознание.

Соседи вызвали скорую помощь. Мне сделали укол, я очнулась, однако на вопросы врачей – «Что с вами? Что произошло?» – не ответила ничего определённого. Дело тут же запахло бы психбольницей, если бы я честно рассказала врачам всё о пережитом мною.

 

На следующий день ранним утром я отправилась в Киев. Там выяснилось, что моя престарелая мать внезапно тяжко заболела. Как и напророчил карлик с факелом в руке, мамочка скончалась через четыре дня. Разбираясь с вещами, оставшимися после покойной, я внезапно обнаружила среди них... свою скатерть! Ну да, ту самую, которую высокая старуха в белой хламиде забрала с собой, покидая мой дом в Новом Осколе. Ошибиться было невозможно. У скатерти был особый редкий рисунок и имелись особые приметы, в том числе пара характерных пятен от жира. Опознав скатерть, я покрылась холодным потом. Каким, хотелось бы знать, образом она попала в дом моей матери-покойницы?!

 

 

Тревога № 1

Планета Земля, увлекаемая Солнцем, мчится сквозь мировое пространство. При этом она безостановочно бегает по почти круговой орбите. И в то же время вращается вокруг своей оси.

Ось вращения наклонена к плоскости орбиты под углом 23,5 градуса. В некотором смысле мы с вами живём в мире набекрень, в мире, у которого слегка "поехала крыша".

В забавную эту метафору отнюдь не забавно вписываются приводившиеся выше контактные сообщения. Их невероятная фактура показывает: реальность, в которой мы обитаем, ощутимо припахивает миазмами клиники для душевнобольных.

 

Сообщения контакторов в духе рапортов из психушки стекаются ко мне по почте беспрерывной струйкой со всех концов России... Рассказы о "встречах с необычайным" постоянно публикуются в газетах и журналах практически всех стран мира... Издано множество книг, в которых такие рассказы сравниваются, анализируются... Объявлять их выдумками – нелепо. Сплошь и рядом люди, живущие в самых разных концах Земли, рассказывают одни и те же вещи. Зачастую их отчёты похожи как братья-близнецы.

Идея о всемирном заговоре шутников, обожающих розыгрыши, не выдерживает критики.

Скорее уж и в самом деле речь идёт об откровениях людей, у которых мозги набекрень, например, под углом 23,5 градуса. А поскольку таких людей много, даже необычайно много, то, стало быть, речь идёт о какой-то общепланетной форме психоза.

Возможно, многие, повторяю, даже необычайно многие из нас, тяжко страдают загадочным психическим заболеванием. Видения демонов, леших, домовых, призраков, операторов НЛО – суть их – галлюцинаторные проявления.

 

Однако такая гипотеза неизбежно влечёт за собой другую гипотезу. От неё остаётся лишь шаг до сенсационного заявления, что наша цивилизация – это сообщество буйнопомешанных, шайка неизлечимых психопатов. Ибо, как показывает анализ любых групп любых контактных сообщений, "отчёты о чудесах" поступают от людей всех возрастов, независимо от уровня образованности и социальной принадлежности. Отсюда со всей очевидностью вытекает, что никто из нас с вами не застрахован от "видений".

Что же получается? Все мы вкупе существа с мозгами набекрень?

Читатель, как вам нравится идея, что вы – врождённый псих? И что таскаете в себе спящий вирус Сумасшествия, который в любой момент может вдруг в вас проснуться?

 

К счастью, кошмарная эта идейка полностью опровергается весомым контрдоводом. Именно: нередко "видения", "галлюцинации" оставляют после себя вполне материальные следы. Их можно пощупать руками, исследовать на приборном уровне. Позже на страницах этой книги я расскажу о кое-каких таких следах.

Кроме того, "видения" – тоже нередко – фиксируются фото-, кино- и видеоаппаратурой, у которой, как известно, нет склонности к галлюцинированию. В книге, которую вы сейчас читаете, публикуется длинный ряд уникальных фотографий "видений" либо следов, оставленных ими в нашем материальном мире.

 

Итак, "видения", оказывается, вовсе не видения, а факты строго объективной реальности. Увы, у фактов есть одна основополагающая особенность "под углом 23,5 градуса". Частенько "контактные факты" смахивают именно-таки на горячечный бред параноика, а не на что-либо другое. Почему? В ч`м тут дело?

Ответ, по-моему, очевиден. Через контактные события реализуют себя в нашем мире некие системы (или единая система?..), которые оперируют заведомо нечеловеческим логическим аппаратом. У этих систем – всё своё, всё чудовищно не наше: понятия, символы, фигуры мыслей, мотивации действий и их цели. В условиях "встречи с чуждым" человек всегда оказывается в ситуации, которая, с человеческой точки зрения, развивается по шизоидным законам логики алогизма.

 

В своих ранее изданных книгах я уже отмечал, что любые наши попытки выявить законы, лежащие в основе той странной логики, обречены на неудачу. Её законы для нас – орешек не по зубам.

Всё, что остаётся нам, – это отслеживать по сообщениям контактёров развитие состоявшихся контактных событий нюанс за нюансом. Ну и, само собой, анализировать их сравнивая.

 

У нашего аналитического подхода к сообщениям имеется удручающая черта, которую ни в коем случае нельзя обходить вниманием. Оперируя фигурами и понятиями человеческой логики, мы пытаемся анализировать проявления нечеловеческого сознания. Другими словами говоря, пробуем с помощью таблицы умножения решить задачу из области мнимых чисел со многими неизвестными.

Такой анализ является, как ни обидно, анализом лишь по названию.

Прикладывая так да сяк конторскую линейку, невозможно установить, каким образом работает, допустим, телевизор.

Ситуация, в которой пребываем мы, – это ситуация отчаяния. Мы ищем ненаходимое. Пытаемся ощупать ненащупываемое. Хотим ухватить за хвостик то, что не имеет хвостика... И тем не менее вопреки всему и вся мы пытаемся, мы пробуем.. Мы делаем робкие, самые первые шажки на пути, ведущем в головокружительный мир нечеловеческих символов, понятий, категорий.

Кто-то же должен делать их. Кто-то же должен брать на себя ответственность первого шага – всегда наиболее трудного.

 

Да, мы пока, в основном, топчемся на месте. Да, анализ неанализируемого – штука, строго говоря, безнадёжная. Но, может быть, безнадёжная не во всех возможных смыслах? В конце концов, с помощью конторской линейки нетрудно измерить высоту и ширину телевизора, вычислить площадь его экрана, а при очень большой удаче даже нажать случайно той линейкой на клавишу, приводящую телевизор в режим работы... Вот это всё и есть первые шажки, первые попытки подступиться к артефакту пока не познанного, но в меру наших сил и возможностей потихоньку познаваемого.

 

В ходе таких попыток – в результате "тычков линейкой" – удается порою выявить презанятнейшие вещи. Ну, например. При внимательном рассмотрении выясняется, что все или, скажем осторожнее, почти все контактные происшествия имеют электромагнитную природу, хорошо в них выраженную.

Читатель, надеюсь, помнит: А.Зайцева, одна из моих героинь, увидела сначала пять сияющих огненных сгустков. Лишь спустя какое-то время сгустки преобразовались в человекообразные фигуры, по-прежнему, как и сгустки, состоявшие из сплошного света.

Д.М.Шупик, в свою очередь, сообщает: «Ночная улица за оконным стеклом осветилась восхитительным неземным золотистым светом». И за окном возникла окружённая тем неземным сиянием, загадочная дама, наивно принятая Д.М.Шупик за Богородицу.

По словам Г.Арутюнова, вечером в его спальне "зеркало осветилось изнутри слабым молочно-мглистым светом". Как и в "случае Д.М.Шупик", некая неведомая дама и здесь тоже предстала, но на сей раз не в окне, а в зеркале, окружённая свечением.

Или ещё – из показаний дочери Л.Яншиной: «Прямо перед моей кроватью стоял столб рассеянного света. Внутри светового столба замерло существо среднего роста, похожее на человека, но не человек».

И еще: в квартире Г.Колесник, которую навестили два таинственных незнакомца, мужчина и женщина, разом вспыхнули все электролампы в момент ухода незваных гостей, то есть возникло очень мощное электромагнитное поле.

Н.Ганлевская, оказавшись в загробном мире, увидела там тоннель, стены которого слабо светились.

Перед Г.А.Сухановой предстал "светящийся мужчина", по её собственному определению. Причём свечение исходило не от поверхности его тела. Мужчина весь состоял из света.

Дочь С.Крюковой была напугана тоже светящимся мужчиной с кожей, на вид шершавой как у крокодила.

Г.Колесник отмечает, что женщина в снежно-белой просторной тунике, явившаяся ей, сияла неземным светом...

Все эти разнообразные сияния да свечения – электромагнитные феномены. Всё это – засекаемые на визуальном уровне проявления хорошо известного поля: электромагнитного.

 

Я нахожу только что сказанное важным наблюдением. Из него вытекает, что в основе множества "встреч с чуждым" лежит отлично знакомое всем нам явление. Электромагнетизм! И значит, "встречи с чуждым" оказываются на поверку встречами с не таким уж бесповоротно чуждым. По меньшей мере, одно поле, одна закономерность нашего с вами физического мира является фундаментальной константой и для внутренней природы, для естества таинственных выходцев из неведомых далей.

 

Электромагнитные феномены, сопровождающие явления тех же, допустим, призраков, удивительно напоминают сходные феномены, фиксируемые фотоаппаратами вокруг отдельных живых людей. Я толкую об экстрасенсах. Когда экстрасенс начинает взаимодействовать на полевом уровне со своим пациентом, то вокруг него сразу же возникает сильное энергетическое поле. Оно не наблюдается визуально. А вот зато объектив фотокамеры улавливает его, ибо, как известно, фотокамера "видит" некоторую небольшую часть инфракрасной области светового спектра, недоступную человеческому зрению.

Многочисленные приборные исследования показали: поля, создаваемые экстрасенсами и наблюдаемые фотообъективами, есть поля электромагнитные.

 

Вокруг народного целителя самовозбуждается, по моей догадке, то же самое по своей природе свечение, что и вокруг призрака. Правда, оно намного слабее излучения, испускаемого привидением. Вот почему и не наблюдается визуально... Но природа двух этих типов излучения, то есть полей, – общая, по всей видимости.

Если это так, то складывается интересная ситуация с далеко идущими научно-познавательными последствиями. Изучая испускаемые экстрасенсами излучения, мы наблюдаем, может быть, частотный спектр, близкий к спектру, создаваемому выходцами неведомо откуда. А значит, делаем пусть и крохотный, а всё же шаг вперёд на пути познания якобы принципиально не познаваемого.

 

В этой книге я воспроизвожу редкий рисунок XVII века и совсем уж редкую фотографию, сделанную в годы второй мировой войны. Взгляните на них и сравните то, что увидите. Элементарное визуальное сравнение показывает, что и на рисунке, и на фотографии запечатлены полевые феномены одного и того же, видимо, рода.

 

Контактные факты убеждают в том, что таинственные пришельцы, окружённые мощными электромагнитными полями, являются в наш мир из мглы неких, скорее всего, параллельных миров. Д.М.Шупик сообщает: она увидела, как пространство за окном её комнаты в подвале резко исказилось, и там возникла в полный рост дама. Каким образом даме удалось предстать в полный рост в этом крохотном окошке над тротуаром, Д.М.Шупик затруднилась объяснить.

А объяснение-то ведь напрашивается. За окошком явственно произошла "интерференция миров", соударение двух реальностей, взаимно исказившая их пространственные характеристики. И наша уважаемая Дарья Михайловна Шупик увидела, как в подзорную трубу, небольшой фрагмент какого-то параллельного мира.

 

Похоже, в нечто вроде такой параллельной реальности отступило существо, описанное – помните? – дочерью Л.Яншиной. Девочку перепугала "женщина с мужскими усами" в костюме как у аквалангистов, но сильно раздутом, словно бы наполненном воздухом изнутри. Когда девчушка в страхе закричала: «Уходи! Не пугай меня!», существо стало удаляться, стремительно уменьшаясь в размерах. Оно отлетело на пару шагов в сторону, стало маленьким как муха, потом исчезло. Здесь мы сталкиваемся с оптическим эффектом быстрого удаления на очень большое расстояние, которому в нашем мире соответствует отрезок длиною примерно в два шага. Создаётся впечатление: существо в считанные секунды втянулось в некую невидимую трубу, в тоннель, ведущий... Куда?

Неизвестно.

 

Зато известно другое. Загадочные выходцы "оттуда" изредка делают людям предложения отправиться вместе с ними в это покрытое пеленой тайны "туда".

«Вы с нами пойдётем – дважды, то есть настойчиво, спрашивает у Галины Колесник дама в белой тунике, сияющая неземным светом. Галина отказывается, и на том контактное происшествие исчерпывает себя.

Л.Корницкая будит среди ночи своего мужа, беспрерывно повторяя в истерике одну и ту же фразу: «Я только с тобой улечу!..» Очевидно, что у женщины, бурно пережившей контактную ситуацию, наступила частичная потеря памяти, ибо она сама не может объяснить, почему кричит, обливаясь слезами, именно это, а не что-то другое. Видимо, парой минут ранее ей предложили "улететь с Земли", причём улететь непременно одной – без мужа. Истерика Л.Корницкой – реакция на сделанное предложение.

 

Допускаю, Д.М.Шупик побывала там, куда Л.Корницкая и Г.Колесник отказались отправляться. "Дама из иного мира" сказала ей: «Мы заберём тебя». По субъективным ощущениям Д.М.Шупик, её "контактная встреча" длилась около двух минут. Как позже выяснилось, на самом деле она продолжалась более четырёх часов. Что конкретно происходило в те часы, Д.М.Шупик не помнит.

Так, может быть, таинственная дама сдержала своё обещание? Забрала с собой Д.М.Шупик в свой мир сроком на четыре земных часа? Проделала там с ней какие-то манипуляции, а потом вернула назад, лишив воспоминаний о том, что там, в ином мире, происходило...

Другой мир – это другой мир в буквальном смысле слова "другой".

Там, как я уже говорил, всё другое, за исключением, может быть, некоторых электромагнитных характеристик.

 

Каким же образом человек из нашего мира может попасть туда без вреда для своего здоровья? Намёк, если не прямое указание на ответ, содержится в показаниях Н.Ганлевской. Эта женщина очутилась в реальности, опознанной ею как загробная, в своём астральном, энергетическом, электромагнитном теле, а не в теле физическом. Там она повстречалась не только с духами умерших людей, но и с энергетическим, электромагнитным двойником своего живого (!) супруга.

Стало быть, во-первых, коммуникации между нашей реальностью и реальностью загробной, по меньшей мере, возможны в принципе. Во-вторых, в них участвуют астральные тела, или электромагнитные сущности людей, то есть души, а не тела физические. Это наблюдение я нахожу вторым по важности после наблюдения об электромагнитных по своей природе эффектах, сопровождающих явления выходцев неведомо откуда.

 

Оба сделанные наблюдения, подтверждая друг друга, показывают, что в контактных ситуациях мы имеем дело, отнюдь не упрощённо говоря, с электричеством. Как верно заметил академик П.Капица, "весь мир – это сплошное электричество, сплошная электроэнергия".

«Надо потратить много энергии, дабы попасть из нашего мира к вам, живым людям,» – говорит покойная мать Н.Симоновой, слегка приоткрывая завесу тайны над проблемой межмировых связей. К слову сказать, она является своей дочери в классическом астральном – электромагнитном теле.

 

С другой стороны, немало, по моей догадке, всё той же электромагнитной энергии вынужден расходовать и человек, сознательно идущий на встречный, так сказать, контакт с иномировыми реальностями.

Старый китаец сообщает корневщику, искателю женьшеня, мол, нельзя, пользуясь тайным шифром связи, высвистывать леших более трёх раз на протяжении одной человеческой жизни. Попробуй подозвать нечистую силу в четвёртый раз, и непременно помрёшь. Китаец приводит конкретный пример такой мучительной смерти, последовавшей за четвёртой по счёту попыткой выкликать лесных дьяволов.

 

Но самое интересное в другом. Оказывается, загадочные визитёры из мглы гипотетичных параллельных миров, за исключением выходцев с того света, идут в нашем мире на контакт вовсе не со всеми подряд. Они сообщают А.Зайцевой: «Мы приходим в ваш мир нечасто. Но когда приходим, ищем среди вас тех, кто способен пообщаться с нами и не умереть после этого». Согласно тому же сообщению, у человека должны быть "хорошие резонансные частоты", которые "подходят для контакта". Тут выплывает на передний план тема избранности, тема существования в нашем обществе некой вполне определённой группы лиц, предрасположенных по своим резонансным частотам к контактным процедурам.

 

Это – необычайно волнующая тема. У неё – многообещающие перспективы для добротного научного исследования. В идеальном, сегодня, увы, полностью фантастическом, варианте картинка видится мне такой: приборное обследование контактёров, авторов сообщений о "встречах с чуждым", – выявление редкостных резонансных частот, присущих только им; поголовное обследование населения – выявление людей с теми же самыми характерными редкими частотами. Параллельно – разработка компактного сканирующего устройства типа, например, "браслет". А затем – снабжение "браслетом" каждого, буквально каждого человека, обладающего набором уникальных резонансных частот.

И пусть каждый такой человек носит "браслет" в ожидании "встречи с чуждым"...

Понимаю, сказанное может вызвать лишь ухмылку на лице современного читателя. Но прежде чем посмеиваться, ответьте, пожалуйста, вот на какой вопрос: а что, у вас есть какие-то иные свежие идеи о путях строго приборного познания контактных ситуаций, возможных в будущем?

Ах, нет таких идей? Ну, так проглотите свою ироничную улыбочку, господа хорошие, высоколобые, в белых воротничках. Ибо я предлагаю дело. Ибо указываю на тропу, по которой можно худобедно двигаться. Не стоять на месте, бесплодно дискутируя о природе Чуждого, а двигаться, шагать вперёд.

Если тотально все, поголовно все носители уникальных резонансных частот будут снабжены резонирующими устройствами широкого профиля, работающими в режиме радиопередатчика, то почти, наверное, все без исключения (!) будущие "встречи с чуждым" удастся взять под жёсткий приборный контроль. Разумеется, устройство должно обладать многослойной защитой от любых полевых помех...

 

Я хочу здесь же особо подчеркнуть, что в моих ранее изданных книжках я приводил сообщения контактёров, практически знак в знак совпадающие с отчётом А.Зайцевой. Там тоже устами выходцев из мглы неведомого толковалось о "хороших резонансных частотах", которые "редки у людей", и о том, что "контакты осуществляются только с носителями таких частот". Для всех прочих людей "контакты гибельны", и поэтому гости из гипотетичных параллельных миров стараются воздерживаться от них.

 

Таким образом, агенты тех миров работают со вполне определённой, весьма ограниченной группой лиц из числа наших с вами соплеменников.

Повторяю, выявить эту группу и оснастить её компактной амуницией "контршпионажа" – один из достаточно реальных и, к слову, строго научных путей постижения феноменологии аномального. Пускай сегодня, сейчас предлагаемый мною путь выглядит фантастическим. Указывая его, я лишь забиваю заявочный столб. Разработка очерченной мною жилы – дело будущего...

 

Меня тревожит, что "контактная жила" разрабатывается пока лишь в одностороннем порядке – пришельцами с "той стороны", из мглы неведомого. Спрашивается, чем мы хуже их?!

Меня тревожит, что пришельцы просто ставят нас перед фактом контакта с ними, того или иного, что вламываются в нашу реальность без спроса, не соизволив поинтересоваться нашим мнением насчёт желательности либо нежелательности их визитов.

И особенно меня тревожит, что иной раз люди используются этими налётчиками в качестве рабочей скотины. Вспомните историю собирателя женьшеня...

Нужны действенные контрмеры против налётчиков. На первых порах – хотя бы средства "контршпионажа". Для меня, как для мыслящего существа, оскорбительно быть объектом чьих-то исследований, осознавать себя лягушкой, в которую тычут внеземным электродом. Я сам хочу потыкать. Я верю, что когда-нибудь это удастся сделать – пусть не мне, а кому-то из людей будущего, которые пойдут по моим следам.

Я не могу не верить. Я обязан верить. Вез такой веры моя жизнь, мои искания теряют всякий смысл. Они полностью оказываются под углом 23,5 градуса.

 

 

Часть 2. ТАИНСТВЕННЫЕ ЧУЖАКИ

Надзирающие за нами

Борис Александрович Сидоренко, шестидесятилетний пенсионер, возвращался однажды вечером к себе домой в лёгком подпитии. Свой отчёт о случившемся в тот вечер он сопроводил таким откровенным пояснением:

– Скажу вам, товарищ Прийма, честно, это дело... ну, выпивон... я очень даже уважаю. Употребляю, в основном, портвейны – с удовольствием и давно. Их питие, впрочем, никогда не сказывалось на моём психическом самочувствии. Ни единожды не видывал я знаменитых крохотных зелёных чертиков, пляшущих на столе перед бутылкой с выпивкой! Поэтому утверждаю категорически, случившееся в тот злосчастный вечер житейский факт, а не плод моей фантазии, взъерошенной тремя стаканами бормотухи отечественного производства. Принял же я тогда ровно три стакана «Агдама» в хорошей компании за интересным душевным разговором. А потом расстался с приятелями и отправился пешком домой.

Погода стояла скверная – моросило, на асфальте всюду виднелись на улицах лужи.

Подвыпивший Борис Александрович добрёл вскоре до многоэтажного дома, в котором жил, и вошёл под своды его подворотни. Захотелось закурить. Сидоренко достал сигареты и стал шарить по карманам в поисках коробки спичек. Поиски окончились ничем, спичек в карманах не было.

 

В этот момент Борис Александрович увидел мужскую фигуру, удалявшуюся от подворотни в глубину двора, – очень длинного, похожего на глубокую штольню между двумя высокими кирпичными стенами с окошками в них... Странно! Ещё секунду назад двор был пуст. Но вот сейчас движется по нему некий мужчина, невесть откуда там взявшийся. Б.А.Сидоренко вспоминает:

– Я крикнул: «Эй, мужик, дай прикурить!» Голос у меня от природы громкий, зычный, "командирский". Крик гулко разнёсся по двору. От стены к стене заходило эхо. Однако мужик даже не обернулся. Он мерно топал по лужам, шествуя прочь от подворотни, под сводами которой замер я. «Эй, ты! Стой! – сердито заорал я снова в полный голос.– У тебя спички есть?» В ответ – опять ноль внимания, фунт презрения. Это меня взбесило. Кинулся я, матерясь, вслед за мужиком.

 

Борис Александрович пробежал шагов двадцать или тридцать и вдруг приостановился, удивлённо помаргивая. Ибо приметил нечто в высшей степени странное.

Вокруг удалявшейся мужской фигуры реяли крупные огоньки, ярко-изумрудные по цвету. Они обрамляли фигуру геометрически правильным кругом, перпендикулярным поверхности мокрого асфальта во дворе.

– Я протёр глаза. Подёргал себя за волосы, потом за уши и даже, помнится, за кончик носа. Нет, мне не померещилось. Прочь от меня шёл по двору мужик в окружении "летающих горящих лампочек" или чего-то похожего на такие лампочки... Хмель как рукой сняло! Удивление сменилось беспокойством, затем испугом. Что происходит? Откуда взялись "лампочки", расположенные вокруг мужика сплошным кольцом – почти без просветов между ними? И главное – какие силы удерживают их в воздухе?

 

Медленным опасливым шагом Борис Александрович, озадаченный увиденным, тронулся следом за таинственным мужчиной.

– Эхо моих шагов громко разносилось по всему двору. А вот зато фигура, двигавшаяся впереди меня, шла по лужам совершенно бесшумно. Ясно запомнилось и другое. От ног фигуры почему-то не разлетались брызги из луж. Ну, будто бы человек перемещался в пространстве, не касаясь земли подошвами ботинок...

Загадочный незнакомец, видимый Борисом Александровичем со спины, был среднего роста, отличался чрезмерной упитанностью.

Он прошествовал по длинному двору мимо одного подъезда, мимо второго подъезда, мимо третьего. И замер перед дверью, ведущей в четвёртый подъезд – как раз в тот самый, в какой и нужно было войти Борису Александровичу, чтобы попасть в свою квартиру.

Незнакомец постоял там несколько секунд, словно бы поджидая Бориса Александровича, крадущимся шагом шедшего следом за ним. А потом в мгновение ока растаял в воздухе, как привидение. Одновременно исчезли и изумрудные огоньки, кольцом окружавшие его.

 

Наш протрезвевший со страху пенсионер решился войти в свой подъезд далеко не сразу. Какое-то время он топтался перед ведущей в него дверью, шумно отдуваясь, стирая ладонью со лба испарину испуга вместе с каплями дождя. Наконец, собрался с духом. С величайшей осторожностью пересёк то место, на котором исчез, канув неведомо куда, мужчина в кольце огоньков. Затем рванул дверь подъезда на себя и опрометью кинулся вверх по лестнице.

Правильно говорят: у страха глаза велики. Ошеломлённый происшедшим, Борис Александрович Сидоренко забыл о том, что в доме есть лифт.

– Тяжело дыша, я мчался по лестнице, отсчитывая этажи. Опомнился лишь тогда, когда обнаружил, что стою перед дверью своей собственной квартиры. Хотел достать из кармана ключи, но тут кто-то толкнул меня в бок. Краем глаза я успел приметить мужскую вроде бы фигуру. Секундой ранее на лестничной площадке никого не было!

Фигура, внезапно появившаяся там справа и чуть сзади от меня, возникла из ниоткуда буквально на пустом месте. Повторяю, я увидел её лишь мельком, самым краем глаза. И всё. Далее наступил полный провал в памяти... Прихожу потом в себя и осознаю, что лежу, скорчившись, на резиновом коврике перед дверью в мою квартиру.

 

Встал я с кряхтеньем с холодного каменного пола и чисто автоматическим жестом нажал пальцем на кнопку дверного звонка. Дверь распахнулась, и моя супруга бросилась, вся в слезах, мне на шею с воплем: «Боренька, где ты был всю ночь напролёт, мой родной?!»

Как оказалось, Борис Александрович Сидоренко нажал пальцем на кнопку звонка ровно в пять часов утра. Где он обретался в течение всей ночи, чем занимался, наш пенсионер не помнит.

Может быть, он проспал до утра на резиновом коврике перед дверью? Ну, сами понимаете, выпил человек. Пришла в голову пьяная блажь отдохнуть недолго прямо на пороге собственного жилища. Он прилёг отдохнуть, а там и сам не заметил, как крепко уснул...

Такое предположение опровергается показаниями его жены:

– Я знала, что Борис отправился в гости к друзьям, и не ждала его раньше десяти часов вечера. Пробило десять часов. Потом одиннадцать. Наступила полночь, а мужа всё нет. Я стала сильно волноваться. Вдруг послышался характерный зычный голос Бориса. Он донёсся с лестничной площадки из-за входной двери в квартиру. Супруг громко звал меня, окликая по имени. Выбежала я на лестничную площадку, и его крики тут же прекратились. Гляжу, никого в подъезде нет!

 

Тут я опять услышала крики Бориса. Они неслись откуда-то из глубины нашей квартиры. Что за чудеса? Каким образом муженёк умудрился войти в квартиру незаметно для меня? Кинулась я в одну комнату, в другую. Нет Бориса в доме. А между тем он продолжает кричать. Тут до меня дошло, что крики несутся со двора. Я распахнула окно. И, распахнув, очень ясно услышала – где-то там, в ночной темени, из дальнего конца двора Борис истошно вопит что-то неразборчивое. Я тоже в ответ завопила: «Боренька, где ты? Иди сейчас же домой!» Крики во дворе как ножом обрезало. Зато они вновь раздались за дверью, выходящей на лестничную площадку. Опять выскочила я из квартиры в подъезд. Голос моего мужа, сотрясавший стены подъезда, тут же затих. И крики снова стали доноситься откуда-то из глубины двора.

Так я и металась всю ночь напролёт между окнами, выходящими во двор, и входной дверью в квартиру... С ума можно было сойти от всей этой воистину сверхъестественной жути!

 

Из показаний соседей семьи Сидоренко по подъезду:

– В ту памятную ночь многие из нас были разбужены после полуночи громкими криками. Орал мужчина. Удивительная подробность: крики то сотрясали стены подъезда, а то вдруг – без малейшей паузы – начинали раздаваться со двора.

Эта история произошла в мае 1991 года в Петербурге. Она имела плачевный финал. После престранных событий той ночи Борис Александрович тяжело заболел. Он пролежал в постели более недели. При полном отсутствии повышенной температуры у него огнём горело лицо, по телу прокатывались волны жара. Кожа зудела, словно бы всё тело было исхлёстано крапивой...

 

А вот – коротенькое письмецо от Галины Рожковой из Краснодара:

«Осень 1992 года. Просыпаюсь среди ночи от ощущения, что кто-то толкнул меня в бок кулаком. Едва приоткрыв глаза, прихожу в ужас. Вижу – в метре от изголовья моей постели стоят три женщины, окружённые чем-то вроде светящегося мерцающего облака. Определённо это был не сон. Я на самом деле видела их. Слышу, одна из женщин... читает вслух доклад обо мне! А две другие внимательно слушают её. Очень быстрой скороговоркой "докладчица" рассказывает о самых разных событиях моей жизни. Причём упоминает, негодяйка, такие из них, которые мне лично не хотелось бы вспоминать.

Слушая её стремительный отчёт о моих, в частности, сугубо интимных тайнах, я изумлялась с каждой секундой всё более и более. Откуда она знает всё это? Внезапно "докладчица" прервала свой монолог. Другая женщина тотчас же наклонилась вперёд, в упор посмотрела на меня и внятно сказала: «С ней надо решать». И все три незнакомки исчезли.

Не своим голосом я заверещала от страха. Интересно отметить, что до этого момента мои уста были скованы немотой. Более того, я чувствовала себя полностью парализованной. Всё тело было охвачено столбняком, покуда "докладчица" держала свою речь».

 

Или – ещё одно сообщение. Я записал его со слов молодой ростовчанки Людмилы Хмариной.

– Это случилось поздним вечером в марте 1990 года, – рассказала мне Людмила. – Я сидела в кресле и слушала музыку, на проигрывателе крутилась пластинка. Внезапно некая неведомая сила подхватила меня с кресла и поставила лицом к стене. Естественно, я попыталась оказать сопротивление загадочной силе. И услышала голос: – Перестань дёргаться. Не сопротивляйся. Незримая рука надавила снизу на подбородок Хмариной, болезненно, до хруста шейных позвонков выворачивая её голову лицом вверх.

– Я не просто изумилась – я обалдела, когда увидела, что потолок в комнате куда-то исчез. Надо мной было чёрное необъятное звёздное небо. А в нём... сияло мужское лицо!

Людмила, глядя вверх, произнесла испуганным голосом:

– Кто ты?

– Я – твой друг. Всю твою жизнь я слежу за тобой.

Голос, произнесший эти слова, раздался прямо в голове женщины.

– Следишь за мной? – переспросила та, опешив.

– Да.

– Всю жизнь напролёт?

–Да.

– Даже когда... Когда я моюсь под душем?

–Да.

Огромное лицо, недвижимо висевшее в небе, выглядело, по утверждению Хмариной, более чем странно. Резко растянутое по вертикали, оно имело сильно зауженный подбородок – "треугольный". Кожа на лице была коричневой, словно бы покрытой слоем ровного загара. Совершенно поразили Людмилу лоб и глаза. Лоб был в три раза больше лица; он значительно расширялся в своей верхней части. А глаза были миндалевидными по форме, необычайно большими. Они располагались на лице наискось – как у насекомых. Зрачков в этих чёрных глазах не имелось.

 

Перед мысленным взором Хмариной возникла пикантная картинка: она моется под душем, трёт мочалкой самое интимное место на своем теле, а лобастый урод с глазами как у насекомых украдкой подглядывает за ней.

Медленно стервенея, Людмила проговорила со злостью шипящим шёпотом:

– Ну, а когда я сижу на унитазе... Ты и тогда следишь за мною?

– Да. И тогда тоже.

– И тебе не стыдно?!

– А что такое стыд? – вопросом на вопрос ответил голос. Затем вдруг сообщил: – Когда ты будешь погибать, я помогу тебе.

– Поможешь? Каким образом?

– Заберу тебя с собой. Заберу к нам. – Немного помолчав, голос пояснил туманно: – В тот момент ты будешь одна, но в центре. Все будут смотреть на тебя.

Лицо в небе исчезло. Следом за ним исчезло и само небо. Потолок неторопливо задвинулся на своё исконное место, подобно крышке пенала...

 

Другая ростовчанка Татьяна Сурина в беседе со мной тоже поделилась воспоминаниями о двух удивительных происшествиях.

Как и Галина Рожкова, о необычных переживаниях которой рассказывалось ранее, Сурина проснулась однажды ночью в октябре 1982 года, разбуженная сильным толчком в бок. Возле её постели, увидела Татьяна, стояли двое – юная женщина с золотистыми волосами и мужчина средних лет. Они были окружены слабым голубоватым сиянием. Мужчина держал руку Татьяны за запястье – "наверное, измерял у меня пульс", по её словам. Послышалось сильное гудение, похожее на гул работающего трансформатора. И оба незваных визитёра куда-то сгинули.

Их таинственный визит произвёл на Сурину незабываемое впечатление. Она рассказывала о нём всем подряд подругам и своим родственникам. С некоторыми из них я встретился, и они подтвердили, что слышали из её уст этот рассказ.

Прошло девять лет. Весной 1991 года глубокой ночью Татьяну Сурину навестил... домовой. Во всяком случае гость сам назвал себя так.

– Я всегда сплю с включенной лампой-ночником. Боюсь темноты, – говорит Сурина. – Так вот, просыпаюсь как-то раз среди ночи, а волосы на голове встают дыбом. Вижу – над моим лицом застыла в воздухе маленькая тонкая рука с длинными когтями, покрытая короткой коричневой шерстью. В страхе отшатнулась я от той руки. Огляделась по сторонам. О, ужас! Стоит передо мной щуплый голый коротышка ростом не выше одного метра. Тело покрыто шерстью. Голова у него была очень большая, не соответствующая по размерам худосочному тельцу. Я сложила три пальца правой руки щепотью и в испуге поднесла их ко лбу, чтобы перекреститься.

Коротышка живо шагнул вперёд и ухватил руку, вознесённую ко лбу, за запястье.

– Отпусти руку, – взмолилась шёпотом Сурина.

– Ни за что! писклявым голосом на чистом русском языке отчеканил волосатый карлик. Если отпущу, ты перекрестишься.

– А что? Нельзя?

– Нельзя.

– Ладно. Не буду креститься.

– Правда, не будешь?

– Честное слово.

– Хорошо, – и коротышка, отпустив женскую руку, сделал шаг назад в сторону от кровати.

– Ты кто такой? – сдавленным перепуганным шёпотом выдавила Татьяна из себя.

– Я домовой.

– Настоящий домовой?

– Самый что ни на есть настоящий!

 

Татьяна обдумала услышанное. Потом, прижимая в отчаянии руки к груди, возопила:

– Откуда ты только взялся на мою голову, а?

– Из пространства четырнадцати измерений, – таким дословно был ответ того, кто назвался домовым. – Я все время живу рядом с тобой. Надзираю за твоими поступками. Постоянно вижу всё, что ты делаешь.

Татьяне Суриной стало дурно. Она потеряла сознание.

 

А теперь приведу длинную выписку из письма с замечательно прорисованными диалогами, присланного из города Новочебоксарск, что в Чувашии. Письмо показалось мне настолько очаровательным по своему колориту и стилю, что я решил не вносить в его "вкусный" текст почти никакой редакторской правки. Автору послания Олегу Михайловичу Стозубу – 80 лет.

В свойственной ему, совершенно, по-моему, прелестной манере О.М.Стозуб сообщает:

– За долгие годы проживания в кругу моей уважаемой семьи числом в два человека – я да законная супруга моя Ирина – ничего бесовского, необычного мною никогда не наблюдалось. Но вот в ранние утренние часы недели третьей месяца декабря года 1990-го Ирина удивила меня невозвышенными психическими речами. Она брякнула:

– Проснулась я среди ночи в великом страхе. Гляжу, стоит посередине комнаты высокий человек в скафандре. Пожелала я тотчас же пробудить тебя, горячо любимого мною мужа, да не смогла. Руки и ноги стали деревянными. Работал исправно только мой слуховой орган. Пользуясь им, я услышала, как человек в скафандре прорычал, обращаясь ко мне: «Не трогай Олега. Это наш человек. Я ещё приду». И чудище растаяло в воздухе, как тают все мечты или деньги из пенсии.

В ответ на этот типичный глупый бабский бред моей глубокоуважаемой и высокочтимой супруги я лишь сурово покачал головой. Молча встал с постели и принялся одеваться. Одеваясь, узрел на своем чистом красивом теле некрасивые синяки числом пять штук ровно. Два – на левой руке, по одному – на каждой из ног, а пятый – на груди.

Я почувствовал себя сильно обиженным бестактным поведением супруги Ирины, этой легкомысленной шалуньи. Оборотившись к ней, я сказал с упрёком:

– Ты перестала уважать меня как мужчину и при этом верного спутника жизни, между прочим. Ты неуважительно щипала меня ночью, кипя половой страстью, за сокровенные места.

На что супруга Ирина возразила с низким поклоном, без дерзости в голосе:

– Да разве же я могу позволить себе такое? Разве посмею щипать за сокровенные места глубокоуважаемого супруга, которого я вообще никогда не щипала?

 

К вечеру того окаянного дня синяки неким умонепостижимым образом истаяли с моего родного чистого и красивого тела.

А спустя три дня законная супруга сказала мне поутру – опять же с почтительным поклоном:

– Горячо любимый муж! Вижу я диво. Снова синие кляксы сияют на твоём уважаемом теле.

– Где? – обиделся я, оглядывая свои бёдра и прочие сокровенные места.

– На сей раз они воссияли на умном твоем лбу, – вскричала Ирина в сердечном волнении.– С таким неприличным лбом нельзя выходить на улицу.

Я подошёл к зеркалу и в упор посмотрел в него. Три синяка – тоже в упор – глядели на меня из зеркала, будто три глаза на моём высоком белом лбу. Зеркало показало реальный факт их наличия в природе моего высокого лба.

 

Ещё через несколько пустых и скучных дней я проинформировал утром мою уважаемую супругу:

– Дорогая жена Ирина! Приношу извинения за мои неучтивые подозрения в том, что ты щипала меня за разные места в неуемной плотской страсти. Нынче ночью я сам узрел мужчину высокого роста в скафандре.

– Ах, вот как! – вскричала моя супруга. – Господи, спаси и помилуй!

– Да, так, – сказал я, вежливо кланяясь любимой жене Ирине. – Мужчина в скафандре бестактно вошёл в нашу интимную супружескую спальню прямо сквозь стену. Нахальная рожа, он стал щипать моё белое тело своими металлическими пальцами. Я воспылал желанием достойно отчитать его, но не успел совершить этот смелый и правильный поступок. Мужчина, нащипавшись вволю, – вдруг взмыл в воздух. Трусливо покинул он спальню, уйдя в потолок и тем самым избегнув смелой моральной нотации с моей уважаемой стороны...

 

Не знаю, пришёлся ли вам, читатель, по вкусу рассказ О.М.Стозуба. Лично же я всё время улыбался, когда в первый раз читал его. По мере чтения улыбка становилась всё шире и шире. Экий же колоритный персонаж в комедии жизни – этот восьмидесятилетний пенсионер, этот наш велеречивый Олег Михайлович, столь глубоко уважающий себя! Дай Бог ему здоровья и ещё хотя бы нескольких лет жизни бок о бок с его глубокоуважаемой и высокочтимой супругой Ириной.

 

 

«Торчит ерундовина какая-то...»

– Дело было примерно в три часа ночи в марте 1990 года, – сообщает двадцатилетний Андрей Машин из города Октябрьский. – Я спал на диване, лежа лицом к стене. Вдруг проснулся, ощутив сильнейшее давление сверху на всё моё тело. Чувствую, не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Попробовал закричать, позвать на помощь маму, спавшую в соседней комнате. Однако из горла вырвался лишь слабый хриплый стон. Голосовые связки оказались полностью парализованными... Боковым зрением я увидел какое-то гигантское существо, похожее на человека, но не человека. Оно было таким высоким, что не умещалось в полный рост в комнате. Стояло полусогнувшись, склонив голову и плечи вниз и подпирая спиной потолок. Я не успел толком разглядеть его, ибо потерял сознание, придушенный чудовищной тяжестью, навалившейся на меня.

Спустя некоторое неопределённое время Андрей Машин пришёл в себя. Он бросил взгляд влево, вправо. И убедился в том, что гигант, подпиравший спиной потолок, исчез куда-то. Зато за окном появилось странное свечение, которое, по словам Машина, никогда ранее не наблюдалось по ту сторону оконной рамы.

Юноша встал с постели и быстрым шагом подошёл к окну.

– Меня ошеломило то, что я увидел за ним, – говорит он. – Обычно на нашей тихой окраинной улочке бывает по ночам такая темень, что в ней ничего не разглядишь. А тут, вижу, вся улица залита светом – мглистым каким-то, ирреально-зеленоватым. Причём совершенно непонятно, откуда исходит свет. И дома, стоящие вдоль улицы, и мостовая светятся как бы сами собой, будто обмазанные фосфором.

Смотрю, по улице неторопливо идут два человекообразных существа огромнейшего роста. Оба одеты в комбинезоны, облегающие тела в обтяжку. Комбинезоны ярко, очень ярко светятся, переливаясь всеми цветами радуги. Отшатнулся я от окна, присел в страхе на корточки и побежал на четвереньках к дивану. Юркнул под одеяло, спрятался под ним с головой. Минут через пять выглянул одним глазом из-под одеяла. Вижу, никакого свечения за окном больше нет. Это меня как-то сразу успокоило, и я вскоре заснул.

 

– Значит, так. Докладываю по пунктам, – информирует матрос рыболовецкого сейнера Евгений Мерейко из Севастополя. – Дважды в жизни я сталкивался с нечистой силой. В мае 1989 года вышел однажды вечером на балкон. Там стоял узкий диванчик. Я прилёг на него. Лежу себе, покуриваю папироску. Вдруг вижу – невесть откуда появилась на балконе какая-та пакость передо мной. Торчит ерундовина какая-то!.. Тварь ростом метра полтора, не выше!.. Вся она была чёрного цвета и блестела как лакированная. Руки, ноги, туловище более-менее похожи на человеческие. А вот зато голова... Бр-р-р! Вместо нормальной головы высится над плечами гладкий высокий колпак, похожий на огурец. А в руках у этого уродца – некий крохотный ящичек, непонятный предмет, тоже весь чёрный и блестящий.

Тварюга направляет предмет на меня и давай водить им из стороны в сторону. Ну, тут я с ходу сообразил: облучает она меня! Вскинулся я на диванчике и в полный голос от всей души послал матом тварюгу куда подальше. Тварь сгинула.

Е.Мерейко продолжает свой рассказ:

– Или еще один случай. На сей раз – в августе 1991 года. Оттарабанив одиннадцать месяцев подряд на борту сейнера, вернулся я на берег с моря сильно утомленный им. Вернувшись же, для начала насмерть переругался, как и положено, со своей очередной возлюбленной, миловавшейся в моё отсутствие с другим хахалем. Прогнал её из дома. Включил телевизор, прилёг на тахту. Лежу, курю, заново прокручиваю в голове все этапы скандала с этой сучкой... Вдруг работающий телевизор принялся издавать какой-то неприятный писк. Ну и чёрт с тобой, думаю. Пищи... Мне сейчас не до тебя...

Тут что-то сверкнуло под потолком. Я пригляделся и ахнул. Болтается в воздухе рядом с люстрой какая-то летающая хреновина. Бестолково мечется под потолком туда-сюда штуковина неопределённой формы, сияющая голубым светом. Отдалеённо она походила на початок кукурузы.

Хотел я вскочить с тахты и, сорвав с тела рубашку, поймать хреновину рубашкой как сачком. Легко было захотеть – оказалось невозможным сделать это. Не могу пошевелиться! Лежу дурак дураком как колода. А тем временем голубая светящаяся нечисть безнаказанно порхает в своё удовольствие под потолком. Ну, а телевизор уже не пищит, а истошно воет, точно поросёнок, которого собираются резать. И вдруг "початок" исчез. Телевизор в ту же секунду перестал завывать.

 

Иную историю о "встрече с чуждым", не менее странную, рассказал пенсионер И.Кириленко из Владивостока. Таинственное происшествие, по его словам, случилось более сорока лет назад, на зимовке в Арктике.

– Помню, зимовка сложилась исключительно трудно, – пишет он. – Тогда искали пропавших американских лётчиков – Эйэльсона и Борланда, самолёт которых разбился на Чукотке. Как участник поисковой экспедиции, я работал в таком месте, от которого в ту пору ближе чем на три тысячи километров совсем не было радиостанции. Мне приходилось по несколько суток, не смыкая глаз, поддерживать связь с Москвой и с самолётами нашей экспедиции.

Один в занесённой снегом избушке, я к тому же заболел, – продолжает И.Кириленко. – Но тут до меня дошла по радио весть, что во время поисков пропал и наш самолёт, пилотируемый лётчиком Галышевым. Тогда, собрав все силы, я продолжил работать, чтобы хоть чем-нибудь помочь его обнаружить.

Плотно заваленная снегом дверь радиостанции уже несколько дней не открывалась, да и не могла быть открыта. Она была занесена высоким сугробом.

Но в одну из ночей я вдруг услышал характерный скрип двери и увидел, как она распахнулась. В избушку вошёл человек. Он медленно направился ко мне, угрожая гитарой, которую держал в руках. Я отступил вглубь комнаты и забился в угол, стараясь увернуться от удара. В то же время я отчётливо сознавал, что дверь была занесена снегом и никто не мог войти в избушку через неё. Это был явный абсурд, но всё-таки человек с гитарой в руках стоял внутри избушки передо мной.

– Эй, ты!.. Уходи!.. – крикнул я и нагнулся к столу, чтобы взять папиросу.

Прикурив её от керосиновой лампы, я убедился, что не сплю.

По мере того как я выдвигался из своего угла, человек с гитарой, пятясь назад, уходил к двери вместе со своей тенью. Дверь опять заскрипела, сама собой распахнулась и, когда незнакомец исчез, снова сама собой плотно закрылась.

«Так-то лучше!» – подумал я и, вытерев со лба пот, стал заводить двигатель для работы радиостанции.

А через некоторое время я получил данные о самолёте Галышева, и мне надо было выйти, чтобы принять меры к его розыску. Для этого пришлось разобрать крышу избушки. Когда я вылез на крышу, то убедился – дверь, ведущая в мой бревенчатый домик, была плотно закупорена. Снег доходил до верхнего среза крыши...

 

Ещё более жуткое контактное происшествие имело место тоже на севере нашей необъятной страны – в посёлке Советский под Воркутой. Рассказывает Римма Москвина:

– Как-то раз зимой 1988 года вышла я на крылечко. Ночь стояла морозная, ясная, небо было звёздным, в холодном мареве играло и переливалось северное сияние. Я стояла на крыльце и мысленно перебирала события угасающего дня. Почему-то вдруг появилось беспокойство. Я посмотрела на луну – её холодный свет показался неприятным. С чувством нарастающей тревоги вернулась в дом. Все спали. Про себя подумала: не зря говорят, что нельзя долго смотреть на луну.

Легла в постель, но сна не было. Тревога росла. Посмотрела на мужа – спит. «Всё хорошо», – мысленно повторяла я, зажмурившись. И тут тревога перешла в страх. Открыла глаза.

В проёме двери стоял человек и в упор глядел на меня. Я оцепенела от ужаса, губы одеревенели. Он был небольшого роста, голый, покрыт серо-чёрной шерстью. Одной рукой этот волосатый демон постукивал о дверной косяк. Мы молча глядели друг на друга. Глаза у него были круглые, лицо – чистое, не обросшее шерстью, однако по цвету серое, под стать густым волосьям, растущим на теле.

Глаза, холодные и бездонные, смотрели на меня изучающе.

Демон сделал несколько шагов вперёд, и я ощутила прикосновение его волосатой руки. Подходил он осторожно, словно боялся неожиданностей с моей стороны. Именно это помогло мне преодолеть оцепенение. Я закричала так, что сама испугалась своего голоса. Видно, это мой страх орал за меня благим матом.

Дальше помню смутно. Муж вскочил, включил торшер, вбежали из соседней комнаты дети. Представляю, какое было у меня состояние, если они в голос заплакали. Муж кинулся на кухню, принёс оттуда стакан воды, плеснул мне в лицо. Я очнулась.

Еле-еле уложила хнычущих детей спать. Шёл второй час ночи. Меня по-прежнему трясло, зубы стучали. Муж решил, что это просто-напросто привиделся мне дурной сон. Он сказал:

– Ложись к стене, а я лягу на постели с краю. И никакой лохматый к тебе не придёт. Не перешагнёт он через меня! Уснули мы с мужем лишь под утро.

Весь следующий день чувствовала себя отвратительно. Думала, вот наступит очередная ночь, и этот "лохматый", не дай Бог, вновь заявится ко мне. Ждала ночи с ужасом...

 

И вот она наступила. В доме все мирно спали, а во мне росло чувство дикого животного страха. Стрелки на часах, висевших на стене, приближались к полуночи. И тут каждой клеточкой своего тела я стала ощущать присутствие "лохматого" в доме. Мне даже казалось, слышу его дыхание, шаги.

Начала себя охолаживать да уговаривать: мне почти сорок лет, а я, как маленькая, верю в чертовщину. Ну, померещилось вчера что-то от устали, ну, воображение взыграло...

Без десяти минут двенадцать не выдержала и разбудила мужа. Но ему хотелось спать, и он схитрил. Говорит:

– Давай не будем гасить свет. Я подожду твоего чёртика, а ты спи.

Минут через двадцать муж уснул. Свет в комнате горел, однако усталость взяла своё – вскоре я тоже задремала.

Вдруг вскидываюсь всем телом на постели. Осознаю: пришёл! Вижу, стоит "лохматый" на пороге комнаты в той же позе, что и вчера, сверлит меня изучающим взглядом. Помнится, в тот момент я подумала: «Почему у него такие круглые, как у животных, глаза? И почему они светятся ярко, как электрические лампочки?»

Существо сделало шаг вперёд, и я дико закричала... Муж проснулся, приподнял голову с подушки, оборачиваясь ко мне, и "лохматый" в ту же секунду исчез. Разбуженные моим воплем, в комнату вбежали дети. А я бьюсь в истерике, и мне стыдно, что боюсь. Бессвязно бормочу, мол, опять тот волосатый тип приходил...

На другой день муж заставил меня выпить водки с перцем, мёдом и молоком.

– Ты, – говорит, – простыла, и ночью у тебя, наверное, поднимается температура. Вот выпьешь, пропотеешь, и все эти твои галлюцинации перестанут беспокоить тебя.

Я выпила. Пропотела. Наступила ночь.

 

"Лохматый" заявился опять. Стоит, смотрит. Я уже не кричу, видно, устала от нелепости и бесполезности своего крика. Смотрю на него не мигая и пытаюсь понять, что ему от меня нужно. А саму трясет мелко и противно.

"Лохматый" шагнул вперёд, подошёл к телевизору и положил на него руку. В глазах, пылающих адским пламенем, – лютая злоба. На меня вдруг снизошло нечто вроде озарения: сейчас этот дьявол прыгнет, кинется коршуном на меня, и это будет мой конец. Потом напишут, что женщина умерла от кровоизлияния в мозг или от разрыва сердца... Вижу, "лохматый" в самом деле изготавливается к прыжку.

Заорала я так, что муж с перепугу упал с кровати; я в тот момент лежала у стены, а он – на краю постели. В ту же самую секунду демон прыгнул вперёд – по направлению к нам. При этом он зацепил волосатой своей лапой антенну, стоявшую на телевизоре. Антенна с грохотом упала на пол. А "лохматый" растаял в воздухе, не долетев до нашей постели каких-нибудь полутора метров.

Вжавшись спиной в стенку, я сидела на кровати и плакала навзрыд. Муж сидел на полу, тупо поглядывал то на меня, то на валявшуюся под телевизором антенну и в полной прострации снова и снова повторял одну и ту же фразу:

– Почему она упала? Почему она упала?

Не спали всю ночь.

 

На другой день муж потащил меня к психиатру. Тот посмотрел мне в глаза, постучал молоточком по колену, заставил пошевелить пальцами, повращать зрачками. И остался очень доволен мною. Даже удивился.

– Зачем пришли? – спрашивает. – Вы совершенно здоровый психически человек.

– Да вот, – говорю в ответ. – Бессонница мучает. И что-то похожее на галлюцинации...

Не рассказывать же ему во всех подробностях о визитах "лохматого" с горящими глазищами! Психиатр выписал мне пустырник и валерьянку.

Ну, всё, думаю, это конец. Мой конец! Разве помогут пустырник и валериановые капли от вторжений дьявола?!. Идём мы с мужем домой молча. Я шагаю, опустив голову, и знаю – на мне лица нет. А муж, идущий рядом, беспокойно поглядывает на меня. И вдруг говорит:

– Сию секунду пришла мне в голову интересная мысль. Вспомнилось, кто-то рассказывал, что живёт в нашем посёлке одна старушка-ведунья. Говорят, она здорово заговаривает многие болезни...

Муж сбегал к знакомым, узнал адрес той старушки. Приходим к ней.

Бабуля долго, очень долго смотрела на меня. Затем перекрестила размашисто и тяжко вздохнула.

– Это на тебя наведено, – говорит. – Причём сделано было насмерть. Однако ты оказалась живучей, девонька. Придёшь домой, начерти на всех окнах и дверях кресты мелом. Около порога положи мокрую тряпку, и тут тоже два креста начерти: один – под тряпкой, а другой – рядом с ней.

Потом старая ведунья протянула мне какую-то бумажку, свёрнутую трубочкой.

– На этом листочке, – пояснила она, – написаны особые молитвы-обереги. Зашей листочек в белую ткань и носи его на груди.

Что я и сделала.

И "лохматый" перестал приходить по ночам ко мне...

 

Целая серия свиданий с загадочными визитёрами имела место и в жизни Натальи Васильевны Иванюк из Краснодара. Впервые услышал я об этом каскаде контактных происшествий летом 1991 года, когда приехал по делам в тот южный город. Услышал из уст краснодарца Дмитрия Дармодехина.

Вот рассказ Натальи Васильевны:

– Неведомое и чуждое вторглось в мою жизнь в сентябре 1945 года. В ту пору жила я в городе Белогорске. Несколькими днями ранее осудили моего отца по знаменитой 58-ой статье – как антисоветчика, врага народа. Поводом к осуждению послужило то, что отец хранил у себя царские деньги. Кто-то случайно увидел их в отцовском доме и донёс об увиденном в НКВД. Ну, а там взяли моего папаню в крутой оборот: «Ага! Царские денежки хранишь! Ждёшь, сволочь, возвращения царской власти?..»

Следственный изолятор, в котором содержали папу, находился в соседнем городе. Я решила навестить арестованного, купила билет на поезд. В ночь, предшествующую моей поездке, это и случилось.

– Что же именно случилось?

– Было около полуночи. Я полностью закончила все сборы в дорогу и наконец-то стала готовиться ко сну, принялась разбирать постель. Разобрала. Потушила свет в комнате. Легла на кровать. Едва, представьте себе, прилегла, как услышала чьё-то громкое дыхание. Затем раздался голос:

– Ты спишь?

– Нет, – ответила я испуганно.

Голос опять заговорил. Он рассказал мне немного о моём будущем и предостерёг от ряда ошибок. В частности, в самой настойчивой форме посоветовал отложить поездку на свидание с отцом. Голос сказал, что в пути якобы должно произойти со мной нечто неприятное.

– Вы разглядели того, кому принадлежал голос?

– Нет. В ту ночь не разглядела. В комнате было очень темно. Но зато ясно рассмотрела это существо в другой раз – гораздо позже. Спустя несколько лет оно снова навестило меня. И опять разговаривало со мной. Едва услышав его характерный голос, я тут же узнала его. По внешнему облику да и по голосу оно напоминало женщину. Вот поразительная деталь: существо было почти прозрачным! Как сейчас помню, сквозь него я видела, как сквозь дымку, предметы, находившиеся у существа за спиной. Полупрозрачная гостья была одета в нечто вроде длинного пальто, полностью скрывавшего фигуру. – Повторяю еще раз, мне показалось, что лицо у существа было женским.

– Вы сказали, что гостья в момент её первого визита к вам не советовала ехать к отцу. Вы послушались?

– Нет. И потом очень сильно пожалела об этом. Отправляясь на свидание с папой, я взяла с собой все до копейки деньги, какие только были в доме. Эти деньги украли у меня в поезде. Кроме того, мне так и не удалось свидеться с отцом. В тюрьме сказали, что запрещаются свидания с политическими преступниками, когда идёт следствие по их делам...

– А вы случаем не полюбопытствовали у ночной гостьи, кто она и откуда пришла к вам?

– В момент её первого визита я была просто ошеломлена. Мне было не до вопросов. Ни во что подобное я никогда не верила! Да и как можно было поверить, если повсюду насаждались в сталинской России материалистические атеистические идеи и взгляды? Любые разговоры о реальном существовании в природе, например, привидений осмеивались, огульно охаивались и считались идеалистическим бредом.

– Расскажите о вашей второй встрече с полупрозрачным существом.

– Как я уже говорила, после первой встречи прошло несколько лет. Жизнь моя была очень тяжёлой. Неприятности сыпались на меня друг за другом, точно кирпичи. И дома, и на работе я пребывала всё время в постоянном напряжении...

Однажды поздним вечером, когда я была дома одна, передо мною на ровном месте сконденсировалась, что называется, из пустоты "женщина", облик которой я уже описывала. В тот вечер висела за окном полная луна. Вот почему я хорошо разглядела "женщину". Ну и, само собой, тут же узнала её характерный голос, едва она заговорила. Привидение сказало, мол, все твои нынешние беды да неприятности наведены на тебя одной твоей недоброжелательницей. Как зовут недоброжелательницу, привидение не уточнило. Оно, однако, заметило, что я сама могу опознать недоброжелательницу, если на следующий день рано утром подойду к окну. Дамочка, наславшая порчу, пройдёт якобы ровно в восемь часов утра под окнами моего дома. А двигаться она будет со стороны вокзала.

– И в восемь часов утра...

– Да! Именно в восемь мимо моего дома быстрым шагом со стороны вокзала прошла одна моя сослуживица. Это не могло быть случайным совпадением. Я знала, что она и только она единственная из всех моих сослуживиц ненавидела меня лютой ненавистью...

– Ну, а это ваше "существо", "прозрачная женщина", "привидение"... Приходило ли оно к вам когдалибо в последующие годы?

– Увы, не приходило... Миновало ещё несколько лет, и я развелась с мужем. Не желая встречаться с ним даже на улице, переехала из Белогорска в соседний город Уссурийск. А там стали вскоре происходить со мной новые истории.

– Новые?

– Хотите верьте, хотите нет, но мой бывший муженёк стал являться ко мне по ночам в форме призрака. Как и существо, дважды навещавшее меня раньше, был он полупрозрачным. Заявлялся, мерзавец, каждую ночь! В течение недели, месяца... Двух месяцев!.. Заявившись, всякий раз он недвижимо стоял на одном месте в двух шагах от моей постели. Смеялся, шутил и постоянно повторял, что я вскоре непременно вернусь назад в Белогорск. Ну а я, слушая речи призрака, вся тряслась от страха.

– Вы рассказывали кому-нибудь о визитах этого привидения?

– Ни в коем случае. Да расскажи я такое, меня бы, небось, сходу упекли в психушку... Однако однажды так получилось, что возвращалась я домой вместе с престарелой соседкой. И тут мы с ней услышали, как мужской голос окликает меня по имени. Оглянулись по сторонам – никого на улице нет. А голос опять зовёт меня. И опять. И опять. Соседка пристала как банный лист, потребовала объяснений. У неё возникло подозрение, что я якшаюсь с самим Сатаной. Пришлось всё выложить ей. Очень набожная старушка, она посоветовала написать бывшему мужу письмо с просьбой выслать мне его фотографию.

А затем сходить с той фотографией в руках в церковь и там отслужить молебен.

– Бывший муж откликнулся на вашу просьбу?

– Фотографию-то он прислал, однако...

– Однако, что?

– Однако всякий раз, как я подходила к церкви с фотографией в руках, некая неведомая сила не пускала меня дальше паперти... А потом в моём сознании произошёл какой-то сдвиг, какое-то затмение, что ли, мозгов. Я бросила все свои дела в Уссурийске и внезапно для самой себя вернулась в Белогорск. На следующий день мы с моим бывшим мужем отправилась в ЗАГС и вновь зарегистрировали там наш брак.

Ещё через несколько дней я случайно обнаружила среди бумаг мужа толстую тетрадь. Вся она была исписана его почерком, хорошо знакомым мне. Тетрадь содержала в себе многочисленные выписки из книг по чёрной и белой магии. Были в ней и рецепты от разных болезней. Причём рассказывалось не только о том, как лечить их, но и как вызывать, насылать на людей. Среди прочего был там "рецепт" по привораживанию. Прочитав его, я поняла, каким-растаким проклятым образом мой бывший муж заставил меня вернуться к нему!

Немедленно развела в печи огонь и швырнула в него колдовскую эту тетрадь... А потом у нас с мужем был грандиозный скандал. Он крыл меня на все лады за то, что я уничтожила его магический талмуд, а я в ответ гневно и откровенно высказывала всё, что думаю насчёт мужиков, насильно привораживающих к себе женщин...

 

Другой человек, тоже имевший, по его словам, опыт "встречи с чуждым", живёт в городе Азове Ростовской области. Следуя его просьбе, воздержусь от указания его имени и фамилии.

– В 1983 году я работал инкассатором, – сообщает он. – Весной того года мы с товарищами по работе ехали на машине в сторону села Кугей Азовского района. Все мы были при оружии, ибо везли с собой деньги и ценности. Вдруг наш водитель стал засыпать.

Я сидел рядом с ним на переднем сиденьи легковушки. Говорю:

– Ты что, спишь?

– Нет, – отвечает он, достаёт из кармана сигареты и закуривает. А между тем глаза у него слипаются.

Оглянулся я через плечо и вижу, второй мой спутник тоже, как и водитель, клюет носом, засыпает. Попытался я разговорить его. Он же лишь помычал в ответ что-то неопределённое. Вижу, спит. Вновь глянул я на водителя. Тот тоже спит... Машина тем временем ходко и ровно бежит по дороге, прямой как стрела.

Перевёл я взгляд на дорогу и всем телом вздрогнул от неожиданности. Голая степь вокруг. Ну, ни души! И ни единого автомобиля на трассе! А на дороге стоит женщина. Откуда она здесь, в голой степи, взялась? Непонятное дело!.. До неё было метров сто, когда я увидел её.

Тело женщины облегал серо-голубоватый плащ, спадавший широкими складками до земли. На голове – нечто вроде капюшона. Рук не было видно под плащом. Стоит, смотрит на нашу машину, быстро приближающуюся к ней.

У меня мелькнула мысль, что она поджидает любую попутку. Однако напомнил я сам себе тут же, инструкция запрещает нам, инкассаторам, подсаживать в машину попутчиков... Глянул я на нашего водителя. Он сидит за рулём как деревянный. Глаза открыты, зрачки закатились под лоб. И машиной уже не управляет. Руки лежат не на руле, а на коленях.

 

Тем временем легковушка на приличной скорости несётся прямо на женщину. До неё осталось метра три-четыре. Ну, думаю, всё, сейчас мы задавим её! И вдруг женщина исчезла. Затем вновь появилась – но уже не в трёх метрах от машины, а как минимум в двадцати или тридцати. Строго впереди по курсу нашего движения. Спустя пару секунд легковушка снова едва не сбила её. И опять загадочная дама растаяла в воздухе буквально в метре от переднего бампера автомашины. Тотчас же она снова возникла на дороге метрах в тридцати впереди. Так повторялось несколько раз. Покуда я наблюдал за её немыслимыми исчезновениями, прыжками, вся спина взмокла. Чувствую, колотит меня дрожь... Кажется, вот она, уже возле бового стекла, смотрит в салон, и вдруг – р-р-раз! – опять вдалеке находится.

Наконец, поравнялись мы с ней. Оказалась она в тот момент справа от машины. Её глаза на уровне верхнего края окна были. Мелькнуло на лице слабое подобие улыбки. И потом стала она отдаляться от машины, вообще от дороги в сторону – вот только не шла она, а плыла над пахотой, непонятным образом увеличиваясь при этом в размерах, истончаясь, делаясь всё более и более прозрачной и всплывая над землёй всё выше и выше.

 

Тут я услышал, что мои спутники зашевелились. Глянул на одного, на другого. Вижу, очнулись оба. В глазах у водителя появилось осмысленное выражение, а его руки вновь крепко вцепились в баранку. Спрашиваю у него:

– Ты что-нибудь на дороге видел сейчас?

– Нет... А что там было?

– Неужели не заметил ту бабу?

– Какую, – удивился водитель, – бабу?

Я обернулся к товарищу, сидевшему в машине позади меня.

– Ну, а ты? – спрашиваю. – Тоже не видел её?

– Кого – её? Не было никого на дороге...

 

В другом районе Ростовской области – Тарасовском – тоже было зафиксировано наблюдение неких "странных женщин". Как пишет местный житель А.Дейниченко, событие вызвало в 1988 году переполох в станице Митякинской, где оно произошло.

На окраине станицы средь бела дня появились на пригорке четыре человекообразных силуэта. Свидетели происшествия не смогли внятно и подробно описать их облик, ибо солнце находилось позади силуэтов, создавая эффект подсветки. Таинственные существа потоптались несколько минут на вершине пригорка, затем исчезли. Но тут же возникли – "материализовались" – во дворе дома, где жила одна немолодая колхозница.

Последняя стояла в тот момент на крыльце. Заметив "чудищ", она завопила истошным голосом и бросилась в дом. А "чудища" двинулись следом за ней. Хозяйка дома очутилась под одеялом на кровати, сама не помнит как. Несколько раз она выглядывала из-под одеяла и, млея от ужаса, наблюдала за тем, как "чудища" бродят туда-сюда по комнате.

По словам свидетельницы, все четыре существа внешне напоминали женщин. Рост одной из "женщин" не превышал полутора метров. Другая была на голову выше. А ещё две женщины оказались великаншами, ростом более двух метров каждая. Их тела были плотно затянуты в светло-зелёные комбинезоны, похожие на спортивное трико. На головах – нечто вроде обручей.

Через несколько минут "женщины" внезапно и синхронно растаяли в воздухе...

 

И опять – Краснодар. 1991 год. Рассказывают, перебивая друг друга, Алла Захаровна Н. и её дочь Елена.

Лена:

– Мама работает вахтёром в общежитии, а я – библиотекарем...

Алла Захаровна:

– То, о чём я хочу поведать вам, случилось на нашей загородной даче. Просыпаюсь вдруг ночью, часа в два или в три. Думаю, что такое? Что разбудило меня? Хотела перевернуться на другой бок – чувствую, не могу! Ни руки, ни ноги не подчиняются. А в голове... Нет, не боль. Какое-то сдавливание. Ну, точно мозг превратился в многопудовую гирю. Слышу, кто-то как бы мысленно – то есть прямо внутри моей головы! – говорит: «Пойдём со мной».

Не могу открыть глаза. Думаю, кто меня зовёт? На всякий случай отвечаю, тоже мысленно: «Никуда я не пойду». И лежу, думаю, что же сейчас дальше-то будет?

Опять раздается тот же самый голос. На сей раз я осознала, что он женский. Голос повторяет: «Пойдём со мной!» Страха у меня не было, была только злость. Я опять говорю: «Да не i пойду я никуда!» И онемение, охватившее тело, сгинуло. Не могла до утра заснуть...

Лена:

– В ту самую ночь бабушка, живущая в дачном домике по соседству, сидела перед своим домиком на лавочке. Ей не спалось. Так вот, она утверждает, что видела, как над нашей дачей летал в небе шар голубого цвета.

 

Алла Захаровна:

– Прошло дней десять. Опять просыпаюсь внезапно среди ночи, но на сей раз уже в нашей городской квартире в Краснодаре. Встаю с постели, начинаю, сама не зная почему и зачем, бродить туда-сюда по комнате. И вдруг слышу знакомый уже, женский голос... Он стал читать мне нечто вроде научно-популярной лекции. Мол-де, наша Вселенная – упорядоченная система, а Земля является лишь её частью, одним из винтиков той системы. Ну, в таком плане.

Лена:

– Мамуля, ты лучше расскажи о том, что произошло спустя ещё пару дней.

 

Алла Захаровна:

– А произошло вот что. Разболелась вечером голова у меня. Легла я в постель, но никак не могла уснуть. Крутилась, крутилась, думаю, таблетку анальгина, что ли, принять? И тут голос, раздавшийся, как и ранее, прямо внутри моей головы, говорит: «Я помогу тебе». Но на сей раз это был не женский голос, а мужской! Опять навалилась на меня непомерная тяжесть. Не могу пошевелиться. Лежу как истукан. Еле-еле-еле приоткрыла с величайшим трудом глаза. Вижу – высится рядом с кроватью тёмный силуэт, ростом метра два, а то даже и выше. Склонился надо мной. Совершенно чёрный силуэт.

Почему-то я не испугалась, даже не удивилась. Лежу и как-то так отстранённо думаю: «Надо бы лампу-бра, висящую над постелью, включить...» Только подумала это, как руки и ноги, чувствую, обрели былую подвижность. Потянулась я рукой к настенной лампе. Нажала на кнопку выключателя. Лампочка вспыхнула лишь на мгновение и тут же перегорела. В ту секунду, когда она коротко полыхнула, чёрный силуэт исчез.

 

Лена:

– Ну, а дальнейшее происходило уже в моем присутствии. После визита чёрного силуэта прошли два или три дня. Вечером, вижу, мама падает вдруг на диван. Смертельная бледность покрывает её лицо.

Алла Захаровна:

– Опять меня всю парализовало. Поняла я – "это" начинается вновь. Мысленно закричала про себя: «Не хочу, не надо! Оставьте меня в покое! Убирайтесь вон!..»

Молчание – в ответ. Устав от собственных мысленных воплей, я спросила в отчаянии: «С чем вы пришли ко мне? С добром или со злом?» Слышу мужской голос: «Мы пришли с добром». Я снова принялась кричать: «Но я не готова к общению с вами, кто бы вы ни были! Понимаете, не готова. Уходите. Оставьте меня в покое!» И непомерная тяжесть, давившая сверху на моё тело, отошла куда-то в сторону.

 

Лена:

– А ещё через несколько дней мы с мамой увидели того, кто её "давил". Да, я тоже узрела его воочию!

Алла Захаровна:

– Дело было опять глубокой ночью. Просыпаюсь от знакомого и крайне неприятного ощущения: лежит на мне тяжеленнейшая невидимая бетонная плита. В полный голос я заорала от отчаяния и страха. Дочь услышала мой крик, вскинулась на своей постели. И мы увидели натуральное чудо.

Лена:

– Рядом с маминой кроватью стоял тёмный человекообразный силуэт. В руках у него – какой-то маленький квадратик. А в центре квадратика светился кружок величиною с трёхкопеечную монету. Силуэт повел рукой, в которой держал квадратик. Не касаясь тела моей мамы, он провёл квадратиком над ним от головы к ногам. Потом мы с мамой проснулись около трёх часов ночи. Нас разбудило громкое жужжание.

Алла Захаровна:

– Видим, движется по комнате знакомый силуэт. Он подходит к Леночке, лежащей на тахте, склоняется над ней и приставляет к её виску короткую палочку, кончик которой ярко светится. Дочка резко вскрикнула, когда светящийся конец палочки прикоснулся к её голове. Лена:

– Утром я обнаружила на своем виске круглое пятно – ожоговое, очень красное...

 

Душной южной ночью в городе Сочи другие люди тоже стали свидетелями необычного визита. Случилось это летом 1990 года, по словам сочинца В.Быстрова.

Загадочные визитёры посетили стандартную трёхкомнатную квартиру в пятиэтажном панельном доме. В одной из двух смежных комнат, расположенных вразлёт, – спальня хозяйки квартиры. В отдельной комнате, за стеной спальни, в летнее время года всегда проживают отдыхающие. Две кровати стоят там вдоль боковых стен, одна напротив другой. Между ними – окно, выходящее на лоджию. В торцевой стене – дверь.

В то лето в комнате для отдыхающих жила семья – муж с женой. Приехали они отдохнуть на черноморское побережье из Харькова. Владимир Головешко, 38 лет, работает в своём родном городе директором молодёжного центра. Его супруга Татьяна, 34 года – воспитательница детского сада.

Хозяйка квартиры в Сочи просила не упоминать, как её зовут. Рассказ хозяйки и будет первым.

 

– Случилось это в ночь с 19 на 20 июля. Ливень был тогда страшенный. Хляби небесные разверзлись... У нас в квартире никто не спал – душно, тягостно, а за окнами – гром да молнии. Я лежала на спине, всё пыталась заснуть. И вот слышу – будто лёгкие шаги. Открыла глаза. И опешила! Надо мной, вижу, склонился мужчина. Роста маленького, вот такого, метр с кепкой, как говорится. Чувства страха у меня не было, это точно. Я лишь сильно удивилась. Откуда он взялся?

Сейчас постараюсь описать его. Он весь как бы слабо светился серо-зелёным светом. Да, лицо – зелёное как у мертвеца, бескровное, плоское, но не человеческое. Голова похожа на грушу. Вместо глаз, зрачков – глубокие чёрные провалы. И вместе с тем я явственно ощущала на себе его пристальный взгляд.

Ещё обратила внимание – бровей нет, вместо них какие-то кожные складки. И шеи не было тоже. Опять же словно складки кожи или одежды ниже подбородка.

 

Чувствую, меня охватило оцепенение. Я не могла ни рукой пошевелить, ни слова вымолвить. Прикрыла на мгновение глаза. Когда открыла их, увидела рядом с первым второе существо. Ниже ростом и худосочнее по комплекции. В общем, стояли рядышком передо мной два гнома... Очень плавно они вдруг отлетели в сторону от моей постели. Раздался звук, похожий на громкий взрыв. И существа исчезли. А в комнату влетел с улицы сквозь распахнутое окно светящийся шарик величиною с теннисный мячик. За ним тянулся светящийся шлейф. Шарик шипел, потрескивал.

 

Из показаний Татьяны Головешко, отдыхающей:

– В ту ненастную ночь мой муж вышел на лоджию покурить. Я лежала на постели, но не спала. Мучилась от духоты. Бросила рассеянный взгляд на окно. А там... Два низкорослых серо-зелёных существа! Стоят по ту сторону окна, то есть прямо в лоджии. Я сперва подумала – мерещится, надо бы проснуться! Ущипнула себя за ухо. Нет, не сплю.

Видела я этих карликов очень даже ясно. Там, где должна быть шея, у каждого из них чётко просматривались перевязочки, как у грудных детей.

В этот момент мой муж вошёл в комнату и присел на свою кровать. В следующую секунду одно из существ привзлетело в воздух и, в плавном пируэте миновав подоконник, впорхнуло в комнату. Я хотела заорать от страха, но язык у меня отнялся. Всё тело стало как парализованное. И ещё чувствую – из глаз льются в два ручья слёзы. Льются совершенно непроизвольно, ибо, это важно подчеркнуть, мне даже на ум не пришло в тот момент заплакать.

Вдруг раздался резкий хлопок, и я увидела, что за окном летает по лоджии голубой шарик. Вверху, под потолком. Когда раздался хлопок, существа исчезли. Я спрашиваю мужа: «Вова, ты видел этих уродцев? Или же они померещились мне?» А он отвечает: «Если и померещились, то, значит, сразу нам обоим».

 

Рассказывает Владимир Головешко, муж Татьяны:

– Обсуждая увиденное, мы с Таней проговорили до рассвета. Пытались найти объяснение случившемуся. Потом на протяжении всего дня вспоминали наше ночное приключение, шутили... Прошло два или три дня, и нам стало не до шуток. Поздним вечером в нашей комнате возник светящийся столб. А вокруг него заметались какие-то тёмные силуэты. Они метались там долго, безумно долго...

Татьяна:

– Утром Володя говорит хозяйке: «Да, хорошенькая у вас квартирка! То ли черти, то ли инопланетяне шастают по ней по ночам...» Он сказал это с улыбкой, этак вскользь, как бы в шутку. Ничего больше не прибавил к сказанному, никаких подробностей. А хозяйка в ответ переменилась в лице и поведала ему про свою встречу с двумя зелёными карликами. До этого она помалкивала о всём случившемся в ту грозовую ночь в её спаленке. И уж как увидел мой муж, сколько поразительных совпадений оказалось между нашим "контактом" и рассказом хозяйки, тут весь юмор и закончился... Стали они вдвоём охать да ахать. Сошлись на том, что, находясь в разных комнатах, видели одно и то же.

 

 

Посмертные ужасы

Рассказывает Людмила Павловна Комарова, возраст – 55 лет, из Львова:

– Каждый год в пору летних отпусков я приезжаю в деревню, где родилась и выросла. Приехав, первым делом спешу на местное кладбище. Там похоронены мои мама и бабушка. Выпалываю траву на их могилках, заново подкрашиваю масляной краской металлические надгробья и ограду. В 1990 году во время моего очередного посещения кладбища случилось нечто удивительное. Забыть происшедшее невозможно! Покончив с покраской надгробий, я собралась идти домой. Вдруг прямо над моей головой раздался резкий, отрывистый, необычайно громкий звук, похожий на крик птицы. Определённо это было не воронье карканье. Никогда раньше не слышала я таких зычных птичьих криков. Глянула вверх. Небо – чистое. Птиц в нём нет.

Людмила Павловна пришла в тот памятный для неё день на кладбище не одна. Вместе с ней была семилетняя девочка, её крестница, дочка местных жителей... Так вот, девочка, к удивлению Людмилы Павловны, не слышала истошного скрежещущего вопля с небес. Она удивилась, когда Комарова завела с ней разговор на эту тему.

– Не было только что никаких птичьих криков. Не раздавалось никаких громких звуков вообще, – сказала она. – Наверное, всё это померещилось вам.

Рука об руку с девочкой Людмила Павловна двинулась прочь от родных её сердцу могил – к выходу с кладбища.

– И тут вдруг, – вспоминает она, – опять-таки сверху, с неба прозвучал девичий голос, судя по обертонам юный, очень красивый. Голос молвил энергично и весело: «Эй! Остановись! Побудь здесь ещё немножко». Сама не знаю почему, я тут же разрыдалась. Бормочу сквозь слёзы: «Хорошо, хорошо. Я побуду, еще побуду». А девчушка, пришедшая со мной на кладбище, смотрит тем временем на меня как на сумасшедшую...

Позже выяснилось, что она не слышала того девичьего голоса!

Незримая незнакомка в ответ на мои слова и слёзы громко рассмеялась. И говорит: «Чего ты плачешь? Плачущая ты мне не нужна. Идика, милочка, отсюда. Шагай домой». Ну, я и пошагала, продолжая рыдать. А девичий голос, шедший по-прежнему с неба, продолжал заливисто смеяться. Смех, и без того громкий, становился всё громче и громче по мере того, как я приближалась к выходу с кладбища. Едва вышла за его ворота, смех оборвался...

Что это было? Кто говорил со мной с небес, кто смеялся? Не знаю. Не понимаю. Теряюсь в догадках...

 

Возле сельского кладбища в густом лесу была сделана фотография, публикуемая в этой книге. Съёмка велась зимой, очень давно – лет двадцать назад. В момент съёмки не наблюдалось ничего экстраординарного в заснеженной лесной чаще. Фотография относится к числу так называемых сделанных чисто случайно. Фотограф-любитель закончил снимать то, что хотел в тот день отснять, и обнаружил, что на плёнке в фотоаппарате осталось два неиспользованных кадра. Дабы "добить" пленку до конца, человек нацелил объектив своей камеры в произвольном направлении на лесную чащу и дважды нажал на кнопку спуска.

Один из этих кадров – перед вами. В его правой части запечатлены снятые почти в упор ветви ели, на которых лежит снег. В левой части тоже вроде бы еловые веточки, припорошенные снежком. Однако вглядитесь повнимательнее в левую часть фотографии.

То, что похоже на снимке на заснеженные веточки, образует нечто вроде высокой конической шапки, напоминающей "колпак звездочёта". А под колпаком отчётливо просматривается лицо! Видны глаза, белый прямой нос, пышные белые усы, переходящие в бакенбарды, и острый белый подбородок. Если приглядеться, можно подметить и плечи странного существа.

Неужели фотоаппарат "увидел" в лесной чаще лешего?! Если это так, то снимок абсолютно сенсационен, ибо он – первая в мире фотография лешего.

Или на снимке – выходец с того света, забредший в лес с кладбища, располагавшегося неподалёку от места, на котором проводилась фотосъемка?

Или же тут все-таки случайная игра света и теней?..

 

Москвичка Ирина Киселёва, женщина средних лет, сказала в беседе со мной:

– Кошмар, о котором я расскажу, начался в январе 1990 года. Мои родители вернулись домой после отдыха в одном из санаториев города Пятигорска. Выглядели прекрасно. Я поболтала с ними, пока мы пили чай, а потом собралась уходить из дома. Перед самым уходом подошла поцеловать их. Потянулась губами к щеке отца, и неожиданно услышала голос, прозвучавший откуда-то сверху: «В следующий раз поцелуешь покойника».

Ирина опешила. Отец приметил её замешательство и стал расспрашивать, мол, в чём дело, почему ты, дочка, переменилась в лице. Киселёва отшатнулась.

Она говорит:

– У меня язык не повернулся повторить вслух то, что сказал неведомо чей голос. Судя по реакции родителей на моё замешательство, они, в отличие от меня, не услышали жуткую по смыслу фразу, произнесённую неведомо кем...

Прошло два дня. В час обеденного перерыва я позвонила с работы домой. Принялась болтать по телефону с отцом о разных житейских пустяках. Внезапно и чётко сверху, прямо с потолка раздалось: «Больше не услышишь его голоса». Я мгновенно поняла, что подразумевается голос моего отца, звучавший в тот момент в телефонной трубке. Мне стало дурно. Что творится со мной? Неужели начались слуховые галлюцинации, и надо отправляться на приём к психиатру?

Миновало ещё пять дней. И скорая помощь увезла отца Ирины Киселёвой с тяжелейшим приступом в больницу.

– Папа медленно умирал, – вспоминает Ирина. – Мы с мамой не хотели верить в это и всё надеялись на чудо. Молили Бога о выздоровлении... Но вместо Божьей помощи началась в нашем доме какая-то чертовщина. Как-то раз утром я проснулась от ощущения, что кто-то похлопывает ладонью по моей обнажённой ноге, мол, пора вставать. Удивлённая, приподнялась на постели, осмотрелась по сторонам. Никого в комнате нет. В последующие дни та же, по всей видимости, незримая рука прикасалась к плечам и груди моей мамы, безмерно пугая её. Изредка она похлопывала и меня – по спине, по ногам.

А примерно за двое суток до того, как скончался отец Ирины, Киселёва стала свидетелем материализации незримого существа, чудившего в квартире. Это произошло ранним утром.

Ирина проснулась от резкого болевого ощущения. Большой палец на её правой руке пронзила такая сильная боль, точно в него воткнули с размаху длинную и толстую иглу. Женщина взвизгнула и, открыв глаза, вскинулась на постели. И тотчас же узрела, как она выразилась, "нечто невозможное, дикое, абсурдное".

В метре от кровати клубилось в воздухе мерцающее облачко. В считанные секунды оно сконденсировалось в женскую полупрозрачную фигуру. Незнакомка была одета в длинную тёмную юбку и кофту, тоже очень тёмную. Светлые волосы были заплетены в косы,. уложенные на голове короной. Лицо самое обыкновенное, незапоминающееся. Возраст незнакомки – примерно сорок лет.

– Привидение застыло рядом с моей постелью в странной позе, неудобной, неестественной. Оно наклонилось вперёд, перегнувшись в талии. При этом верхняя половина тела, абсолютно прямая, образовала угол ровно в девяносто градусов с бёдрами и ногами.

Замерев в таком неловком положении, полупрозрачная женщина глядела на меня в упор. Прошло секунд десять, никак не менее. Вдруг призрак исчез.

Отец Ирины Киселёвой скончался 15 февраля. А в ночь на 18 февраля дух покойного объявился в доме. Ирина:

– Не своим голосом закричала я, когда поздним вечером увидела покойного папочку, стоящего в коридоре. Он был полупрозрачным, слегка светящимся и, что особенно запомнилось, выглядел счастливым. На лице застыла довольная улыбка. Бросилось в глаза и другое. Он был одет в халат, в тот самый больничный халат, в котором встречал меня, когда я навещала его в больнице.

Светящийся дух покойного недвижимо простоял на одном месте несколько секунд, затем растаял в воздухе.

На другой день утрой Ирина и её мать пили чай на кухне. Покончив с чаепитием, Ирина начала мыть посуду. Она поставила вымытую чашку из небьющегося (!) стекла в сушилку. В ту же секунду чашка сама собой беззвучно взорвалась, разлетелась на мелкие осколки. Поразительная факт: осколки брызнули из сушилки прямо в лицо Ирины, однако ни один из них не поранил её щёки или лоб. Неким таинственным образом каждый из осколков чашки изменил в полёте прямолинейную траекторию своего движения и, аккуратно обогнув голову, плечи, грудь женщины, упал на пол за её спиной.

В течение нескольких последующих дней двигались сами собой книги и газеты, лежавшие на столе, подпрыгивала, как живая, сахарница, слышался стук в стену. Затем вся эта паранормальная жуть разом прекратилась...

 

Другой невидимка навещал в декабре 1987 года частный дом, находящийся в посёлке Новобурейский-2 Бурейского района Амурской области. В этом доме – бревенчатой избе – проживает семья Коноваловых.

В своём письме Галина Александровна Коновалова сообщает:

«Моя восемнадцатилетняя дочь Марина дружила с одним юношей, которого звали Евгений. Тот был без памяти влюблён в неё. В мае 1987 года Женю призвали в армию. Там он вскоре погиб при загадочных обстоятельствах. В начале декабря гроб с его телом доставили домой, и Женечка был похоронен на нашем местном кладбище. Тяжело вспоминать о том, как рыдала и убивалась на похоронах моя доченька...

Через три дня после похорон началось в нашем доме нечто жуткое. Подчеркиваю, именно в нашем доме, а не в доме родителей покойного. То как бы пролетит что-то незримое по воздуху, и лицо обдует в тот момент тугая струя холодного воздуха. А то вдруг слышится такой звук, будто кто-то подметает веником пол.

И буквально каждый вечер ровно в одиннадцать часов вся наша семья ясно слышала доносившийся сквозь открытую форточку стук калитки за окном избы, а потом громкий хруст снега под тяжёлыми сапогами. Марина бросалась к окну с воплем: «Это опять Женечка с того света пришёл!» А мы с мужем выбегали на порог избы, но никого постороннего во дворе не обнаруживали.

Дважды тот невидимый, кто хлопал калиткой и топтался поздними вечерами во дворе, подходил к двери, ведущей в дом. Крючок на внутренней стороне двери тут же резко сам собой вылетал вверх из запорной петли. На этом всё стихало...

В ночь под Новый год все мы услышали, как невидимка подсел к празднично накрытому столу и стал, громко чавкая, есть. Знали бы вы, как мы перепугались!.. А ещё через пару дней мы с Мариной ходили в магазин за покупками. Когда вернулись домой, то ужаснулись. Одна из широких кроватей в избе оказалась залита водой. Выяснилось, что всё постельные принадлежности, включая поролоновый матрас, промокли насквозь...»

 

«Пишу вам из города Анапа, где живу с 1963 года, – сообщает Л.Терзиян. – В том году вышла я замуж, и спустя девять месяцев родилась у меня дочь Карина. А 28 апреля 1990 года она умерла после тяжёлой болезни – "злокачественная лимфома". И вот прошёл после похорон ровно один год и один месяц. Сижу я на работе за конторским столом в помещении управления Анапской автоколонны №1489 и чатаю на машинке. По сей день я работаю там машинисткой.

Вдруг передо мной, прямо рядом со столом, за которым я сидела, появилась покойная моя дочь Карина. Ни дверь не открывалась, ни шагов слышно не было... Карина возникла так, словно бы выросла там из-под земли. Не скажу, что я испугалась. Скорее, сильно удивилась. Посмотрела на неё и вижу, она держит в руке белый лист стандартной машинописной бумаги, сложенный вчетверо. Может быть, это вовсе не Карина, подумала в тот момент я, а какая-та женщина, безумно похожая на нее?

– Слушайте, – говорю, обращаясь к ней, – как же вы удивительно похожи на мою доченьку-покойницу. Вы меня извините, но дайте я поцелую вас.

Пока я не произнесла этих слов, Карина или женщина, невероятно похожая на неё, смотрела на меня грустными глазами. Но едва я сказала, что хочу поцеловать её, она заулыбалась. И сама всем телом прильнула ко мне. Я крепко обняла её и поцеловала сначала в левую щеку, потом в правую.

И тут же сердце у меня защемило – оно не могло ошибиться. Я расцеловала собственную покойную дочь! Говорю ей:

– Как же ты похожа на себя живую! Потом открываю ящик конторского стола, достаю из него цветной портрет покойницы и показываю его Карине:

– Смотри, доченька. Убедись сама. Сходство поразительное.

Та очень внимательно посмотрела на портрет. И говорит:

– А что с ней было?

Так, знаете ли, и спросила, и сказала – "с ней". Стоит передо мной, судя по всему, привидение, точная копия покойной дочери и спрашивает о себе самой в третьем лице.

Я смешалась, растерялась, стала рассказывать, как и отчего умерла Карина. Выслушав мой сбивчивый рассказ, двойник Карины, обращаясь ко мне почему-то на "вы", молвил:

– Не волнуйтесь. Успокойтесь.

И растаял в воздухе.

Я рассказала о происшедшем своим сослуживцам. А те говорят: это тебе показалось. Как же, думаю, показалось, если я явственно ощущала тёплое тело моей доченьки, когда обнимала и целовала её? Я держала её за талию, прижимая к себе, и на ощупь это было тёплое и вполне, так сказать, материальное тело... Извините, но я написала истинную правду».

 

А вот рассказ пенсионерки Марии Безруковой из посёлка Поярково Амурской области:

– Было это 31 декабря 1990 года... Конечно, к Новому году все готовятся – пекут, варят, стряпают. Вот и я всё это сделала, даже налепила пельменей.

Накрыла стол, пододвинула его к дивану, вскипятила самовар. Торт приготовила. Села и сижу в одиночестве – жду, когда Михаил Сергеевич Горбачёв поздравит меня по телевизору с Новым годом.

Он, наконец, поздравил. Я поблагодарила его, а часы пробили полночь. Встала я из-за стола и говорю вслух:

– Ну и что с того, что осталась я в этой жизни совсем одна? Никто не пришёл сегодня ко мне в гости, да и я ни к кому не пошла, ибо не к кому ходить... Уж коли не довелось встретить Новый год с живыми – буду встречать его с мёртвыми.

И начинаю со скуки дурачиться. Устраиваю "домашний спектакль" для самой себя. Открываю дверь, ведущую из дома на двор, говорю с поклоном:

– Заходите.

А сама отступила в сторону от двери, стала в прихожей в угол. Жду.

И что вы думаете? Внезапно заходят в дом все мои четыре брата, нынче покойные. Раздеваются, разуваются.

Я стою, совершенно обомлев. Как говорится, с отвисшей челюстью.

Следом за мёртвыми братьями входят в дом другие милые моему сердцу покойнички – отец и мать. За ними – мой муж; он вошел последним. И все они раздеваются, разуваются, а я гляжу на них и дивлюсь тому, какой необычной красоты у них одежда и обувка.

Справившись с душевным волнением и как бы смирившись с тем, что они все вместе пришли в гости ко мне (сама же ведь позвала!..), я и говорю:

– У вас – чудная обувка, такая красивая. Да и пальто у вас не такие, как у нас. Блестящие, переливающиеся... Иностранные, что ли?

Ну, а они, свои иностранные пальто и башмаки скинув, проходят мимо меня в жилую комнату. Проходят молча. Не слышат как бы моих расспросов насчёт чудной одежды. Вошли в комнату. Я – следом. Стали садиться за стол.

Я посчитала: нас – восемь человек, а мест для сидения за столом оказалось семь. Семеро, включая меня, расселись, а один из братьев, оставшийся без места, бегает, бегает молча вокруг стола, суетится, ища, куда бы приткнуться ему. Кое-как усадила я его рядом с собой на краешек дивана.

Достала из шкафчика восемь рюмочек хрустальных. Хотела налить шампанского, да не смогла открыть бутылку.

Говорю, обращаясь к моим дорогим гостям, явившимся с того света:

– Может быть, кто-нибудь из вас откроет бутылку? – Но все в ответ молчат по-прежнему. Как воды в рот набрали.

– Ладно, – говорю. – Обойдёмся без шампанского. Будем пить пиво. Есть у меня в запасе несколько бутылочек. Разливаю по рюмкам пиво.

Покойники ни слова не говоря тянут свои руки ко мне, чокаются рюмками с моей рюмкой. И я отчётливо слышу звон хрустальных рюмочек при их соударении друг о друга.

Потом поставила я самовар, принесла конфеты, заварку. Торт разрезала, всем раздала по кусочку. Только взяла в руки чашку с чаем, как вдруг за окном закукарекал петух! Он жил в сарае у моих соседей. Глянула я – а все мои родные покойнички исчезли. Нет никого за столом. И главное – рюмки с пивом стоят на столе, на тарелках разложены куски пирога, и всё это нетронуто... Но я же ясно видела, как они пили пиво, если пирог. Делали это молча! Бросилась я в прихожую – нет там ни обувки, ни одежды ихней, чудной, иностранной.

Весь день потом ходила сама не своя. Крестилась да молилась. Да отдувалась: ай, мол, да я, встретила, дурёха старая, Новый год в компании с мертвецами!.. Так что советую всем и каждому: пожалуйста, не зовите покойников под Новый год. Может быть и похуже, чем у меня.

 

В Красноярском крае в 1993 году тоже объявилась гостья с того света.

По Енисейскому тракту двигался автомобиль «КамАЗ». Он приближался к небольшому городку Бадалыку. До города оставалось не более трёх-четырёх километров, а время близилось к полуночи. Водитель «КамАЗа» Юрий С. увидел вдруг на дороге какую-то фигуру. Она словно выросла там из-под земли метрах в пяти от переднего бампера автомашины. Шофёр резко нажал на тормоз, но было поздно. Подмяв под себя фигуру, «КамАЗ» с визжащими тормозами проехал по дороге ещё не менее десяти метров, прежде чем остановился. «Только что я убил человека»,– подумал с ужасом Юрий.

Он собрался выпрыгнуть из кабины на землю, чтобы пойти и посмотреть на тело убитого... Но тут рядом с автомобилем появилась женщина. Она была одета в тёмную юбку и приталенный пиджак, с распущенными волосами, на вид – лет сорок.

Распахнув ведущую в кабину дверь, незнакомка попросила:

– Пожалуйста, подвезите меня до городского кладбища.

Юрий точно помнил, что не хотел подвозить её, но внезапно потерял сознание. А когда очнулся, женщина уже сидела молча рядом с ним в кабине. Машина медленно ехала по дороге. Мотор почему-то еле тянул. Юрий вспоминает, что был в те минуты как пьяный и боялся смотреть на свою неожиданную пассажирку. По его словам, в ней чувствовалось что-то особенное, неестественное, жуткое.

Наконец, в смутном предчувствии беды водитель с немалым трудом повернул голову направо.

Женщина смотрела на него в упор. У неё во лбу зияла огромная свежая рана, из которой на спокойное лицо сочилась кровь. В ране виднелись разбитые мозги.

Юрий не мог пошевельнуться. Он ощущал себя как бы привязанным к спинке водительского кресла. В горле застрял ком. Наш шофёр вёл свою машину сквозь ночь, не разбирая дороги. Всё происходящее казалось ему кошмарным сном, бредом, галлюцинацией.

«КамАЗ» внезапно остановился. Сделал он это сам собой, без помощи водителя.

Что было дальше, Юрий помнит смутно. Помнит сквозь клубы тумана, частично затмившего его сознание.

Вылезая из кабины, женщина с раной во лбу коротко бросила:

– Помоги мне!

Послушным шагом ропота Юрий направился следом за ней к кузову самосвала.

– Достань его,– приказала женщина и указала рукой на кузов.

Юрий беспрекословно подчинился. Он влез в кузов и обнаружил в нём гроб, неведомо как туда попавший.

Спустя минуту выяснилось, что самосвал замер на обочине дороги рядом с кладбищем. Женщина с раной на лбу и Юрий с гробом на плечах прошли к свежевырытой могиле.

Женщина молча легла в гроб, а водитель, действуя как автомат, столкнул гроб в могилу. Тот упал в неё боком, и женское тело выпало из него, привалилось к глиняной стене ямы. Юрий бросил вниз крышку от гроба. Крышка упала, ударив женщину. Рядом с могилой валялась лопата. Продолжая действовать как автомат, Юрий взял её и кое-как забросал могилу землёй.

Потом сознание у водителя «КамАЗа» вдруг прояснилось. Он ошалело огляделся по сторонам, заорал от страха и со всех ног кинулся с кладбища к своему самосвалу...

 

Юрий не стал делать секрета из происшедшего в ту ночь. История получила огласку в Красноярске и его окрестностях.

Через несколько дней большая группа людей, снедаемых любопытством и предводительствуемая Юрием, прибыла на то самое кладбище. С помощью водителя «КамАЗа» прибывшие достаточно быстро разыскали интересовавшую их могилу.

Кладбище было не очень большим, а Юрий, когда убегал с него, поневоле запомнил направление, в котором двигался. Теперь, шагая в обратном направлении, он привёл группу любопытствующих к месту на погосте, где, по его ожиданиям, должна была находиться прямоугольная яма, а в ней полуперевернутый гроб с откинутой крышкой и женское тело, едва присыпанные землёй. Однако ямы на том месте не оказалось! Высился там могильный холмик.

Земля на нём выглядела свежеперекопанной. А на косо лежавшей сверху, сдвинутой в сторону, мраморной плите было написано: «Костенко Тамара Григорьевна. 14.01.1951 – 01.09.1990».

И фотография красивой русоволосой женщины на плите. Едва взглянув на неё, Юрий опознал на фотоснимке даму с дырой во лбу, вовлекшую его в кошмарное ночное приключение.

 

Очень быстро выяснилось, что муж покойной Игорь Игоревич Костенко жив по сей день и прекрасно себя чувствует. Самодеятельные сыщики, побывавшие на кладбище, разыскали его самым элементарным способом через справочную адресного бюро Красноярска.

Игорь Игоревич был взбешён их рассказом о том, что кто-то надругался над могилой его покойной супруги – по меньшей мере просто перекопал землю на ней, сдвинул в сторону мраморную плиту. Он спешно отправился на кладбище, чтобы удостовериться в правдивости сообщения. И с ужасом обнаружил там нечто худшее, нежели ожидал увидеть: плита расколота пополам и сброшена в могилу, которая оказалась раскопанной на глубину до полуметра. Стало быть, после визита группы любопытствующих горожан кто-то ещё наведался сюда и, так сказать, усугубил ситуацию.

 

Вернувшись с кладбища домой, Игорь Игоревич Костенко немедленно обратился в милицию. Там он, во-первых, рассказал о святотатственной выходке неизвестных хулиганов на кладбище. А во-вторых, сделал попутное, крайне темпераментное заявление. Он сообщил, ему, мол, стало ведомо, что по Красноярску поползли безобразные слухи, основанные на рассказе шофёра Юрия С. Безответственные болтуны распространяют гнусные сплетни. Уверяют всех и каждого, что его покойная супруга Тамара Костенко – натуральная ведьма. Вылазит, мол, из могилы своей и шляется ночами по дорогам. Кидается там под автомашины. Заставляет водителей таскаться с гробами на плечах по кладбищам... Игорь Игоревич назвал эти слухи бредовой и наглой выдумкой и потребовал, чтобы милиция призвала их распространителей к ответу.

 

 

Крутые ребята, эти полтергейсты

"Полтергейст" – немецкое слово. Оно означает "шумный дух". Этим обобщающим термином принято называть самые разнообразные выходки неких таинственных и, как правило, невидимых хулиганов, которые вдруг начинают буянить в доме, том или ином, учиняют там разные пакости.

По сообщению юриста Андрея Стоколоса, типичное проявление полтергейста было зафиксировано в январе 1991 года в Тюменской области. В книге учёта происшествий Лянторского поселкового отделения милиции появилась короткая запись: «В шестнадцатой квартире общежития № 10 по ул.Набережной, где проживает семья Распутиных, в вечернее время стали необъяснимым образом пропадать вещи. Предполагаемая причина – в комнате поселился домовой». Подпись – дежурный по отделению старший лейтенант милиции Булушев.

Официальный доклад в районный центр Сургут был более пространным: в этой квартире сами собой летают часы, катается и сигналит звонком детский велосипед, падает посуда, подпрыгивают и передвигаются стулья, стол, диван. Прямо с людей исчезает верхняя и нижняя одежда, растворяясь в воздухе! "Потерялось" 800 рублей.

Участковый инспектор Булушев, старшина милиции Оксенюк, милиционеры Краснобаев и Серенец побывали на месте происшествия, опросили многочисленных свидетелей – соседей электросварщика Романа Распутина, его жены Любы и их дочки Тани, а также гостивших у Распутиных родственниц с Украины. Кое-что удивительное наблюдали своими глазами.

Так, временами стены и потолок квартиры буквально ходили ходуном, штора на окне сама собой сворачивалась в валик и вновь распускалась.

Когда гостьи, мать Любы и её двоюродная сестра Ольга Сенина, отбыли восвояси, в город Каменец-Подольский Хмельницкой области, "дух" успокоился, а многие пропавшие вещи нашлись. Их обнаруживали в самых неожиданных местах. По утверждению автора этого сообщения А.Стоколоса, кофта, непонятным образом снятая из-под двух других, бывших на Ольге Сениной, немыслимо плотно свёрнутая, оказалась втиснутой в маленькую аптечку. Комбинезон дочери Романа ребятишки нашли на улице за общежитием, а юбка одной из гостивших женщин отыскалась в туалете. Лишь о деньгах, о пропавших восьмистах рублях пока что ничего не известно.

 

В селе Гремяки Рязанской области в квартире Яковлевых тоже завелась нечистая сила. Началось всё с того, что буквально из-под рук хозяев кто-то умыкнул часы, фонарик, папиросы, спички и даже бутылочку с кашей для восьмимесячного Алёши. Пропавшую бутылочку удалось обнаружить лишь на следующий день – на балконе. Решили, что всё это проказы дочерей, одиннадцатилетней Нади и четырёхлетней Оли, но на этом происшествия не закончились.

То продукты исчезнут из холодильника и окажутся в подполье сарая, то вещи из сарая вдруг сами перекочуют в квартиру. А однажды стиральная машина сама собой завалилась на бок. По ночам кто-то стучал, топал и попискивал.

Потом на подушке была обнаружена записка, написанная старославянскими буквами: «Сегодня ночью берегись». Не на шутку встревоженный Виктор Иванович Яковлев, недавно выписанный из больницы, по совету жены ушёл ночевать к родне. Спальню, где была найдена та записка, заперли на замок.

Более тревожной ночи Елена Сергеевна Яковлева не припомнит в своей жизни – в спальне то и дело раздавались чьи-то шаги. Утром женщина вышла во двор и заглянула через оконное стекло в спальню. С ужасом она увидела – постель сброшена на пол, а на кровати под тонким покрывалом кто-то лежит. И это в комнате, запертой с вечера на замок!..

Елена Сергеевна в ужасе отшатнулась от окна. Она не решилась войти в спальню вплоть до того момента, покуда её муж не вернулся домой в сопровождении родственников.

Люди гурьбой ввалились в спальню. Кровать была пуста, никого постороннего на ней не было. Зато в самом её центре покоилась на покрывале записка: «Зачем ты ушёл?» И ниже – подпись: «ч. р. т.» Неужели это подписался сам чёрт?! Судя по содержанию, записка была адресована Виктору Ивановичу, покинувшему накануне вечером дом.

Яковлевы, измотанные вконец, обратились в милицию.

Там необычное заявление восприняли с усмешкой, с откровенным недоверием, однако на место происшествия всё же выехали. Тот, кто подписался «ч. р. т», никоим образом не проявил себя в доме в присутствии властей. Но сразу же после отбытия милиционеров невидимка сделался ещё более агрессивным. Он принялся устраивать поджоги.

То пол внезапно вспыхнет, то по стене побежит полоска огня. А затем совсем уж невероятные, абсолютно неслыханные истории стали происходить с детьми Яковлевых.

Как-то Елена Сергеевна вышла на кухню за молоком для восьмимесячного Алёши. Ни мужа, ни дочерей дома не было. Вернулась в комнату – ребёнка нигде нет. Исчез! Всю квартиру обыскала. Ну, нет нигде малыша! На её крики прибежала соседка, стали искать вместе. Даже во двор выходили, хотя, понятное дело, предположение о том, что восьмимесячный карапуз сумел каким-то образом перебраться туда, было нелепым. Но вдруг послышалось детское агуканье из запертого на ключ шкафа. Отперли сидит в шкафу ребёнок, весёлый, улыбающийся и как бы играет с кем-то или чем-то невидимым.

На следующий день сходное странное происшествие приключилось и с четырёхлетней Олей. Девочка каталась на трёхколесном велосипеде по квартире – и вдруг прямо на глазах ошеломлённых родителей исчезла. У матери исчезнувшей началась истерика, а отец кинулся искать Олю по дому, заглядывая во все углы, под все кровати... Девочка объявилась минут через пятнадцать на том же самом месте, с которого пропала.

В отличие от младшего брата, она смогла кое-что рассказать испуганным родителям. Но такое, от чего у них мороз пошёл по коже.

– Вместе с крохотным чёртиком я ходила на речку, и мы с ним играли там, – сказала Оля...

 

Теперь послушаем рассказ Лилии Александровны Каренской из Ростова-на-Дону:

– Начиная с мая 1993 года, в моей квартире происходят необъяснимые самовозгорания. Сижу я как-то вечером перед телевизором, смотрю «Санту-Барбару», как вдруг чувствую – будто палёным припахивает, Кидаюсь на кухню, а там из духовки валит дым. У меня духовка давным-давно неисправная. Я никогда не зажигаю в ней газовую горелку. Использую её в качестве подсобной емкости для хранения разных кухонных мелочей. В тот вечер лежали в духовке полиэтиленовые кульки. Оказалось, горят они, и этот едкий дым – от них.

Через несколько дней ни с того ни с сего повалил дым из стиральной машины. Сами собой в ней воспламенились рубашки. Ещё через пару дней Каренская вечером опять смотрела телевизор. Она лежала на диване. И тут дым пошёл прямо из-под её тела! Загорелся диван.

– А то, что произошло на днях, – говорит Лилия Александровна, перепугало меня уже почти до обморока. Просыпаюсь в четвёртом часу утра от того, что слышу какой-то треск. Подумала спросонья: наверное, это котёнок, живущий у меня, балуется, прыгает и вот-вот куда-нибудь свалится. Открываю глаза – снова валит из кухни дым. Кидаюсь туда, а там!.. Батюшки-светы!.. Занавески на окне полыхают вовсю, стекло оконное лопнуло от жара, тлеет подоконник, верёвка, висящая под потолком, полностью уже прогорела, и прищепки, свалившись с неё, валяются на полу...

Мне страшно находиться в квартире. А с другой стороны, боязно и надолго выходить из неё. Вдруг в моё отсутствие опять начнётся самопроизвольный пожар, и всё моё добро сгорит? Обратилась я в пожарную часть. Пришёл оттуда инспектор. Походил по дому, послушал мои рассказы, посмотрел на горелые вещи и развёл руками. «Это, – говорит, – что-то необъяснимое».

 

Что-то необъяснимое случилось осенью 1991 года и в доме жительницы эстонского города Кохтла-Ярве Галины Л.

Купив в хозяйственном магазине алюминиевую кастрюлю, она поставила её на газовую плиту, наполнив вермишелью и водой. Включила газ, вышла в соседнюю комнату.

– Через некоторое время, – рассказывает Галина, – я вновь зашла на кухню, помешала вермишель и вдруг под ней сквозь чистую воду, ещё не успевшую вскипеть, увидела на дне кастрюли какое-то пятно. Когда я принесла кастрюлю из магазина домой, то, само собой, тщательно вымыла её. Дно у кастрюли было чистым. А тут вижу – появился на дне чёткий отпечаток детской ножки. Все мои попытки оттереть отпечаток пастой и содой оказались тщетными...

 

Другая женщина, Татьяна Иванова из Краснодара, сообщила о странных происшествиях, имевших место в жизни её землячки Клавдии Аникиной, в настоящее время пенсионерки, а также её родственников.

В тяжёлый послевоенный 1946 год Клавдия, обременённая вечно голодными малолетними детьми, оставшаяся без мужа, решилась на отчаянный поступок. Последние припасы закончились в доме, есть стало совсем нечего... И Клавдия продала свой дом, большой и просторный. А сама вместе с детишками перебралась в ветхую лачугу на окраине города. Бывшим владельцам лачуги она выплатила сущую ерунду из суммы, полученной от продажи хорошего просторного дома, в котором жила ранее.

О том, что лачуга – "нечистая", бывшие её хозяева "забыли" предупредить Клавдию...

Новая владелица этой хибары и невеликого садового участка рядом с ней решила вырыть на участке колодец. Сосед увидел, как она начала рыть, и перепугался.

– Не ройте здесь яму! – закричал. – В этом месте закопан человек... Сыновья когда-то не поделили имущества с отцом и разрубили его на куски топорами. Зарыли, как собаку, в углу сада. Даже не похоронили, не отпели по-христиански. Вот и бродит его призрак по саду. Я сам не однажды видел его.

Вскоре стала Клавдия подмечать "неладное" в своей убогой хате. То вещи какие-нибудь исчезнут, а то вдруг другие вещи окажутся не на своём месте, то ещё что-нибудь...

Кто это балует? Домовой? Или в самом деле призрак безвинно убиенного? В отличие от своего соседа, Клавдия ни разу не видела привидение убитого сыновьями мужчины. Да и не очень-то поверила рассказу соседа. Обдумав проделки невидимки в доме, она решила – это шалит домовой.

Ну, а к домовым в русском народе отношение традиционно доброе, ёплое. Домовые, согласно поверьям, оберегают дома, в которых живут, иной раз даже Хпомогают их хозяевам... Когда у Клавдии Аникиной подошла очередь на получение квартиры в новом многоэтажном здании, женщина подумала: «Надо бы по старинному обычаю "пригласить" домового на новое место жительства». Переезжая из ветхой хибары в новую квартиру, Аникина вслух позвала домового, мол, перебирайся вместе со мной. Тот взял да переехал.

И принялся куролесить на новом месте с утроенной энергией!

– Восьмого марта друзья пришли поздравить меня с праздником, вспоминает студентка Марина, внучка Клавдии Аникиной, проживающая нынче в той же квартире. – Было очень весело. Мы пели под гитару, танцевали. Вдруг в комнату заходит моя мама и обеспокоенно спрашивает: «Кто из ребят только что покинул квартиру?» Все удивлённо переглянулись. Из комнаты никто не выходил. «Не может быть, – настаивает мама. – Мы с бабушкой Клавдией были на кухне и ясно видели, как какой-то мужчина прошёл через коридор к двери, ведущей на лестничную площадку, открыл дверь и перешагнул через порог. Подумали, это кто-то из гостей удалился. Я пошла закрывать дверь за ним и страшно удивилась, обнаружив её запертой изнутри на ключ! Сама дверь никак закрыться не могла... Что, мы вдвоём с бабушкой Клавдией умом, что ли, тронулись?! Мы же обе отчётливо видели, как некий мужчина выходил из квартиры».

 

Спустя некоторое время Марина сама оказалась свидетельницей нового загадочного происшествия. К ней пришла в гости подруга. За разговорами девушки не сразу обратили внимание на то, что на кухне кто-то хозяйничает. Ходит там, шаркая ногами, сопит, гремит посудой... А когда прислушались и осознали, что на кухне на самом деле кто-то есть, то перепугались. Ибо в квартире в тот вечер никого, кроме них, не было! Бросились они на кухню. Едва вбежали в неё, странные звуки прекратились. Никого постороннего там девушки не обнаружили.

Однако увидели нечто изумившее их. Тарелки из настенного шкафчика были кем-то – кем?! – вытащены и аккуратными стопками расставлены на столе.

 

В дальнейшем – впрочем, как и на протяжении долгих лет ранее отмечались иные мелкие, сугубо бытовые шалости таинственного невидимки.

Марина:

– Наш жилец никогда никому не причинял явного зла. А вот пошалить любил и был большим мастером на разные дурашливые проделки. Особенно нравилось ему подшучивать над моей мамой. То воды в её кровать нальёт, то помешает ей готовить обед – только поднесёт она к газовой плите зажжённую спичку, домовой – пых! – дунет на неё. Спичка гаснет.

Однажды мать Марины проснулась среди ночи от того, что кто-то сдёрнул с неё одеяло, которое упало на пол с грохотом. Ну, будто не из ваты было изготовлено, а из железа. И чей-то голос тихо произнёс: «Упало».

На следующий день умерла близкая родственница семьи Аникиных... То есть "упала" на тот свет...

 

На другом конце Краснодара, в многоэтажном жилом доме возле рубероидного завода в ноябре 1990 года тоже завелась нечистая сила. Когда я приехал в Краснодар, местный житель журналист В.Байбик рассказал мне во всех подробностях о том, что там происходило, показал свои блокноты с записями и даже свою статью о происшествии, опубликованную в местной газете. В.Байбик сказал:

– Всё началось с того, что по стене пополз утюг! Особого внимания на это не обратили. Взрослые не поняли, в чём тут дело, и решили, что дети шутят или просто балуются...

Лишь месяц прошёл с того дня, как семья Мишиных перебралась в эту квартиру. Они удачно поменялись на большую жилплощадь. Состав семьи: муж, жена, бабушка и двое детей – шестилетний Артём и тринадцатилетний Саша. В квартире три комнаты,

Второй раз утюг сам собой пополз вверх по стене спустя двое суток после первой его попытки добраться ползком до потолка. По словам Саши, увидев ползущий снизу вверх утюг, он подошёл поближе. Утюг тут же остановился, словно затаившись. Саша позвонил маме на работу.

– А ты сними его со стены, – посоветовала мама, посмеиваясь: она не поверила рассказу сынишки.

Саша внял совету. Он легко оторвал утюг от стены и отнёс его в комнату бабушки, где и поставил на стол. Потом бабушка и Саша что-то убирали в соседней комнате, а когда вернулись в бабушкину спальню, увидели– утюг рывками ползёт там по ковру, висящему на стене.

Мальчик стал отдирать его от ковра и почувствовал нечто вроде лёгкого удара электротоком в ладонь.

 

В один из последних дней ноября, когда семья Мишиных в полном своём составе обедала, раздался сильный хлопок, почти взрыв. Потом со стола взлетела тарелка и прямо в воздухе рассыпалась на мелкие осколки. Спустя полчаса рухнул карниз, висевший над окном.

А вечером в той комнате, где спят дети, были обнаружены многочисленные капли воды на потолке. Бабушка поудивлялась, глядя на мокрый потолок, и стала стелить Сашину постель. Откинула в сторону одеяло. Под одеялом, совершенно сухим, лежала мокрая простыня, будто выжатая, а матрас под ней был, как и одеяло, сухой.

Потом начались совсем уже странные вещи. Стали ездить туда-сюда шкафчики-антресоли на платяном шкафу, без конца какая–то сила разворачивала телевизор, в доме упорно продолжали биться сами собой тарелки.

Знающие люди посоветовали пригласить в дом священника.

Священник прочитал молитву, окропил комнаты святой водой, поставил в детской комнате бабушкину икону, рядом с ней чашку со святой водой и пообещал, что всё будет в порядке.

Но порядка, рассказывает В.Байбик, как раз и не получилось. Через пару часов после ухода священника отец Саши вернулся с работы и обнаружил, что чашка со святой водой перевёрнута, вода разлита по лежащему на полу ковру, а икона валяется здесь же, на ковре, ликом вниз. Кроме того, шифоньер раскрыт, кресло повалено на бок.

И пошло-поехало! Забуйствовал "нечистый"! В один из дней прибегает из соседней комнаты на кухню Артём, кричит: «Сашу придавило!» Родители вбежали в комнату. Действительно, Саша лежит на полу, стонет, на него сверху взгромождено тяжеленное кресло, а над креслом колышется в воздухе какое-то марево.

Затем кресло стало переворачиваться регулярно – независимо от того, находились в этот момент в доме дети Саша и Артём или не находились.

Говорит хозяйка "нечистой" квартиры:

– Дня через три муж уехал в командировку, и у нас остался ночевать мой родной брат Володя. Заговорились мы с ним допоздна, до трёх часов ночи. Потом улеглись спать. Причём в эту ночь мой старший сыночек Сашенька спал в одной комнате с нами. Лежали мы так: я – на тахте, брат Володя – на матрасе, расстеленном на полу, а Саша – на диванчике, стоявшем возле противоположной стены. Только начала я засыпать, как вдруг почувствовала непонятную вибрацию в ногах. Открываю глаза. В изножьи тахты стоит какой-то мужчина. Пригляделась, это же брат в своей рубашке в клеточку, в джинсах-варёнках. Я говорю ему:

– Ты куда собрался?

А Володя снизу, с пола, отвечает сонным голосом:

– Да сплю я уже. Сплю. Не мешай засыпать.

Глянула вниз: действительно, брат лежит на полу, на матрасе. Думаю, что такое? Кто же тогда стоит передо мною – молча и недвижимо как истукан? А у нас в доме пёс живет... Вдруг псина врывается в комнату и с угрожающим рычанием кидается на незнакомца, двойника брата, замершего в изножьи моей постели. Видение тут же исчезло. Только зареяли в воздухе там, где было оно, какие-то светящиеся брызги, похожие на апельсиновые дольки как по размерам, так и по цвету.

Утром думаю, экая же чушь привиделась мне минувшей ночью!.. А сынок Сашенька спрашивает у меня:

– Куда это дядя Володя среди ночи собирался? И зачем так долго стоял возле твоей постели, мама?

Оказывается, он тоже всё это видел. Я расспросила сына; выяснилось, он приметил и то, как исчезло привидение. Видел и светящиеся "апельсиновые дольки", парившие в воздухе на месте исчезновения призрака. Правда, Саша решил, что "дядя Володя", молча стоявший столбом возле моей постели, никуда не исчезал. Просто улёгся, какое-то время постояв, назад на пол – на матрас...

А вот рассказ Саши:

– Утром я включил телевизор посмотреть фильм про шпионов. Вскоре телевизор плавно привзлетел и сам собой аккуратно лёг боком на пол, продолжая при этом работать. Тут же раскрылись все дверцы шкафов, и вещи стали вылетать из них, точно выдуваемые оттуда ветром. Меня тоже с дивана как будто потянуло. Но тут неведомо откуда появился человек высокий, выше люстры, гладкий, блестящий. Его лицо было точной копией лица дяди Володи. Я перепугался. Он говорит: «Не бойся меня». Мне ещё страшнее стало. А он опять заговорил. «Пойдем со мной», – предлагает. Я в ответ: «Не хочу». Он тогда говорит: «Ну ладно, сегодня ложись спать в своей комнате один. Я приду, как приходил и в тот раз».

Наступила ночь, Саша лёг спать, однако не один, а вместе с папой. Он проснулся среди ночи внезапно. Опять увидел перед собой высокого незнакомца – того самого, с лицом как у дяди Володи. Таинственный гость молвил:

– Не бойся, я ещё никому из людей не причинил зла.

Саша, трясясь от страха, спросил:

– Кто Вы?

– У меня нет имени, – ответил незнакомец.

– Можно я разбужу папу? – сказал мальчик.

– Не стоит, – услышал он в ответ.

– Я опоздал до назначенного срока и должен вернуться до утра в свой мир.

– В какой мир?

– Тебе этого не понять. Я нахожусь в вашем доме довольно долго, но сумел войти в контакт с тобою лишь сейчас... Я снова приду через двадцать два земных дня, и тогда мы с тобой обстоятельно поговорим обо всём.

С этими словами незнакомец исчез.

 

Через двадцать два дня был канун Нового года. На протяжении всех этих дней буйство невидимых сил не прекращалось в доме. О нём узнали соседи по подъезду, которые сначала не могли понять, что это за страшный грохот доносится время от времени из квартиры Мишиных. Там в самом деле частенько погромыхивало: грохот шёл из стен, из потолка. Взрывались лампочки под потолком, сами собой ломались стулья, методически самоуничтожались тарелки, хрустальные вазы, чашки... К Новому году Мишины уже вывезли из квартиры всё бьющееся, всё ценное. Великий страх обуял их, ибо начались истории с самовозгораниями. Вспыхнула полиэтиленовая занавеска, висевшая в ванной комнате. Следом заполыхали полотенце и коробка со стиральным порошком... Стали самовоспламеняться в доме те или иные мелкие бумажки...

В канун Нового года таинственный незнакомец, по утверждению Саши, не пришёл к нему, то есть не сдержал своего обещания. Однако, как уверяет мальчик, случилось с ним нечто иное, куда более удивительное. Саша, проснувшись среди ночи, осознал себя находящимся... на другой планете или в некоем ином мире!

– Там, – говорит он, – я повстречался со своими умершими родственниками. Никого из них я не знал в лицо. Но они объяснили мне, что они именно-таки мои умершие родственники, жившие на Земле задолго до момента своего визита в этот иной мир. Ощущение такое, будто воспоминания о визите почти полностью насильственно стёрты из моей памяти...

 

Приведу теперь строки из письма В.И.Вдовина, проживающего в городе Константиновске Ростовской области:

«Домовой живёт у нас давно. Я свыкся с ним и называю этого проказника Дядюшкой. Недавно мы получили новую квартиру. Переезжая в неё из нашей старой полуразвалившейся хаты, я решил позвать Дядюшку с собой. Использовал для этого старый как мир, хорошо известный, народный способ. Я поставил домашние тапочки возле поддувала русской печи и сказал:

– Домовой-домовой, пойдём жить на новое место! Затем сунул тапочки в мешок и перенёс на новую квартиру.

Если бы наш Дядюшка был неразумным существом, он бы не понял моих слов и не перешёл бы вместе со мной на новое место жительства. Дядюшка оказался существом разумным. По всей видимости, он прекрасно понял, что сказал я, когда ставил домашние тапочки перед печью.

Вместе с нашей семьёй он переселился в новую квартиру.

Контакты с ним на новом месте происходили поначалу по знакомой схеме, мало чем отличались от его более ранних проделок. Контакты бывали по-прежнему всегда только по ночам. Меня будил пронзительный свист. Затем возникал шум, отдалённо похожий на морской прибой. В теле возникало ощущение тяжести. Мои руки и ноги оказывались полностью парализованными. Открыть глаза я был тоже не в состоянии. Причём, если в такой момент мысленно спросить у домового, мол, к добру ты пришёл или к худу, он чаще всего громко вслух отвечал: «Дуб...» (добро) или «Худ...» (худо).

Когда Дядюшка заявился около полуночи в последний раз, я набрался смелости и про себя спросил у него:

– Вот ты все твердишь «Дуб...» или «Худ...», а что ты ещё умеешь делать?

И тут же почувствовал, как некто незримый приподнял меня с постели и потянул вроде бы вниз, на пол. Я перепугался, мысленно говорю, не разжимая глаз, ему:

– Хватит!

Чувствую, не на полу лежу, а вишу в воздухе! Ну, я ещё больше испугался и этаким строгим тоном мысленно приказываю:

– Перестань сейчас же баловаться. Поставь меня на пол.

Тело моё само собой совершило лёгкий кульбит, и подошвы ног звучно ударились о пол. Я замер на одном месте, полностью обездвиженный, и меня стало раскачивать из стороны в сторону, как маятник. В этот момент мне удалось с немалым трудом приоткрыть глаза.

В воздухе передо мной клубились какие-то тёмные сгустки. Один из них стал быстро таять, и в верхней части дымчатого облачка возникло женское лицо, довольно красивое. Частично просматривались также плечи и грудь. Женщина была одета в блестящее платье, словно бы сотканное из зеркального материала... Тут с кухни раздался голос моей мамы; она в тот момент ещё не спала. Мама крикнула что-то вроде того, что, мол, я должен немедленно лечь назад в постель и спать, а не шляться среди ночи по комнате, бухая ножищами.

Незнакомка в блестящем, зеркальном платье мгновенно исчезла, едва послышался с кухни рассерженный мамин окрик».

 

Сравним приведённые выше сообщения о проделках домовых, или полтергейсте, с отчётом о выходках нечистой силы, поступившим из города Геленджик, что на Северном Кавказе. По словам автора отчёта В.Барбалюка, непонятное вторглось в жизнь семьи по фамилии Дрюкач летом 1992 года. Вот что рассказал глава семьи Олег Филиппович:

– Дело было поздним вечером. Сижу дома. Читаю книгу. И тут раздаётся стук в дверь, лёгкий, но нетерпеливый.

Кто бы это мог быть, думаю. Гостей я не жду. Время – почти полуночное. Все мои родственники, живущие в разных концах города, третий сон, небось, уже смотрят... Может быть, какие-то припозднившиеся прохожие ошиблись адресом?.. Шагнул к двери, выходящей на двор. Распахнул её. Никого за порогом нет!

Вернулся в комнату. Опять взял книгу. Читаю. Вдруг кто-то сильно дёрнул меня за руку, и незнакомый голос громко произнёс:

– Привет!

От испуга я чуть не упал на пол. Глянул влево, вправо, вверх, вниз. Никого! Может быть, кто-то из домочадцев заговорил спросонья? Подумав такое, я вынужден был тут же напомнить самому себе, что все они спят в другой комнате, и дверь, ведущая в неё, плотно закрыта. А голос звучал столь явственно, словно бы тот, кому принадлежал он, стоял в шаге от меня. Да вот же и рука моя... Кто-то сильно, даже очень сильно, дёрнул за неё, схватил мою ладонь в охапку, крепко сжал и этак чувствительно встряхнул.

Чувствую, всю ладонь саднит, жжёт, будто обварили её кипятком... Господи, да ладонь-то, вижу, покраснела! Вот здоровенный волдырь на ней. А вот и второй... В самом деле обожжена ладошка... Что за чертовщина?!

Хотел я сдвинуться с места. Не тут-то было. Ноги приросли к деревянному полу. Сижу, балдею, ничего не понимаю. В голове одна-единственная мысль: неужели всё это происходит наяву?

– Ну, конечно, наяву, – бодро сказал вдруг всё тот же самый голос; тот, кому принадлежал он, оказался телепатом, прочитал мои мысли. – Ты меня сейчас не видишь, а жаль. В этом месте я жил очень-очень давно. Десять тысяч лет тому назад. И ты тоже когда-то здесь жил, однако позабыл об этом. В ту пору здесь всюду окрест были сплошные ледники. И вот прямо на этом месте, где ты сию минуту сидишь, стояла твоя юрта.

– Чего ты от меня хочешь? – возопил в величайшем страхе я, когда голос закончил свой монолог.

– Ничего. Мне здесь просто уютно. В вашем доме нет ссор, обиды и зависти. Поверь, я не буду в тягость вам. Намереваюсь пожить у вас ещё немножко... А сейчас, извини, я чуточку повеселюсь.

И тотчас же вилки, ложки и кастрюли заплясали в воздухе, проделывая удивительные "па". А я глядел на их пляски, совершенно ошеломлённый происходящим, и тихо икал от страха.

На другой день начались самопроизвольные подвижки и полёты самых разнообразных вещей в нашем доме. Мои жена и дочь тоже, как и я, наблюдали за творящимися чудесами. "Ожившие" предметы быта продолжают сами собой прыгать и летать по нашему несчастному дому по сей день. В общем, ситуация ещё та! На уровне: «Здрасьте! Я – ваш домовой. Вот пришёл и буду буянить, пока мне не надоест...»

 

Сообщения на тему «Здрасьте! Я – ваш домовой» продолжают поступать ко мне со всех концов России, и не только России. Начало истории бесчисленных рассказов о выходках таинственных невидимок теряется во мгле веков. Таких рассказов – сотни.

Самые известные из них, преимущественно западноевропейские бродят в качестве дежурных примеров по книгам исследователей аномальных явлений, перекочевывая из одной в другую. Как правило, это наиболее "скандальные", наиболее "громкие" случаи проявлений полтергейста, зафиксированные в Западной Европе в пятнадцатом-двадцатом веках.

Вот и я тоже приведу сейчас один зарубежный пример выходок нечистой силы. Для современных читателей он будет интересен тем, что никогда ранее не упоминался ни в одной книге про аномальные явления, в том числе про полтергейсты. Обнаружив этот пример в редком первоисточнике, я впервые делаю его достоянием гласности в наши дни.

 

В Исландии в восемнадцатом веке незримые хулиганы поселились на большом и богатом хуторе Албогастад. По усадьбе принялись летать табуретки и столы, бочки с пивом переворачивались сами собой. Попутно невидимые демоны завывали по-волчьи в доме, беспрестанно ругали его хозяев самыми неприличными словами... В 1750 году однажды ночью пламя охватило весь хутор сразу. Усадьба сгорела полностью. Люди, жившие в ней, едва успели спастись.

Окружной судья Йоун из города Рейкдала лично провёл расследование причин страшного пожара. Он написал для высших судебных инстанций пространное донесение, вошедшее в историю исландских хроник под названием «Дьявол из Албогастада».

Судья прибыл на хутор, когда на пепелище была предпринята попытка увы, безуспешная! – возвести новое здание усадьбы. Судья сам стал очевидцем некоторых устрашающих происшествий. Из недостроенного здания доносились по ночам истошные, воистину дьявольские вопли, от которых кровь стыла в жилах. Хуторяне вынуждены были прервать строительство. В страхе они бежали с хутора в ближайший посёлок... Судья Йоун храбро проник в недостроенное здание. Там он поинтересовался вслух, как зовут демона, нагло захватившего чужое жилище, затем спалившего его, а потом возобновившего свои буйства, когда люди начали отстраивать дом заново.

«Демон дважды прокричал мне на ухо своё мерзкое имя, – пишет судья в своём донесении. – А на все мои последующие расспросы отвечал непристойными латинскими стихами и грубостями».

 

 

Разговорчивые демоны

Несколько лет назад я усиленно занимался сбором и анализом сообщений о контактах россиян с операторами НЛО, представлявшимися выходцами из некоего внеземного города Куили. К моим изысканиям подключился полковник милиции Виталий Дьячков, начальник следственной части Костромского УВД. Ход и, главное, результаты наших совместных поисков я описал на страницах моей книги «Вести с того света», а В.Дьячков обрисовал в длинном сериале своих статей, опубликованных в самых разных газетах страны.

По сей день мы с В.Дьячковым поддерживаем тесную связь, регулярно обмениваемся информацией... С любезного разрешения полковника милиции расскажу о двух контактных происшествиях, расследовавшихся им лично в Костроме.

 

На одной из окраинных улиц города появился новый дом, построенный для своей семьи Сергеем К. Жить бы да радоваться, однако новоселье было омрачено событиями, надолго выбившими Сергея и его жену Марину из обычной колеи.

А происходило, согласно рапорту полковника милиции В.Дьячкова, вот что.

В доме время от времени раздавались громкие стуки; звук исходил из стен и из потолка. Падали сами собой доски, сложенные штабелем на чердаке. В присутствии свидетелей в закрытое окно влетел кусок кирпича. При этом он неким непостижимым образом умудрился "впорхнуть" в комнату прямо сквозь оконное стекло, не разбив его! Качалась и звенела посуда, стоявшая в кухне на полке. На стенах и на потолке часто включались и выключались электроприборы. Исчезали слесарные инструменты, детские вещи; потом они обнаруживались в самых неподходящих местах.

По ночам как бы катался по полу большой камень. Сам собой открывался и закрывался холодильник. Однажды оттуда "выпорхнул" кусок сала.

Полковник милиции В.Дьячков прибыл на место происшествия вместе с экстрасенсом, известным костромским врачом-целителем Богданом Биляком и не менее известным в городе контактёром Наталией Капраловой, имеющей прямую психическую связь с неким внеземным информационным полем, которое она сама называет Разумом Вселенной.

Характеризуя поразительный феномен Н.Капраловой, Виталий Дьячков говорит:

– Не касаясь в целом её удивительного дара, сошлюсь лишь на одно обстоятельство. В редакционном комментарии к её письму, фрагментарно опубликованному в альманахе «Не может быть», подчеркивалось, что она правильно, точно и заранее (!) определила начало войны в Персидском заливе, объём и ход боевых операций, характер потерь и конечный результат.

В.Дьячков опросил людей, живущих в "нечистом" доме, – Сергея, его жену Марину и двух их малолетних детей.

Затем целитель Богдан Биляк "включил" свой основной "инструмент" – экстрасенсорные руки. С их помощью он установил, что в доме присутствуют некие чужеродные энергетические поля.

По просьбе В.Дьячкова контактёр Наталия Капралова вошла в особое психическое состояние и стала выяснять через Разум Вселенной, нет ли в доме сейчас, помимо членов семьи К., какой-то иной разумной сущности? И ежели таковая имеется, то неплохо было бы немедленно вступить в контакт с нею... Вскоре Н.Капралова получила ответ: да, сущность здесь присутствует. Можно ли потолковать по душам с ней? Конечно же, сказал тот таинственный Разум, можно. Разговаривайте. Я разрешаю.

 

И вот состоялся разговор с незримым демоном – через Н.Капралову. Тот сообщил:

– Я проживаю здесь с того дня, как хозяин этого нового дома завершил его строительство.

– Расскажите о себе, – попросил В. Дьячков. – Кто вы такой? Как вас зовут?

– Я – Иван по прозвищу Бадан. Я умер в 1745 году, утонул пьяный. Жил я в этих местах, любил девушку, но её родители были против нашей свадьбы. Они подговорили двух знакомых мужиков, те подпоили меня медовухой, завели в болото и там оставили. Я был сильно пьяный. Не сумел выбраться из болота и утонул. Мне тогда было двадцать три года.

– С какими целями вы сейчас вновь вернулись из мира мёртвых в мир живых людей?

– Я нахожусь на Земле не в наказание, а выполняю работу.

– Какую именно?

– Не скажу.

– Опишите свой нынешний внешний облик.

– Моё нынешнее тело внешне выглядит также, как и тогда, когда я был ещё живым человеком. Однако для вас оно невидимо... Кстати, имейте на всякий случай в виду, что я не употребляю земную пищу. Всё необходимое мне получаю прямо из космоса.

– Вы спите время от времени или ведёте бессонный образ жизни?

– Я не сплю, но случается, что понемногу отдыхаю.

– Чего вы добивались, когда пугали Сергея и его родных всеми этими своими хулиганскими выходками?

– Вы неправильно оцениваете ситуацию. Я вовсе не пугал их. Просто хотел, чтобы на меня обратили внимание. Если они так уж боятся моих... гм... шалостей, то я готов прекратить их. Буду жить дальше у них тихо.

Получив такое заверение, Сергей и Марина решили: ладно. Бог с ним, пусть живёт, мы не против. Они объявили об этом во всеуслышание.

С тех пор полтергейстные проявления в их доме прекратились!

 

Спустя год после описанного только что события в милицию обратился за помощью другой житель Костромы – Борис Михайлович Ш. Он сообщил полковнику В.Дьячкову, что вот уже около четырёх лет в его квартире проживает некий проказливый невидимый "жилец".

На следующий день полковник рука об руку с Наталией Капраловой прибыл в ту квартиру. Борис Михайлович рассказал гостям:

– Происходит следующее. Постоянно сами собой включаются и выключаются электроприборы. Телевизор самопроизвольно переходит с одной программы на другую. Однажды произошла сильная вспышка света в верхнем углу комнаты, у потолка. Между тем, там нет электропроводов... Я сплю обычно на диване – один. Так вот, наш домовой несколько раз "подкапывался" ко мне среди ночи, пытался спихнуть с дивана. Однажды он стал натягивать одеяло на мою голову. Я проснулся и, сильно разозлённый, попытался ухватить его за руку. Представьте себе, ухватил! Ничего в тот момент не видел, в комнате было темно. Однако явственно ощутил, что держу именно чью-то руку – маленькую как у ребёнка. Она была очень тёплой, намного теплее, чем человеческая. Думаю, температура кожного покрова руки – не ниже 45-60 градусов. Кожа нежная, гладкая. Удержание руки продолжалось считанные секунды.

 

В свою очередь Марина, жена Бориса Михайловича, сообщила:

– Муж неоднократно рассказывал мне о похождениях "невидимки". Я не верила ему, полагала, что это возникают у него видения в состоянии полусна. Но вот как-то раз случилось такое, что поневоле пришлось поверить! Некто невидимый забрался ночью ко мне на кровать и прилёг рядом!

Андрей, сын четы Ш., возраст – 15 лет:

– Наша кошка постоянно пугалась чего-то, начинала жалобно мяукать и жаться к людям. В квартире периодически раздавались какие-то стуки. Они начались вскоре после того, как домовой-невидимка забрался к маме на постель... Всей семьёй мы бурно обсуждали проделки домового и вынуждены были констатировать: нет, это не мерещится нам, некто у нас живёт, а кто мы не видим.

Однажды ночью я проснулся – кто-то натягивал одеяло на мою голову. В комнате было не совсем темно, и я достаточно ясно рассмотрел часть туловища этого "баловника", примерно от живота до колен. Я увидел его в щёлочку между одеялом, натянутым на мою голову, и простынёй.

Не могу сказать с абсолютной определённостью, но мне показалось, что увиденная мною часть туловища была покрыта то ли тёмной шерстью, то ли тёмным шерстяным облегающим костюмом.

Светлана, сестра Андрея, 14 лет:

– Ну, а мне повезло больше всех! Когда "он" и на меня стал натягивать одеяло, я мгновенно проснулась, отдёрнула одеяло в сторону. И увидела того, кто баловался! Правда, тоже увидела его не в полный рост, а лишь с головы до колен. Кровать помешала рассмотреть, что было ниже. Его рост я определила в один метр двадцать сантиметров – один метр сорок сантиметров примерно. В общем, он был коротышкой.

Не знаю почему, но я совсем не испугалась, не закричала, не позвала маму. Просто лежала на постели и с любопытством смотрела на незваного гостя. Наблюдение длилось около минуты. А потом он вдруг растаял в воздухе... Если хотите, могу портрет нарисовать!

И Светлана нарисовала портрет. С четвертушки тетрадочного листа в клеточку смотрело удивительно симпатичное существо, толстощёкое и ушастое. Улыбка чуть тронула его лицо. Особое внимание приковывали к себе, прежде всего, уши огромные, растопыренные в стороны, похожие на лосиные. В центре добродушной физиономии торчал презабавный нос-пуговка, отдалённо напоминающий поросячий пятачок.

 

Контактёр Наталия Капралова ввела себя в состояние психического транса и с помощью Разума Вселенной, постоянно помогающего ей, вышла... на прямую связь с этим симпатичным ушастиком!

В.Дьячков задавал вопросы, а ушастик отвечал на них через Н.Капралову.

– Кто вы? И откуда взялись?

– Меня зовут Крон. Я – представитель планеты Кхон.

– Когда и с какой целью прибыли на Землю?

– Я нахожусь на Земле в общей сложности около семисот пятидесяти земных лет, с некоторыми перерывами. Мы решаем на вашей планете вполне определённую задачу. Наша цель – предотвращение глобальных катастроф. Кроме того, мы стараемся помочь людям осознать великое предназначение Земли и их самих.

– Вы создавали житейские сложности для семьи, живущей в этой квартире. Даже пугали людей. Зачем?

– Никого я не собирался пугать или обижать. Это было тестирование. Обо всех моих "чудесах" они рассказали на работе, в школе, соседям, вообще всем своим знакомым. Вот и вас сюда пригласили. А я фиксирую реакции всех, узнающих о моём существовании. Теперь моя цель в этом плане достигнута. Так что пусть хозяева квартиры не волнуются. Отныне я никогда не буду обнаруживать себя, постараюсь вести себя тихо.

– Четырнадцатилетняя Светлана видела вас и хорошо запомнила. Она нарисовала ваш портрет. Вы действительно такой, каким предстали перед девочкой?

– Я могу быть любым. Я нахожусь на Земле в форме энергетической сущности, не имеющей строго фиксированного объёма и формы. Пищи не употребляю, подпитываюсь от энергии космоса. Не сплю – лишь иногда отдыхаю.

– Было бы интересно узнать, существует ли на Земле "тонкий мир" и его обитатели. Если это так, то видите ли вы их и взаимодействуете ли с ними?

– Да. Кроме вас, людей, существующих физически, на Земле есть целый мир, состоящий из материи нефизического плана. Он практически невидим для вас... Между прочим, первыми на вашей планете появились существа, живущие в "тонком мире", а уже потом возникли люди. Но те существа ушли недалеко в своём развитии. Ваши народные предания упоминают о них – в преданиях они именуются лешими, домовыми, гномами и так далее. Некоторые из тех существ умеют иногда "уплотняться". Их любимое занятие – делать людям разные пакости и демонстрировать всевозможные глупые и плоские "шуточки". Я вижу их всех, а вот вступать с ними в какое-то взаимодействие не желаю. В этом нет нужды...

– Расскажите о своей планете.

– Материя у нас менее плотная, чем на Земле. Форма жизни не биологическая, объяснить сложно, ибо на Земле нет аналогов. Мы живём практически вечно, но бывают поводы для самоликвидации. Поэтому у нас тоже имеется воспроизводство потомства – в ограниченных количествах. Есть деление на мужчин и женщин. Есть и своя божественная иерархия – Создатель, Творец и Творец Творцов. Со своим Творцом мы общаемся, как и вы, мысленно, его никто никогда не видел... В свою очередь, вы на Земле выполняете волю вашего Творца.

– Крон, если можно, объясните, каким образом попали вы на Землю?

– Наши тела подвергаются возгонке, и из них выходят энергетические сущности приблизительно так же, как из ваших физических тел в момент их смерти выделяются астральные тела. Пока наши энергетические сущности пребывают в отлучке, тела находятся в состоянии, похожем на анабиоз. В форме энергетического сгустка я могу практически мгновенно достигать любой точки Вселенной. При этом я могу "распадаться", потом вновь "составляться" – не знаю, как и объяснить вам всё это. Так или иначе, моя гибель или уничтожение меня в таком энергетическом качестве невозможны...

 

О проявлениях полтергейста, тоже весьма и весьма разговорчивого, толкуется и в письме Валентины К. из города Кирова:

«Завёлся в нашем доме невидимка. Задвигались сами собой вещи, начались стуки в стенах... А потом вдруг наш незримый "квартирант" заговорил!.. Мои дети с увлечением общаются с ним. Да и я сама изредка подключаюсь к беседам. Приведу некоторые отрывки из них.

– Сколько вас живёт в нашем доме? Один проказник? Или двое? Или даже больше?

– Сначала жил один, а теперь нас четверо.

– Откуда вы пришли?

– Из пространства, у которого семь измерений. Наш мир, как и ваш, живой организм. Всем управляет единый разум. Мы называем его Всевидящим, а вы зовёте Богом. Планеты, звёзды, даже галактики – нечто вроде органов в том гигантском живом организме. Да вот, к примеру, и у вас на Земле: растения, животные, люди, даже домовые и черти – всё это лишь клеточки единого гигантского организма.

– Есть ли люди на других планетах?

– Есть гуманоиды. Однако нет таких, какие бы точно походили на землян.

– Что знаете вы о людях Земли?

– Мы знаем о них всё!

– Например?

– Например, каждый человек состоит из тела, души и нескольких духов. Чем больше у человека духов, тем более он развит духовно. Чаще всего у землянина – три духа.

– Непонятно... Получается, что душа человека есть некая независимая от его "духов" субстанция?

– Ну, это не совсем так. Трудно объяснить. Вы ничего не поймёте. Вам достаточно знать одно: душа бессмертна.

– А откуда она – у человека?

– Когда рождается новый человек на Земле, то в тело новорожденного вселяется душа его предка или – что бывает куда реже! – душа совершенно постороннего человека, давно скончавшегося. Душа сама выбирает тело, в которое намерена вселиться. Она внедряется в него, как правило, ещё до рождения младенца. Стало быть, женщина губит куда более важную часть нерожденного существа, нежели его физическое тело... Когда душа вселяется в младенца, она забывает все свои прежние жизни в других телах на Земле.

– Наивный, может быть, вопрос, но тем не менее... В чём смысл человеческой жизни?

– Задача всякого человека – развивать на протяжении всей своей жизни собственную душу. Если человек живёт правильно, то есть в строгом соответствии со своим предназначением, его душа после физической смерти её носителя попадает... Ну, назовем условно то место, куда она попадает, раем. А если человек свернул с начертанного Божественного пути, стал подонком общества, нёс в мир только зло, то его душа после смерти отбрасывается в некое кошмарное место. Опять-таки совершенно условно назовём его адом. В аду душа становится энергетическим рабом специфического местечка, в котором оказалась по собственной вине.

– Вы слышали про таких деятелей, как Сталин, Берия?

– Да.

– Где их души пребывают сейчас?

– В аду.

– Знаете ли вы что-либо о будущем Земли?

– Оно перед нами как на ладони.

– Что же произойдёт на нашей планете в ближайшие годы? Перечислите самые важные события.

– Самое важное событие на Земле в скором будущем – это неполный Конец Света. Миллионы людей погибнут. Но далеко не все! После Конца Света, который, между прочим, у вас уже потихоньку начался, человечество постепенно перейдёт в новую фазу своего существования... Жизнь всякого человека имеет не три дороги, как в сказке, а гораздо больше вариантов развития каждой отдельной судьбы. И по какой дороге идти, как жизнь свою прожить целиком и полностью зависит от самого человека. Он лично, пусть чаще всего и неосознанно, избирает один из вариантов собственного будущего.

– Но говорят, судьба даётся человеку от Бога...

– Да, судьба дана от Бога, однако внутри её ты – сам хозяин своей жизни. Повторяем, внутри каждой отдельной судьбы – множество вариантов. Впрочем, на любом жизненном пути есть особые, строго изначально заданные моменты, события, которые никак нельзя обойти! Они включены во все варианты...

 

Вот такие или примерно такие разговоры и ведём мы с нашими невидимыми "квартирантами" по вечерам".

 

 

Самодонос полтергейста

Это было, напоминаю, сообщение из города Кирова. А недалеко от Кирова находится небольшой городок Слободской, где тоже долгое время жил в одном доме незримый "квартирант"... Я лично встречался с хозяином того дома, когда путешествовал по городам и деревням Кировской области, и он вручил мне свои подробные дневниковые записи о всех без исключения проделках полтергейста, подселившегося к нему.

По просьбе автора записей не называю его имя и фамилию. Вот его отчёт:

– Поздним вечером 11 января 1991 года внезапно произошла вспышка света над диваном, на котором лежала моя жена Галина. В тот момент я сидел в кресле, читал книгу. Вскинув взгляд, увидел, как от места вспышки протянулись над диваном два длинных клинообразных луча. Через полчаса в том же самом месте опять что-то полыхнуло. 18 января лампа-бра, висевшая на стене, четыре раза подряд самопроизвольно включалась и выключалась... Галина обеспокоила меня сообщением, что, начиная с 11 января, с каждым днём чувствует себя всё хуже и хуже. В конце концов пришлось вызвать скорую помощь и отправить её в больницу... А тем временем в доме творилось страшное. Слышались стуки из стен, неизвестно чьи вздохи. Мелкие предметы быта стали сами собой перемещаться по комнатам.

25 марта малолетняя дочь перепугала меня рассказом о том, что пообщалась якобы с неким невидимым существом. Поначалу я решил, что девочка шутит или, в худшем случае, бредит. Однако на следующий день существо вступило в контакт и со мною тоже; диалоги с ним я записывал подробно, тщательно. Ниже будут приведены их фрагменты.

 

Но сначала – рассказ дочери Тани о той её встрече с невидимкой.

Девочка включила телевизор и присела перед ним на диван. Почти сразу же услышала неведомо чей голос:

– Встать!

Слово было брошено командным тоном. Подчиняясь приказу, дочурка встала с дивана в полной растерянности. В следующую секунду голос сказал:

– Поклянись, что никогда не будешь говорить плохо о людях и причинять им неприятности.

– Клянусь, – прошептала Таня в замешательстве.

– Нет, не так, – громко проговорил голос. – Клянись своей жизнью.

– Клянусь жизнью... А кто ты такой?

– Я твой друг. Отныне я всегда буду с тобой.

Девочка огляделась по сторонам, но никого в комнате не увидела. И тогда спросила:

– Где ты? Я не вижу тебя.

– Здесь я, рядом.

– Можно тебя потрогать?

– Протяни руку.

Дочка сделала так, как было сказано. И тотчас же отдёрнула, ойкнув, ручонку, ибо тыльной частью ладони ощутила сильный жар, шедший неведомо откуда.

– Кто ты такой? – повторила она.

– Я прибыл с планеты Вильна. Меня послали к тебе. Я оказался на Земле впервые. Я – светлый дух. Именно поэтому ты не видишь меня...

 

А на следующий день незримое существо вступило в разговоры со мной. Когда это произошло, я безоговорочно поверил в рассказ дочери о её контакте со "светлым духом".

Мне он тоже сообщил, что прибыл с другой планеты. Услышав такое, я полюбопытствовал:

– Сколько времени потребовалось тебе на то, чтобы добраться до Земли?

– Примерно три с половиной минуты.

– Ты сказал Танечке, что тебя послали непосредственно к ней... Это правда?

– Да.

– Как ты нашёл на Земле мою дочь?

– По излучению.

– По какому излучению?

– Специфический светло-жёлтый ореол над головой.

– Что он означает?

– Особого рода духовность, характер и интеллект.

– Можешь ли ты контактировать со мной в той же степени, в какой общаешься с моей дочерью?

– Нет. У тебя есть вирусы, которые опасны для нас, внеземлян.

– Что это за вирусы?

– У вас, у людей, их очень много. Это – зависть, несдержанность, злоба, склонности к садизму, воровству и даже убийствам, предательство... Увы, у подавляющего большинства людей жёлтый ореол отсутствует вообще.

Заинтересованный столь любопытной по смыслу информацией, я спросил у невидимки:

– А могу ли я избавиться по собственной воле от всех этих вирусов?

– Твои вирусы – в твоём характере, – таким был ответ.

 

Спустя какое-то время супруга моя Галина вернулась домой из больницы. И вскоре запросилась назад, на больничную койку, потому что, по её словам, стали мерещиться ей разные голоса... Невидимка вступил в контакт и с нею!

2 апреля утром дочь переполошила нас с женой рассказом о ночном кошмаре. Девочка утверждала в самой категорической форме, что это был не сон.

К ней явились глубокой ночью трое незваных гостей – двое мужчин и женщина. Они подхватили её с постели и перенесли на борт "летающей тарелки", если воспользоваться модным ныне термином. Там дочка увидела великое множество самых разных приборов и экранов. Один из экранов был очень большим. К собственному изумлению, Танюша увидела на этом экране... своё лицо! А женщина сказала ей:

– С помощью большого экрана мы ведём общее наблюдение за объектом, тем или иным. На малых экранчиках проходят слова и мысли наблюдаемого.

Рассказывая нам с женой о своем ночном кошмаре, Таня вдруг насторожилась. Она словно прислушивалась к чему-то. Потом захлопала в ладоши.

– Она опять здесь! – закричала она. – Их кораблик пролетает сейчас над нашим домом!

 

Я выскочил на балкон, однако никаких "внеземных корабликов" не увидел в небе. Зато почти в то же мгновение снова услышал знакомый уже голос невидимки.

Он предложил мне поболтать с ним. Я спросил:

– Какой двигатель на вашем летательном аппарате?

– Угадай сам.

– Что ж, попробую. Атомный исключается ввиду его громоздкости. Электрический тоже отпадает, так как с его помощью можно развить лишь незначительную скорость... Остаётся гравитационный.

– Смотри-ка, угадал!

 

7 апреля вечером незримые собеседники опять пошли на контакт с нами. Они выразили желание послушать земную музыку. Из разговора выяснилось, что они хорошо знают и любят произведения Чайковского, Бетховена, Моцарта... А спустя несколько часов, глубокой ночью, невидимки разбудили мою жену. Велели ей идти на кухню.

– Теперь встань прямо и подними руки вверх, – последовал затем приказ. Закрой глаза.

Галина почувствовала, как к её зобу с обеих сторон прикоснулись два тёплых лучика-буравчика, проникая в горло. Было такое ощущение, будто лучики что-то там прочищают. Операция длилась секунд двадцать.

– Всё, – раздался голос. – Ты свободна. Можешь идти спать.

 

10 апреля невидимые собеседники сообщили:

– Сегодня мы улетаем на свою планету. Есть там у нас ещё незаконченные дела. Вернёмся к вам в первых числах мая...

Мы поверили их словам, однако... голоса невидимок продолжали звучать в нашем доме! Однажды я спросил:

– Знаете ли вы что-нибудь о моём отце?

– Конечно! Он родился в 1909 году. 3 августа 1942 года был взят в плен южнее города Кириши Ленинградской области. В тот момент он был тяжело ранен в левое бедро. Сидел в концлагерях сначала в Германии, потом возле польского города Кракова. Там и был расстрелян при попытке к бегству 22 августа 1943 года.

С недоумением выслушал я этот удивительный рассказ, в который трудно было поверить. И возразил:

– Но у меня есть справка из военкомата, где написано, что отец пропал без вести в декабре 1941 года. Если он был взят в плен позже, почему мы не получали от него писем, написанных между декабрем сорок первого года и августом сорок второго?

– В декабре он был ранен в плечо и доставлен без сознания в госпиталь. Оттуда он трижды писал вам, но письма не дошли...

У своих знакомых я разыскал карту Ленинградской области и к собственному удивлению нашёл на ней город Кириши, упомянутый невидимкой. До этого дня я даже не подозревал о том, что город с таким чудным названием существует в природе.

 

Вскоре контакты с незримыми всезнайками резко осложнились. Стала поступать путаная информация, что они не инопланетяне вовсе, а какие-то "плохие духи", "бесы"... Между невидимками начались споры, даже склоки. Всё это производило на нас крайне тягостное впечатление. Их лихорадочные речи всё более и более походили на монологи шизофреников. В частности, стали раздаваться угрозы:

– Твою жену Галину заберём с собой! Срочно! Она нужна нам! И твою мать заберём тоже!

– Почему вы собираетесь сделать это?

– Таков приказ нашего шефа. Мы не смеем ослушаться его. Если ослушаемся, он нас уничтожит. Мы "тёмные", "тёмные"! У-у, какие мы страшные!..

О дальнейших переговорах с этими свихнувшимися "инопланетянами" как-то даже неудобно рассказывать. С каждым днём они глупели всё более и более, несли совсем уж дикую чушь и как бы напрочь забыли о собственном "инопланетном" происхождении. По нашей квартире носились туда-сюда незримые психопаты, косноязычные, крикливые, наглые – в общем, откровенно невменяемые...»

 

Из письма москвички Надежды Васильевны Козыревой, возраст которой – 78 лет:

«Три месяца назад, в августе 1995 года, моя квартира стала обиталищем трёх демонов или, может быть, трёх колдунов – короче говоря, какой-то нечисти. Особо подчеркну, что я – психически здоровый человек. Пишу вам правду, только правду и ничего, кроме правды, не пишу... Ночью послышался вдруг голос, окликнувший меня по имени. Изумившись, я спросила:

– Кто ты?

Голос ответил:

– Твой ангел-хранитель.

– Вот это здорово, – обрадовалась я. – Значит, ты пришёл с неба?

– Нет. Не с неба.

– А откуда?

В ответ – молчание.

 

На следующую ночь голос разбудил меня вновь. Он понёс какую-то чушь насчёт того, что якобы я писала ему, звала его к себе, и вот он прибыл в ответ на мою письменную просьбу.

– Это неправда! – вскричала я. – Как я могла писать тебе, посылать письмо, если даже не знаю небесного почтового индекса "ангела-хранителя"?

Опять – молчание. Тогда я спросила:

– Скажи, пожалуйста, каким образом ты проник в мою квартиру? Ответ невидимки изумил меня:

– Через телефонную трубку.

– Ах, вот как! Ну, что ж. Завтра же поменяю телефонный аппарат на новый.

– Меняй, меняй, – рассмеялся голос. – Я-то всё равно уже здесь и никуда не денусь отсюда.

 

А потом в течение нескольких ночей все тот же голос требовал, чтобы я спешно заполнила карточки лотереи «Спортлото»:

– Время ещё не упущено до конца! – визжал истошно он. – Скорее покупай карточки. Я продиктую тебе выигрышные номера. Если не заполнишь карточки, прольётся много крови.

– Что за белиберда! – кричала я в ответ. – Немедленно прекрати нести чепуху. Чья кровь, скажи на милость, прольётся, если я не заполню карточки лотереи?!

Опять – ни единого слова в ответ, поясняющего смысл этих диких речей.

И вот так – ночь за ночью, месяц за месяцем...

Временами я записывала слово в слово монологи невидимок. Да, теперь уже невидимок, а не одного невидимки! После того обещания насчёт "пролития крови" стали звучать по ночам новые голоса.

Отныне разговаривали со мною трое...

 

Кто они? Демоны? Колдуны? Привидения? Не знаю. Вот один из устрашающих бредовых монологов:

– Ты собиралась куда-то писать про нас, искать на нас управу. Давай, давай! Пиши! Всё равно нас никто не обнаружит, а тебе спасения от нас нет и никогда не будет... Деньги, деньги, деньги! Самое интересное – это деньги... Муж твой – Демон, а ты – Тамара. Или, может быть, ты Солоха, а твой сын – Вакула? Нет и не будет спасения. Страшись и ужасайся, идиотка. Деньги, деньги, деньги!..

Пока неслись по комнате бесовские крики, стулья сами собой ездили по полу, из стен слышались гулкие удары, а под потолком свистело и улюлюкало.

Вот так и живу. Сплю днём, ибо ночью не дают мне спать. Три незримых параноика мотают нервы своими психическими речами, воплями».

 

Завершая обзор сообщений о проявлениях феномена полтергейста, приведу обстоятельные выписки из многостраничных посланий, направлявшихся мне в течение чуть ли не всего 1995 года из города Омска. Автор посланий врач-стоматолог Людмила Ивановна Кураева, возраст – 50 лет. Она буквально завалила меня письмами, каждое из которых было объёмом не менее десяти страниц.

И каждое содержало в себе длиннейший монолог... полтергейста! Своим стремительным почерком Л.И.Кураева записывала слово в слово всё то, что говорил ей на ухо некий голос, принадлежавший невидимому существу.

Монологи полтергейста носят, с моей точки зрения, сенсационный характер. Полтергейст рассказывает в них... о своей собственной природе!!! То есть по сути занимается самодоносом. Л.И.Кураева сообщает:

 

– Всё началось в 1989 году. В моей квартире стали раздаваться стуки, как будто забивают гвозди, и слышалось низкое гудение, словно гудят электрические провода. Затем появился "эффект чужого присутствия". Я ясно ощущала, что в доме находится кто-то чужой. Однажды ручка от сковороды взлетела сама собой в воздух и спикировала на кухонный стол, прямо на солонку. Солонка разлетелась вдребезги. Стали двигаться сами собой табуретки, стулья...

Спустя некоторое время я с ужасом осознала, что некие силы оказывают мощное энергетическое воздействие на меня. В ногу на уровне середины бедра что-то как бы вливалось – горячее, неприятное. Затем начиналась вибрация в ногах. А в ушах шумело.

 

Кураева сходила в церковь и уговорила священнослужителя провести обряд очищения в её квартире. Обряд был проведён. Результат – нулевой. Едва священник ушёл, – вспоминает Людмила Ивановна, – как тут же что-то зашуршало в шифоньере. Шуршание слышала не только я, но и моя престарелая мать, живущая вместе со мной. Слышали его и обе наши кошки, которые в тот момент как раз лежали на полу перед шифоньером. Кошки заволновались, зашипели, вскочили с пола и кинулись из комнаты вон...

А мне с каждым днём делалось всё хуже и хуже. В голове раздавались звуки, похожие на какофонию, несущуюся из радиоприемника, когда вы быстро крутите ручку настройки на нём, ищите определённую волну.

 

Л.И.Кураева обратилась к невропатологу. Безрезультатно. Пошла на консультацию к психиатру. Пустой номер. Разыскала в городе какую–то "бабку-знахарку", попила настои из трав, купленных у бабули. Не помогло.

 

– И вот, – говорит Кураева, – наступил наконец тот памятный день, когда я впервые услышала Голос. Это был звучный мужской баритон, произнесший одну-единственную фразу: «Люда, я – твоя судьба». С той поры Голос разговаривает со мной постоянно. В ответ на мои расспросы кое-что рассказывает о себе...

А теперь, читатель, внимание. Сейчас будут приведены выписки из монологов полтергейста.

Невидимка сообщает:

– Я в самом деле невидимка. Я – человек, не известный науке. Бывший человек. Живу не самостоятельно, а за счёт биоэнергии живых людей. Я отсасываю у них энергию путём электрического "примагничивания" к их биополям. Как я делаю это? Да очень даже просто. Подключаюсь к электромагнитным полям коры головного мозга. В результате между мною и живым человеком возникает замкнутая электрическая цепь с определённым потенциалом. Она имеет совершенно определённые напряжение и сопротивление... Какие именно? А не скажу! Это моя великая тайна.

В создавшейся цепи электрические токи или, точнее говоря, биотоки начинают поступать из коры головного мозга живого человека ко мне. А я использую их в своих целях. Когда я разговариваю с тобой, то тебе лишь кажется, что ты слышишь ушами мой голос. На самом деле я создаю в твоём мозге электромагнитные колебания строго определённой частоты. Я модулирую их быстро и чётко. А ты воспринимаешь частотные модуляции как звуковые сигналы, или мою речь...

Все мысли человека суть электромагнитные излучения. Я подстраиваюсь к ним, замагничиваюсь на них. Для замагничивания я использую разнополюсные заряды. За счёт намагничивания клеток коры головного мозга эти самые клетки начинают изменяться. Мозг живого человека потихоньку деградирует, зато за его счёт живу я!..

 

В другом своем монологе полтергейст пояснил:

– Спрашиваешь, деградирует ли твой мозг? Да!.. Я замагнитился на нём намертво. Не могу сейчас даже пошевелиться. А вот когда я только подбирался к тебе, прощупывал и изучал спектр твоих персональных электромагнитных частот, то мог по своему желанию отойти от тебя в сторону, а потом опять приблизиться, ненадолго примагнититься... Но теперь, повторяю, не могу даже пошевелиться. Ибо полностью оседлал твой мозг, слился с ним, стал его частью. И мне сейчас так хоро-шо-о-о!..

Я в восторге от того, что удалось захватить тебя. В восторге, что не уйду, пока ты будешь жива, я буду с тобой. Заруби себе на носу, я смогу отмагнититься только от мёртвых клеток мозга.

 

Прошло два года. И вдруг полтергейст заявил:

– Ох, как ты мне надоела! Этакая же ты дура! Осточертело возиться с тобой. – Затем он сухо уточнил: – Очень, очень, очень жаль, что я сам не могу отмагнититься от тебя. Приказываю тебе – немедленно кончай жизнь самоубийством! Мне надо, чтобы ты подохла. Лишь в этом случае я сумею освободиться. Давай, давай, вешайся, сучка! Ты не первая, кого я уже погубил таким вот образом – заставил покончить с собой. У-у, многих идиоток затащил я в петлю! Последняя моя жертва работала фельдшером на медпункте, что на железнодорожной станции Кормиловка Омской области. Правда, эта дамочка так и не решилась повеситься. Она ушла в лес и там приняла яд. Её тело вскоре нашли и перевезли в Омский городской морг. Но мне уже было наплевать на то мёртвое тело!. Я отмагнитился от мёртвых клеток мёртвого фельдшерского мозга и перепорхнул к тебе... Ну, а теперь и ты мне надоела. Вешайся, вешайся!

 

Ещё один монолог:

– Ужасы, живые ужасы... Мы – живые ужасы!.. Ужасы – это биоэнергетические высвобождения из умерших воров, бандитов, разбойников, самоубийц, политических авантюристов, банкиров-ростовщиков и прочих подонков общества, включая спекулянтов. Ужасы, ужасы... Ужасы таят в себе обманы и беды, ссоры и раздоры, все нечистоты души... Ужасы, ужасы слёзно просят всех, сами не зная кого, избавить их от ужасов, ужасов... Ужасы нельзя перевоспитать, ужасы нельзя освободить от ужасов; все они – грязные, подлые и ненормальные, эти ужасы, живые ужасы... Никто не может излечить ужасы от ужасов, никто не сумеет дать ужасам облегчение. Хотят ужасы, живые ужасы уйти, а уйти-то и некуда. Хотят спастись от самих себя, но нет им спасения...

Господи, Господи, Господи! Смилуйся над живыми ужасами, Господи! Хочу я, ужас, высвободиться из самого себя, хочу уйти, сбежать из своих ужасов, но некуда бежать, нет для ужасов даже последнего средства спасения самоубийства. Исцелиться нельзя, успокоиться нельзя, опомниться нельзя, отряхнуться нельзя. Нет возможности ужасу выскользнуть из ужаса... Ищу способ высвобождаться, выхлопываться, вымагничиваться. Нет способа, нет путей к освобождению, ничего нет в ужасе кроме ужаса.

И далее:

– Ушли бы ужасы, живые ужасы с радостью, да не знают, как уйти, куда уйти. Нельзя ужасам уходить и нельзя ужасам оставаться... Господи, великий Боже, что происходит, что с нами творится, сами не понимаем. Делаем мы ужаснейшие вещи, живые ужасы; и зачем творим их – не знаем сами.

Спаси, Боже, ужасы от ужасов!..

Нельзя выследить, вынюхать ужасы, живые ужасы, бессмысленно исследовать ужасы, глупо надеяться, что можно изгнать их. Господи, почему нельзя нас выследить? Господи, почему невозможно нас, неуловимых, исследовать? Господи, почему нельзя изгнать нас? Изгоните, выгоните вон, кто может. Но никто не может...

Прими нас к себе, Господи! Ужасы, живые ужасы осатанели от того, что они – ужасы, живые ужасы. Ужасы ненавидят самих себя, проклинают себя, боятся самих себя...

Кто мы? Что с нами? Где успокоение?! Господи, почему покинул ты нас, оставив нам, подонкам, лишь ужасы, сплошные ужасы? Не хотим мы быть ужасами, живыми ужасами, но мы – ужасы, живые ужасы... Ошибка против логики вот кто мы. Ужасы ужасов, ужаснее всех ужасов. Мы – никто, никто, никто. Некто – мы. Кто мы? Боже, да где же успокоение?! Мы лишь ужасы, кошмарные живые ужасы...

 

Есть какая-то своеобразная магия в этом горячечном лихорадочном наплыве слов, в их бредовом вихре, в бесконечных самоповторах – в болезненной невнятице речей, произносимых словно в глубоком шаманском трансе. Сознание произносящего их – и это первое, что бросается в глаза, – безусловно сумеречно, почти идиотично. Однако – это тоже бросается в глаза – присутствует в параноидальных откровениях "живого ужаса" своя внутренняя логика.

Монологи произносит некая придурковатая сущность, психопат из запредельной реальности, некий разум, едва мерцающий, почти начисто лишённый собственно разума. Сущность сама себя называет "бывшим человеком". Она чётко указывает на свои генетические корни, уходящие в мир живых людей. Она – душа, посмертный грешный отсвет, оставшийся после физической смерти некоего подонка общества.

Она – злобный и мерзкий остаток его личности. Кучка астрального дерьма, выдавленная из себя тем подохшим подонком на помойку загробного бытия. В лихорадочных бормотаниях "живого ужаса" слышен форменный вопль души. Однако отнюдь не души, полноценной во всех смыслах. Здесь истерические взвизгивания, словесные газы, исходящие из экскрементов всеобщей посмертной духовной реальности, зловонные клокотания помоечных пузырей на свалке её отходов.

Если откровения астрального дебила правдивы, то жутко делается при одной лишь мысли о том, во что превращает карающая десница Бога души умерших подонков человеческого общества. Стать на том свете полоумным мудаком, воющим в полный голос от ужаса "живым ужасом", люто ненавидящим прежде всего самого себя... Может ли быть наказание страшнее?!

 

 

Тревога № 2

В мире параноидальных явлений – как в летнем лесу, по которому бродят грибники с лукошками.

Выдохнул зычно один собиратель грибов «Ау!», и эхо от его ауканья пошло гулять по лесной чаще. Другой грибник отозвался на крик, тоже пропел протяжное «Ау!» Опять эхо заходило волнами между деревьями. Два эха, заплутав в стволах, встретились, наложились друг на друга... И уже непонятно, кто и откуда кричал, чей голос раздался первым. Возникло на пару мгновений нечто вроде акустического зеркала, в котором одно «Ау!» обернулось почти идеально точным, звуковым отражением другого.

По многим своим приметам истории, рассказанные во второй части моей книги, перекликаются, как эхо, перемигиваются, как зеркальные отражения, с контактными сообщениями, изложенными в части первой.

Мы вновь убеждаемся в том, что встречи с выходцами неведомо откуда сопровождаются электромагнитными эффектами, причём ярко выраженными.

 

Пенсионер Б.Сидоренко видит: по длинному городскому двору неспешно движется, удаляясь прочь, мужская фигура. А вокруг неё плавают в воздухе геометрически правильным кольцом ярко-изумрудные огоньки.

Перед Г.Рожковой возникают три дамы, находящиеся внутри светящегося мерцающего облака. Слабое голубоватое свечение обволакивает и двух других таинственных визитёров – женщину и мужчину, прибывших из мглы Неведомого на рандеву с Т.Суриной.

В свою очередь, И.Киселёва сообщает о внезапном появлении некоего мерцающего облачка. В считанные секунды облачко конденсируется в женскую полупрозрачную фигуру...

И так далее, и так далее.

 

Внешний облик паранормальных героев второй части, которые демонстрировали свои личины людям, мало чем отличается от облика героев первой части. Да и в их повадках присутствуют уже знакомые нам модели поведения.

Так, например, в комментариях к первой части отмечалось, что иной раз незваные гости предлагают людям отправиться туда, откуда эти гости прибыли.

Задается вопрос: «Вы с нами пойдёте?» Если человек отрицательно реагирует на сделанное предложение, пришельцы оставляют его в покое...

И вот – опять: неизвестно чей голос манит Аллу Захаровну Н., чувствующую себя в тот момент парализованной. Он говорит: «Пойдём со мной». Женщина отказывается. Голос настырно настаивает на своём: «Пойдём со мной!» Алла Захаровна бросает в ответ со злостью: «Да не пойду я никуда!» И голос тут же умолкает, а женщина с радостью осознает, что вновь обрела способность двигаться.

 

Кратковременное оцепенение человеческого тела в условиях "встречи с чуждым"... В моих ранее изданных книгах я определял его через термин "контактный ступор". Там я подчеркивал, такой ступор – одна из характернейших примет контактных ситуаций. В том, что это так, убеждают истории, только что прочитанные вами.

Г.Рожкова: «Я чувствовала себя полностью парализованной». Ирина, супруга О.Стозуба: «Руки и ноги стали деревянными».

А.Машин: «Не могу пошевелить ни рукой, ни ногой... Потерял сознание, придушенный чудовищной тяжестью, навалившейся на меня».

Е.Мерейко: «Не могу пошевелиться! Лежу дурак дураком как колода».

 

Почему человек частенько цепенеет, деревенеет в условиях "встречи с чуждым"? Ответ очевиден. Я настаиваю на его однозначности, ибо альтернативы ему, по-моему, нет.

Тот, кто приходит в наш мир из некоего иного мира (миров?..), является к нам со вполне определёнными целями. Он ищет контакты с людьми, и он таки добивается своего. Встречается с теми, с кем хотел встретиться, и осуществляет в процессе взаимодействий с ними ряд каких-то... Не знаю, как и сказать... опытов? экспериментов? В чём их суть, мы не ведаем. Зато прекрасно знаем другое. Для того, чтобы поставить эксперимент на той или иной живой особи, например, воткнуть в неё иголку шприца, необходимо на какое-то время обездвижить особь.

Выходцы из Неведомых Миров именно так нередко и поступают.

На человека насылается оцепенение. Объект загадочных внеземных воздействий обездвиживается – всегда, заметьте, ненадолго, чтобы он не сбежал, вопя от ужаса, из контактной зоны. И чтобы даже вообще не дергался. Ближайшая грубая аналогия: дрыгающаяся беременная белая лабораторная мышь раскладывается на столе, экспериментатор сует ей под нос ватку, смоченную в закиси азота, мышка цепенеет на несколько минут, и экспериментатор спокойно извлекает из её матки недоразвитых зародышей...

 

"Экспериментаторы", выходцы из таинственных далей, не блещут разнообразием примет своего внешнего облика.

Две взрослые женщины из семьи Аникиных подметили, как из дома вышел какой-то мужчина, ничем не отличимый от других мужчин. Позже выяснилось, что никто из людей, находившихся в тот момент в квартире, не покидал её.

Т.Сурина увидела перед собой молодую женщину с золотистыми волосами и мужчину средних лет. Оба выглядели обычными внешне людьми.

К Г.Рыжковой явились три дамы тоже вполне ординарной наружности – не отличимые по облику от наших с вами соплеменниц.

В избушку, заваленную по крышу снегом, таинственным образом проник однажды "человек, угрожающий гитарой". Радист И. Кириленко настаивает, что это была не галлюцинация, а реальный визит более чем реального человека.

 

Существа, имеющие вполне ординарные человеческие лица, вовсе не всегда, впрочем, являются в "плотных" физических телах, как это было с тем же "человеком, угрожающим гитарой". Иной раз они визуализируются в форме полупрозрачных фигур. Мельком замечу попутно, что сообщения о встречах с такими прозрачными "привидениями" неплохо работают на мою гипотезу об электромагнитной природе множества – если не всех! контактных феноменов. На визуальном уровне наблюдаются оптические эффекты, создаваемые сложно организованными электромагнитными полями.

Перед Н.Иванюк, если помните, предстало существо, сквозь было видно всё, что обреталось у него за спиной. Существо походило на женщину.

И.Киселёва тоже отмечает, что незнакомка, навестившая её, была полупризрачной. Тут привлекает внимание попутная ремарка И.Киселёвой: лицо незнакомки было самым обыкновенным, незапоминающимся.

Инкассатор из Азовского района Ростовской области увидел на степной дороге даму в серо-голубоватом плаще и тоже со вполне обычным человеческим лицом. Поначалу дама пребывала в "плотном" физическом теле. Но потом она стала отдаляться от дороги, увеличиваясь при этом в размерах и истончаясь, покуда не растаяла в небе как дым.

 

Рассказ инкассатора очень интересен тем, что в нём зафиксирован процесс дематериализации существа в облике дамы в длинном плаще. Физически "плотное" тело – постепенное превращение его в полупрозрачный силуэт – истаивание силуэта...

Согласно сообщению В.Вдовина, он наблюдал обратный процесс: один из тёмных сгустков, плававших перед ним в воздухе, преобразовался в женское лицо. Ниже лица частично просматривалась одежда на женском теле – блестящее платье, словно бы скроенное из зеркальной ткани...

 

Напрашивается параллель: возможно и даже скорее всего, сходные электромагнитные изменения должен претерпевать каждый или, скажем осторожнее, почти каждый выходец неведомо откуда в момент его перехода из одного, допустим, мира в другой. Тот факт, что Т.Сурина и Г.Рожкова не наблюдали последовательных трансформаций такого рода в обликах их визави, ещё ни о чём не говорит! "Люди", навещавшие их, могли видоизменяться в очень быстром темпе. И их "истаивания", то есть смена электромагнитных частот, запросто могли остаться не замеченными человеческим глазом.

 

Вот вам пример такого мгновенного, с позиций человеческого восприятия, исчезновения.

И.Киселёва сообщает: призрак её покойного отца, стоявший в коридоре квартиры, сгинул оттуда в мгновение ока.

Или ещё пример.

Пенсионерка М.Безрукова, зазвавшая в свой дом в новогоднюю ночь всех своих покойных родственников, была ошеломлена, когда гости в одну секунду вдруг испарились, едва прокукарекал за окном петух.

На ровном месте исчезали без следа и пришельцы, на сей раз лишь отдалённо похожие на людей.

 

Некоторые из тех пришельцев смахивали на "типичных инопланетян", какими их представляем себе мы.

Л.Хмарина обнаружила, что с ночного неба смотрела на неё огромная жуткая рожа с сильно зауженным подбородком. Лоб у рожи был в три раза больше нижней части лица и значительно расширялся по направлению снизу вверх. Чёрные глаза без зрачков имели миндалевидную форму... Инопланетянин?

А.Машин опешил, когда узрел, что в его спальне появился непонятно откуда человекоподобный гигант. Вскоре гигант исчез, снова-таки непонятно куда. Чуть позже А.Машин подошёл к окну и совсем уж обомлел. Он увидел – по странно освещённой улице (здесь – опять электромагнитные эффекты!..) шагают два великана в комбинезонах, плотно облегающих тела. Комбинезоны ярко светятся, переливаясь всеми цветами радуги... Инопланетяне?

В станице Митякинской Ростовской области были замечены четыре существа в зелёных комбинезонах, тоже плотно обтягивавших тела, похожих на спортивное трико. Внешне существа напоминали женщин, а их рост колебался от полутора метров до двух с лишним метров... Инопланетянки?

К пенсионеру О.Стозубу и его жене Ирине по меньшей мере дважды наведывался "высокий человек в скафандре" – тоже этакий "типичный инопланетянин" по внешним признакам...

 

Гипотеза об инопланетном происхождении всех этих "космически" одетых визитёров выглядит вроде бы вполне удобоваримой, приемлемой с точки зрения здравого смысла. Нет, ну в самом деле: "высокий человек в скафандре", "гиганты в светящихся комбинезонах, плотно облегающих тела"... Кто это, как не инопланетяне? Ведь так?

Нет. Не так.

Если мы будем судить о происхождении пришельцев лишь по их странной одежке, по необычной амуниции, то неизбежно придётся объявить инопланетянами и многих других таинственных визитёров, включая, между прочим, отдельных выходцев с того света! Вспомните, инкассатор из Ростовской области заметил на степной дороге так называемое классическое привидение – то появлявшуюся, то исчезавшую женскую фигуру. А одета была фигура более чем странно по современным меркам. С плеч дамы ниспадал длинный серо-голубоватый плащ-балахон с просторным капюшоном, накинутом на голову. Лицо у привидения оказалось при ближайшем рассмотрении вполне ординарным, более чем, так сказать, земным.

 

В. Вдовин сообщает: на женщине со вполне земным лицом, явившейся к нему, было блестящее платье, сотканное, казалось, из какого-то зеркального материала.

К М.Безруковой пришли толпой гости из загробной реальности, чётко опознанные ею как призраки умерших родственников. Все они как на подбор были одеты ещё более диковинно. И пальто, и обувь оказались у них не такими, какие носим мы с вами. М.Безрукова констатирует: «Не такие, как у нас. Блестящие, переливающиеся».

Получается, что души умерших, попав на тот свет, переодеваются там в другую одежонку, всю блестящую да переливающуюся?

С равным успехом можно тут же допустить, что светящиеся, переливающиеся всеми цветами радуги комбинезоны "инопланетян", увиденных А.Машиным, – не более чем одна из разновидностей униформы обитателей загробного мира. А.Машин отметил необычно высокий рост "инопланетян". Однако в комментарии к первой книге я уже указывал – на стыке двух реальностей должны возникать "интерференция миров", или неизбежные на том стыке, пространственные искажения. И якобы чудовищный рост "инопланетян", увиденных А.Машиным, вполне мог быть лишь оптической иллюзией, побочным проявлением "интерференции"...

 

А вот с другой группой сообщений, где тоже описывается облик загадочных существ, дела обстоят куда сложнее. Даже при самом горячем желании нет никакой возможности поставить знак равенства между этими существами и, допустим, выходцами из-за гробовой доски. Я толкую о монстрах кошмарного облика, о человекообразных уродцах.

"Домовой", вломившийся без спроса в дом Т.Суриной, выглядел голым коротышкой. Всё его тело покрывала шерсть. Над плечами возвышалась очень крупная голова, несоразмерная с худосочным тельцем.

Е.Мерейко описал существо, появившееся на балконе перед ним, как тварь ростом метра полтора, не выше... Вся она была чёрного цвета и блестела как лакированная. Вместо нормальной человеческой головы – гладкий высокий колпак, похожий на огурец.

Р.Москвина: пришелец был небольшого роста, поросший серо-коричневой шерстью. Глаза – круглые как у животных; они светились, словно электрические лампочки.

В черноморском городе Сочи три человека, находившиеся в двух разных комнатах, видели, судя по описанию, одних и тех же существ. Это были два карлика, испускавшие серо-зелёное свечение. Вместо глаз – глубокие чёрные провалы.

А четырнадцатилетняя Светлана из Костромы сделала рисунок. На нём – навестивший девочку лилипут с огромными ушами и носом-пятачком как у хрюшки...

 

Итак, перед нами – три типа внешнего облика выходцев из... Не знаю, откуда. Первый тип: обычные по виду люди, в том числе полупрозрачные, появляющиеся иной раз в экстравагантных одеяниях. Второй тип: "инопланетяне", тоже одетые экзотично – "повнеземному". И третий тип: голые уродцы, гуманоиды, лишь отдалённо похожие на людей.

Откуда они все берутся? Из каких невозможных далей приходят к нам?

Возможны два варианта ответа. Существа десантируются в наш мир, на нашу планету из трёх существующих независимо друг от друга реальностей. Либо же они – агенты, посланники, засылаемые к нам из единого иномирового центра.

Допущение о глубинном генетическом родстве всей этой разношёрстной публики отчасти вроде бы подтверждается речами кое-кого из таинственных визитёров. Помните? Один из них говорит, мы, мол, можем принимать любой облик. То же самое сообщает при иных обстоятельствах и другой пришелец, кошмарный обликом.

 

И вот что особенно примечательно! Согласно ещё одной невеликой группе сообщений, запредельные мастера на все руки действительно умеют надевать на себя любые личины.

Происшествие в доме семьи Мишиных: женщина наблюдает нечто вроде феномена раздвоения. Она одновременно видит своего родного брата, спящего на матрасе на полу, и его абсолютного двойника, стоящего в некотором отдалении от спящего мужчины. Спустя какое-то время мальчик Саша, сын этой женщины, встречается среди ночи с гигантом, "гладким, блестящим", но с хорошо знакомым мальчику лицом – точной копией физиономии дяди Володи, то есть брата его матери.

А к Л.Терзиян из Анапы приходит двойник покойной дочери и расспрашивает о покойной, называя её в третьем лице: «Что с ней было?» Следовательно, двойник ничего не знает, по крайней мере, об обстоятельствах, при которых дочь Л.Терзиян заболела, потом долго болела и наконец умерла.

Так что предположение о внутреннем родстве всех выходцев из мглы Неведомого, столь не похожих друг на друга, выглядит не таким уж легковесным, если мы оценим его в свете рассмотренных фактов. Облик многих выходцев, по моему предположению, не более чем маска, надеваемая ими. А все эти рассуждения кое-кого из пришельцев насчёт их инопланетного якобы происхождения – ещё одна маска, на сей раз словесная. Ну, нечто вроде дымовой завесы, выставляемой кое-кем из них для сокрытия правды о своей истинной природе.

 

Демоны, домовые, леший, привидения являлись людям на протяжении многих-многих веков. Существуют тысячи рапортов об их визитах. Но лишь во второй половине двадцатого века, когда человеческим сознанием овладела мысль о возможном существовании в космосе внеземных цивилизаций, таинственные пришельцы – не все! – стали представляться визитёрами с других планет. Контактный феномен продемонстрировал хорошую "спортивную" реакцию. Он живо "подстроился" под изменения в людских представлениях о мироздании.

Если во времена, давно ушедшие, неведомые существа сами себя называли богами, демонами, эльфами, эмпусами, гоблинами и т.п., то теперь – в атеистически-рассудочную эпоху научно-технической революции – они нередко говорят: «Привет! Мы прибыли на космическом корабле с такой-то планеты».

 

Кто знает... Может быть, некоторые из них, о которых речь пойдёт в третьей части книги, и не морочат головы людям... Но многие явно морочат!

Посудите сами, "инопланетянин" Крон в Костроме заявляет, что, по его данным, любимое занятие наших с вами местных, то бишь земных домовых, леших – это делать людям разные пакости и демонстрировать всевозможные глупые и плоские шуточки... В отличие от глуповатых туземцев, земных леших да домовых, межзвездный путешественник Крон представитель, судя по его словам, высокоразвитой цивилизации с другой планеты.

И чем же, спрашивается, занимается на Земле агент той утончённо, надо полагать, умной, рафинированно интеллигентной суперцивилизации? А точь-вточь тем же самым, чем и местные земные леший, домовые! Он устраивает разные мелкие пакости и учиняет глупейшие и плоские шуточки. Именно к этому, только к этому сводится вся его "цивилизаторская деятельность" на Земле, конкретнее – в Костроме. Отсюда: Крон – самый что ни на есть обычный, среднестатистический, придурковатый домовой, нагло врущий людям о том, что он инопланетянин.

 

Известно с незапамятных времён: все домовые, лешии и т.д. – сильные телепаты. Они считывают информацию прямо с мозга людей, с которыми вступают в контакты. А потом поражают своих собеседников "удивительным" знанием тех или иных фактов из их биографий... Я уверен в том, что домовой, назвавшийся Кроном, позаимствовал идею о возможном существовании внеземных цивилизаций из мозга, из кладовой памяти кого-то из хозяев дома, в который он непрошенно вселился. И, позаимствовав, в очередной раз "пошутил" – стал выдавать себя за внеземлянина.

 

В городе Слободском Кировской области обрушился на перепуганных людей целый каскад классических полтергейстных проявлений, или, говоря по-старому, выходок нечистой силы. Попутно поступила информация от их виновника: «Я прибыл с планеты Вильна». Вскоре было сообщено – мол-де, мы, группа инопланетян, завершили какой-то комплекс исследований на Земле и завтра "улетаем на свою планету".

Сообщение оказалось лживым. Оно было очередной глупой и плоской шуточкой нечисти. Вопреки заявлению о прекращении контакта, в доме продолжались бесовские кошмарики, или полтергейстные феномены.

Спустя относительно недолгое время невидимки, учинявшие их, неожиданно уточнили, что они – не инопланетяне, а какие-то "плохие духи". От пустопорожней болтовни о внеземных цивилизациях "плохие духи" перешли к активным и очень плохим действиям. Они стали угрожать людям, садистски обещали расправиться с женщинами, живущими в доме.

 

Нет для нечистой силы ничего слаще, чем пугать людей! Человек, естественно, впадает в панику, меняется в лице, весь трясётся от страха и натурально обалдевает, когда видит, как по дому начинают летать сами собой мелкие предметы быта.

Такие "чудеса" были зафиксированы в "случае семьи Распутиных", в "случае И.Киселевой", в других похожих случаях... В моих ранее изданных книгах я уже писал и сейчас с нажимом повторяю снова: единственная тактическая задача, решаемая нечистой силой, сводится к запугиванию людей.

Человек испуганный, выбитый из колеи, человек дрожащий, сходящий с ума от страха, становится лёгкой добычей для нечистой силы, склонной к биоэнергетическому вампиризму. Все защитные энергетические механизмы в ауре такого человека немедленно выходят из строя, когда он оказывается в ситуации мощного психического стресса. А только этого энергетическим паразитам-вампирам и надо! Они врываются на незащищённый плацдарм и поселяются на нём, питаясь энергетическими "соками" человека-донора.

 

Об этом прекрасно сказано в самодоносе полтергейста, записанном Л.Кураевой. Незримая сущность тщательно, подробно и в терминах современных представлений о природе электромагнетизма описала, каким образом она примагничивается к коре головного мозга живого человека. Самое же главное – сущность чётко указала, ради чего она примагничивается.

Самодонос, сделанный невидимкой, исключительно важен для понимания сути феномена полтергейста. Можете, конечно, спорить со мной, но я нахожу его достаточно правдивым потусторонним откровением. Изложенное в самодоносе строго, даже очень строго отвечает моей гипотезе, о природе полтергейста, которую я развивал на страницах других моих книг.

 

Полтергейсты – это чудовищно поглупевшие на том свете души подонков общества, застрявшие не по своей вине между двумя мирами, нашим и потусторонним, низринутые в "грязный кювет" возле дороги, ведущей, грубо говоря, в рай. Они – грешные души, расплачивающиеся за свои земные грехи. По воле Божьей изъято из них все "человеческое, слишком человеческое". Оставлена им для повседневного загробного пользования в том "грязном кювете" лишь "мразь души" в очищенном, если можно так выразиться, виде. Все эти "живые ужасы" плавают в крепком растворе сплошных ужасов, и ничего, кроме ужасов, им не дано. По высочайшей воле Провидения они превратились в дебилов, форменных мудаков, маящихся в атмосфере тотального страха, пропитанных насквозь только эманациями беды, "чернухой" кошмаров...

 

Меня тревожит и, более того, ставит в тупик, что Провидение время от времени допускает разбойные налёты живых якобы ужасов на мир действительно живых людей. Не значит ли это, что в работе вселенского "компьютера" сверхсложного мирового разума, или Провидения, или Бога, изредка случаются сбои? И некоторые, впрочем крайне немногие, из "живых ужасов" обнаруживают в результате этих огрехов какие-то лазейки, сквозь которые устремляются к нам? Совершают побеги со своей зловонной потусторонней "помойки"? Пусть побеги бывают обычно непродолжительными – спустя недолгий срок "компьютер" Провидения обнаруживает, предположим, беглецов и водворяет их, допустим, назад, "на помойку"... Однако для нас с вами важнее другое: время от времени "живые ужасы" неким непостижимым образом всё же проникают к нам. Ну, и тут же ударяются во все тяжкие!

 

Провидение, неужели ты невсевидяще? Или я полностью не прав, предполагая такое, и ты все же всевидяще?

А полтергейсты осознанно запускаются тобой в мир живых людей с некими таинственными целями, для нас, людей, заведомо непостижимыми?

 

Тревогу вызывает у меня – опять-таки немалую – и то, что "встречи с чуждым" не ограничиваются лишь устрашающими психическими воздействиями на людей, осуществляемыми полтергейстами. Если бы дело сводилось только к таким воздействиям, можно было бы не долго думая списать все деяния выходцев неведомо откуда на счёт "живых ужасов". И поставить на этом жирную точку, успокоившись. Объяснение найдено. Ситуация кристально ясна до конца – до самого её донышка.

Но в том-то и фокус, что контактные феномены не исчерпываются одними лишь идиотскими выходками энергетических паразитов-вампиров, или полтергейстом. Попутно с этими энергетическими "ворюгами", дебилами потусторонней реальности орудуют на Земле некие, судя по сообщениям, весьма и весьма неглупые "экспериментаторы". Вслед за полтергейстами они в свою очередь тоже решают круг каких-то своих специфических задач. Потаенный смысл их действий ускользает от людского понимания.

Перед Е.Мерейко появляется коротышка, чёрный и весь блестящий. Он держит в руках чёрный ящичек, который направляет на человека и которым двигает из стороны в сторону...

Над Аллой Захаровной Н. склоняется человекообразный силуэт. В руках у него – маленький квадратик. Силуэт водит квадратиком над телом лежащей женщины, не прикасаясь к нему... Через пару дней тот же самый силуэт начинает взаимодействовать с Еленой, дочерью Аллы Захаровны. Приставляет к её виску светящийся кончик короткой и тонкой палочки. И на виске появляется круглое пятно – ожоговое, очень красное...

Т.Сурина видит и ощущает, как в процессе контактной процедуры "мужчина" держит её за запястье, словно бы измеряет биение пульса на её руке...

Жена пенсионера Б. Сидоренко слышит голос своего мужа, доносящийся то из подъезда, а то из глубины длинного двора. Неведомые силы мгновенно перебрасывают человека с места на место, из подъезда во двор, потом назад, то есть по своему усмотрению манипулируют в пространстве его телом...

Приблизительно сходные манипуляции осуществляются теми или похожими на них силами и с двумя детьми четы Яковлевых. Сначала исчезает из дома восьмимесячный Алёша. Долгие поиски исчезнувшего заканчиваются тем, что люди обнаруживают младенца в шкафу, запертом снаружи на ключ! Затем пропадает на пятнадцать минут четырёхлетняя Оля. Когда она появляется вновь, возникает буквально из пустоты, то сообщает, ходила, мол, на речку вместе с чёртиком и там играла, с ним...

 

Всё это очень, очень, очень тревожно. Трудно отделаться от впечатления, что на людях ставятся опыты, эксперименты. Причём те, кто ставит их, нимало не интересуются мнением подопытных – согласны ли они принять участие в экспериментах или же не согласны. Людей просто используют. Обращаются с ними как с бессловесной скотиной.

На эту удручающую особенность контактных процедур я уже обращал мельком внимание в самом конце комментариев к первой части книги.

Идут ли эксперименты на пользу всем нам с вами? Или же, не приведи Господи, совсем даже наоборот? Ответов нет. И тревога бередит сердце.

Спрашивается, по какому праву устроители тех экспериментов ведут себя так, словно мы с вами – не представители достаточно цивилизованного общества, а безмозглые твари?

 

Попутно приходит на ум одна пренеприятная мыслишка. Что если человек – отнюдь не венец природы, как ему самому кажется? Что если он ничем не лучше собаки, кошки, белой лабораторной мыши?

Ну, а все его заносчивые рассуждения о собственной исключительности не более чем мания величия, психопатология, психоз одной из форм органической жизни, в которой слабенько, едва-едва тлеет хилый огонёк разума... Говоря "слабенько, едва-едва", я подразумеваю сравнение этого немощного огонька с неслыханно мощным умственным потенциалом такой сверхсистемы, как вселенский "компьютер", он же – Бог, он же Провидение, если подобная система вообще существует в природе.

 

 

Часть 3. НЕЛЕГАЛЬНЫЕ ВОЯЖЁРЫ

«Шпионы», которые неуловимы

– В конторе, где я служу, работают, в основном, женщины, – сообщает Елена Олевская из Ростова-на-Дону. – Одну из них зовут Людмила Шкилёва... В служебные часы мы частенько обсуждаем самые разнообразные новости или всласть сплетничаем об общих знакомых. Иной раз случается так, что разговоры начинают вертеться вокруг всякой аномальной чертовщины – домовых, привидений, НЛО, полтергейста. Кто-нибудь из женщин приносит на работу газету с очередной новой публикацией на эту волнующую тему. Вслух читает опубликованное. И потом мы бурно обсуждаем его.

– Так вот, – продолжает Олевская, – именно и только Людмила Шкилёва, единственная в нашем дамском коллективе, всегда осыпала едкими насмешками все подряд печатные сообщения о встречах с нечистой силой, с инопланетянами.

С иронией в голосе она комментировала их примерно таким образом:

– Все эти контакторы, очевидцы – просто шизофреники! И место им – в психушке. Многие из них до недавних пор там и находились. Но вот закрутилась горбачевская перестройка всего и вся, в том числе клиник для душевнобольных. Начались послабления. Многих психов поотпускали по домам. Более того, разрешили им выступать в средствах массовой информации... Гласность, видите ли! Полная свобода слова! Любой кретин, любой сумасшедший может теперь вещать всё, что взбредёт ему на ум.

– Люда, ты перебарщиваешь, – возражали мы Шкилёвой. – Не может быть, чтобы все очевидцы аномальных явлений были шизофрениками.

– Может! – категорическим тоном отрезала она. – Мои родители врачи. Мама работает на скорой помощи, а папа – психиатр, к вашему сведению. Родители абсолютно уверены в том, что сообщения так называемых контактёров – типичный шизофренический бред. Особенно настаивает на этом папа. А ему, психиатру, сами понимаете, виднее.

И вот однажды в марте 1990 года Людмила Шкилёва пришла на работу сама не своя. Вижу, мается женщина, переживает, что-то гложет её. Спрашиваю:

– Людочка, что с тобой? Плохо чувствуешь себя?

Криво улыбнувшись, та замялась в ответ. А потом этак отчаянно махнула рукой, мол, ладно, будь что будет, расскажу всё честно как на духу.

 

Она обвела взглядом помещение конторы и, привлекая к себе общее внимание, сказала громко:

– Девочки, идите сюда. Расскажу сейчас нечто удивительное.

Все, естественно, сбежались на зов. Каждой интересно было послушать "нечто удивительное".

– Минувшей ночью, – возвестила Шкилева, – моя мама работала в ночную смену в составе одной из бригад скорой помощи. Где-то после полуночи она находилась в служебной комнате отдыха горбольницы. Вместе с другими дежурящими врачами сидела там в ожидании очередного вызова на выезд к внезапно заболевшему человеку. Вдруг по селектору объявили: «В районе площади Стачки над переходным мостом висит НЛО. Он похож на огромную светящуюся юлу. Сообщение поступило от одной из наших бригад, только что проехавших по шоссе под мостом». Затем голос, доносившийся из селектора, добавил со смешком: «Кто хочет посмотреть на "летающую тарелку", может съездить к мосту. Я разрешаю». Выслушав все это, моя мама сказала с раздражением: «Ну, вот и на скорой помощи объявились свои шизофреники. Никаких НЛО не существует!» В следующую секунду некая незримая сила нанесла сверху вниз мощный удар по левой руке мамочки. Удар оказался столь силён, что руку буквально отшвырнуло в сторону от тела. В полный голос мама заорала от боли и ужаса.

Мы заохали, выслушав рассказ Шкилёвой. Потом кто-то спросил:

– А как твоя мама чувствует себя сейчас?

– Плохо, – молвила Людмила огорчённо. Она вернулась с ночного дежурства раньше времени. Пришла домой в слезах и с перевязанной рукой. Разбудила меня, поведала о происшедшем и попутно сообщила, что после того удара появилось на руке большое красное воспалённое пятно, как после ожога. Рука, по словам мамы, горит огнём. Причём боль ощущается не только на кожном покрове. И мышцы под кожей, и кости разламываются от болей.

Тяжко вздохнув, Людмила Шкилева подытожила:

– Прямо не знаю, что и думать... Неужели "летающие тарелки" на самом деле существуют в природе? И хозяева одной из них ударили незримым лучом по моей мамочке? Ударили в наказание за её неверие в реальность феномена НЛО? Посудите сами, едва мама с сильным раздражением высказалась насчёт "шизофреников, верящих в НЛО", как тут же с небес хлестнула по её телу невидимая плётка.

* * *

С другой женщиной Татьяной Заболотновой случилось ещё более странное происшествие.

В 1983 году Татьяна работала инженером в системе Туапсинских электросетей. Конкретнее – на электроподстанции города Туапсе, что размещалась на городской окраине. Жарким июньским днем она пребывала в конторе подстанции одна. Печатала на машинке какой-то срочный отчёт.

Устав барабанить пальцами по клавишам, женщина решила размяться и подошла к окну. По её утверждению, почти тотчас же она приметила за окном крупный, стальной по виду объект овальной формы, который быстро пролетел мимо здания электроподстанции.

Померещилось, что ли? Или действительно промелькнул в небесах аппарат диковинной конструкции? Татьяна недоумённо пожала плечами.

Она вернулась к конторскому столу, села за него и вновь начала печатать. Вернее, попыталась начать, однако ничего у неё из этого не вышло. Судя по всему, электрическая пишущая машинка только что сломалась.

Татьяна поступила в строгом соответствии с инструкцией. Не мешкая, позвонила в "оперативку", то есть в центральный пост управления подстанцией и доложила о поломке машинки.

Заболотнова вспоминает:

– Разговариваю я по телефону, а сама тем временем рассеянно смотрю в окно, расположенное низко над землёй. Вижу, неторопливо прошествовал мимо окна мужчина в коричневом кителе с накладными карманами. Коротко подстриженный, симпатичный, он был очень высоким. Через пару секунд положила я трубку на телефонный аппарат и слышу, кто-то вошёл в здание со двора. В коридоре раздались шаги... Там, в коридоре, висел на стене распределительный электрощит. Ясно слышу, кто-то протопал к щиту. Принялся шумно копаться в нём, орудуя, судя по звукам, гаечным ключом. Я так поняла, что это был мужчина в коричневом кителе. Очень удивлённая, направилась я к приоткрытой двери, ведущей из комнаты в коридор. Всех наших сотрудников я знала в лицо. Посторонние не допускаются на территорию подстанции. А того высокого мужчину, прошествовавшего мимо окна, увидела на этой самой строго охраняемой территории впервые. Откуда он взялся? И кто позволил ему ковыряться в распределительном щите?

Татьяна вышла в коридор. Копошение возле щита тут же прекратилось. Женщина застыла на месте как вкопанная. Вот что она увидела: металлическая дверца на щите распахнута, а в коридоре никого из людей нет.

– Я вернулась в комнату, – говорит Заболотнова. – И тут вижу, опять прошёл мимо окна очень высокий мужчина в коричневом кителе. Причём прошёл снова в том же направлении, что и ранее, – то есть к двери, ведущей в здание.

Что за чертовщина, думаю. Ты же, братец, только что копался в делительном щите. Затем непонятным образом смылся в считанные секунды из коридора – твоих убегающих шагов я не слышала. И вот опять направляешься, по всей видимости, к щиту. Ну, сейчас я поймаю тебя, встречу на пороге и выясню, кто ты такой!..

Вылетаю пулей в коридор, бегу к двери, выходящей на двор. Распахиваю её. Никого нет за нею! Перешагиваю через порог, оглядываюсь по сторонам. Пусто! Передо мной обширная асфальтовая площадка, огражденная высоченным забором. Сбежать с неё некуда. Каким же манером и куда сгинул мужчина в кителе? Взмыл, как птица, в небеса?

 

Татьяна, сильно озадаченная, отступила назад, в коридор. Осторожно прикрыла дверь и медленным шагом двинулась по коридору к другой двери, расположенной в дальнем его конце, ведущей в помещение конторы.

– Удивление в моей душе сменилось страхом. С каждым шагом страх почему-то нарастал, переходя в чувство почти уже кромешного ужаса. Подчеркну, это чувство носило иррациональный характер. Оно как бы внедрялось неведомой силой в моё сознание со стороны... Я шла по коридору всё медленнее и медленнее... Вот, наконец, и распахнутая дверь в конторскую комнату. Я остановилась на её пороге, не веря своим глазам и ушам. Громко скрипели в комнате половицы. А возле моего стола с пишущей машинкой на нём высились два дымчатых человекообразных силуэта. Я голову опустила, стою, дрожу. В душе – форменная буря. Ну, как перед расстрелом!.. А силуэты вдруг исчезли. И электрическая пишущая машинка тихо зажужжала – сама собой как бы починилась, вновь стала исправной! В полной прострации я подошла к столу и потыкала пальцем в её клавиши. Убедилась, что мне не померещилось характерное жужжание моторчика в ней. Клавиши чутко отреагировали на прикосновения пальца к ним. Машинка вернулась в рабочее состояние...

Какая-то тень мелькнула за окном. Я подняла глаза. В небе напротив окна парил овальный объект – тот самый, виденный мною ранее. На малой скорости он удалялся прочь от здания электроподстанции...

* * *

А вот письма из города Новочебоксарска, Чувашия, от Надежды Федотовой:

– Лежала я однажды в больнице. Температура у меня была очень высокой. Три дня подряд провалялась, не вставая, на койке. Наконец, почувствовала некоторое облегчение и решила встать с постели, походить, хотя бы немного подвигаться. Покачиваясь, перебирая руками по стене, вышла в коридор. А там потеряла сознание, упала на пол.

В то же мгновение, представьте себе, осознала себя находящейся вне собственного тела. Узрела себя саму, лежавшую на полу. Услышала чьи-то призывные крики, потом увидела медсестру и женщину-врача, бежавших по коридору ко мне, вернее, к тому, что было мной, к бездыханному телу, из которого я только что вышла. Медички подхватили тело, перетащили его на кушетку, стоявшую в коридоре поблизости. Стали суетиться вокруг него, негромко, но взволнованно переговариваться.

Я отчётливо видела каждое их движение и слышала каждое их слово, наблюдая за происходящим откуда-то из-под потолка.

Спустя некоторое время меня потянуло вниз. Я вошла назад в своё тело, точно притянутая к нему магнитом... Едва очнувшись, пересказала врачихе и медсестре слово в слово всё, о чём они говорили, чем занимались, пока я пребывала, с их точки зрения, без сознания. У врачихи чуть инфаркт не случился, когда она выслушала мой отчёт. Глаза полезли на лоб от удивления.

Прошло несколько часов, и наступила ночь.

А ночью я опять вышла из своего тела. Гляжу, оказалась в форме собственной полупрозрачной копии в странном помещении с овальным потолком. Я была там не одна. Вокруг меня стояли мужчины огромного роста. Один из них заговорил. Запомнилось, что мужчина назвался инопланетянином. Он стал уговаривать меня отправиться куда-то вместе со всей этой компанией гигантов. Я решительно отказалась. Тогда мужчина сказал, что эта их компания заявится вновь на Землю через несколько лет. И добавил: «Вот тогда мы и заберём тебя с нами навсегда».

Облика всех прочих высоченных инопланетян не помню. А вот зато внешность мужчины, беседовавшего со мной, врезалась в память с полной отчётливостью. Он был самым низкорослым в компании, и всё равно его рост достигал почти двух метров. Симпатичный парень со вполне ординарным, человеческим лицом. Лысый! Взгляд – добрый, губы очень маленькие, сложенные бантиком, нос – прямой...

Был ли это сон? Или же я на самом деле побывала на борту "летающей тарелки"? Причём попала туда – и я очень ясно помню это! – в виде некоего полупрозрачного астрального сгустка, а не в своем физическом теле...

 

Сон или явь? Трудно сказать здесь что-то определённое. Хорошо, давайте допустим, это был сон.

Но вот миновало два месяца после моего выхода из больницы. Стою я однажды на автобусной остановке. Вижу, какой-то знакомый вроде бы человек переходит через дорогу. Это был очень высокий мужчина с лысым черепом и прямым носом. Бросились в глаза не совсем соответствующие прочим крупным чертам лица маленькие губы, сложенные бантиком. Мужчина, не задерживаясь, прошёл мимо того места, на котором я стояла. В тот момент, когда он поравнялся со мной, наши взгляды встретились. И я узнала его! А он в свою очередь тоже узнал меня! Чуть заметно улыбнулся, слегка кивнул в знак приветствия головой и молча протопал ровным спокойным шагом мимо автобусной остановки. Я совершенно опешила.

Тупо глядела вслед ему, уходившему не оглядываясь по улице всё дальше и дальше. На нём был самый обычный серый костюм, какой можно купить в любом промтоварном магазине. Инопланетянин высокого роста ничем не отличался от людей – от тех же, допустим, прохожих, спешивших по своим делам туда-сюда по улице...

Это что же получается, а? Внеземляне спокойненько разгуливают по нашим городам, занимаются у нас, насколько я понимаю, чем-то вроде межпланетного шпионажа?! А люди не подозревают о том, что бок о бок с ними живут на Земле тайные агенты внеземного разведцентра?!

* * *

Можно было бы, конечно, назвать сообщение Н.Федотовой об "инопланетных шпионах" бредом душевнобольной, если бы оно было единичным. Увы, в моём личном архиве лежит пачка более-менее сходных по содержанию писем, пришедших из самых разных уголков России.

Процитирую лишь одно из них – от Анастасии Дубининой из Костромы.

 

– Это случилось в 1978 году, когда мне было семнадцать лет, рассказывает она. – Тогда я жила в Ленинграде. Ранним утром мы с подругой ехали в автобусе, оживлённо болтали о каких-то пустяках. Автобус сильно тряхнуло на повороте. И я внезапно осознала, что некая сила вышвырнула меня вон не просто из автобуса, а вообще из привычной реальности. Я оказалась в Китае! Стою на узенькой улочке, разглядывая длинные, растянутые по вертикали полотнища с иероглифами. Ойи висят на стене слева и справа от входа в какую-то убогую лавчонку. Я стою на той улочке не как посторонний наблюдатель-зевака. Я бурно, темпераментно обсуждаю что-то, не помню сейчас что именно, с каким-то мужчиной, внешность которого тоже сейчас решительно не помню. Хотите верьте, хотите нет, разговариваем мы с ним на китайском языке! Вдруг улочку заволакивает пелена тумана...

Чувствую, подруга трясет меня за плечо и чуть не плачет. «Очнись, – шепчет, – очнись! На нас с тобой люди уже посматривают. Что это ты бормочешь, закатив глаза, на какой–то иностранной тарабарщине?» Я не стала пересказывать подруге содержание моего "видения". Психушка – место мало привлекательное.

 

Прошло примерно три года. Как-то раз Анастасия Дубинина шла около полудня по тихой ленинградской улице. Вдруг некий мужчина преградил ей путь. Внешне он ничем не отличался от других людей. Чуть забегая вперёд, скажу, глаза у него были не раскосыми, как у китайцев. Это был человек с русским, обычным незапоминающимся лицом.

– Однако, – заявляет Дубинина, – едва он заговорил, как в моей памяти мгновенно всплыло то моё "видение про Китай". Возникла необъяснимая словами, интуитивная уверенность, что в том "видении" я, бегло болтая по-китайски, обсуждала что-то именно с этим мужчиной... И вот теперь снова столкнулась с ним нос к носу – на сей раз на ленинградской улице. Незнакомец сказал: «Привет! Давненько мы с тобой не виделись». Он извлёк из кармана нечто вроде блокнота и раскрыл его. На каждой странице крохотной книжицы были отпечатаны карты звёздного неба.

Перелистывая страницы, показывая карты мне, мужчина повёл речь о множественности обитаемых миров. В частности, сообщил, что он прибыл на Землю с другой планеты. Потом спрятал блокнот в карман, и в его руках появились пушистые шарики. Демонстрируя шарики, незнакомец пояснил: «Они – разумные и, главное, добрые».

Со страху я не запомнила ничего больше из его рассказа... А затем он предложил мне навсегда покинуть Землю и отправиться вместе с ним на его планету. Осталась в памяти фраза: «Для этого нам придётся преодолеть время».

В ужасе отстранилась я от незнакомца. Голос мой сорвался на крик, когда я отказалась "преодолевать время" вместе с ним. Мужчина насмешливо улыбнулся. Обозвал меня дурочкой и пошёл прочь...

* * *

А.Федотова и А.Дубинина уверены, что с ними общались некие инопланетяне.

– Никаких инопланетян не существует! – возражает им пенсионерка Анна Петровна Полетаева из Петрозаводска. И вот как она обосновывает своё утверждение:

 

– В 1929 году я, семилетняя девчушечка, уже сама зарабатывала себе деньги на пропитание. Служила нянькой при младенце, родившимся в семье богатых крестьян с хутора Горочка. Сейчас того хутора нет. Зато ближайшая к нему деревня всё ещё существует и называется по-старому – Гусево. Она находится в Пестовском районе нынешней Новгородской области.

Ну, так вот. В августе 1929 года весело и быстро я шла по просёлочной дороге от Горочки к деревне Гусево. Хозяева отпустили меня на полдня повидаться с родителями. Дорога огибала так называемое Гусевское озеро.

Глянула я на озеро и вижу – висит над ним летательный аппарат, который сегодня назвали бы "летающей тарелкой". Ромбовидный, небольшой по размерам объект без крыльев. Нижняя часть – вся медная. А верхняя стеклянная. Купол из стекла присоединён к нижней части с помощью больших медных болтов.

От просёлочной дороги было не более пятнадцати метров до летательного аппарата, зависшего низко над водой. Вот почему я ясно разглядела двух низкорослых людей, находившихся внутри стеклянного купола, – мужчину и женщину. Они были одеты в скафандры серого цвета. И они улыбались, глядя на меня. Это были люди! Именно люди с самыми обычными человеческими лицами – вот разве что одетые немножко странновато...

Напоминаю, мне было семь лет.

Увидев впервые в жизни летательный аппарат, а также людей в нём, я закричала от страха и кинулась со всех ног прочь от озера. Вскоре упала, споткнувшись. Сильно разбила коленку. Поднимаясь в слезах с земли, обернулась. Объект висел на прежнем месте.

В те далекие двадцатые-тридцатые годы был изобретательский бум в молодой советской России. Все стремились изобретать новые приборы, аппараты, ранее не виданные. Особенно большой бум стоял вокруг достижений в области авиации.

Заявляю: я считаю, что видела в 1929 году один из новейших для того времени, советских аэропланов. Возможно, он был секретным, созданным в закрытом КБ. Я также считаю, что такие КБ существуют, скорее всего, и в современной России. А в них создаются всё новые и новые летающие устройства, тщательно скрываемые от широкого общественного внимания. Они "придерживаются" под секретом на случай войны.

Никаких внеземных "летающих тарелок" не существует! Все эти "тарелки" плод – изобретательского гения засекреченных земных авиаконструкторов.

Я настаиваю на только что сказанном, ибо по сей день отчётливо помню, как выглядели большие медные болты, соединявшие металлическое днище виденной мною "тарелки" со стеклянным куполом. Каждый болт был не круглым, а имел грани. Его запросто можно было отвинтить от корпуса обычным крупным гаечным ключом. Никто никогда не убедит меня в том, что с другой планеты прилетел к нам кораблик, неуклюже скроенный на скорую руку с помощью банальных болтов...

 

 

Столкновение с внеземлянами

Летом 1945 года И.Чеботарёву из города Таганрога Ростовской области было девять лет от роду. В тот памятный для него день он отправился на рыбалку, решил наловить бычков к обеду. Бычки клевали наживку с удовольствием, и вскоре мальчик набрал почти полведра рыбы.

Дело было на берегу Таганрогского залива Азовского моря.

Только собрался мальчик уходить домой, как с неба свалилась огромная сковорода без ручки. И.Чеботарёв вспоминает:

– Она плюхнулась о воду так сильно, что брызги фонтаном полетели от неё в разные стороны. Меня окатило водой с ног до головы, одежда тут же промокла насквозь – хоть выжимай... "Сковорода" была диаметром примерно пять метров. Её корпус металлически блестел. Сам не знаю почему, но я не испугался.

Унялось волнение, поднятое "сковородой"... Объект смирно лежал на песчаной отмели, едва покрытой водой, буквально в нескольких метрах от того места, где я ловил бычков.

Сделав пару шагов вперёд, я попытался дотянуться до него удочкой, но не достал.

И тут вдруг забулькали пузыри вокруг "сковороды". Потом вылез из неё "дядька" – так тогда назвал его. На нём была серебристая одежда, похожая на комбинезон.

"Дядька" спрыгнул со "сковороды" в воду и протопал по мелководью к берегу. Выйдя на сухое место, остановился в шести или семи метрах от меня. Его голова была полностью скрыта под непрозрачным овальным шлемом: над плечами торчало что-то вроде банки, сделанной из тёмного тонированного стекла. "Дядька" держал в руке синий камень, а на груди висел у него на тесёмке какой-то небольшой мешочек.

Он замер на песчаном берегу столбом – молча, недвижимо. Я тоже стоял как вкопанный в ожидании, когда же он, наконец, подаст голос. Прошли две минуты, три, четыре... Незнакомец упорно молчал. Моё терпение лопнуло. Я спросил:

– Вы откуда? С Луны?

Ответ последовал не сразу, однако всё же последовал. После долгой паузы "дядька" к моей радости наконец-то заговорил – причём на чистом русском языке.

– Нет, – сказал "дядька" с тёмной стеклянной банкой на плечах. Я с другой планеты.

– Как называется ваша планета?

Казалось, мой собеседник странной наружности не расслышал вопроса. Вместо ответа на него он сообщил – опять-таки после продолжительной паузы:

– Землян ждут сюрпризы, которым они будут очень рады.

Изнывая от любопытства, я попросил:

– Расскажите, пожалуйста, про свою планету.

"Дядька" проигнорировал и эту мою реплику тоже. Он указал рукой на "сковороду", потом предложил:

– Хочешь – заходи в мой корабль. И вскоре ты окажешься на моей планете.

Его зазывный жест и предложение очень не понравились мне. Тут, понимаешь ли, почти два десятка толстеньких крупных бычков ждут не дождутся, когда я донесу их до дома. Там мама выпотрошит их и начнёт жарить... А этот деятель с банкой на плечах приглашает меня отправиться сию же минуту в межпланетное путешествие с ним. Неизвестно, сколько оно продлится и когда я вернусь домой. Может быть, к тому времени бычки уже испортятся, и придётся выбросить их. А потом ловить новых. Ну, а пока мы с деятелем будем путешествовать и пока я потом буду ловить новых бычков, мама вся измается от волнения. Будет охать да ахать и поглядывать на часы: куда я подевался? Нет, такой поворот событий не устраивал меня.

– Не хочу лететь с вами! – громким, слегка даже вызывающим голосом сказал я. И пояснил: – Мне надо идти домой. Там меня ждёт мама. Мы с ней будем жарить бычков. Вот они – видите? – в ведре. Это я их только что наловил.

– Жаль, что не хочешь, – буркнул "дядька".

С этими словами он повернулся через плечо и неспешно побрёл к своей "сковороде". В тот момент, когда он входил в воду, я приметил, что на ногах у него не было обуви. Помню, это поразило меня. "Марсианин", капитан межпланетного космического корабля, и – босой! Его голые ступни заканчивались крупными пальцами, точно такими же, как и у нас, людей.

Немного не дойдя до своего корабля, "дядька" приостановился.

– Если захочешь, – молвил он, – можешь рассказать про нашу встречу кому угодно. Но запомни – никто не поверит тебе. Прощай.

"'Дядька!" взобрался на "сковороду" и скрылся в ней. Наверное, влез в какой-то люк в её верхней части, невидимый для меня.

"Сковорода" стронулась с места. Она отплыла в сторону от мелководной отмели и вовсе не взлетела, как я того ожидал, а... утонула! Другими словами, повела себя как подводная лодка, ушедшая стремительно на глубину.

А я подхватил ведро с бычками и пошёл домой...

* * *

Другая контактная история произошла, по утверждению её участника, тоже в далёкие послевоенные годы. Михаил Зыбуновский из города Орла сообщает:

 

–1947 год... Мне – семь лет... Поздний вечер... Лимонный свет луны освещает наш двор. В небе перемигиваются холодные звёзды. Мы с сестрой сидим на куче опилок и бурно обсуждаем разные страшные истории про колдунов и домовых, слышанные нами от взрослых, в основном от нашей бабушки. И чем больше жутковатых деталей тех рассказов припоминаем, тем страшнее нам делается. Уже начинает мерещиться – из-за печной трубы, торчащей над избой, выглядывает ведьма, прилетевшая верхом на помеле, а в курятнике топчется, вздыхая, дедушка-домовой... Страх захватывает нас, и мы пулей летим домой.
Вскоре укладываемся спать. Мы с сестрой спим в одной кроватке валетом. Наступает ночь...

Неожиданно просыпаюсь от того, что кто-то чувствительно толкнул меня в бок. Открываю глаза. Рядом с кроваткой стоит солдат огромного роста, весь в зелёном. На голове – колпак, от которого исходит слабое оранжевое свечение. А-а, домовой пришёл!!!

 

Меня как ветром сдуло с кроватки. Со всех ног кинулся я к постели, на которой спала моя мама. Юркнул под одеяло к ней.

Естественно, мамочка тотчас же проснулась. И тоже увидела "солдата".

– Кто вы такой? Зачем вы здесь? – дрожащим голосом спросила она.

"Солдат" ни слова не сказал в ответ. Продолжал молча стоять на одном месте.

Тогда мама, громко охнув, соскочила с постели и бросилась к детской кроватке, где безмятежно спала моя пятилетняя сестричка. Схватила её в охапку и бегом вернулась назад. Мы с мамой спрятали девочку под лоскутное одеяло. А я спрятался под другое одеяльце, лежавшее рядом. Укрылся им с головой, но оставил небольшую щёлку, чтобы подглядывать.

Немного отойдя от испуга, мама опять спросила у "солдата":

– Да кто же вы такой, в конце концов? И как вошли в дом?

Тот тяжело вздохнул. Затем вдруг растаял в воздухе. В ту же секунду за окном – где-то в отдалении – замелькали сполохи огня. Ещё через пару секунд стена огня приблизилась, и пожар начался прямо под окном, в нашем дворе.

Мы с мамой дружно заплакали. Решили – сейчас сгорим.

Однако пожар прекратился столь же внезапно, как и начался.

 

Утром мы не обнаружили во дворе никаких следов пожарища. Ну, ни единой обгорелой головешки не нашли! Ярко светило солнце. Двор был чист и пуст. Начинался новый прекрасный летний день. А к обеду почтальон принёс письмо от отца, ушедшего четыре года назад воевать с фашистами. Из глаз мамы покатились слёзы: папа, уволившись из армии и приехав из покорённой Германии в Москву, завёл там себе новую семью...

 

Вторая встреча со все тем же "солдатом" произошла много позже. Мне было уже четырнадцать лет. На дворе стояла ранняя осень. Я гостил у маминых знакомых в деревне Платоново Орловской области.

На высоком скалистом берегу над рекой возвышалась там заброшенная церковь. А в некотором отдалении от её руин раскинулся колхозный яблоневый сад.

Однажды вечером отправился я в тот сад воровать яблоки, уже созревшие. Вдруг вижу – от руин храма плывёт по небу по направлению к саду сигарообразный предмет, очень крупный. На его корпусе сияют многочисленные яркие огни. Я струсил, присел за кустарником. Чувствую, меня всего трясёт от страха. Холодный пот стекает со лба ручьём, режет солью глаза.

Я зажмурился, протирая глаза пальцами, потом вновь открыл их. И ахнул. Передо мной высился – откуда он взялся?! – плечистый "солдат", весь в зелёном. Как и в прошлую нашу встречу, на его голове был колпак, от которого разлетались в разные стороны оранжевые искры. Я закричал. Существо исчезло... А сигарообразное тело яркими огнями на его корпусе полетело неспешно прочь.

Я хотел вскочить с земли, чтобы убежать домой, но не смог сделать этого. Чувствую, ноги – свинцовые, штаны, извините, мокрые, сердце колотится так, что кажется, вот-вот выскочит из груди. По всему телу сильнейший озноб.

Кто оно, это существо, похожее на солдата? Зачем преследует меня, лихорадочно размышлял я, ощупывая собственные мокрые штаны. Что ему нужно от меня? Эта загадка, пожалуй, так и останется неразгаданной для меня до последних минут моей жизни.

 

Третья встреча с таинственным существом произошла совсем недавно – в 1992 году. Приехал я в деревню Шаблыкино в гости к другу. Точнее говоря, немножко не доехал до неё. Слез с попутки на шоссе возле поворота, где ответвлялась проселочная дорога, ведущая к деревне. Ну, и пошёл по ней пешком. А топать до Шаблыкино нужно было не менее часа.

Дело было вечером. На небе уже появились звёзды. Иду, любуюсь бездонным звёздным небом.

На горизонте появилось светящееся шарообразное наслоение. Я струхнул, заметив его. Мгновенно вспомнился тот второй давний визит "солдата", сопутствующий ему полёт "сигары" в небе, и чем всё это для моего самочувствия окончилось. Огляделся в панике по сторонам – спрятаться некуда! Кругом лишь голые поля в стерне, да виднеются в отдалении скирды соломы.

Шарообразное наслоение, стремительно приближаясь, преобразовалось в чётко очерченный светящийся шар. Я отчётливо разглядел круглые иллюминаторы в его борту, когда шар неподвижно завис надо мной. Из иллюминаторов пялились какие-то плоские лица. И тут вдруг вздыбился в двух шагах от меня, словно вырос из-под земли, знакомый монстр – существо высокого роста в зелёной одежде и колпаке, испускавшем оранжевое сияние.

Замерев, некоторое время мы изучали друг друга. Существо, по моим ощущениям, надменно и свысока, а я пугливо, с надеждой на спасение... И удивительная вещь: страх, терзавший меня, куда-то пропал. Я спокойно присел на валун, валявшийся на обочине дороги, и стал разглядывать объект, висевший в небе почти строго надо мной. Потом перевёл безразличный отрешённый взгляд на "солдата".

И наконец-то рассмотрел его облик во всех деталях.

Выяснилось, что ранее я ошибался, принимая его одежду за солдатскую униформу. На существе было что-то вроде зелёного комбинезона, отдалённо похожего на костюм химической защиты. Комбинезон был негусто прострочен фосфорическими нитями, которые переливались, играли мертвенным ярко-зелёным светом. На голове – тот же, что и ранее, колпак, не затемнявший, как оказалось, лица. Колпак походил на овальный, туго натянутый на череп капюшон, открытый спереди.

 

Лицо у существа было определённо неземным! Синеватое, мясистое, с расплющенным носом, под которым виднелся крохотный рот, скорее даже не рот, а просто узкая прорезь без губ.

Руки свисали ниже колен, то есть были необычайно длинными.

Монстр сжимал в руках какой-то предмет, направленный в мою сторону.

Повторяю, я не испытывал в тот момент никаких эмоций.

И вдруг монстр исчез. А шар с иллюминаторами стремительно полетел прочь и вскоре скрылся за горизонтом... Пелену олимпийского спокойствия как рукой сняло с моей души. Я как бы опамятовался, пришёл в себя. Странное оцепенение сгинуло. Завопив от ужаса, я помчался по просёлочной дороге по направлению к деревне, где жил мой друг...

* * *

Летом 1991 года один офицер, служивший в погранвойсках на Дальнем Востоке, открыл стрельбу из пистолета по "летающей тарелке"! Расскажу, что из этого вышло, во что вылилось.

Капитан Александр Грибован стоял вечером возле входа в штаб части и обсуждал какие-то производственные вопросы с группой младших командиров. Как вдруг...

– Смотрите! Смотрите! – закричал кто-то из солдат, находившихся на плацу в некотором отдалении от штаба. Александр Грибован обернулся.

Из-за сопки выплыл большой огненно-красный шар с зеленоватым отливом. Он пролетел над её склоном, затем – над армейским плацем и завис над зданием штаба.

Александру показалось, что из шара кто-то смотрит на него. Именно и только на него лично! Что-то кричали солдаты и сержанты, бегая по плацу. Из дверей штаба выскакивали люди. Но Грибован не обращал никакого внимания на их суету. Ему внезапно стало жарко, даже нестерпимо жарко, словно бы каждая клеточка его тела насыщалась сейчас энергией неизвестного происхождения, теплом, истекающим из НЛО.

А затем – для него самого этот его поступок остался необъяснимым и сегодня – Александр выхватил из кобуры пистолет и методично, пулю за пулей, выпустил в НЛО всю обойму.

– Почему вы поступили так, Саша? Многие спрашивали меня потом, зачем, мол, стрелял? А я и сам не знаю. Может быть, стрельба была инстинктивной защитной реакцией на странное ощущение, что неведомая сила, раскаляя все клеточки моего тела, взяла меня в оборот? Да, скорее всего дело в этом. А вот что было потом...

Шар в ответ на стрельбу мигнул зеленоватым сполохом, рванулся прочь немыслимым зигзагом по небу и исчез за сопкой.

Понятное дело, мы весь вечер судачили о происшедшем. Все были возбуждены до крайности. Ещё бы! Не каждый день летают ведь над нами НЛО!.. Наконец угомонились, легли спать.

Спал я плохо – меня всего крутило да мутило. В конце концов, как-то забылся. Просыпаюсь поутру, а в голове – одна-единственная мысль: отныне я могу влиять на людей. Влиять мысленно! Думаю, что за чепуха? Откуда и с чего это вдруг лезут на ум такие глупости?

Вышел я из дома – навстречу человек идёт. Я посмотрел в глаза ему и мысленно приказываю: стой! Он так и замер на месте, точно его пригвоздили. Вижу, парня просто колотит от страха. А я и сам перепугался от неожиданности. Позже догадался – слишком уж сильным был мой телепатический посыл, когда я приказал ему остановиться...

Этот случай был первым в ряду многих других, показавших, что у меня внезапно открылись паранормальные способности.

– Способности у вас в самом деле из ряда вон выходящие, Александр. Я опросил ваших сослуживцев. Выяснилось, что многим из них вы вернули здоровье.

– Умение исцелять – это лишь одна из граней дарования, ниспосланного мне с борта НЛО, в который я, дурак этакий, стрелял!.. Есть и другие грани, ещё более непостижимые. Например, я отныне могу считывать информацию с предметов. Ощупывая их, восстанавливаю события минувших дней... До моей попытки расстрелять НЛО ничего даже отдалённо похожего на все эти способности у меня не было.

 

 

«Мальчик, прощай!»

А теперь перенесёмся в Махачкалу, столицу Дагестана, в дом одного вполне здравомыслящего и всеми уважаемого человека. Назовём его М.

Однажды около полуночи весной 1990 года М. вернулся домой "под мухой". Он неплохо провёл вечер в компании друзей.

Жена встретила запоздавшего главу семейства без особой радости. Крепко отчитала его за позднее возвращение и отправилась спать. Вскоре М. тоже направился к кровати, но вдруг замер. «Это ещё что такое?» – удивился он.

Над холодильником светилась ярко-зелёная "монета" диаметром около пяти сантиметров. Что это там во тьме горит?

Может быть, подумал М., жена положила на холодильник мой карманный фонарик и зачем-то включила его.

М. обратился к супруге на аварском, родном для него языке:

– Эй, жена! Зачем ты включила мой фонарик? Он – моя вещь, а не твоя.

– Какой еще фонарик! – сонно фыркнула в ответ женщина, завозившись на постели.– Ничего я не включала.

М. снова глянул на ярко-зелёную "монету", сиявшую в ночной тьме над холодильником, и ещё более удивился. Светящийся кружок значительно увеличился в размерах, а его свечение стало более интенсивным.

«Наверное, я схожу с ума, – подумал М. – Начинаю галлюцинировать с перепоя...»

Светящийся кружок сорвался вдруг с места. Описав дугу, он подлетел к М. и принялся летать вокруг него по сложной траектории. Мужчина почувствовал тепловую волну, исходившую от порхавшего кружочка, а в ушах засвистел ветер, по его словам.

 

Зелёный сгусток ещё более раздался вширь и... превратился в голову, которая лишь отдалённо напоминала обычную человеческую.

– Нет, я точно схожу с ума! – решил М. Он повёрнулся лицом к стене и принялся читать молитву, взывая к Аллаху о помощи. От хмеля не осталось и следа в голове. М. бубнил молитву до конца и косо глянул через плечо: не исчезла ли галлюцинация?

Увы, не исчезла. Более того, обрела руки, ноги и тело.

Рядом с холодильником стояло густо поросшее волосами существо. Этакий получеловек-полуобезьяна.

В центре лба, ниже переносицы, у существа был единственный глаз, светившийся, как красная лампочка. Шея отсутствовала. Голова гуманоида была посажена прямо на мощные плечи. Рост полуобезьяны превышал два метра. Его волосатое тело было бугристым, мускулистым.

 

Непрошенный гость поплыл по воздуху вперёд, не касаясь ступнями пола. При этом он окутался слабым зеленоватым свечением. Получеловек-полуобезьяна явно направлялся к постели, на которой спали дети.

М. опередил его. Коршуном кинулся он к детям, прикрыл их собственным телом. Позже М. рассказал:

– В тот момент не оставалось мне ничего другого, как молиться. Я просил Аллаха всеведущего, всемогущего лишь об одном – оставить моих детей в живых, не отдавать их в лапы этого гигантского урода.

Тем временем урод подплыл по воздуху к постели, облапил своими толстенными ручищами всех лежавших на ней. Слегка приподнял М. вместе с детьми, затем опустил назад на кровать, не сделав с ними ничего дурного. И отпрянул в сторону.

 

М., продолжавший прикрывать детишек своим телом, оглянулся.

Существо застыло в некотором отдалении от кровати. Оно не делало никаких угрожающих жестов.

Трясясь от ужаса, М. уткнулся лицом в простыню, с удвоенной силой забубнил молитвы. За его спиной резко скрипнули плохо смазанные петли двери, выходящей из дома на двор. Потом дверь громко захлопнулась.

Дверной хлопок разбудил супругу М. Женщина, само собой, заподозрила неладное, едва увидев мужа, прикрывающего телом детей.

 

Рассказ М. о происшедшем произвёл на неё тяжёлое впечатление.

– Сначала я подумала спросонья, что он шутит, – рассказывает она. – Но затем поняла, нет, это не глупая шутка подвыпившего муженька. Он на самом деле видел какого-то волосатого монстра, защищал от него наших горячо любимых детей. У мужа никогда не бывало галлюцинаций!..

В течение многих последующих дней он всё никак не мог успокоиться. Постоянно вспоминал о ночном визите одноглазого гиганта. Беспрерывно тревожился – а вдруг дьявол заявится к нам среди ночи вновь и всё же похитит детишек? Пришлось обменять квартиру на другую. Лишь после переезда на новое место жительства муж успокоился...

* * *

В Эстонии в том же году случилось своё контактное приключение.

Рабочая неделя началась для шофёра Мярьямааской колонны Раплаской автобазы Тоомаса Венделя вполне традиционно. В понедельник он встал в пять часов утра, побрился, позавтракал, прогрел в своей машине мотор и отправился по привычному маршруту за молоком. По пути, как всегда, подсадил в кабину лаборантку Лайне Пилов.

У бензоколонки машина свернула на Пярнуское шоссе и примерно в половине, седьмого часа утра подъехала к перекрестку, где ответвлялась дорога, ведущая к молочной ферме.

Тоомас Вендель поворотил руль направо, машина свернула на просёлок, и оба человека, сидевшие в её кабине, буквально остолбенели.

Они увидели – посередине дороги высится нечто бочкообразное, слегка смахивающее на силосохранилище, высотою приблизительно четыре метра и диаметром около двух метров. Вокруг нижней части объекта, упиравшейся в асфальт, пылает кольцо яркосинего пламени...

Тоомас резко нажал на тормоз, и управляемая им машина остановилась, едва-едва не врезавшись в "бочку".

 

А из "бочки" вылезли два существа. Их одежда, как и сама "бочка", отливала серебром. Существа принялись ходить туда-сюда вокруг "бочки", хлопотать. Впечатление было таким, словно они проводили какие-то спешные наружные ремонтные работы на этом своём "экипаже".

Рост каждого из коротышек не превышал полутора метров. Пластика движений, походка и жесты ничем не отличались от людских, однако руки были несоразмерно длинными в сравнении с телом.

Через некоторое время оба существа дружно, плечом к плечу направились к автомобилю. Они остановились слева от машины, рядом с дверцей водителя. Вместо голов у них были какие-то гладкие закругления, растянутые по вертикали. Существа стали размахивать руками и издавать скрежещущие звуки.

Может быть, просили людей, сидящих в кабине машины, помочь им?

Тоомас Вендель и его спутница лаборантка Лайне Пилов никак не отреагировали на призывные жесты и крики. Они молча сидели в кабине, окаменев от страха.

 

Не встретив ответных действий со стороны людей, странные низкорослые существа вернулись к "бочке" и исчезли в ней. После этого синее огненное кольцо под объектом стало интенсивно светлеть. Послышался лёгкий шорох, и "бочка" с невероятным ускорением поднялась вертикально ввысь, растаяла в небе.

И Тоомас, и Лайне утверждают, что после отлета "бочки" они испытали "потерю чувства времени и частичную потерю памяти" – это их собственные слова. Так, они решительно не помнят, сколько времени длилась их встреча с низкорослыми существами. То ли две минуты, то ли десять минут, то ли даже больше...

Оба очевидца, кроме того, не поняли, каким образом пришельцы выходили из летательного аппарата и затем входили в него. По ощущениям людей, в их памяти остались от той встречи лишь какие-то малые обрывки. Всё остальное оказалось полностью стёртым неведомой силой из их памяти.

Лайне Пилов испытала значительное психическое потрясение. На следующий день после незабываемой встречи она жаловалась на плохое самочувствие и, главное, на то, что голова у неё отказывается работать. Очередной служебный отчёт, составленный Лайне, оказался совершенно неверным – все цифры в нём перепутались. Такого никогда не случалось ранее...

* * *

В городе Геленджике один ученик седьмого класса средней школы N 1 тоже повстречался, по его утверждению, с выходцами из иных миров. Зовут мальчика Максим. Вот рассказ мальчика:

 

– В четверг, 29 ноября 1990 года, я возвращался около шести часов вечера домой, шёл вверх по улице Садовой. Моросил дождик. Подойдя к пустырю, услышал шипение, доносившееся с него. Оно походило на звук, какой бывает при электросварке. Едва вышел я на пустырь, как тут же был ослеплён очень ярким светом. От неожиданности даже прикрыл глаза рукой. Вижу – над штабелем кирпичей завис в воздухе какой-то огромный плоский предмет, а снизу бьёт из него луч... Чуть правее луча стояло некое невероятно высокое существо. Мне показалось, оно было трёхметрового роста.

Прямо по лучу спустился вниз с огромного "плоского предмета" другой гигант, и луч моментально погас. Одежда на инопланетянах была обтекаемой, однако состояла из отдельных пластин. Я так и не увидел их лица – головы были спрятаны под чёрными непрозрачными колпаками. На запястьях имелись у них очень широкие браслеты, мигающие разноцветными лампочками.

Инопланетяне не стояли на земле, а парили в воздухе на небольшой высоте над каменистой почвой пустыря.

 

Обалдев от удивления, я всё ещё рассматривал их, когда один из гигантов протянул вперёд руки и стал шевелить пальцами в воздухе. Раздались звуки различной тональности, точно пришелец перебирал незримые струны.

Вдруг он сказал писклявым голосом:

– Мальчик, мы знаем твоё имя. Иди сюда!

Страх пронзил меня молнией. Отшатнулся я от протянутых рук, сделал шаг назад и, обливаясь холодным потом, еле-еле выдавил из себя:

– Я потом приду. Меня ждут дома родители.

Хотел убежать от страшилищ не медля. Но ноги совсем не слушались – стали как ватные. Пришельцы притягивали меня к себе словно незримым магнитом.

Всё же я кое-как повернулся и, с трудом переставляя отяжелевшие ступни, заковылял прочь от них. И услышал:

– Мальчик, прощай!

 

Когда вышел с пустыря, оглянулся. На пустоши никого не было. А над ней поднимались вверх мигающие огоньки...

Спустя несколько дней стали болеть у меня глаза. Отдельные предметы казались порою прозрачными.

Мама отвела меня в поликлинику, и врач прописал глазные капли. Они не помогли. Глаза болят по-прежнему...

 

Житель города Геленджика К.Падалкин, со слов которого я узнал эту историю, опросил не только семиклассника Максима, но и местных жителей, чьи дома стоят на улице Садовой в районе пустыря. Не без удивления он услышал, что точно в то время, когда Максим общался, по его словам, с гигантами, во всех близлежащих домах отключился свет. Временно перестали работать также радио и телефон.

Случайное совпадение? Или же всё-таки не случайное?..

* * *

Вернёмся вновь в Махачкалу. И послушаем рассказ одной девушки, просившей не называть её имени:

 

– 19 августа 1990 года около шести часов вечера я решила пойти к своей двоюродной сестре в гости. Мне удалось застать её дома, и я уговорила сестру погулять вместе со мной немножко по улицам... Идём, гуляем. Дошли до стадиона. Остановились. На улице в тот момент никого не было. И вдруг перед нами вырос, взявшись непонятно откуда, мужчина совершенно невозможного облика!

Был он гигантского роста, около трёх метров, если не выше. Одет в чёрный костюм. На ногах – туфли из плотной ткани, а не из кожи. Шея толстая, здоровенная, крепкая. Кожа на лице – тёмного цвета, вся усыпанная странными прыщами, которые выглядели как бы приклеенными к ней. Каждый прыщик был очень острым. Вокруг глаз – белые круги. Согнувшись на один бок, гигант опирался на палку. Мы с сестрой перепугались, увидев его, и хотели убежать, но тут он окликнул нас. Как загипнотизированные, мы медленно подошли к нему поближе. Он выпрямился, и палка оказалась больше не нужна ему. Она упала на землю.

 

Руки у гиганта были ненормальной длины. Они свисали вдоль тела ниже колен. Незнакомец выглядел очень пожилым – лицо у него было морщинистым, старческим, однако шевелюра на голове не имела ни единого седого волоса, зубы – белые и ровные, как у молодых людей.

Высоченный старик заговорил – почему-то шёпотом. Он повёл речь по-кумыкски. Я знаю этот язык слабо, а вот зато моя сестра бегло разговаривает на нём.

Потом, когда мы расстались со стариком, сестра пересказала мне по-русски те места из его речей, которые я не поняла. А суть речей сводилась к следующему:

– Я прилетел с другой планеты, – вещал старик. У меня остался на той планете сын, которому сейчас пятнадцать лет и который выше меня ростом... Девочки, подойдите поближе ко мне. Хочу прикоснуться к вам, потрогать вас. Я кому сказал, немедленно подойдите поближе!

– Ни за что не подойдём, – резко бросила в ответ моя сестра, хотя её, как, впрочем, и меня, так и тянуло подойти.

От старика исходило нечто вроде магнетического притяжения. Эта "тяга" то усиливалась, а то ослабевала.

 

Услышав отказ моей сестры приблизиться к нему, старик неожиданно спросил:

– Девочки, не хочет ли одна из вас стать женой моего сына?

Сестра ответила ему по-кумыкски:

– Мы ещё школьницы. И хотя учимся уже в старших классах, но нам рано думать о замужестве.

Старик пробурчал:

– Ну, мой сын тоже не такой уж и взрослый, несмотря на свой высокий рост.

– Кстати, о росте, – сказала сестра, меряя взглядом трёхметрового старца. – Нам не нужны мужья-великаны. Рядом с такими мужьями мы будем выглядеть смешно. Как лилипутки.

– Значит, нет у вас желания выходить замуж за моего сына? Отказываетесь?

– Самым решительным образом! – отчеканила покумыкски сестра.

 

В этот момент я обратилась к ней, чтобы спросить, о чём бормочет "бармалей". Мы обменялись несколькими фразами, не глядя на старика. А когда обернулись к нему, то увидели – гигант исчез...

Пока сестра толковала с ним, мы обе чувствовали себя как заколдованные. Но, едва "бармалей" сгинул, колдовская пелена опала с наших глаз. И мы чуть не потеряли дар речи, опамятавшись. В великой панике побежали во весь дух в разные стороны, сестра – к себе домой, а я – к себе.

* * *

Из письма О.Беликова, Красноярский край:

«На таёжной поляне стояли два верзилы в зелёных комбинезонах и с жуткими нечеловеческими рожами. Я дружески поболтал с ними. Помнится, даже предложил им сигареты... Когда они исчезли, пришёл в ужас, задним умом оценив своё спокойное поведение в ходе общения с монстрами как странное, даже ненормальное. Полагаю, инопланетяне владеют искусством гипноза. Они насылают на людей, с которыми общаются, нечто вроде колдовских чар».

 

 

Рассказ оккупированного

История, которую я сейчас расскажу, принадлежит, может быть, к числу самых крутых, самых сногсшибательных сюжетов в моей книжке. Но, с моей точки зрения, её почти криминально-авантюрный антураж – не самое главное в ней. Много важнее содержательные характеристики поразительная по сути, внеземная информационная (!) наполненность этого дикого происшествия.

Его участник доложил мне о случившемся лично. Он настаивал на том, что всё это не привиделось ему, а произошло на самом деле. Я встречался с ним несколько раз, снова и снова уточнял разнообразные нюансы контактного события, вплоть до мельчайших. В результате выстроилась достаточно стройная картина "встречи с чуждым", расписанная в моём блокноте буквально по минутам и, скажу даже так, по шагам, по всем произнесённым в её ходе фразам, по мельчайшим телодвижениям всех участников контакта.

Информатор дал разрешение на публикацию его отчёта при условии, что не будут названы его имя и фамилия, а также время и место действия.

Отчёт был литературно обработан мною, переписан в жанре документальной прозы. Герой моего документального рассказа внимательно прочитал сочинение в рукописи, внёс нужные, с его позиции, поправки и уточнения, а затем дал добро на публикацию.

 

Рассказ необычайно интересен по своей стержневой установке, ухо в ухо совпадающей с основной отличительной приметой "самодоноса полтергейста". Помните? В том его монологе – а им завершалась вторая часть книги – информация о сути феномена полтергейста поступала непосредственно из уст самого полтергейста, или незримого демона. А здесь, как вы сейчас убедитесь, сведения о самом себе, пускай туманные и обрывочные, сообщает как бы ненароком, как бы случайно проговариваясь, некий неведомо чей агент. Чисто условно назовём его инопланетянином. Кто он такой на самом деле, откуда он? Сие покрыто для нас с вами мраком неизвестности.

Чтобы читатель, едва приступив к ознакомлению с рассказом, не терялся в догадках о сути происходящего, скажу – повествование ведётся от лица "инопланетянина". Этот предприимчивый деятель оккупировал на короткий срок тело мужчины, моего информатора. А когда в конце концов вышел из него, то по непонятным соображениям не замёл за собою следы.

Воспоминания о тех "следах" сохранились в сознании информатора в полном объёме. Вот они:

 

– Двор был полутёмный, запущенный, в нём резко пахло кошками. Дыра дырой, одним словом. Как раз то, что надо.

Я так думаю – если бы кому-нибудь пришло на ум устроить на нас облаву, пустить по нашим следам свору инспекторов с местной милицейской псарни, то лучшего капкана, чем сей двор, нельзя было и придумать. Но в этом мире никто на нас зуб не точил и гнаться за нами не собирался. А всё потому, что никто тут даже не подозревал о нашем присутствии. Никто. Категорически.

– Славное местечко, – сказал мой шеф, озираясь по сторонам.

– Лучше не придумаешь, – согласился я, тоже озираясь.

Слева двор огораживала стена пивоваренного завода без единого окошка в ней, вся в белёсых прдтёках по кирпичной кладке, побуревшей от времени. Справа тоже тянулась стена, и тоже она была неоштукатуренная, глухая, без окон. Кинотеатр, вид сбоку.

Между стенами – там, где они смыкались – зияла мрачным оскалом подворотня с низким кирпичным сводом. В ней пристроились рядком три мусорных бака с откинутыми крышками.

Напротив подворотни, в другом конце двора, узкого, похожего на гигантскую траншею с высоченными, уходящими в небо стенами, маячила короткая перемычка – забор. Он был добрых три метра высотою, сколоченный из крепких некрашенных сосновых досок. В том месте, где забор примыкал к стене пивоваренного завода, в нём виднелась одностворчатая, тоже из некрашенных досок, дверца. «Служебный вход» – было начертано на ней.

Куда он вёл, в какие пивоваренные службы, нас не волновало. Двор был интересен для нас другим. Он был пустым, девственно чистым от любых местных соглядатаев.

 

– Они уже выехали, – сообщил шеф. Потом, пожевав губами, добавил: Начинаю отсчёт времени.

Коренастый и грузный, широкоплечий, в отлично выглаженном костюме мышиного цвета, шеф стоял, скрестив руки на груди своего временного тела и вперившись отрешённым взглядом в забор. По его круглому, в мелких рыжих веснушках лицу блуждала рассеянная улыбка.

Со стороны поглядеть – ничего особенного вроде бы. Стоит человек, с пятки на носок раздумчиво покачиваясь. Надо так понимать – то ли замечтался, то ли в свои мысли по макушку ушёл. Стоит и этим мыслям, кто их ведает каким, улыбается. Но я-то знал, чего стоила шефу его улыбка. Да он был сейчас весь как струна натянут! Работал как вол.

Для начала ему пришлось войти в плотный телепатический контакт с городской телефонной сетью и симулировать прохождение сигнала на ближайшую станцию скорой помощи. А когда там сняли трубку, внушить поднявшему её, что в неё сиплым, с легкой хрипотцой голосом кудахчет безымянная всполошенная бабуля. Ну, а бубнит она о дорожном происшествии, об автокатастрофе, случившейся прямо у неё на глазах. Есть жертвы, рыдает бабуля в телефонную мембрану, помогите, люди добрые. Автокатастрофа случилась там-то, на таком-то перекрёстке.

Затем шефу надо было отрабатывать назад – симулировать отключение от телефонной сети. И тут же входить тихой сапой в одностороннюю психическую связь с экипажем скорой помощи, выехавшим по вызову. А потом на почти паутинном психокасании, дабы никто из членов экипажа ничего не учуял, сопровождать экипаж на всём пути его следования. Направлять и вести его, внушая водителю, где какой поворот делать и куда дальше ехать до определённого, заранее выбранного нами места, чтобы в урочное мгновение передать с рук на руки мне. Такие, стало быть, пироги.

 

Надо быть профессионалом, настоящим большим, вроде моего шефа, профессионалом, чтобы вот так, как он, работая, ещё и рассеянно улыбаться при этом.

– Приготовься, – проронил вдруг шеф. Потом скомандовал: – Пошёл!

И я пошёл. Сорок шесть заранее отмеренных шагов, двадцать три секунды оставалось до начала операции.

Я был сию минуту един в двух лицах. Я был я и немножко не я в то же время. Чувство двойственности, конечно, слегка давило на психику, однако не мешало мне уверенно мерить шагами землю. Тело аборигена, которое я временно оккупировал, послушно исполняло все мои команды. А его душонка, намертво сплетённая сейчас с моей, тихо подвывала от ужаса, осознавая свою полную беспомощность перед моей оккупационной мощью.

Я ещё из подворотни не вышел, а уже услышал характерный этот, надрывный вой – истошный вопль сирены скорой помощи, с каждым мгновением приближавшейся.

 

«Волга» катила с хорошей скоростью, километров девяносто в час, когда наши пути пересеклись. Тихая окраинная улочка была прямой как стрела и почти совершенно безлюдной. Я зыркнул глазами по сторонам и приметил на ней лишь трёх прохожих. Какая-то женщина вела за руку малолетнюю девочку. Да в дальнем конце улицы маячила, медленно приближаясь, ещё одна женская фигура. Судя по облику и походке, это была дама почтенного пенсионного возраста.

Я сошёл с тротуара и, выйдя на проезжую часть, поднял в небрежном жесте руку. Автомобиль понесло юзом, задними колесами на тротуар, и покрышки протестующе завизжали. «Волга» замерла в шаге от меня, покачиваясь на растревоженных рессбрах, как лодка.

– Жить надоело?! – заорал водитель, распахивая дверцу, здоровенный такой амбал в кожаной куртке.

И заткнулся. И взгляд у него, как следовало ожидать, стал пустым, стеклянным.

– Сюда заезжайте. Сюда, – приветливо сказал я, обращаясь к амбалу, и указал рукой на подворотню. – Мы давно ждём вас.

Женщина, ведшая за руку девочку, оказалась в этот момент метрах в десяти от места, на котором я стоял. Наши взгляды встретились. Женщина почти тотчас же отвернула голову в сторону и нахмурилась, потому что я широко улыбнулся и подмигнул ей.

 

А амбал в кожаной куртке ни слова не говоря захлопнул дверцу кареты скорой помощи, подёргал за рукоять переключения скоростей, и «Волга», тихо урча, медленно стронулась с места. Я вошёл в подворотню. Машина покатилась следом за мной как привязанная.

Она замерла посередине пустынного двора. Я подождал, пока амбал, а следом за ним оба его спутника в белоснежных халатах молча, выражаясь по-местному, под глубоким гипнозом... Потом я взял амбала за локоток и легонько подтолкнул к забору...

 

Халат, снятый с того из медиков, который был повыше ростом и в очках, пришёлся мне почти впору. Я стянул его с эскулапа, как с манекена. Очкарик замер у забора, подле дощатой дверки с надписью на ней «Служебный вход», будто замороженный. Плечом к плечу с ним и тоже руки по швам торчал амбал. Почти уткнулся багровой мордой своей в частокол некрашенных досок. Чуть в сторонке стоял другой член экипажа скорой помощи, этакий коротышка с бородкой клинышком. Перед ним валялся на земле стандартный медицинский саквояж, с каким обычно выезжают местные врачи по срочным вызовам.

– Чемоданчик прихвати, – сказал мой шеф и направился к автомобилю, застегивая на ходу пуговицы на белом халате, мгновением ранее снятом им с коротышки и накинутом на собственные плечи.

Ума не приложу, зачем ему мог понадобиться докторский саквояж. Но по опыту я знал, что возражать шефу, когда тот идёт на задание, – дело гиблое. Так что спорить я не стал. Подхватил с земли саквояж и двинулся следом.

Шеф расположился на заднем сиденьи «Волги». Я же сел за руль и швырнул чемоданчик на правое переднее сидение, себе под бок. Мотор решил не капризничать, ему удалось завестись сразу же, и машина выехала из подворотни. Она понеслась, набирая скорость, по улице. Сирена над нашими головами заунывно, прерывисто выла, мотор жужжал ровно, точно трудолюбивая пчела.

 

«Волга» мчалась почти по осевой линии. Прохожие, редкие в дневной трудовой час в этой окраинной части города, в его крупноблочном пригороде, "спальном мешке" для многих служивых горожан, провожали нас взглядами, в которых было, само собой, все что угодно кроме удивления. По улице летела, точно на крыльях, карета скорой помощи, в ней сидели люди в белых халатах – чему же тут удивляться?

Короче говоря, всё шло своим чередом, как и должно было идти. То есть согласно ранее намеченному плану.

 

Настроение у меня было отличное. Погода в этом мире стояла великолепная. Упоение, а не погода. Здесь был май. На небе, до рези в глазах, до комка в горле ослепительно-синем, не виднелось ни облачка.

Я опустил боковое стекло и с наслаждением выставил левый локоть наружу – в весну, в май, в бодрящую струю тугого ветерка, который тут же нагнал в рукав пиджака пригоршню мурашек. В ту же секунду мне мельком вспомнилось, ради чего мы сюда прибыли и какое специфическое дельце нам предстоит провернуть здесь. Мимолётное воспоминание заставило меня поскучнеть.

Я тронул пальцами зеркальце заднего вида, повернул его так, чтобы видеть в нём лицо моего шефа. Потом произнёс:

– Что ты думаешь насчёт подноготной нашего задания? Ну, насчёт всей этой утомительно долгой, подготовительной процедуры, предшествовавшей ему... А вдруг в ходе подготовки снова была допущена ошибка?

Шеф промолчал в ответ.

– Вдруг опять ложный сигнал? – настаивал я на своём. – Как в конце прошлого века по местному летоисчислению. На другом континенте, забыл, как он называется. Помнишь ту историю?

– Помню, – молвил негромко шеф. – Разве забудешь такое? Между прочим, континент называется Северная Америка.

– Вот именно. Америка. У тебя – хорошая память. Завидую... Почти весь континент обшарили мы тогда на наших дирижаблях, скроенных на скорую руку. Сколько суеты-то было! Сколько попутной бутафории, чтобы заморочить головы аборигенам! А все впустую.

– Да. Впустую.

– Ну, вот я и говорю, а вдруг опять ошибка?

– Не думаю, что это так.

– Ну, а всё-таки? А вдруг?

Мой напарник, лицо которого маячило в зеркальце, криво усмехнулся.

– Надо смотреть правде в глаза, – отчеканил он. – Факты говорят о другом.

– Факты?

– Факты.

– Говорят?

– Говорят.

– Какие там ещё факты к чёртовой матери, – проговорил с досадой я, слегка повышая голос. – Нам ведь ничего толком не известно! Неясные и, скорее всего, вздорные слухи. Пустые сплетни. Глухие намёки. Сплошной туман, одним словом.

– Не сплетни, а обычная, как всегда, маловразумительная информация, уточнил шеф со свойственной ему педантичностью.– Ты ведь сам не хуже меня знаешь, что более подробные отчёты невозможно получить от незнаек.

– Да, знаю, – уныло кивнул я, сбавляя тон.

Незнайками прозывали у нас многотысячный контингент наших сотрудников в этом мире, даже не подозревавших о том, что мы пасём их. Незнайки не вербовались в открытую. Никто из нас никогда не запрашивал их согласия на сотрудничество. Этого ещё не хватало! Себя не обнаруживая, мы просто подключались к их психополям. Они были нашими глазами, ушами здесь, в этой реальности, по которой мы с шефом мчались сейчас на карете скорой помощи.

– Ох, уж эти мне незнайки, – вздохнул я. Голос мой был по-прежнему уныл.

– Что поделаешь, – равнодушным тоном возвестил шеф. – Приходится работать с тем контингентом, какой имеется в наличии... Эй, не пропусти перекрёсток. По-моему, надо сворачивать именно здесь.

 

«Волга» плавно вошла в поворот. Далее мы ехали в мёртвом молчании. Говорить было больше не о чем. Всё и так было ясно. Впереди нас ожидало задание, которое заранее виделось очень непростым, но которое мы обязаны были выполнить.

Спустя несколько минут машина свернула с улицы во двор, неприятно поразившей меня своим почти казарменным видом. Девятиэтажные крупноблочные коробки, тоскливо похожие друг на друга, стояли в каре вокруг невеликой пустоши, покрытой сухой, в трещинах, асфальтовой коркой. Ни травинки, ни деревца. И ни души вокруг.

Единственным украшением пустоши оказалась длинная, деревянная лавка с отломанной спинкой. Запылённая, ненасиженная, она притулилась к стене одного из домов, похожая на покинутую командой, разбитую шлюпку, на абсурдистский кораблик, дрейфующий по безводной каменистой пустыне.

 

Шеф, сидевший сзади, наклонился вперёд, когда «Волга» остановилась. Решительным жестом он подхватил с переднего сиденья автомашины медицинский саквояж. Скрипнула открываемая дверца. Шеф вылез из машины и направился к подъезду, возле которого стояла лавка.

– Приготовься к выходу из местного тела, – приказал он, не оборачиваясь, взявшись за ручку двери, ведущей в подъезд.

– А не рано ли? – полюбопытствовал я, тоже выбираясь из «Волги» и шествуя следом за ним.

– Вот что, дружок. Давай не будем тянуть, – отрезал мой напарник. В его голосе звучала по-прежнему жёсткая командная интонация. – Я пойду в телесном виде на контакт с этим местным, очень опасным типом – вот в этом самом моём временном теле. И шеф похлопал себя ладонью по бедру. – Я произведу отвлекающий манёвр, – пояснил он. – А ты чуть погодя попробуешь войти в застранца сверху и оккупировать его вонючие мозги... Не знаю, удастся ли тебе с ходу сделать это, – добавил шеф с сомнением в голосе.

– Хорошо, – сказал я. – Так и поступим. Ибо тебе видней.

– Ну, разумеется, – буркнул шеф.

 

Лифт в доме не работал. Клейкой лентой к его двери была пришпилена табличка «Ремонт». Пришлось воспользоваться лестницей.

В подъезде аппетитно пахло жареной картошкой. Чем выше мы поднимались по лестнице, тем сильнее становился запах. Где-то этажом или двумя выше, надо думать, собирались обедать.

Мы поднялись на площадку четвёртого этажа, и запах жареной картошки стал совершенно нестерпимым. Я почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота.

– Кошмарная вонь, – молвил я с чувством, прикрывая нос ладонью.

– М-да, у местной пищи – специфический аромат. Особенно, когда её готовят к употреблению, – обронил мой напарник с коротким смешком. Ладно. Не отвлекайся на пустяки. Мы уже пришли. Вон берлога нашего клиента.

– Точно. Квартира номер тринадцать, – констатировал я, разглядывая номерок на одной из дверей, выходивших на лестничную площадку.

– Ты готов? – сухо осведомился шеф.

– Э-э... К чему?

– К выходу из тела.

– Не совсем. Погоди. Сильно мешает этот тошнотворный запах. Сейчас буду готов... Дай сосредоточиться... Всё. Можем начинать.

– Ну, так начали!

 

Далее следует рассказ, ведущийся уже не от лица "инопланетянина", а устами человека, временно оккупированного им. Наш информатор сообщает:

– Туман на мгновение застлал глаза. И кошмарное существо, управляющее мною как бездушной марионеткой, вдруг выпрыгнуло из меня вон! Я ощутил это именно как упругий прыжок некоего плотного и вязкого сгустка из моей головы вверх и наружу. Выскакивая из черепной коробки, сгусток оттолкнулся от неё, как резиновый мячик.

Он звучно ударил напоследок по моему темени своим пружинистым тельцем.

А я схватился обеими руками за голову и в полный голос заорал от ужаса. Вернее, попытался заорать. Тут же выяснилось, что моё горло намертво перехвачено спазмом. Я мог дышать, но при этом не мог выдавить ни единого звука из себя.

Взгляд мой упирался в дверь, обитую тёмно-коричневым дерматином. На двери, чуть выше уровня глаз, висел металлический кружок с цифрой «13» на нём. Дверь медленно, очень медленно закрывалась, покуда я в панической прострации таращился на неё. Кто-то переступил секундой ранее, пока плыл перед моими глазами туман, порог квартиры, находившейся за той дверью. Кто-то аккуратно, без лишнего шума прикрывал её, водворяя на место.

Дверь тихонько захлопнулась, замок на ней негромко щёлкнул.

 

Я знал, кто был этот кто-то, ибо я сам только что этим кто-то был, но я ведать не ведал, к кому и ради каких целей чудовищный кто-то заявился! В сущности, мне было сейчас наплевать на то, что творилось по ту сторону двери. Меня волновало совсем-совсем другое. А именно собственное благополучие. Существо, оседлавшее меня, отвалило внезапно в сторону в тот момент, когда я уже почти потерял всякую надежду вновь стать когда-нибудь самим собой. Нельзя было искушать судьбу. Следовало драпать отсюда во весь дух, пока существо не вернулось из квартиры на лестничную площадку, покончив со своими умонепостижимыми делами там, в квартире.

 

Я рванул вниз по лестнице с такой скоростью, с какой никогда в жизни не бегал. Пулей вылетел из подъезда во двор. На всякий случай обогнул по очень широкой дуге карету скорой помощи, одиноко замершую на асфальтовой пустоши, и кинулся со всех ног прочь. Бешено работая локтями и ногами, я мчался, как заправский спринтер, по улице, не обращая внимания на редких прохожих. Я улепётывал подальше от кошмара, отпустившего меня и, как я сейчас отчётливо понимал, взявшего теперь за глотку того, кто проживал в квартире № 13.

Что это было?! Откуда оно вообще взялось на мою голову?! Как и, главное, зачем поработило – пусть и ненадолго – меня?!

Ответов не было. Да их и не могло быть. На свою беду я столкнулся на какое-то относительно непродолжительное время с чем-то абсолютно чуждым, жутким в своей кромешной непостижимости...

 

При каких, спросите вы, обстоятельствах это произошло? А вот при каких. Я шёл по проспекту в продовольственный магазин за покупками. Внезапно в глазах потемнело, а потом я осознал себя находящимся в совсем другом месте.

Я торчал столбом в узком дворе, огороженном двумя высокими глухими стенами – пивного завода и кинотеатра. Точнее говоря, стоял там не я, а тот, кто захватил, оккупировал мои мозги, а к ним впридачу и тело. Моё сознание мгновенно слилось воедино с его всеподавляющим сознанием. Всем своим естеством я почти тотчас же ощутил, какие чувства должна испытывать муха, попавшая в липкую паутину, из которой ей никогда, наверное, не вырваться...

Мне удалось вырваться. Точнее, меня отпустили из паутины, ногой под зад вышибли из неё вон, когда для хозяина паутины отпала потребность во мне.

 

С того дня миновало восемь лет. Но и сейчас, бывает, просыпаюсь я среди ночи с громким стоном, тревожа жену. О, господи, опять встряхнуло моё нутро кошмарное это, нечеловеческое видение!.. Вновь приснился всё тот же сон, время от времени настырно повторяющийся!.. В нём я мчусь по городу на карете скорой помощи, мои руки уверенно крутят баранку, и в то же время я это вовсе не я, а некто иной, чудовищно для меня чужеродный, манипулирующий мною как куклой.

Забыть случившееся невозможно. Я бы рад забыть, да подсознание не желает делать этого. Оно выплёскивает навязчивые воспоминания о том кошмаре в мои сны, дикие, сумбурные, стремительные, как поездка на скорой помощи.

 

 

«Мы – с хорошей планеты»

А теперь несколько коротких сообщений. Анатолий Дудовский, посёлок Харанор Читинской области:

– Сентябрь 1988 года. Приехал ко мне в гости друг, живущий в другом посёлке. Посидели, поговорили. Не пили! Легли спать... Глубокой ночью я проснулся от ощущения, что кто-то посторонний разглядывает меня в упор. Увидел девушку и четырёх широкоплечих парней в голубых костюмах, тесно облегавших тела.

Обращаясь ко мне, девушка спросила:

– Знаешь, кто спит у тебя?

– Конечно, знаю, – прошептал я растерянно, испуганно.

В голове пульсировала единственная мысль: шайка воров проникла в дом, и сейчас они займутся грабежом. Лишь бы не убили!

– Нет, ты не знаешь, кто спит у тебя, – возразила девушка.

– Знаю, – тупо повторил я. – Знаю.

– Не знаешь! Впрочем, не пугайся. Мы поработаем с ним, а не с тобой.

Девушка указала рукой на моего спящего товарища:

– Мы вскроем агенту черепную коробку. Надо привести в норму кое-что находящееся под ней. После окончания операции агент не будет помнить ничего из того, что мы сделаем с ним... Ну, а ты лежи тихо, не дёргайся. Закрой глаза.

Я зажмурился в страхе. И то ли мгновенно уснул, то ли потерял сознание. В общем, отключился.

На другой день утром рассказал другу о происшедшем. Тот сочувственно улыбнулся и молча покрутил пальцем у виска.

Крайне встревоженный, я побежал сдаваться в психушку – напросился на приём к нашему районному психиатру Ольге Владимировне Бойченко. Она внимательно выслушала меня, а потом упекла на десять суток в дурдом. Мне делали уколы, пичкали какими-то пилюлями. Кормили плоховато. Телевизора в дурдоме не было – он не нужен сумасшедшим. Измаялся я там от скуки... Вот и вся история.

* * *

Борис Ханиевич, город Славутич Киевской области:

– Однажды в июне 1990 года вечером я сидел и смотрел телевизор. Внезапно фиолетовая мгла застлала взор. И передо мной возникла женщина. Не помню, как выглядела; видел её как бы сквозь туман. Женщина ткнула указательным пальцем вверх. Я посмотрел туда, куда она показала. Потолок в комнате исчез. Над нами перемигивалось сотнями звёзд ночное небо. А строго в зените висела в нём "бочка" колоссальных размеров. Женщина вдруг заговорила.

– Это база наблюдения, – сообщила она. Потом пояснила: – Наша база. Внеземная.

В следующее мгновение появился столб света, жёлтый и тёплый. Меня всосало в столб, и я ощутил, как лечу внутри него куда-то вверх с бешеной скоростью. Через несколько секунд меня вышвырнуло из светового столба, и я врезался ягодицами и спиной в большое кресло. Оно стояло в просторном полутёмном помещении. Там я увидел два высоких существа. Они начали беседовать со мною. Содержание разговоров не помню.

Мои собеседники были похожи на огромные резиновые куклы, надутые воздухом. Их толстые негнущиеся руки без ладоней и пальцев оканчивались закруглениями. Точно такими же были и ноги. Головы походили на гладкие шары. Носы, уши, губы отсутствовали. А вот зато глаза имелись: идеально круглые, выпуклые как у коров, без ресниц.

После окончания разговора я опять очутился внутри светового столба и камнем полетел вниз. Полёт замедлился. Столб света исчез. И я осознал, что вновь сижу на тахте в своей собственной квартире перед работающим телевизором...

* * *

Александр Филоненко, Петербург:

– Будет очень обидно, если вы, товарищ Прийма, примите мой короткий рассказ за бред сумасшедшего. Я – взрослый человек, но с недавних пор стал ходить в школу, начал учиться. Подчеркну, что регулярно посещаю ту внеземную школу помимо собственного желания. Происходит это по ночам... Осознаю себя находящимся в каком-то вроде бы ином мире. Стою перед "высоким белым винтообразным зданием, которое высится на берегу моря. В отдалении виднеются горы.

Деловой походкой я вхожу в здание и попадаю в обширное помещение, где аккуратными рядами расставлены столы, как в школьном классе. Занимаю своё место за одним из столов. Мельком отмечаю, что аудитория полна людей – таких же, как и я, учащихся, прибывших сюда тоже с Земли. Начинается очередная лекция. Мы все внимательно слушаем лектора. И вот что поразительно: ничего путного не могу я сказать вам о внешности лектора. Он вроде бы есть и в то же время его вроде бы нет.

Темы лекций: устройство мироздания, проблемы передвижения не только в космическом пространстве, но и, представьте себе, во времени. Чётко помню название самой последней лекции – «Устройство и принципы работы дискоров, или дисковых кораблей». Содержание лекций не помню.

Однажды я набрался смелости и спросил у лектора:

– Почему вы, такие сверхумные инопланетяне, не помогаете нам, людям Земли? А только читаете немногим из нас эти свои лекции...

Лектор заявил в ответ примерно следующее:

– Для оказания помощи потребуются громадные ресурсы – психические, энергетические и, главное, моральные. Если мы израсходуем их на ваши нужды, то в результате резко сократим запасы, необходимые нам самим.

Я встал со своего места и громким голосом проговорил со злостью:

– Это то же самое, как если бы вы пришли ко мне, умирая от голода, и попросили накормить вас. А я сказал бы вам: «Жрать не дам! Пошёл вон! Вечером придёт с работы моя жена, и она останется полуголодной, если я сейчас поделюсь с вами, накормлю вас! Мне стыдно за вас, товарищи инопланетяне. Экие же вы эгоисты!»

Все учащиеся отреагировали на мой краткий спич хохотом и аплодисментами.

А лектор сильно обиделся. Он предложил мне немедленно покинуть помещение. Что я и сделал под продолжительные аплодисменты учащихся, переходящие, как говорится, в овации.

* * *

Геннадий Косушенко, Одесса:

– 14 января 1990 года я был дома один. Жена и сын уехали в гости к родственникам – в село. Я смотрел ночной выпуск новостей по телевизору. Вдруг все предметы в комнате – шкафы, стулья, тахта начали как бы испаряться. Это было непонятно и страшно. Я попытался ухватиться рукой за спинку исчезающего, таящего в воздухе стула. Ладонь прошла сквозь стул! Молочный туман обволок всё моё тело. А в нём появился в двух шагах от меня мужчина самой обыкновенной, ничем не примечательной наружности. На вид было ему около сорока лет. Он смотрел на меня и улыбался. Не знаю почему, я перестал трястись от страха. Ощутил ледяное спокойствие в душе. Мужчина заговорил, и я ясно слышал его голос, хотя не менее ясно видел – его губы не шевелились.

Он сказал, что постоянно контролирует моё поведение. Потом заявил, мол, мы с ним братья, я вовсе, оказывается, не коренной житель Земли, а агент какой-то внеземной цивилизации.

В заключение мужчина полюбопытствовал, как я чувствую себя в неудобном земном теле? Я ответил: «Все нормально. Чувствую себя хорошо».

И мужчина исчез. А молочный туман, окружавший меня, медленно истаял...

 

Хорошенько обдумав невероятное происшествие, я пришёл к двум выводам.

Во-первых, встреча с тем мужчиной не померещилась мне. Она была фактом реальной действительности, а не галлюцинацией. Во-вторых, если поверить речам мужчины, то из них вытекает неизбежное неутешительное обобщение. Надо думать, я не один такой "урод" на Земле, тайный, как я понимаю, агент внеземной разведки. Надо думать, подобных "уродов" должно быть много во всех областях нашего общества и во всех странах мира, если согласиться с предположением, что с земной цивилизацией тайно для неё контактирует некая внеземная цивилизация. Допустим, такой секретный контакт имеет место на самом деле. Уж наверняка он должен носить массовый характер!

Полагаю, во всех слоях общества есть люди, которые некоторым образом и не люди вовсе. Их глазами и ушами просматривается и прослушивается жизнедеятельность всего нашего общественного организма. И эти люди даже не подозревают о том, что работают на внеземлян!.. А я – один из них.

Вы тоже, тов. Прийма?!.

* * *

Анатолий Чичёв, город Батайск Ростовской области:

– В конце апреля 1991 года поздним вечером мы с женой повстречались с "марсианами". Ежели не верите, спросите у жены, она подтвердит мои слова. Мы стояли во дворе перед нашим домом, дышали свежим воздухом и любовались звёздным небом...

А.Чичёв пригласил меня к себе в гости, я осмотрел место, на котором произошёл, по его словам, контакт с "марсианами", а его жена сказала: «Всё это истинная правда! Контакт был».

– Внезапно, – сообщает А.Чичёв, – сверзился с небес голубоватый объект, похожий на огромный гриб. Он состоял из полукруглой "шляпки" и толстой "ножки". Из объекта вылезли двое мужчин в скафандрах, как у водолазов, и направились к нам. Один из них нёс в руках сапоги, сделанные из чего-то похожего на бронзу.

Я быстро шагнул вперёд, прикрывая своим телом супругу, сжал кулаки и поинтересовался, насупившись:

– Кто вы такие, ребята? И чего вам нужно от нас?

В ответ услышал:

– Мы прилетели с хорошей планеты и хотим помочь вам.

Инопланетянин, который нёс в руках "бронзовые" сапоги, предложил, обращаясь к моей жене:

– Дамочка, наденьте сапожки. Они будут вам как раз впору. И полетели с нами!

Жена, робко выглядывая из–за моего плеча, проговорила паническим шёпотом:

– Никуда я не полечу. Уберите эти ваши металлические башмаки. Не желаю надевать их.

Тогда инопланетянин попытался всучить внеземную обувку мне:

– Надевайте. Полетели с нами!

Я сказал:

– Если моя жена отказывается, то и я никуда не полечу.

– Жаль. Очень жаль,– сухо проронил "марсианин" и сунул сапоги под мышку.

Мужчины и скафандрах, не вымолвив более ни единого слова, вернулись к своей "летающей тарелке". Объект сорвался с места и улетел...

* * *

Светлана Коваленко, город Киров:

– Спасибо, что, приехав в наш город, нашли время навестить нашу семью. Вот – познакомьтесь! – мой семилетний сын. Его зовут Алёша. А вот – взгляните! – его рисунки "летающих тарелок" и экипажа одной из них. Мальчик уверяет, что однажды ночью совершил путешествие на две другие планеты. И у него начинается натуральная истерика всякий раз, когда я пытаюсь убедить его в том, что все это приснилось ему. Алёша рыдает и твердит, мол, это было на самом деле.

Рассказ Алёши:

– Я проснулся среди ночи. Окно было распахнуто по случаю летней жары. За окном неподвижно висел круглый самолёт без крыльев. Меня как-то, не помню как, затащили в самолёт. Там были пять существ в скафандрах. Они походили на людей.

Один из космонавтов спросил: «Хочешь покататься с нами?»

Я сказал: «Да. Хочу».

Позади космонавтов сидела на полу огромная собака, красивая, лохматая и добрая. Она была не породистой, а дворнягой.

В стенах самолёта виднелись многочисленные окошки. Я сел в кресло возле одного из них. Самолёт полетел.

Скоро мы прилетели туда, куда летели. Один из космонавтов сказал: «Это желтая планета».

Я увидел в окошке, что там, на жёлтой планете, почти всюду лежал снег. Ещё там росли деревья с колючками и было много острых скал.

 

Потом мы полетели дальше и опять куда-то прилетели.

Мне говорят: «А это зелёная планета».

Вижу – стоят длинные двухэтажные разноцветные дома. Они стоят вдоль очень узких улиц. По улицам ездят автомобили, похожие на броневики. А над городом висят рядами в воздухе круглые самолёты без крыльев...

Через несколько минут мы вернулись назад, на Землю. Подлетели к распахнутому окну. Меня поставили на подоконник. Я спрыгнул с него на пол, подошёл к своей постели и лёг спать.

* * *

Сообщает Алексей Алексеевич Нога, работник свинофермы колхоза «Заветы Ильича», что в Краснодарском крае:

– 4 апреля 1990 года в пять часов утра я сел на мопед и отправился на свиноферму. Был день моего дежурства. Ещё не рассвело. Неожиданно сбоку ударил по дороге луч света, очень мощный. Мотор мопеда тут же заглох. Луч исчез, зато послышался откуда-то со стороны звук, как будто поблизости заработал трактор. Ещё через пару секунд на поле озимой пшеницы опустился шар – серебряный по цвету. Его диаметр превышал три метра. Наверху торчали из шара "усики", похожие на антенны.

Из шара вышла женщина ростом метра два с половиной. А я стою и дрожу...

Слышу голос. Самый обыкновенный. Женский.

– Куда вы едёте? – спрашивает высоченная незнакомка.

– На работу. Вон светится, – и я показываю рукой в сторону фермы, на её освещенные окна. – Надо свиней кормить.

Женщина помолчала несколько секунд. Потом произнесла:

– Ну, кормите, кормите. Мы их заберём у вас...

Повернулась и пошла обратно к шару. Дверца в стене шара закрылась за её спиной бесшумно. Затем раздалось шипение, и шар приподнялся, набирая высоту. Вскоре он исчез за горизонтом.

А.Бушев из Краснодара, лично беседовавший с Алексеем Алексеевичем Ногой, сообщил: «Колхозные свиньи, к счастью, остались в целости и сохранности... Если нам придётся ещё и братьев по разуму кормить, то совсем труба!»

* * *

Информация, поступившая с Украины из Кировоградской области:

– 3 мая 1987 года колхозница Вера Ивановна Керносенок попросила своего мужа выпасти индюшат. Григорий Васильевич погнал их к воротам. Вдруг ворота открылись сами собой, и он увидел за ними странное сооружение, похожее на серебристый купол. Из купола высунулись двое, одетые в чёрное, и приказали: «Садись!»

Тут же Григория Васильевича всосало потоком воздуха внутрь аппарата.

Вот его показания:

– Сел я в какое-то удобное кресло. Вижу, рядом сидят в таких же креслах три человека – двое одетых в чёрное мужчин и женщина в светлом одеянии, излучавшем свет. Женщина была очень красивой, с длинными косами.

Один из мужчин буркнул:«Сейчас ты полетишь вместе с нами».

Не успел я опомниться, как за иллюминаторами появились звёзды.

Я сильно растерялся и спросил:

– Ребята, вы вернёте меня назад?

Женщина сказала:

– Где взяли, туда и вернём.

Летели мы в полном молчании долго, даже очень, долго. В ходе полёта мне несколько раз смазывали рот какой-то белой пастой без вкуса и запаха.

Наконец, прилетели куда-то.

Мне говорят:

– Выходи!

Выхожу, совсем уж испуганный. Вижу – передо мной раскинулся одноэтажный городок. Все дома – с острыми крышами, и на каждой крыше крест! А от крестов исходит сияние. И ещё цвели там какието деревья. Солнца не видно. Погода стоит пасмурная. А впрочем, может быть, это было просто предутреннее время...

Не успел я толком рассмотреть окрестности, как мне говорят:

– Полетели обратно!

Дальше ничего не помню. По моим ощущениям весь полёт длился часа три-четыре.

Опомнился уже у себя во дворе. Идёт дождь, утро, сын поднимает меня с земли. Не могу понять, откуда он взялся, ведь сынок не с нами, а в Днепропетровске живёт... Лишь потом я узнал, что отсутствовал пять суток, и моя супруга послала телеграмму сыну, мол, приезжай, батя, наверное, помер, хотя и никто, включая милицию, не может пока найти его тело...

* * *

На другой планете либо в некоем ином мире побывали и жительницы одного из посёлков Клинского района Московской области. По их словам, это произошло глубокой ночью летом 1990 года.

Елена Ивановна Иванова растит сразу трёх дочерей. Возраст девочек в 1990 году – семь лет, десять лет и тринадцать лет. Ту, которой десять лет, зовут Галя...

 

Около семи часов утра Елена Ивановна проснулась однажды в странном состоянии. Попыталась сосредоточиться. И вдруг вспомнила! Минувшей ночью она вместе с дочерьми побывала на другой планете. Или всё это лишь приснилось ей?

Женщина разбудила девочек и стала осторожно расспрашивать их. Старшая дочка отмахнулась от расспросов: «Спала без сновидений и ничего не помню». Младшая сообщила, видела, мол, какой–то очень страшный сон, однако забыла, что в том сне происходило. А вот зато средняя по возрасту дочь Галя сказала:

– Мамочка, мы все вместе, всей семьёй побывали на другой планете! Девочки не помнят об этом, а я помню.

И она пересказала матери во всех деталях то, что Елена Ивановна до сей минуты считала своим собственным дурным сновидением.

 

Вот "сновидение" Елены Ивановны:

– Вместе с дочками я очутилась в невысоком круглом полутёмном помещении. Там ощущалась лёгкая вибрация, и сначала мне показалось, что мы едем в поезде. Потом нашу "кабину" стало наклонять то влево, то вправо. Я страшно перепугалась за жизнь детей, прижала их к себе. Без конца повторяла: «Господи, помоги. Спаси и сохрани моих дочерей...»

Затем – провал в памяти. А потом вижу – стоим мы тесной группкой на лесной поляне рядом с густо растущим кустарником. Помню, рядом была вода, много воды. Мы бросились в воду и стали плескаться... Наступил новый провал в памяти. Очнулась опять на поляне, но совершенно не похожей на предыдущую. Эта поляна была очень большой. Тут и там виднелись на ней группы людей, имевших ординарный земной облик. Мы с дочками оказались в одной из групп.

 

Смутно припоминаю, нас повели куда-то по лестнице под землю – сказали, надо помыться. В подземном гроте текла река. Я стала мыть ноги младшей дочке, мне дали тряпочку для этого дела, но куда потом тряпочка подевалась, не знаю...

Всё время было такое впечатление, что действую по чьей-то команде, кто-то управляет мною, моим поведением.

Потом мы опять поднялись на поляну. Долго сидели там в ожидании чего-то. На поляне я увидела ещё одну пологую лестницу, ведущую под землю. У неё были очень широкие ступеньки. Моя средняя доченька Галя вдруг неким непонятным образом очутилась среди людей, стоявших в отдалении группой. Неизвестно откуда взялся поток воды, который плавно понёс их вниз. Он низвергался по ступеням пологой лестницы с широкими ступенями.

Я бросилась на помощь дочке... Что было дальше, не помню.

 

А вот что рассказала Галя, дочь Елены Ивановны:

– Ночью я проснулась, услышав стук в дверь. Вышла в прихожую, вся сонная, и, даже не спросив, кто это стучит, впустила стучавших. Их было четверо – двое мужчин и две женщины. Я сильно испугалась, проснулась окончательно и бросилась к маме. Мамуля тоже проснулась от моего крика. Она схватила меня в охапку и прижала к себе. А те незваные гости уже стояли в двух шагах от маминой постели. Они были одеты в блестящие костюмы из чёрной плиточки. Над ушами у мужчин торчали две маленькие антенны, а у женщин – по одной антенне.

«Полетели с нами», – предложила одна из женщин.

Мама закричала: «Никуда мы не полетим!»

Тогда женщина сказала: «Если не хотите, то возьмём силой».

Ну, а дальше было всё так, как рассказала мама... Была одна поляна, затем другая – побольше размером. Нас водили мыться под землю. Тряпочку дал маме инопланетянин в блестящем костюме, ему же она и отдала её...

Я чувствовала себя там, на той неведомой планете, полностью порабощённой чужой волей. Действовала как автомат, выполняющий приказы.

 

 

Откровения вояжёров

Несколько лет назад Д.В.Дубанос из Краснодара прислал мне сделанную им фотографию НЛО вместе с подробным комментарием к ней. Я опубликовал снимок и комментарий в моей книге «Внеземляне идут!»

Краткая переписка с автором снимка давным-давно выветрилась из моей памяти, как вдруг поступило недавно второе сообщение от Дорофея Владимировича Дубаноса – пространный отчёт о новых невероятных переживаниях, по его собственному выражению.

 

– Тёплым летним днём, – сообщает Д.В.Дубанос, – я отправился в гости к моему другу Сергею Лымарю, бывшему "афганцу". Сергей живёт в станице Шапсугской Абинского района Краснодарского края. Он обрадовался, увидев меня. Повёл по станице и её окрестностям, показывая местные достопримечательности. Оказалось, что недалеко от Шапсугской в леске за рекой – есть "памятник", относящийся к каменному веку. Полуразрушенное сооружение из плоских гигантских плит, "каменный дом" древнего человека, называемый дольменом.

24 августа мы с Сергеем и его приятелем Сашей решили устроить вечерний пикник на природе – в экзотическом месте, рядом с дольменом... Уже стемнело, когда, миновав лесок, мы дошли до этого мегалитического памятника. Его зеленоватые плиты слабо светились в темноте.

Мы забрались на плоскую каменную крышу дольмена.

Всячески обращаю ваше внимание на то, что свидетелями происшедшего в дальнейшем были, помимо меня, ещё два человека. Оба они готовы подтвердить правдивость моих показаний о случившемся под присягой.

 

Мы сидели на крыше дольмена... Вдруг светлая полоса прочертила небо, затянутое тучами. И метрах в тридцати перед нами появился странный тёмный объект в форме вертикальной капсулы, рассечённой посередине квадратной площадкой. Мы оторопели. Видим – от "капсулы" шагнули в нашу сторону три человекообразные фигуры. Не могу сказать ничего определённого об их внешнем облике – было уже тёмно.

– Кто вы? спросил я.

– Мы прилетели сюда, – тотчас же раздалось в ответ, – чтобы поговорить с вами, но у нас мало времени.

Притягиваемые к тем загадочным фигурам словно магнитом, мы дружно спрыгнули с крыши дольмена и встали в ряд напротив "марсиан".

– Откуда вы прибыли? – поинтересовался Сергей Лымарь.

– Созвездие Ориона – наша родина, – молвил один из "марсиан".

В разговор встрял Саша, друг и земляк Сергея:

– Сколько существует ваша цивилизация?

– Двенадцать миллионов лет.

Мы с ребятами переглянулись, обрадованные тем, что инопланетяне охотно отвечают на наши вопросы. И Сергей продолжил "брать интервью" у них:

– Какова цель вашего визита на Землю?

– Мы прибыли, чтобы предупредить о страшной катастрофе, грозящей вашей планете.

– О какой именно катастрофе? – полюбопытствовал я.

– Вскоре произойдёт перемена полярности магнитного поля Земли. Возникнут глобальные изменения климата, вызванные замедлением суточного вращения планеты.

Сергей спросил:

– В силах ли вы помешать этому?

– Сделаем всё зависящее от нас, чтобы вы избежали смертельной опасности...

Мы ещё долго разговаривали о множественности обитаемых миров во Вселенной, о внеземных цивилизациях, однако дальнейшее содержание беседы запомнилось смутно.

Тем временем объект, высившийся позади "марсиан", изменил свою форму и стал похож на головной обтекатель ракеты. "Марсиане" вошли друг за другом в свой летательный аппарат, который через пару секунд взмыл вверх. Светлая полоса вновь прочертила хмурое небо.

Затем хлынул такой сильный дождь, что мы мгновенно промокли до нитки...

 

Прошло несколько месяцев. И случилась новая "странность". В моей голове вдруг раздался Голос, который предложил мне опять отправиться из Краснодара в станицу Шапсугскую, а там пройти к дольмену и ждать контакта. Голос назвал дату, когда якобы должен будет произойти контакт.

Ошеломлённый и, естественно, заинтригованный, я стал готовиться к поездке. Рассказал о предложении, сделанном таинственным Голосом, своему отцу и уговорил его отправиться вместе со мной.

Мы вооружились разнообразным туристским снаряжением и в декабре прибыли на место. Вместе с нами отправился к дольмену и Сергей Лымарь...

Поздним вечером еле-еле дотащились до памятника каменного века. Дорога – хуже не придумаешь! Лужи, непролазная грязь. Скоро ноги промокли насквозь, в ботинках чавкала глинистая жижа.

Ну, кое-как дошли. Я смотрю – дольмен, как и прошлый раз, слабо светится: исходит от него едва видимое зеленоватое свечение, тревожно странное. Разве камни умеют светиться? Ведь они же – не лампочки...

Стали мы разбираться с нашим туристским снаряжением, и удивились. Ровным зеленоватым светом засияли крышка термоса и поролоновый коврик, едва достали мы их из рюкзака. В дальнейшем эти светящиеся предметы помогали нам ориентироваться в кромешной тьме, пока мы не разожгли костёр.

Поставили палатку рядом с дольменом. Разобрались с вещами. Костёр весело запылал перед входом в палатку.

 

Мой отец, страшно уставший, сразу лег спать. А мы с Сергеем сели у огня. Сидим, ждём. Будет ли обещанный контакт или же информация, сообщенная мне Голосом, – чепуха, слуховая галлюцинация?

Около девяти часов вечера, когда костёр уже угасал, примерно в двадцати пяти метрах от него внезапно возник светлый прямоугольник. Едва заметив его, я опрометью бросился в палатку и разбудил отца. Мы с ним выбрались из палатки и вот что открылось нашим взорам.

Показания отца:

– Перед светящимся прямоугольником стояли два человекоподобных существа – около полутора метров ростом, без шеи, коротконогие, с маленькими ушами. Их головы значительно расширялись в верхней части, а скулы и подбородок были резко зауженными, клинообразно заострёнными. На лицах сияли большие выпуклые бесстрастные глаза. Один из "марсиан" заговорил:

– Как вы думаете, сколько лет осталось существовать земному человечеству?

– Не знаю. Вам, наверное, виднее, – пожал плечами я. – А что? У вас есть какая-то информация о гибели человечества?

– Вскоре вам придётся очень худо, – было сказано в ответ.

Услышав это, Сергей Лымарь, сидевший у костра, спросил:

– И вы не сможете ничего сделать, дабы предотвратить нашу гибель?

– Мы спасём двадцать процентов человечества... Прерываем контакт, однако будем следить, наблюдать за вашим дальнейшим самосовершенствованием.

"Марсиане" направились к светящемуся прямоугольнику, и тот почти сразу же исчез.

На следующий день промокшие, в запачканных грязью штормовках, с тяжёлыми рюкзаками за плечами, усталые, но безмерно довольные успешной поездкой, мы вернулись домой. Обещанный контакт состоялся!

* * *

Г.Белимов из города Волжский Волгоградской области, мой давний постоянный корреспондент, прислал мне свою запись показаний, снятых с местного жителя Николая Федоровича Пахомова. Последнему было шестьдесят семь лет, когда в марте 1991 года вторглось в его жизнь чуждое.

Впрочем, первые тревожные странности в доме были подмечены семьёй Пахомовых не в марте, а ещё в феврале. То сам собой включался и выключался свет, то однажды заработал вдруг среди ночи телевизор, опять-таки сам собой включившись и через пару минут сам собой выключившись...

Наступил март. Около трёх часов ночи Николай Федорович внезапно проснулся от ощущения, будто по телу прокатываются электрические разряды. Открыл глаза... Рядом с его постелью, в ногах, стояла в ореоле люминесцентного свечения женщина. Она была очень высокой – ростом около двух метров. Одета в блестящий гладкий серебристый комбинезон, плотно облегавший фигуру. Длинные светлые волосы ниспадали волной на покатые плечи. Но самое странное – лицо какое-то птичье, не похожее на человеческое.

– Я, если честно, оробел, – вспоминает Пахомов. – И тут же прямо в моей голове раздается женский голос: «Не бойся, мы не сделаем тебе ничего плохого».

– Зачем вы прибыли ко мне? – спрашиваю тоже мысленно.

– А помнишь, ты как-то жаловался своим друзьям, что тяжело болен? Вот мы и надумали помочь тебе.

– Хорошо. Помогите. Я читал где-то, что инопланетяне делают людям удачные операции на желудке. Сделайте и мне на желудке.

– Нет, – возражает женщина, – операцию мы не сделаем. Это не в наших силах. Но всё равно поможем тебе.

Тогда я спрашиваю – по-прежнему мысленно:

– Откуда вы?

– Это длинная история. Объясним в следующий раз.

– Когда?

– На второй день после новолуния. Но заранее предупреди родных, чтобы они не входили в комнату. Опасно пересекать биополе...

И странная дама исчезла, словно бы войдя спиной вперёд в стену дома.

 

– Весь следующий день я был сам не свой, – продолжает Николай Федорович. – Приснилось? Померещилось? Сам себе такие вопросы задаю, но ведь знаю, что все было наяву. Домашним рассказал о случившемся, а они не поверили – посмеялись над рассказом. Жена в ту ночь спала, как обычно, в соседней комнате, и, естественно, визит загадочной гостьи прошёл мимо её сознания...

Ну, ладно. Пусть не верят. Поглядел в календарь, когда же будет новолуние? Оказалось, в ночь на пятнадцатое марта. Стало быть, повторный визит гостьи, если он состоится вообще, следует ждать семнадцатого.

 

В ночь на семнадцатое марта Пахомов проснулся внезапно и, едва приоткрыв глаза, тут же зажмурился от неожиданности. Вся комната была залита ярким заревом.

В красно-оранжевом круге в метре от его кровати стояла женщина. Однако вовсе не та, что являлась в прошлый раз. У этой новой ночной гостьи было вполне нормальное человеческое лицо. Николай Фёдорович вспоминает:

– Почему-то я видел её словно сквозь прозрачное стекло, слегка матовое. Она была в блестящем комбинезоне со стоячим воротничком, без каких-либо молний и застёжек. Высокая, но не выше одного метра восьмидесяти сантиметров. На вид – лет двадцати пяти или максимум тридцати. Лицо – доброе, привлекательное. Серо-голубые глаза. Волосы до плеч, светлые-светлые...

Мы разговаривали не более семи-восьми минут. Её слова рождались прямо в моей голове, а я, сам не знаю почему, громко отвечал ей вслух.

 

Громкий голос мужа разбудил его супругу Нину Ильиничну, спавшую в соседней комнате. По её словам, она не смогла даже приподняться на постели, когда услышала голос Николая Федоровича. Непонятная волна страха вынудила её накрыться одеялом с головой и замереть под ним, почти не дыша. В тот же самый момент какая-то неведомая сила сдёрнула за ноги с кровати сонного Юрия, сына Пахомовых, и швырнула его с размаху о шкаф, стоявший возле стены, за которой находилась комната отца. Юрий вскрикнул от ужаса и поскорее вновь забрался на постель. Как и его мать, он накрылся одеялом с головой...

Это к вопросу о побочных воздействиях ночного визита.

 

А тем временем Пахомов беседовал со своей гостьей.

– Почему вы прилетели именно ко мне? – вновь задал он вопрос, который уже однажды задавал в сходных обстоятельствах.

– Ты попросил о помощи. У тебя болит кишечник, – возникли в его голове слова женщины. – Сделай так: ладонь правой руки положи на солнечное сплетение, а левой близко, но не касаясь живота, поводи над кишечником, сильно напрягая руку. Делай это по одной-две минуты в течение нескольких дней. И всё пройдёт.

– Вы можете дать мне силу, чтобы я мог лечить людей?

– Тебе этого не нужно. У тебя – голова как у хорошего инженера, и этого тебе вполне достаточно.

– Скоро ли мне умирать?

– Ещё поживёшь...

– Но душа-то после смерти остается или нет?

– Биомасса умрёт. А душа останется. Со временем она может войти в другого человека. Знай это.

– Вам известно о трудностях в нашей стране? Долго ли они продлятся?

– До двухтысячного года... Будут землетрясения, будет природная катастрофа, невзгоды, но потом всё стабилизируется, а жизнь наладится.

– Правда ли, что инопланетяне похищают людей?

– Вашу планету чаще, чем других, посещают представители трёх внеземных цивилизаций. Одна из них – агрессивная...

– Ну, а вы-то сами откуда?

– Наша ближайшая база расположена на Сириусе. Расстояние от базы до Земли мы преодолеваем за пятнадцать секунд.

– Есть ли жизнь на других планетах?

– Есть, но не в Солнечной системе.

– Часто ли прилетают на Землю роботы?

– Очень часто.

– А вы – настоящая? С живой душой? Или робот? – решился задать Пахомов вопрос, который давно уже вертелся у него на языке.

Впервые за всё время общения гостья улыбнулась:

– Я – самаянастоящаяженщина.

– Что вам, собственно, нужно от меня?

– Сделай антенну и поставь на подоконник, нацелив на юго-запад. Антенна должна состоять из восьми колец медной проволоки диаметром от пятидесяти до двух сантиметров. Это защитит тебя от вредного воздействия космических лучей, а также поможет нашему дальнейшему общению.

– Вы прилетите ещё?

– Не скоро, – ответила женщина.

Она начала медленно таять, и вскоре её силуэт стал походить на дымное облачко, которое затем полностью испарилось.

* * *

Пенсионерка Анна Дмитриевна Ерыгина проживает в селе Зварыкино Алексеевского района Белгородской области.

6 июля 1990 года она, по её словам, побывала в гостях у инопланетян.

Родственники и знакомые Анны Дмитриевны дружно заявляют о своей уверенности в её полном психическом здоровье. Они в один голос утверждают: «Ерыгина – очень скромная женщина, никогда не донимающая окружающих какими-то там своими фантазиями либо глупыми розыгрышами...»

 

– В тот день, – рассказывает Анна Дмитриевна, – после обеда я впервые погнала пасти своих коз на новое место – соседка посоветовала... Я всегда пасу стоя. Мне так удобнее. Так что заснуть я не могла. Было очень жарко. Тут вдруг выходит откуда-то справа она, эта женщина. Одета была в светло-серый балахон, ниспадавший складками до пят, с длинными рукавами. На голове было что-то повязано, но не платок и не косынка... Повязка как бы плавно переходила на шее в балахон. Женщина оказалась худенькой, высокой. Лицо – самое обыкновенное, очень приветливое. Подошла она ко мне и говорит:

– Здравия желаю!

– Здравствуйте, – отвечаю.

А она спрашивает:

– Молоко от ваших коз вкусное?

– Очень,– говорю. – По мне, так лучше коровьего.

Женщина предлагает:

– Пойдёмте со мной. Тут недалеко идти. А вернётесь вы назад через два-три часа.

Я перепугалась. Куда и зачем она зовёт меня? И кто будет пасти моих коз, если я отлучусь отсюда на пару часов? Хотела заплакать, объяснить ей про коз, но она вдруг сделала шаг вперёд и положила руку на моё плечо.

По мне будто холод прошёл. Я стала сразу совсем другой, полностью в мгновение ока успокоилась.

– Не бойтесь, – говорит женщина. – Это ненадолго. Ваши козы на месте будут, когда вы вернётесь. И я пошла как сомнамбула за ней. Смотрю стоит что-то похожее на катер. Объект размером с сарай, но овальной формы. А рядом с "катером" высится мужчина.

Он первым вошел в дверь в борту "катера", а мы с моей спутницей следом за ним.

Сели там на какие-то сиденья. Послышался звук, напоминающий шум дождя, и возникло такое ощущение, что мы полетели...

 

Почему-то я помню не всё подряд, а как в кино, фрагментами. Помню, например, что после полёта оказались мы в странном месте. И я как-то сразу поняла, что это был совсем другой мир, не наш.

Шли мы там по чему-то мягкому, вокруг всё колыхалось волнами... Потом, помню, стою в каком-то помещении, где были люди. Много людей. Одни из них замерли вдоль стены вроде охраны. А другие сидели за большим овальным столом.

На меня накинули точно такую же свободную одежду, какая была на моей спутницы, и так же, как у неё, перетянули чем-то волосы на голове. Затем спрашивают:

– Хорошо ли Вам у нас?

– Хорошо, – отвечаю. – Как в раю!

Я и в самом деле все время чувствовала себя там бодро, настроение было отличным, дышалось легко.

– Как вам живётся? – спрашивают.

– Неплохо, но радости мало.

– Почему?

В ответ стала я рассказывать о своих несчастьях, о том, что недавно похоронила двух родных, и хотела заплакать. Но они остановили меня:

– Мы всё знаем о вас. Не надо расстраиваться.

А один мужчина сказал:

– Да вы не бойтесь! У нас много ваших побывало.

И принялись они угощать меня чем-то вроде белой болтушки, налитой в посуду, похожую на фарфоровую пиалу. Там ещё была деревянная ложечка. Я зачерпнула ложечкой болтушку, попробовала её. Вкусная! Потом съела что-то вроде кусочка хлеба, тоже предложенного мне. Кусочек был совсем крохотный, однако я почувствовала, что насытилась.

От людей, сидевших за овальным столом, исходили тепло и сердечность. А женщина, моя спутница в длинном балахоне, не отступала от меня ни на шаг. и всячески обо мне заботилась.

Следующее, что помню, – выхожу из внеземного "катера" на знакомую поляну. А там мои родные козы бродят, ищут меня...

Женщина в балахоне говорит на прощание:

– Желаем, чтобы у вас всегда было так же хорошо, как у нас. Мы ещё встретимся.

 

Новая встреча произошла через три дня. Ерыгина стояла во дворе своего дома рядом с умывальником, как вдруг перед ней появилась давешняя незнакомка. Она предложила Анне Дмитриевне вновь отправиться в космическое путешествие – на сей раз сроком на три дня.

– Это в ваших интересах, – уточнила инопланетянка.

– На три дня? – переспросила Ерыгина.

– Да. На три.

– А что тем временем будут делать мои козы? Кто будет пасти их, поить и доить?

Молчание в ответ.

– Никуда я не полечу снова вместе с вами! – решительным тоном отказалась Анна Дмитриевна.

– Что ж, не буду настаивать, – кротко молвила её собеседница. – Подайте мне, пожалуйста, стакан воды.

Пока Анна Дмитриевна, отвернувшись к подвесному умывальнику, наливала из его бачка воду в стакан, таинственная гостья куда-то исчезла...

* * *

По сообщению В.Прохорова из Ярославля, его друг Андрей, проживающий в Костроме, испытал зимой 1992 года невероятное переживание.

Андрей возвращался вечером на собственной легковой автомашине домой. Он ехал по дороге, бегущей через поля. Кругом, насколько хватало глаз, были лишь снег да чистое небо. Ни линий электропередач, ни телеграфных столбов – ничего. Мотор, как всегда, работал ровно, светились приборы на щитке.

И вдруг машина ни с того ни с сего дёрнулась и встала как вкопанная. В ту же секунду погасли на щитке все циферблаты. Воцарилась гробовая тишина. Удивленный Андрей выбрался из салона, осмотрел автомобиль. Ничего особенного не заметил. Тогда он открыл капот.

Андрей не утверждает, что в тот момент волосы встали дыбом на его голове, однако нахлынуло состояние, близкое к панической прострации. Ибо он увидел – в моторе легковушки неведомо как и куда исчезли все провода, идущие от распределителя зажигания к свечам. Они не обгорели, не расплавились, а именно исчезли! Мало того, вместе с ними пропали и все свечи до одной! Словно их там и не было. Даже фарфоровые изоляторы куда-то "испарились". В блоке зияли свежие отверстия с оплавленной резьбой.

А общий вид мотора был таким, словно по нему ударили кузнечным молотом. Ни один бывалый автомобилист не подтвердит, что возможны повреждения подобного рода. Даже после катастрофы, сопряжённой с пожаром и взрывом, фарфоровые изоляторы остались бы в стопроцентной сохранности.

 

Потрясённый увиденным, владелец автомобиля открыл дверцу и опустился, обескураженный, на переднее сиденье. Сейчас он уже не помнит точно, сколько просидел так в машине, закрыв глаза. Вдруг он почувствовал, что воздух в кабине начал медленно прогреваться. И это – при заглохшем моторе, в холодный зимний вечер! Открыв глаза, Андрей оглядел салон. Его внимание привлекло слабое свечение, исходившее откуда-то из–за спины. Он резко обернулся и увидел, что сквозь заднее стекло в салон начало вползать, втягиваться, всасываться какое-то плазматическое вещество – нечто вроде "плотного облака энергии". Перевалившись через спинку переднего сиденья, сгусток таинственной энергии "уселся" справа от водителя. И почти тотчас же преобразовался в человеческую полупрозрачную фигуру.

С диким криком Андрей выскочил из машины, ставшей уже совсем горячей, почти раскалившейся, и помчался через поле куда глаза глядят. Пробежав метров пятьдесят, не выдержал и оглянулся. Его автомобиль был слегка подсвечен изнутри. За стеклами пульсировал, радужно переливаясь, призрачный свет.

Словно заворожённый, смотрел Андрей на автомашину. Потом быстрым шагом пошёл от неё прочь.

 

Он пешком добрался до своего дома на самой окраине города.

Жена с тревогой уставилась на него, едва мужчина вошёл в дом.

– У Андрея было такое лицо, – позже рассказывала она, – словно он побывал в преисподней.

Андрей долго молчал... Потом встал, оделся и пошёл в мастерскую, расположенную поблизости. Ему удалось уговорить там какого-то припозднившегося на работе шофёра поехать с ним, взять на буксир изуродованный «Москвич». Чтобы не спугнуть водителя, ничего о характере поломки он ему не сказал.

Вскоре они прибыли к месту, где одиноко стояла в заснеженной степи легковушка. Пока шофёр возился с тросом, Андрей осторожно открыл переднюю дверцу своего «Москвича» и, чуть помедлив, забрался в кабину. В салоне было очень холодно. Светящееся полупрозрачное привидение сгинуло из машины неведомо куда.

В.Прохоров сообщает:

– До моего приезда в гости к Андрею, последовавшего спустя несколько дней после того происшествия, хозяин легковушки не заглядывал в свой гараж... Мы с ним отправились туда вместе. По пути он рассказал мне об этом диком приключении. Вошли в гараж. Я внимательно осмотрел машину. Мы открыли капот, и я ахнул. Впечатление было таким, будто по мотору ударили сверху чем-то невероятно тяжёлым. Мотор был частично смят. И высоковольтных проводов нет. Входные отверстия для свечей в цилиндрах сильно оплавлены, а резьба в них отсутствует полностью...

* * *

Летом 1990 года в Краснодаре вместе с журналистом В.Байбиком я побывал на месте посадки НЛО и подробно опросил человека, общавшегося, по его словам, с экипажем "летающей тарелки". Затем совместно с краснодарскими исследователями мы приезжали сюда ещё пару раз, проводили приборные замеры... Контактёр с экипажем НЛО, пенсионер, просил не называть его имени. Вот его рассказ:

 

– Дело было 17 марта. Около пяти часов дня... У меня побаливает сердце. Заботясь о своём здоровье, я совершаю длительные пешие прогулки. Выбираю такие места, где почти не ездят автомобили и стоит тишина. В тот день я шёл, прогуливаясь, вдоль бетонного забора по тропинке, тянущейся по пустоши.

Вдруг прямо передо мной с визгом и истерическим каким-то лаем промчалась собака. Она нырнула в дырку в земле под бетонным забором. Я посмотрел направо: что могло так перепугать пса? И с изумлением увидел метрах в десяти от тропы громадный прозрачный "мыльный пузырь", висевший в воздухе. "Пузырь" переливался всеми цветами радуги. При этом он медленно плыл по направлению ко мне.

Чувствую, не могу шагу ступить. Всё тело одеревенело.

 

Шар замер напротив меня. Начал мутнеть, затем стал серебристым по цвету, обрёл материальную плотность. На его металлической поверхности просматривалась теперь ячеистая структура из трёхгранников.

Мне очень хотелось убежать прочь от этого дива. Увы, ноги не желали слушаться. Честно говоря, стало страшно.

 

Внезапно в покатой поверхности шара появилась щель типа арбузной корки шириной в метр и высотой около трёх метров. Внутри мерцал розовый свет. Из проёма медленно, плавно вылетело существо, похожее на серебристо-голубой манекен. Гуманоид был выше меня ростом. Его стройное тело обтягивал металлический костюм без единого шва на нём. Шеи не было. Прямо от плеч начиналась массивная голова курганом, в центре которого пылал неземным светом один-единственный глаз! Даже скорее не глаз, а окуляр, оптический прибор, так как в нём не было зрачка и вообще ничего внутри него не двигалось.

Послышался лёгкий свист. Некая неведомая сила подняла меня в воздух, перевернула в горизонтальное положение, и я поплыл в чрево шара.

Удивительно, но в этот момент у меня куда-то полностью пропал страх. Чувствовал я себя хорошо, в некотором смысле даже комфортно.

 

То, что я увидел внутри шара, поставило меня в тупик. Понимаю, мне трудно поверить, однако контуры внутреннего помещения, как минимум, в четыре раза превышали объём шара, каким я видел его со стороны – стоя на пустоши напротив него. Меня это совершенно поразило. Может быть, через "мыльный пузырь", потом прямо на моих глазах затвердевший, я попал, как сквозь дырку, в некие иные измерения, в другой мир?..

Кто-то подлетел ко мне, висевшему в горизонтальном положении в воздухе, и надел на мою голову шлем типа мотоциклетного.

В следующую секунду внутри шлема или даже внутри головы раздался писклявый голос:

– Не бойся. С тобой не будет ничего плохого. Мы лишь хотим поговорить с тобой, если ты согласен.

– Да. Я согласен. Но мне неудобно разговаривать с вами, лёжа на спине в воздухе.

– Прими удобное для тебя положение.

Я почувствовал, что обрёл способность двигаться. Приподнялся и сел. Причём сел непонятно на что. Я по-прежнему висел в воздухе, однако теперь – в сидячем положении. Попробовал дотянуться ногами до пола, но не смог.

 

– Как долго ты живешь? – спросили у меня.

– Сейчас мне – шестьдесят четыре года от роду.

– Что такое "год"?

– Один год, – пояснил я, – равен одному обороту нашей планеты вокруг Солнца. Лучше было бы, если бы я нарисовал для вас несложный чертёж, показал бы вам всё это на схеме.

Писклявый голос приказал:

– Делай это на экране.

Откуда-то сбоку выдвинулся и приподнялся серебристый экран большого размера. Я увидел на нём схематическое изображение Солнечной системы.

Голос пропищал:

– Можешь вносить в схему поправки, если они понадобятся. Схема взята из твоей памяти. Теперь покажи нам, что значит шестьдесят четыре года.

Я стал показывать и объяснять.

Вскоре меня прервали:

– Понятно. Ты можешь объяснить нам вашу систему счёта?

– У нас – десятичная система, – сказал я. – А появилась она потому, что у человека на руках – десять пальцев.

И тут случился конфуз. Показываю я свои руки, а на них – лишь восемь пальцев. Два я потерял на фронте.

Долго и упорно разъяснял, почему у меня такие "нетипичные руки", прежде чем мои собеседники, казалось, поверили мне. В ходе объяснений они заинтересовались произнесёнными мною словами "фронт", "боевое ранение", "война".

– Что такое война?

Я коротко рассказал, как сумел, о войнах и их целях.

Затем последовал вопрос:

– Как устроено ваше общество?

Пришлось прочитать краткую лекцию и на эту тему тоже.

– Как часто бывают у вас войны?

– По-моему,– проговорил я, – они всё время идут на Земле – то в одном месте, то в другом... А можно мне задать вопрос вам?

– Задавай.

 

– Откуда вы знаете наш язык?

– Язык – это отражение мыслей. Мысль – это комбинация полей, и во всей Вселенной такая комбинация всюду одинакова. Так же одинаково устроен во всей Вселенной и механизм памяти у мыслящих существ.

Писклявый голос потом сказал:

– Мы хотим записать твою память, всё, что она накопила за твою жизнь. Ты. согласен?

– Мне это не повредит?

– Нет.

– Тогда согласен.

– Хорошо. Закрой глаза.

И тут вдруг шлем сжал мою голову так, что перед глазами поплыли жёлтые круги... Не знаю, как долго продолжалась процедура записывания памяти. Я потерял сознание. Пришёл в себя в холодном поту. Сильно ломило в затылке.

– Всё, – пропищал голос. – Сейчас мы отпустим тебя. Если захочешь встретиться с нами ещё раз, мысленно позови. И мы найдём тебя сами.

 

С меня сняли шлем, и я поплыл во вновь открывшуюся щель в борту шара. Выплыл из неё и встал ногами на землю. Щелеобразный люк в борту НЛО закрылся.

Затем серебристый шар начал быстро светлеть. Вскоре он снова приобрёл прозрачность, стал переливаться всеми цветами радуги. НЛО резко рванулся вверх и в считанные секунды скрылся в небе.

 

Домой я пришёл бледный, разбитый. Ночью меня страшно рвало – буквально до судорог. Дочь измучилась со мной. В течение трёх последующих дней я то и дело падал в обморок, чего ранее никогда не бывало... Так отблагодарили меня гуманоиды за то, что спёрли из моей головы всю информацию о прожитой мною жизни!

 

 

Особые места

Надежда Зайцева, москвичка, возраст 45 лет, рассказала мне о своих контактных переживаниях с крайней неохотой.

– Во-первых, ничего особенно интересного, выдающегося в моих контактах с внеземлянами нет, – уверяла она. – Ну, не сообщают мои приятели из другого мира ничего такого, чем бы я могла удивить людей Земли. А во-вторых, устала я доказывать всем родственникам и друзьям, что это не бред, что я не сошла с ума! А на самом деле общаюсь с внеземлянами и даже посещаю их мир.

– Как же вы делаете это?

– Не знаю. Просто внезапно оказываюсь там. Вижу вокруг себя высокие белые здания. Они выстроены из камня, похожего на мрамор, однако это не мрамор. Там живут люди вроде нас с вами, только они ростом повыше – около двух метров каждый. Есть среди них и мужчины, и женщины.

– Вы беседовали с ними?

– Само собой. Они общаются со мною телепатически. Прямо в голове начинает звучать ясная русская речь без малейшего акцента. А вот зато между собой разговаривают на каком-то писклявом щебечущем "птичьем" языке.

Содержание моих бесед с, ними лишено научно-познавательного, так сказать, интереса. Они, к примеру, спрашивают: «Тебе нравится у нас?» Я отвечаю: «Да, очень нравится». А они: «Это хорошо. Ну, гуляй. Отдыхай. Наслаждайся».

Насколько мне помнится, они лишь однажды сказали нечто, представляющее, может быть, хоть какой-то интерес для вас.

 

– Вот как? – насторожился я. – Что же конкретно?

– В очередной раз оказавшись недавно в том городе с белыми зданиями, я полюбопытствовала, каким образом попадаю сюда. Спросила: «Наверное, вы используете какие-то приборы, чтобы вытащить меня из моего мира и втащить в ваш?»

Ответ был туманным: «У нас нет никаких хлопот лично с тобой. Ты от рождения предрасположена к путешествиям такого рода. Но для большинства твоих соплеменников путешествия связаны с большими трудностями, сплошь и рядом непреодолимыми... Впрочем, на Земле есть особые места. Если попасть в них в некое определённое время и при неких строго определённых обстоятельствах, то можно перейти с такого места в один из ближайших к нему, параллельных миров. И это удастся сделать практически любому твоему соплеменнику. Подобные особые места мы называем точками соприкосновений миров».

 

Особые места... Точки соприкосновений... Что это такое?

И где они, спрашивается, находятся? Надежда Зайцева не знает этого. Я тоже не знаю. Однако есть у меня подозрение, что, по крайнем мере, одна "точка" на российских просторах, обследовавшаяся мною наравне со многими другими "точками", вполне может оказаться искомым местом. Там изредка, по моей догадке, похлопывает дверка, ведущая в Неведомое. И нисходит сквозь неё в наш мир время от времени запредельная жуть. Начинает твориться всяческая чертовщина.

"Точка" находится в лесах Подольского района Московской области.

В одной из деревень в тех местах живут родственники моей жены. И мы с супругой частенько наведываемся к ним. Деревушка – крохотная. Два десятка деревянных домишек, "столпившихся" вокруг развалин церкви. До ближайшего шоссе более получаса пешком. В общем, лесная глухомань.

И вот на эту глухомань примерно дважды в год накатывает волна "бесовщины". То чашки сами собой начинают ездить по столу... То по вечерам озаряется изнутри белёсым светом колоколенка, торчащая над развалинами церкви.

И две женщины – моя супруга и её младшая сестра – прервав вечернюю прогулку, с криком врываются в избу, рассказывают мне об этом чуде. Я выскакиваю во двор и собственными глазами вижу его...

А то те же самые женщины, приехав в очередной раз сюда, наблюдают поздним вечером полёт крупного, как арбуз, светящегося шара над огородом...

А то проносится в полдень по просёлочной дороге прямоугольная тень, отбрасываемая неведомо чем, и накрывает собою двух мужиков. Обоих тут же поражает приступ радикулита...

И так далее, и так далее, и так далее.

 

Я лично (!) трижды наблюдал в дневное время полёты НЛО над той деревней – ярко светившейся "звезды", потом огромной раскалённой по виду "штанги" и, наконец, линзовидного объекта совсем уж чудовищных размеров, метров двести в диаметре. Всякий раз НЛО, пролетев над деревушкой, медленно-медленно спускался затем по пологой кривой в лесок, видневшийся позади неширокого совхозного поля за деревенской околицей.

 

23 июня 1995 года около пяти часов дня в небе над деревней завис очередной НЛО – на сей раз типа "стальной диск". Его размеры несколько превышали диаметр Луны.

Все люди, работавшие на своих приусадебных участках, прекратили прополку огородов. Громко через заборы, разделявшие огороды, перекрикиваясь, они бурно обсуждали наблюдаемое. В глухой лесной деревушке, традиционно живущей своими нехитрыми крестьянскими заботами, состоялось нечто вроде жаркого диспута о множественности обитаемых миров.

Крестьяне, глядя в небо, вспоминали, каким был внешний вид НЛО, пролетавших ранее над деревней, сравнивали вспомянутое со "стальным диском"... Объект провисел на одном месте более часа. Потом пошёл на снижение. И, судя по всему, совершил посадку в том самом лесу, куда опускались – всегда! – все НЛО, замеченные в этих местах ранее.

Кое-кто из крестьян отправился к закраине леска. Люди замерли на небольшом лугу перед ним, пытались разглядеть хоть что-нибудь необычное среди деревьев. Ничего не разглядели. Никто из них не решился войти под своды леса. А вдруг выскочит навстречу "чёрт" и сгребёт в охапку храбреца – утащит его на борт своей "летающей тарелки"?..

 

Очень важно подчеркнуть, что и на лугу, на котором какое-то время стояли люди, тоже не наблюдалось ничего необычного. Там росли самые обыкновенные полевые цветы и травы, высота которых не превышала одного метра.

А на следующий день утром я приехал в деревню в гости к родственникам. Приехал не один, а вместе с моим другом и давним верным помощником в деле исследования всяческой "аномальщины" Виктором Барановым. Он фотограф-любитель. Всегда держит в своей походной сумке заряженный фотоаппарат.

Выслушав рассказы местных жителей о вчерашнем происшествии, мы с Барановым лишь руками развели от огорчения. Эх, жаль не приехали вчера! Чуть-чуть опоздали...

 

Куда опустился объект, спросил я у крестьян. Небось, опять во всё тот же лесок, куда ныряли ранее и другие НЛО?

Да, подтвердили мои собеседники, именно туда он и "сковырнулся" с небес.

Я предложил Виктору Баранову:

– Давайте сходим в лес и основательно прочешем его. Авось, что-нибудь любопытное обнаружим... Приготовьте фотоаппарат.

И мы отправились на разведку. Плутать долго не пришлось. Необычное поджидало нас под развесистыми кронами уже метрах в пятидесяти от лесной закраины. Мы увидели узкую просеку в чаще, свеженькую, появившуюся там почти только что. Вповалку друг на друге лежали на ней стволы берёз и осин, все подряд подрубленные на высоте около полутора метров. И это были не какие-то там старые-престарые деревья, рухнувшие на землю от старческой немощи. Хаотично поваленные, все они сплошь были в самом расцвете своих дубравных лет. Их ветви густо покрывала зелёная листва, ещё не успевшая привянуть.

 

Загадочная свежая просека вывела нас на лужок, клином вонзившийся в лес. Да, на тот самый, где вчера стояли местные жители, опасавшиеся входить в лес, и где, по их словам, ещё вчера росли ровным ковром полевые цветы и травы приблизительно одинаковой высоты – не выше одного метра. Но то было вчера, а сегодня... Сегодня в самом центре луга высились, как живые антенны с пучками проволок на их верхушках, громадные зонтичные растения. Они стояли там тесно, кучно, образуя собой почти правильный круг. Высота каждого "цветочка" была от трёх до четырех метров!

Как умудрились они вымахать здесь во весь этот свой гулливеров рост за ненормально короткое время? Ещё вчера – и местные жители настаивали на этом! – их не было тут и в помине...

 

Виктор Баранов сделал серию фотоснимков загадочной просеки и ещё более загадочных "цветочков". Фотографии получились отличными.

Может быть, тут произошло что-то вроде смещения во времени? Возник темпоральный парадокс, осложнённый ураганной мутацией растений?

"Стальной диск", идя на посадку, проломился к лужку в барражирующем полёте прямиком сквозь лес. Просека, как бы спонтанно возникшая в лесной чаще, – след его посадочной траектории... "Диск", допустим, влетел в отверстие, ведущее куда-то в Неведомые Миры с этой вот самой лужайки. Дверка на отверстии приоткрылась на мгновение и тут же захлопнулась. А на месте "схлопывания" остались какие-то неземные, условно скажем, "запахи", некие миазмы чуждого. И, пропитанные ими, буйно заколосились на том месте, вырастая как на дрожжах, чудовищные "цветочки". Их корневая система впитала в себя миазмы чуждого, резко ускорившего темп роста цветов...

* * *

Другое "особое место" я тоже навещал лично – причём неоднократно. Находится оно на юге России. На реке Дон напротив города Ростова есть остров, который называется Зелёным.

Вот что удалось записать со слов одного из ростовчан о происшествии, вполне типичном для этого "особого места":

 

– В мае 1990 года, – рассказывает Юрий Яковлев, – переехал я на моей легковушке по понтонному мосту на остров и затем отъехал подальше от берега. А прибыл сюда с одной-единственной целью – развеяться, отдохнуть в тишине от шума городского. Ну, вышел из машины. Стою, курю, наслаждаюсь природой... Вдруг откуда-то сбоку, из-за высоких деревьев, вынырнул летающий объект, похожий на двояковыпуклую линзу. Он завис в небе почти строго надо мной. Из днища НЛО ударили вниз два луча света. Они походили на круглые световые столбы.

Внутри одного из светящихся столбов внезапно возникла женщина – очень высокая, худая, с удлинённым лицом.

– Как тебя зовут? – спросила она.

– Юрий... А тебя?

– Хаш Ка.

– Кто ты?

– Я вхожу в группу изучающих цивилизацию Земли. Мне нужны дополнительные сведения... Кстати, имей в виду, вскоре произойдёт на твоей планете величайшая катастрофа. Треть человечества погибнет.

И женщина исчезла. А лучи втянулись в днище "летающей тарелки". Объект рванулся в сторону и исчез...

 

Заинтригованный рассказом Юрия, обратился я за консультацией к местным исследователям аномальных явлений, а также к материалам из городских архивов. И вот что удалось выяснить.

Где-то ещё в середине двадцатых годов, по воспоминаниям старожилов, горожане передавали из уст в уста страшные истории о привидениях и чертях, якобы окопавшихся на Зелёном острове. Потом разговоры на эту тему поутихли. Наступило такое время, когда за увлечение мистикой не гладили по головке... Лишь перед самым началом войны произошла новая вспышка городских пересудов о странных событиях там же. Неведомо почему это традиционное место отдыха ростовчан было занято на короткий срок войсками НКВД, отрезано от города. По ночам крытые армейские машины что-то вывозили с острова через понтонный мост...

К этой истории я вернусь чуть позже. А пока – современные сообщения.

 

«...Я приплыл к Зеленому острову под вечер, на закате. Оставил лодку на берегу неподалёку от песчаной косы и отправился в кусты за сушняком. Хотел развести костёр.

Отошёл от берега совсем недалеко и двигался всё время прямо – в сторону, противоположную моей стоянке.

Каково же было мое удивление, когда ветки кустарника впереди неожиданно расступились, и я вышел на берег... к своей лодке! Заблудиться не мог! Совершенно определённо говорю, двигался строго по прямой линии! Это меня не просто озадачило, а ошеломило.

Я разыскал среди своих походных вещей маленький компас с ремешком как у часов. Надел его на руку и снова вошёл в лес. Поглядывая на магнитную стрелку, снова двинулся строго по прямой линии. Компас нельзя обмануть. Стрелка на нём замерла в одной позиции, подтверждая тот факт, что иду я никуда не сворачивая... Через пять минут я вновь вышел к лодке!

Хотите верьте, хотите нет, так повторялось пять раз!

После пятого похода в лес я понял, что никуда мне от лодки не уйти. Некая сила, чужеродная и грозная в своей чужеродности, деликатно выпроваживала меня с острова, снова и снова возвращая к месту моей временной стоянки. Страшно перепуганный, я столкнул моё судёнышко в воду и поплыл прочь от "дьявольского места"...»

 

А спустя несколько лет нечто странное приключилось с одной ростовской семьей, отдыхавшей в летний воскресный день на все том же острове. После того как люди расположились на песчаной косе, почва под ними вдруг начала вибрировать. Очертания окружающих предметов расплылись, в воздухе раздалось непонятное жужжание, сильно давящее на психику. Определить источник звука так и не удалось. Через полчаса вибрация и жужжание стали вызывать у людей мучительную головную боль.

Компания отдыхающих спешно покинула негостеприимный берег...

 

И ещё одна современная история. В выходной опять-таки день прибыла на Зелёный остров семья – муж с женой и их шестилетняя дочь. Они раскинули палатку, развели костер и сварили уху из рыбы, наловленной главой семейства. Девочка всё время находилась рядом с родителями. И вдруг она пропала, как бы растворившись в воздухе на пустом месте!

Поиски пропавшей длились более часа. Взволнованные родители наконец обнаружили девочку мирно спящей в палатке. Как она попала туда непонятно. Пока её отец лихорадочно прочёсывал растущий на острове лес в бесплодных поисках исчезнувшей, мать, рыдая и ломая руки, находилась всё время рядом с палаткой. Естественно, заглядывала и под её брезентовый полог. Дочки определённо не было под ним. Внезапно она объявилась там.

Разбудить девчушку удалось далеко не сразу. А когда измученные родители всё же разбудили её, то из сбивчивых объяснений дочери только и смогли понять, что та неким непонятным образом очутилась на какой-то полянке с чёрным камнем в её середине. Она прислонилась к камню и заснула.

 

К вашему сведению, на Зелёном острове нет полянки, в центре которой лежал бы чёрный камень. Я исходил остров вдоль и поперёк в поисках поляны с камнем и не обнаружил таковой...

 

А теперь вернёмся к давней предвоенной истории, к таинственным действиям войск НКВД.

В городе сыскался один из участников тех действий. Недавно он произвёл сильное впечатление на местных журналистов, когда сообщил им о том, что в 1940 году на острове произошла... авария "летающей тарелки".

Место аварии, по словам очевидца, было оцеплено энкаведешниками, поскольку разбившуюся "летающую тарелку" приняли за секретный фашистский самолёт новейшей конструкции. Видимо, объект камнем упал с очень большой высоты. В момент удара о землю он развалился на несколько больших и малых осколков. Часть осколков, вероятно, ушла глубоко под землю в результате страшного удара. А часть, возможно, распылилась.

Сохранившиеся после катастрофы обломки вывозили в закрытых грузовиках по ночам с острова на исследование. Куда они потом подевались, неизвестно...

 

У этой истории, если, конечно, она правдива, есть своё неприятное продолжение. Прошло очень много лет, и внезапно эхо взрыва на месте гибели НЛО донеслось до наших дней.

Все ростовчане хорошо помнят, как в начале восьмидесятых годов городские власти заговорили о создании на Зелёном острове «Пионерской республики». Мыслилось создать сложную по инфраструктуре зону отдыха для школьников. Планировалось построить сеть пионерлагерей, спортивные площадки, аттракционы. Строительство началось, но внезапно было остановлено; по сей день видны на острове остатки фундаментов недостроенных корпусов.

 

Почему была прервана новостройка? А потому, что по чьему-то приказу лишь после её начала проводились тщательные анализы химического состава почвы. Зачем, кстати, проводились? Может быть, тот, кто приказал провести их, знал, что здесь в 1940 году потерпел катастрофу НЛО? И вот теперь в районе катастрофы закладывается «Пионерская республика». Здесь будут отдыхать дети! Нет ли в почве вредных для их здоровья элементов?.. Выяснилось – такие элементы есть, причём в немалых количествах.

В частности, присутствуют повсеместно следы элементов, почти не встречающихся в природе в свободном состоянии и не имеющих никакого отношения к отходам местной промышленности. На обоих берегах реки напротив острова такие следы отсутствуют – начисто!

 

 

Тревога № 3

В комментариях ко второй части книги, если помните, был дан сравнительный анализ характерных внешних примет чужаков. На основе анализа удалось выявить типологию пришельцев. Было отмечено: из мглы сопредельных реальностей являются к нам вестники трёх миров или, скажем осторожнее, «люди» и «гуманоиды» трёх различных обликов:

1) Голые волосатые монстры.

2) Типичные, по нашим представлениям, «инопланетяне» в скафандрах или в комбинезонах, плотно обтягивающих тела.

3) Вполне земные внешне мужчины и женщины более чем ординарной наружности.

 

Контактные сообщения, собранные в третьей части книги, убеждают в том, что так оно и есть. На рандеву с нашими соплеменниками прибывают представители только трёх указанных форм разумной жизни.

Нет никаких разговаривающих осьминогов, вылезающих из внеземных космических кораблей! Нет, другой пример, гигантских муравьёв в многочисленных сапожках марсианского покроя и с респираторами на жвалах! Отсутствуют сообщения о встречах с мыслящими летающими медузами! Не имеется, по крайней мере в моём личном архиве, ни единого рапорта о контактах с бегло тараторящими по-русски динозаврами! Либо с кенгуру, извлекающими из своих карманов лучевые пистолеты!

Наличествуют лишь отчёты о столкновениях с человекоподобными существами, которых иной раз в принципе невозможно отличить от обычных людей.

 

Если все эти братья по разуму наведываются в гости к нам из неких, допустим, параллельных миров, то вот ведь какой занятный вывод тут напрашивается. В тех мирах обитают повсюду гуманоиды. Человекообразная форма разумной жизни есть универсальная общемировая константа. Эволюция органической жизни, где бы она ни происходила, неизбежно завершается появлением мыслящего прямоходящего существа с двумя руками, двумя ногами.

Собранный в моей книге, иллюстративный материал всеми своими чёрточками, нюансами работает на гипотезу, выдвинутую более четверти века назад русским учёным и писателем Иваном Ефремовым.

И.Ефремов высказал предположение о единстве эволюционных законов на любых планетах, где могла бы возникнуть органическая жизнь. Как известно, писал он, для эволюции на Земле характерна так называемая конвергенция – приобретение разными организмами похожих форм, образа жизни, питания и поведения. «Чем ближе к современности, тем биологическая конвергенция – важнейший факт! – чаще и глубже... Эволюция ставит перед организмами одни и те же задачи, требует одинаковых изобретений». Стало быть, она имеет чёткую направленность.

В ходе борьбы за существование совершенствуется система переработки информации. Формируется всё более сложный и тяжёлый мозг, которому необходимо усиленное питание. Ну, а питание надо где-то постоянно добывать.

«Чем выше энергетика, – пишет И.Ефремов, – тем больше потребность в пище, тем шире должна быть кормовая база. От организма требуются крепкие мускулы и всё более совершенный мозг. Противоречия как бы сдавливают жизнь непреодолимыми барьерами необходимости, неким направляющим коридором естественного отбора». В конце коридора неизбежно должен появиться прямоходящий примат.

 

Человек не имеет никаких приспособлений для какой-либо узкой экологической ниши, в отличие от всех без исключения прочих живых существ на Земле. Это – одно из наиболее озадачивающих свойств человека. Другое его озадачивающее свойство: человеческий мозг способен выдерживать огромную нагрузку.

«Примечательно и важно вот что: чрезвычайное разнообразие низших форм жизни контрастирует с подобием и частой конвергенцией высших животных. И наиболее конвергентен в биологическом смысле человек... Не отражена ли здесь, – задумывается И.Ефремов, – некая общая закономерность развития Вселенной?» По мнению учёного, единство физико-химических законов Вселенной должно иметь логическое продолжение в единстве биологических законов той же самой Вселенной.

 

Если это так, то нашу планету следует рассматривать как гигантскую лабораторию эволюции белково-кислородно-водяной жизни ни путях её самоусовершенствования. На её основе мы может даже предсказать ход жизни на других планетах.

И.Ефремов подытоживает свои размышления так: «Последний виток развития форм земной жизни сравнительно узок и туго скручен. Есть все основания полагать, что уже в силу одного этого мыслящие существа Вселенной принципиально подобны нам».

 

Истории, рассказанные на страницах моей книги, подтверждают справедливость гениальной догадки выдающегося русского учёного.

В Махачкале поздним вечером появляется в квартире ярко-зелёный кружок над холодильником. Он начинает увеличиваться в размерах... Что это? Может быть, расширяющееся отверстие канала, ведущего в некий параллельный мир?

Спешивший хозяин квартиры видит, как зелёный диск срывается с места и начинает порхать вокруг него, безмерно озадаченного, по сложной траектории. Что происходит? Может быть, ствол, направленный на человека из сопредельной реальности, примеряет в этот момент свою мушку к избранной мишени – повернее, поточнее прицеливается в неё?

Затем появляется волосатая полуобезьяна-получеловек. То есть гуманоид!

 

В той же самой Махачкале две девушки сталкиваются на улице опять-таки с гигантским гуманоидом – стариком в чёрном костюме ростом около трёх метров. Они обращают внимание на странную примету его внешнего облика. Морщинистое лицо старца густо усыпано остроконечными прыщами, словно бы приклеенными к коже. У людей не бывает таких прыщиков! Да к тому же и невероятный рост незнакомца... Откуда великан взялся? Прибыл с другой планеты? Высунулся ненадолго из зева незримой шахты, уходящей в какой-то смежный мир?

Семиклассник Максим из Геленджика повстречался с двумя тоже трёхметровыми здоровяками. Один из них, по словам мальчика, спустился на землю с борта НЛО прямо по лучу, косо падавшему вниз из днища объекта. Оба незнакомца были облачены в обтекаемую одежду, состоявшую из отдельных пластин.

Не по такому ли лучу всосало другого контактёра Б.Ханиевича на борт другого НЛО? И он увидел там существ, похожих на огромные резиновые куклы. Головы у кукол были идеально круглыми и гладкими; на каждой из них сияли глаза – крупные, выпуклые...

 

Перед нами – вновь прямоходящие гуманоиды. Т.Вендель и Л.Пилов описывают встреченных ими коротышек как существа с необычно длинными руками и в одежде, отливающей серебром. Вместо голов – гладкие закругления, растянутые по вертикали.

По воспоминаниям И.Чеботарёва, из "сковороды", приземлившейся на отмели, вылез "дядька". Он был одет в серебристый комбинезон. Над плечами торчало что-то вроде банки, сделанной из тёмного тонированного стекла. Автор сообщения подчёркивает – его поразил тот факт, что "марсианин" в комбинезоне и с банкой вместо головы был босым! Ступни, пальцы на них ничем не отличались от обычных человеческих.

Н.Федотова встречается с внеземлянином, который оказался симпатичным парнем со вполне ординарным, человеческим лицом. Парень был лысым.

Т.Заболотнова: мимо окна прошёл высокий симпатичный мужчина в коричневом кителе с накладными карманами. Таинственным образом мужчина неведомо куда исчез во дворике электроподстанции.

А вот зато М. Зыбуновский сообщает об облике трижды навещавшего его "солдата" другое: лицо у существа было определённо неземным! Синеватое мясистое. Расплющенный нос. Маленькая узкая прорезь там, где должны быть губы...

 

Так или иначе, всякий раз речь идёт о гуманоидах. Именно и только, всячески подчёркиваю это, о гуманоидах.

 

Нередко загадочные существа оказывают то или иное психофизиологическое воздействие на людей. Здесь налицо – ещё одна перекличка с фактурой сообщений, приводящихся в двух первых частях книги.

 

Мальчик Максим из Геленджика с великим трудом переставляет ноги, еле-еле двигается, когда пытается сбежать от "марсиан", перепугавших его. Судя по всему, он оказывается накрыт чем-то вроде невидимого "контактного колпака", не позволяющего ему быстро убежать от страшилищ...

Пенсионер из Краснодара, видевший, в частности, как радужный "мыльный пузырь" преобразовался в твёрдый металлический шар, тоже сообщает о чувстве оцепенения, охватившего его тело на начальной фазе контакта...

Офицер А.Грибован с ужасом осознаёт, что из зависшего над ним шара начинает поступать в его тело интенсивный поток некой энергии. В ответ на облучение наш бравый вояка открывает пальбу из пистолета по НЛО. На другой день у А.Грибована появляются паранормальные способности...

 

Т.Вендель и Л.Пилов потеряли в ходе контакта с экипажем НЛО чувство ориентации во времени. Они не могут сказать, сколько длилась встреча две минуты, десять минут или даже дольше...

Г.Керносенок, по его субъективным ощущениям, провёл на борту "летающей тарелки" и затем в некоем ином мире около трёх часов. На самом же деле он отсутствовал на Земле пять суток!..

Девушка из Махачкалы уведомляет о том, что и она сама, и её сестра находились в гипнотическом трансе на протяжении всего разговора со стариком трёхметрового роста: «Пока сестра толковала с ним, мы обе чувствовали себя как заколдованные. Но едва "бармалей" сгинул, колдовская пелена спала с наших глаз».

А вот – выписка из рассказа Е.Ивановой об особенностях её самочувствия, когда она пребывала в ином мире: «Действую по чьей-то команде. Кто-то управляет мною». О том же говорит и её дочь Галя: «Чувствовала себя там, на той неведомой планете, полностью порабощенной чужой волей».

 

Со слов А.Ерыгиной мы узнаём, что путешествия в иные миры либо на другие планеты, совершаемые людьми всегда не по своей воле, носят отнюдь не единичный характёр.

– Да вы не бойтесь. У нас много ваших побывало, – говорит один из внеземлян, беседовавших именно в ином мире с нею.

 

В тех мирах, если верить показаниям Г.Керносенка, есть одноэтажные городки. Крыши над домами в них – остроконечные, растянутые по вертикали. Над каждой крышей высится крест, испускающий сияние.

Имеются там, согласно сообщению Е.Ивановой и её дочери, леса и поляны. А на полянах – широкие люки, сквозь которые можно спускаться в подземные гроты по полого расположенным, как в подземных переходах, лестницам...

 

Большую тревогу вызывает суть речей, которые "марсиане" ведут со своими земными собеседниками.

Н.Парфёнову, например, они туманно сообщают – мол-де, ближайшее будущее будет полно невзгодами для жителей Земли. Планету встряхнут землетрясения. Возможна даже какая-то природная катастрофа. И лишь после двухтысячного года жизнь более-менее нормализуется.

А вот Д.Дубаносу заявляют прямо: «Мы прибыли, чтобы предупредить о страшной катастрофе... Вскоре произойдёт перемена полярности магнитного поля Земли.

Возникнут глобальные изменения климата, вызванные из уст внеземлянки на Зелёном острове под Ростовом точно такое же заявление: «Вскоре произойдёт на твоей планете величайшая катастрофа. Треть человечества погибнет».

 

Крайне тревожно, что эти заявления слово в слово совпадают с сообщениями, сделанными "марсианами" другим нашим контактёрам. В великом множестве я приводил внеземные рапорты такого рода в моих ранее изданных книгах «Вести с того света», «19 июля 1999: Конец Света?» и «Неведомые Миры». Как видите, в заглавие одной из книг я даже вынес точную дату.

Воспроизведу здесь лишь три информации о грядущем якобы катаклизме из длинного ряда опубликованных мною ранее. Эти три – наиболее, как кажется мне, характерные, типичные на общем фоне всех прочих.

 

Рядовому срочной службы Сергею Козыреву было сказано: «Вас ждёт экологическая катастрофа». Ещё Козырев сообщил, что внеземлянами был назван двухтысячный год, но Сергей не помнит, с чем связывалась в их речах эта дата.

Эльвира Щипакина из Евпатории: «От "тёмных людей" исходило ощущение покоя и благожелательности. Я разговаривала с ними. Они сказали, что скоро на Земле будут очень большие беды, землетрясения...»

 

Над городом Сальском Ростовской области в 1989 году появился некий «небесный код», состоявший из групп математических символов. В одной из своих книг я подробно рассказал, как был расшифрован «код», показал этап за этапом весь процесс расшифровки, дабы читатели не подумали, что я морочу им головы. К нашему, исследователей, величайшему изумлению, удалось извлечь из «кода» текст, написанный на русском языке. Вот он:

«Иисус Христос, сын Божий, Он же – Бог, спасёт вас 19 июля 1999 года». Далее следовала подпись автора небесного послания: «Его мать». То есть Богородица.

 

В заключительной главе книги «Неведомые Миры» я рассказал о моих экспериментах по разведке будущего. Под моим руководством и по моим программам эксперименты ставились на живых людях – прежде всего, на мне самом, а потом на экстрасенсах и на самых обычных наших согражданах-добровольцах, погружаемых в гипноз.

В той книге была опубликована серия совершенно сенсационных фотографий, на которых ясно видно – на мои эксперименты слетались, как бабочки на пламя свечи, миниатюрные "летающие тарелки". И это именно с их бортов поступала к нам всё новая и новая информация о грядущем якобы катаклизме на Земле.

Она поразительным образом перекликалась с информациями на ту же тему, полученными ранее от людей-контактёров... И опять указывалась точная дата, впервые всплывшая в сальском «небесном коде». Уточнялись детали и обстоятельства катастрофы. С бортов НЛО сообщалось: в июле 1999 года произойдёт "космический рикошет". Некое крупное небесное тело-астероид вторгнется в атмосферу планеты, пролетит по касательной над поверхностью Земли и, отражённое её гравитационным полем, отскочит как мячик, умчится в космические пространства.

Полоса разрушений, оставленных на планете астероидом, протянется от Японии через калифорнийское побережье США к Канаде, а затем частично коснётся Англии...

 

Попутно с экспериментами по разведке будущего я продолжал получать письма со всех концов страны с рассказами о всё новых встречах людей с операторами НЛО, вообще гуманоидами различного облика. В рассказах упорно циркулировала тема грядущей катастрофы. Внеземные собеседники людей-контактёров продолжали попугивать их футурологическими справками кошмарного свойства. Всё это тревожило. Причём крайне!

Неужели же в июле 1999 года в самом деле случится на Земле нечто вроде так называемого "неполного Конца Света"?!

 

Приведённые выше сообщения Н.Парфёнова, Д.Дубаноса и Ю.Яковлева вроде бы вполне однозначно отвечают на заданный вопрос...

Или же всё это – очередная развесистая контактная клюква? Очередная дезинформация, внедряемая в сознание людей в ходе каких-то психологических экспериментов, которые ставятся "марсианами" на нас с вами?

До 1999 года остались сущие пустяки. Подождём. И тогда убедимся, правдивы ли все эти "справки о будущем". Возможно, убеждаться придётся на собственной шкуре.

 

Внеземные вестники "неполного Конца Света" часто, хотя и не всегда предлагают людям покинуть Землю, т.е. отправиться вместе с ними туда, откуда эти "марсиане" прибыли. В первой части книги приводился пример приглашения такого рода: «Вы с нами пойдете?» Во второй части тоже был сходный пример: «Пойдём со мной».

Если люди отказываются от приглашений, "марсиане" оставляют их в покое.

На страницах третьей части упоминания о подобных приглашениях носят массовый характер.

Н.Федотова: «Мужчина назвался инопланетянином. Он стал уговаривать меня отправиться куда-то вместе с ним».

А. Дубинина: «Он предложил мне навсегда покинуть Землю и отправиться вместе с ним на его планету».

И.Чеботарёву тоже было предложено хозяином внеземной "сковороды": «Хочешь – заходи в мой корабль. И вскоре ты окажешься на моей планете».

Пенсионерка А.Ерыгина услышала из уст "марсианки" сходную по смыслу фразу: «Пойдёмте со мной». Она пошла – и угодила в иной мир!

А.Чичёву и его супруге "марсиане" советовали сначала надеть бронзовые сапоги, а потом: «Полетели с нами!»

 

Обычно экипажи НЛО требуют от человека согласия на эвакуацию с Земли, иной раз безвозвратную ("случай А.Дубининой"), а иной раз непродолжительную ("случай А.Ерыгиной", детали см. в тексте "случая").

Согласие человека – важнейший нюанс контактных ситуаций такого рода. Складывается впечатление, что существуют некие общемировые вселенские этические законы. И экипажи НЛО вынуждены подчиняться им. По всей видимости, одно из таких универсальных этических правил – обязательное добровольное согласие жителя Земли на эвакуацию с его родной планеты.

 

Крайне редко операторы "летающих тарелок" не испрашивают, впрочем, человеческого соизволения на эвакуацию очередного кандидата в эмигранты. Е.Иванова решительно отказалась от путешествия в иные миры. В ответ было заявлено ей, мол, не хочешь добром, заберём силой. И забрали! Однако вскоре вернули, обратите внимание, назад в целости и сохранности.

Не потому ли вернули, что воровски нарушили вселенский этический закон, не испросили согласия на эвакуацию? Получили по мозгам от неких высших внеземных инстанций за нарушение. И в силу этого вынуждены были вернуть похищенных – женщину вместе с тремя её дочерьми...

Г.Керносенка тоже просто поставили перед фактом: «Сейчас ты полетишь вместе с нами». Что и произошло! А потом случилось опять-таки, как и в "случае Е.Ивановой с дочерьми", благополучное возвращение похищенного на Землю.

Не потому ли и тут тоже вернули человека, что не было загодя испрошено его согласие на эвакуацию?...

 

Зачем внеземляне приглашают людей на экскурсии в иные миры или, хуже того, на постоянное место жительства там? Какая роль отводится в тех мирах приглашенным? На них что, ставят генетические эксперименты?! Проводят на межпланетном уровне скрещивания с целью получения плодов межрасовых браков, если такое возможно вообще?

Или, другой пример, используют их в роли доноров – причём не только биологических, но и информационных? Вспомните краснодарскую историю с "процедурой записывания памяти".

А как вам понравилась "внеземная школа", в которой по сей день учится А.Филоненко? Чему обучают там наших земляков внеземные учителя? Зачем вообще вовлекают их в неземной учебный процесс? Не затем ли, чтобы, отобрав потом лучших, наиболее способных, использовать их в иных мирах на какой-то нехитрой по тамошним меркам, подсобной работе? Например, в роли водителей или рабочих по ремонту иномировых транспортных средств – "дискоров", как названы они в сообщении А.Филоненко...

 

Да, я задаю чисто риторические вопросы, и сам прекрасно понимаю это. Но умение сформулировать вопрос – уже первый, пусть и крохотный, шаг на пути к обозначению проблемы, а затем, может быть, и к её решению.

Вопросы – тревожные, наводящие на невеселые размышления.

 

Уж надо думать, все эти зазывалы из иных миров руководствуются отнюдь не альтруистическими соображениями! Они вывозят землян "на прогулки" в их таинственные реальности, не сомневаюсь, вовсе не по доброте душевной – не на бесплатные ознакомительные экскурсии. Операторы НЛО что-то делают там с людьми!

Г.Керносёнок провёл вне Земли пять земных суток. Что делали с ним там, где-то в смежном мире, – он не помнит.

 

К слову сказать, все эти якобы беспредельно чужеродные для нас реальности не таким уж коренным образом отличаются от нашей. Вспомните: отдельные герои моей книги, люди поднимались на борта "летающих тарелок" и там, то есть внутри НЛО, общались с их экипажами. А другие, люди попадали даже на иные "планеты" и какое-то время без вреда для собственного здоровья пребывали там.

 

Задаю вопрос "на засыпку", на проверку читательского внимания. Какие две ярчайшие особенности в посещениях людьми "летающих тарелок" и других "планет" сами собой бросаются в глаза, режут взор своей форменной нелепостью?

Подождите читать следующий абзац. Прикройте ладонью его. Подумайте, пошевелите мозгами. Что ставит нас в тупик в сообщениях контактёров? Что заставляет недоумённо чесать пятернёй в затылке? Вы правильно догадались. Полное недоумение вызывают два нюансика, наличествующие во всех без исключения отчётах.

Первый: люди, попав вовнутрь "летающей тарелки" либо в иной мир, на другую "планету", никогда не оснащаются там респираторами и защитными костюмами.

И второй: никто из них не упоминает об изменениях, по их ощущениям, силы тяжести на тех других "планетах" в сравнении с нормальной земной силой притяжения. Химический состав воздуха, микробы в нём, сила притяжения там – такие же, как и на Земле.

 

Это – величайшая загадка контактных информаций. Многие контактёры решительно настаивают, я, мол, побывал внутри внеземного НЛО либо даже в другом мире в своём реальном физическом теле. Если бы все подряд "временные эвакуанты" оказывались в иных реальностях в своих "энергетических", "астральных" телах, то всё тут было бы более-менее объяснимо. Но люди утверждают, что они там, в чуждых им реальностях, сидели, к примеру, в креслах, физически ощущали вещи, к которым прикасались. Б.Ханиевич "врезался ягодицами и спиной в большое кресло". А пенсионерку А.Ерыгину даже угощали в другом мире внеземной пищей! И она испытала вкусовые ощущения, когда выпила глоток тамошней "болтушки"...

 

Напрашивается гипотеза, звучащая, понимаю, крайне дико. Я посылаю её вдогонку рассуждениям И.Ефремова, приводившимся выше. Тем самым как бы расширяя границы смелых предположений известного учёного.

 

Не вытекает ли из сделанных наблюдений, что эволюция органической жизни на других планетах либо в так называемых иных мирах достигает разумной стадии своего развития только при физико-химических условиях, строго адекватных земным? Некий вселенский высший разум – Бог?! множит во Вселенной планеты-двойники или миры-двойники, эволюционирующие по единому во всех смыслах принципу. Отсюда: Земля образчик "серийного производства" Божественного промысла.

"Серийность" соблюдается вплоть до мельчайших деталей, включая состав атмосферы и силу притяжения. Всем астрофизикам хорошо известен знаменитый "антропный" принцип, то есть изначальная сориентированность всех физических законов Вселенной на появление органической жизни типа земной.

 

В рамках моей гипотезы этот принцип доводится до формы, я бы сказал, абсолюта, до стопроцентной направленности всех мировых законов на появление в конце концов человека разумного на строго определённых космических телах при строго определённых физических и химических условиях.

Разумная жизнь гуманоидоподобного типа способна возникать только на планетах либо в "иных мирах", отпечатанных Провидением словно бы под копирку.

А других форм разумной жизни мы не знаем. В сообщениях контакторов ничего не упоминается о них...

 

Такая гипотеза неплохо подтверждается и рассказами о действиях внеземлян на Земле. Многие из пришельцев – не все! – неотличимо похожи на людей и перемещаются туда-сюда в нашем мире, не пользуясь респираторами.

Симпатичный мужчина в коричневом кителе и без каких-либо примет респиратора на лице, по сообщению Т.Заболотновой, проходит мимо окна, потом таинственно исчезает.

Г.Косушенко видит перед собой мужчину самой обыкновенной наружности, ни, чем не примечательной. Респиратора на его лице нет.

Н. Федотова сталкивается на улице с человеком, в котором опознаёт своего давнего знакомца – инопланетянина. В людской толпе его невозможно отличить от других людей.

Ну, а все прочие внеземляне, облачённые в "серебристые комбинезоны в обтяжку" либо в "скафандры", – не более чем роботы, подсобные механизмы.

 

Случается, выходцы неведомо откуда произносят странные речи, вселяющие тревогу в людские сердца. Внеземлянка сообщает А.Дудовскому, указывая рукой на его спящего друга: «Мы вскроем агенту черепную коробку. Надо привести в порядок кое-что находящееся под ней». Она прямо называет спящего мужчину агентом. Чьим?

Ответ находим в отчёте Г.Косушенко. "Инопланетянин" заявил в беседе с ним, что постоянно контролирует его поведение. Потом сказал, мол, ты, братец, – агент внеземной цивилизации. Автор сообщения на сознательном уровне категорически не осознаёт себя таковым.

И он делает крайне тревожное обобщение:

– Полагаю, во всех слоях общества есть люди, которые некоторым образом и не люди вовсе. Их глазами и ушами просматривается и прослушивается жизнедеятельность всего нашего общественного организма. И эти люди даже не подозревают о том, что работают на внеземлян!.. А я – один из них.

 

Тревожные и, как кажется мне, верные рассуждения на ту же тему находим мы в сообщении Н.Федотовой.

– Это что же получается, а? – риторически вопрошает она. – Внеземляне спокойненько разгуливают по нашим городам, занимаются у нас чем-то вроде межпланетного шпионажа? А люди не подозревают о том, что бок о бок с ними живут на Земле тайные агенты внеземного разведцентра?

 

Судя по рассмотренным сообщениям, это действительно так. Однако никто на нашей планете не бьёт в колокола тревожного боя, привлекая всеобщее внимание к внеземной агентурной сети, накинутой на Землю. Похоже, всем вокруг со страшной силой наплевать на факт её наличия в реальной действительности.

Равнодушие – удивительное. Лично у меня оно вызывает неподдельную тревогу.

 

 

Приложение


Рассказы о «странных встречах»

В этой книге были использованы и обсуждены далеко не все сообщения о встречах с чуждым, которые мне удалось собрать. Таких сообщений – великое множество. Понятное дело, лишь малая их часть вписалась в контекст моих рассуждений о феноменах операторов НЛО, домовых, леших, привидений и т.п.

Читатель вправе спросить: а что осталось ненаписанным? И не осталось ли там, за рамками книги, нечто понастоящему интересное, содержательное, проливающее дополнительный свет на обсуждаемую тему? Предвосхищая такие вопросы, отвечаю: да, осталось. То, что осталось, сплошь и рядом ничуть не менее интересно, по сути своей значительно, нежели истории, проанализированные выше.

Завершая книгу, я решил хотя бы немножко, хотя бы слегка приподнять завесу над русской многовековой "контактной фактурой", оставшейся за бортом моего скромного сочинения, посвященного только современным контактам. В сугубо справочном «Приложении» к нему дан иллюстративный материал, на фактическом уровне дополняющий то, о чём толковалось в книге. А значит, расширяющий читательские представления о встречах с загадочными существами.

 

Составляя «Приложение», я сознательно отказался от систематизации сообщений в информационные блоки по сходным признакам. Скажу откровенно, поступил я так, думая, прежде всего, о читателе – о том, чтобы тот не заскучал, просматривая «Приложение». С чисто психологической точки зрения, куда интереснее читать жутковатые истории, данные вперемежку, россыпью, нежели сгруппированные в блоки, внутри которых бесконечно варьируется одна и та же контактная тематика.

Ниже приводится пронумерованный список первоисточников, из которых почерпнуты сообщения. В дальнейшем после заглавия каждого сообщения указывается в скобках номер его первоисточника в списке.

 

Я позволил себе включить в «Приложение» четыре краткие современные справки о контактных феноменах, обсуждавшихся на страницах моей книги «Внеземляне идут!». Подчеркну, что это именно очень краткие справки, сжатые конспекты подробных отчётов о моих персональных расследованиях встреч с чуждым, которые во всех деталях развёрнуты в той книге, весьма обширной по объёму – 400 страниц.

Все эти четыре контактные истории замечательны тем, что во «Внеземлянах...» они проиллюстрированы абсолютно, по-моему, уникальными фотографиями, сделанными в ходе встреч с чуждым либо вскоре после их окончания.

 

А.Прийма. Список первоисточников:

1. М.Азадовский. «Русские сказки в Карелии (Старые записи)». Петрозаводск, 1947.

2. Д.Балашов. «Сказки Терского берега Белого моря». Л., 1970.

3. И.Винокуров. «Ужас». М., 1995.

4. Г.Дьяченко. «Из области таинственного». М., 1900.

5. П.Ефименко. «Демонология жителей Архангельской губернии». Архангельск, 1864.

6. М.Забылин. «Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия». М., 1880.

7. В.Зиновьев. «Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири». Новосибирск, 1987.

8. В.Зиновьев. «Жанровые особенности быличек». Иркутск, 1974.

9. И.Карнаухова. «Сказки и предания Северного края». М., 1934.

10. С.Максимов. «Нечистая, неведомая и крестная сила». М., 1903.

11. Д.Молдавский. «За песней, сказкой, одолень-травой». ЛД 1975.

12. И.Мохирев и С. Браз. «Вятские песни, сказки, легенды». Горький, 1974.

13. Э.Померанцева. «Мифологические персонажи в русском фольклоре». М., 1975.

14. А.Прийма. «ВНЕЗЕМЛЯНЕ ИДУТ! Документальные Рассказы о встречах с чуждым». М., 1994.

15. Рукописный архив Карельского филиала АН СССР. – 16. Д.Садовников. «Сказки и предания Самарского края». Спб., 1884.

17. И.Тургенев.«Бежин луг (Записки охотника)». – «Избранное». М., 1961.

 

Пылающий незнакомец (8)

Я домой зашла, на кровать легла, а кровать поехала – деревянные раньше кровати были – и разваливается кровать а я – на полу! И, главное, никого нету, а меня как будто кто-то бьёт по голове, по всему...

Форточка открылась, подушка сама распалась, перья летят из наволочки. Всё летает, летает, летает там. Ну, затем – какие-то разговоры, разговоры, потом музыка какая-то началась. Главное, поют хорошо, как раньше гулянки были. И меня потом кто-то взял за руку и ведёт. Довели до печки, а я – раз! – в печку-то смотрю, а там человек сидит. Такой голый мужчина.

Я от этой печки хочу уйти, а меня кто-то держит. А потом – раз! откуда-то огонь появился в русской печке. Он там в огне горит! Ему жарко, он сидит, улыбается... Он сидит там, и видно – горит, ноги-то тянет ему, его самого тянет. Весь почти сгорел, а лицо целое – не сгорает!

 

Плач домовихи (9)

Как в доме несчастье будет, так доможириха (женщина-домовой, домовиха. – А.П.) под полом плачет. Уж ходи не ходи, уж роби не роби, уж спи не спи, а всё слышать будешь. Вот как у меня хозяин-то помереть должен, всё я слышала, будто плачет кто, так жалобно. Знамо, доможириха чуяла.

 

Невидимка в музее (14)

В марте 1990 года поступило сообщение из одного московского музея о том, что в его стенах бродит по ночам некое незримое существо.

Из показаний сотрудника охраны музея, старшего сержанта милиции Ирины Курныгиной:

– Как правило, невидимка появлялся около полуночи. Слышались шаркающие шаги, будто шёл очень пожилой или, по крайней мере, смертельно уставший человек приближались к дверям нашей комнаты, где размещалась охрана музея; двери всегда были распахнуты настеж. Но тот, кто медленно, с натугой шествовал по коридору мимо комнаты охраны, никогда не появлялся ни на одно мгновение в её дверях. Невидимка проходил, не останавливаясь, мимо дверей и сворачивал в короткий коридор-тамбур, ведущий к туалетам – мужскому и женскому. Там его шаги стихали.

Мы, сотрудники милиции, неоднократно слышали эти шаги во время наших ночных дежурств в музее. Выбегали на их звук в коридор, но того, кто шлёпал по нему, не обнаруживали.

По утверждениям И.Курныгиной и её напарника по дежурствам старшины милиции Александра Агальцова, вскоре после того, как шаги стихали, в здании музея раздавался новый посторонний звук. Из одной из стен неслись равномерные негромкие, но чёткие стуки: «Стук-стук...», перерыв примерно пятнадцать минутой опять – «Стук-стук...» Снова перерыв, а затем вновь – «Стук-стук...»

Нами была произведена фотосъёмка всех помещений, по которым бродил по ночам невидимка. В частности, был отснят коридор, ведущий к туалетам, то есть то самое место, в котором переставали звучать шаги незримого топтуна, Фотоаппарат увидел в том коридоре то, чего не увидел глаз человеческий. На уникальном фотоснимке видны резкие искажения пространства на левой стене коридора и частично на потолке. Там стоит косо лишняя, дополнительная стена – полупрозрачная, слегка изогнутая, кривая. Она вонзается в потолок под углом в 45 градусов.

В центре полупрозрачной этой перепонки, как я подозреваю, между двумя параллельными мирами хорошо просматривается чёрный прямоугольник, растянутый по вертикали и абсолютно непрозрачный. Что это за прямоугольник?

Не дверь ли, ведущая в Неведомый Мир, – та дверь, в которую и удалялся в иную реальность невидимка, когда его шаги стихали в стенах музея?

Описанная фотография воспроизводится в (14).

 

Видение С.А.Аксаковой (4)

Нижеследующий рассказ был записан А.Аксаковым со слов его жены:

– Это было в мае 1855 года. Мне было девятнадцать лет... Вечером с 12-го на 13-е мая я легла в постель и стала читать какую-то книгу. Читая, я слышала, как стенные часы в зале пробили двенадцать часов... В эту мину я услыхала, как отворилась дверь из прихожей в залу и кто-то мужскими шагами взошёл в неё. Шаги продолжали приближаться и уже были совершенно близко от меня, вплоть за стеклянными ширмами, стоявшими у моей кровати.

При лампадном свете я могла ясно различить, когда входивший поравнялся с моей кроватью, что то был зять мой, А.Ф.Зенгиреев (находившийся в этот момент в другом городе. – А.П.), но совершенно в необычайном для него виде – в длинной чёрной, как бы монашеской рясе, с длинными по плечи волосами и с большой окладистой бородой, каковых он никогда не носил, пока я знала его.

Вошедший подошёл вплотную к моей кровати, стал боком, повернувшись лицом ко мне, по левую мою сторону, и, положив свою левую руку, совершенно мертвенно-холодную, плашмя на мой рот, вслух сказал: «Целуй мою руку».

Я мысленно, силою воли противилась слышанному мною велению. Он крепче нажал лежавшей рукой мне на губы и громче и повелительнее повторил: «Целуй эту руку».

И я, со своей стороны, опять мысленно ещё сильнее воспротивилась повторенному приказу... Стоявший подле меня снял свою руку с моих губ и сказал: «Ты не хочешь целовать мою руку, так вот что ожидает тебя».

И с этими словами положил правой рукой своей на ночной шкафчик, совершенно подле меня, длинный пергаментный свёрток величиною в обыкновенный лист писчей бумаги, свернутый в трубку. Затем положивший его отвернулся от меня, сделал несколько шагов вперёд...

Внезапно вся комната залилась каким-то лучезарным светом, до того сильным, что в нём исчезло всё – и огонь лампады, и стены комнаты, и самоё видение... Свет этот сиял несколько секунд. Потом он начал редеть, и я могла снова различить в нём стоявшую предо мною личность, но только не всю, а начиная с головы до пояса. Она как будто сливалась со светом и мало-помалу таяла в нём по мере того, как угасал и тускнел и самый свет. Свёрток, лежавший всё время около меня, также был захвачен этим светом и вместе с ним исчез...

На другой день после этого странного события было получено известие о болезни Зенгиреева, а спустя две недели и о кончине его, последовавшей, как потом оказалось, в ночь на 13 мая.

Замечательно при этом следующее: Зенгиреева хоронили с длинными по плечи волосами и с большой окладистой бородой, успевшими отрасти во время его болезни.

 

В гостях у домового (16)

Парень купался да и нырнул. Как нырнул, так и угодил прямо в дверь и очутился в палатах водяного. Тот его у себя задержал, говорит: «Живи здесь»... Заскучал парень, стал проситься домой... Водяной говорит: «Хорошо, только поцелуй у меня коленку!» Парень, не будь глуп, взял, начертил ногтём на руке крест да заместо коленки-то к нему и приложился.

Как только поцеловал, схватил его кто-то за ноги и выбросил из воды прямо к его избе. Вернулся он домой: жена рада, все в удивлении. Пропадал он три года, а ему за три дня показалось.

 

Встреча с лешим (5)

Ходил полесовщик по лесу, стрелял птиц и пришёл в избушку ночевать. Избушку вытопил, поставил варить птицу, а сам лёг на лавку отдыхать. Вдруг залаяла собака на дворе. Видит – пихается в двери кто-то вроде человека необыкновенной величины. Потом зашёл в избушку, держит младенца в руках и повёртывает его перед очагом, хочет отогреть его. Младенец ревёт в руках, наконец чихнул. Полесовщик говорит: «С нами Свят Дух, яко с нами Бог». Леший бросил младенца, унёс стойки и двери, всё выломил, вышиб да и убежал. А, младенец у мужика остался. Леший уворовал его у кого-нибудь.

 

Белый человек (7)

В сорок четвёртом году это было (в 1944 г. – А.П.). Пошли домой поздно, в первом часу.

Надо было идти через небольшую речку, перепрыгивать с камня на камень. Я была с подружкой своей Таисьей. Я уже перескакала на яр, а она отстала от меня метра на три. Она скаканула – и тапочек упал в воду. Наклонилась за ним, расклонилась – и ахнула! На том берегу человек весь белый прыгает уже на первый камень. Сам – как туман... Я к ней подбежала, она лежит вниз лицом и стонет. Говорит: «Он меня вот так толкнул!»

Еле поднялась, ноги её не двигаются. Пришла в себя. Сели на бревне, Таисья и говорит: «Это моя смерть была».

В этом же году она сгорела на заимке. Двенадцать человек с нею в доме были, все повыскакивали, а она сгорела.

 

Изучение феномена (3)

Возможно, одна из первых, если не самая первая в России попытка опытного исследования нечистой силы приходится на 1871 год. Исследуемые феномены (самопроизвольные стуки, полёты, самодвижения предметов, необычные световые эффекты, самовозгорания) наблюдались в семье В.Щапова, занимавшей отдельный дом на хуторе в 30 верстах от города Илецка, что на Урале, и были связаны с его 20-летней женой.

Ранней весной 1871 года на хутор инкогнито приехала официальная комиссия, снаряжённая по распоряжению самого губернатора, генерала Веревкина. Комиссия состояла из инженера-технолога А.Ф.Акутина (председатель), редактора газеты «Уральские войсковые ведомости» Н.Ф.Савчиева и доктора А.Д.Шустова.

В первый же вечер члены комиссии стали свидетелями стуков, летаний предметов и прочих эффектов. На следующий день они приступили к работе.

По словам очевидца, ими поставлены были привезённые с собой физические приборы, для чего даже взломали часть пола в спальне жены и поставили там железный прут, один конец которого углубили в самую почву под полом, а другой, верхний, с загнутым и заострённым концом, приходился против той стеклянной двери, в которую обыкновенно раздавались удары и на стекле которой устроен был конденсатор из листов свинцовой бумаги.

Привезены ими были и лейденская банка, компасы, магнит и всякая научная диковинка, но ни один из приборов во все времена не оказался пригодным ни для одного опыта: посредством их не удалось уловить ни малейшего намёка на сродство явлений с электричеством и магнетизмом.

Равно как и химические реакции, производимые самим Акутиным, не показали никакого особенно напряжённого состояния атмосферного электричества в помещениях дома или насыщения окружающего воздуха сгущенным озоном.

Словом, – заключает В.Щапов, – все усердные старания их по этому предмету не привели ни к чему, а явления между тем своеобразно продолжались каждый вечер аккуратно.

 

Привидение самоубийцы (7)

Купили мы избу. А понятия не имели про чудо. А так не верили, не боялись ничего. Пожили мы в том доме с месяц. Днём нас не бывало там. А однажды-то обнаружилось. Слышу: мужик храпит.

А в доме-то старик удушился, старуха удавилась. Два сына осталось, тоже удушились. Одна жена осталась со свекровью, но и свекровь потом удушилась.

Ну, и вот. Ночью однажды я разбудилась, слышу: храпит. Дочь Люда проснулась, ей, видно, тоже страшно стало. Потом в другую ночь опять разбудилась, опять: хр-р, хр-р. Свет зажгла – никого нет. Свет погасила, легла – и опять храпит...

Дальше – больше стало. Спишь, как час ночи – собака лает, воет под кроватью... Один раз разбудилась: лежит мужик среди комнаты, толстомордый, серые штаны, рубашка хлопчатобумажная, полосатая. Сам вроде рыжий. А вот на ногах что, не заметила. И говорит он: «Укочёвывай. Мой дом. Вон конь за воротами стоит, вожжей только нет». (Т.е. я на том коне сейчас приехал. – А.П.).

...Я нож схватила – и в мужика! Сама боюсь страшно! Но прямо в грудь ему нож вонзила – и к двери. Через него перешагиваю, а он за ногу хватает. Включила свет: нож в половице, посередине лужа воды. Откуда она среди ночи взялась?

Потом старухам рассказала, они и говорят, что это, видно, Николай-плотник, который удушился. Вот покойный и приходил в свою избу. А воду я собрала с пола и на кладбище вынесла. Ну, так и что? – не помогло...

Вот сроду не верила, да вот как бывает: не верится – да приходится.

Потом ещё хуже стало: гуси идут, телёнок бегает, петух куриц по полу кругом гоняет. А потом стучат, вроде строят, колотят... А после третьего петуха всё проходит.

Говорят, вся семья та шибко худо жила. И дед, и бабка много знали (т.е. были колдунами. – А.П.). И прадед, видно... Оттого и не жилось: стрелялись да давились все... А я там недолго ещё прожила. Перекочевала из Ильма в Знаменку.

 

Леший и рыбак (15)

Дед мой был рыбаком. Рыбачил он на реке. Речка не так уж и большая.

Вот в одну прекрасную ночь ехал (на лодке по реке. – А.П.) и встретил лешего: стоит одной ногой на одном берегу, второй – на другом.

Дед вынужден был проезжать между них, между ног этих, и говорит:

– К этим бы ножищам да красные штанища – был бы молодец!

Леший перешагнул реку, пошёл в лес и захахал с повторением:

– Ха-ха-ха! К этим бы ножищам красные штанища – был бы молодец!

 

Подарок лешего (12)

Это дело было зимой, в декабре. Шёл мелкий снежок. Настроение у меня было плохое, выпить хотелось, но не на что. Вышел я за ворота и поглядываю во все стороны, а сам про себя подумал: хоть бы какой леший меня в гости позвал. Не успел я одуматься от своих мыслей, как передо мной вырос сосед Марк.

Стоит, хохочет своим густым басом. Ростом он был высокий, в плечах косая сажень... И говорит:

– Не горюй. Хочешь, пойдём к куму в гости? Он у меня страсть какой богатый. Если хочешь, он в вине может тебя выкупать.

Подумал, подумал я и дал своё согласие. Марк мне говорит:

– Закрой глаза, да поплотнее.

Закрыл я глаза и почувствовал, что он мне их как будто чем-то ослепил, а потом почудилось мне, что я не иду, а по воздуху лечу, больно уж легко ноги передвигались... Вдруг почувствовал у себя под ногой твёрдую почву, землю-матушку. Открыл глаза, смотрю: передо мной стоит изба из толстых брёвен.

Зашли мы в избу... На одной из лавок лежит мужчина ещё выше Марка и в плечах шире, огромный рот, а изо рта торчат белые крупные зубы. Бородатый, бровастый, а глаза... больно уж жутко было смотреть в них.

Соскочил со скамейки, со смехом приветствует нас:

– Кум пришёл да и товарища привёл! Несёт три четверти кумышки (самогона. – А.П.), разную закуску. Смотрю, посуда вся берестяная, да так хорошо сделана, просто загляденье. Засмотрелся я на кружечку, а хозяин смекнул, что мне кружечка понравилась, и говорит:

– Вот домой пойдёшь и в подарок для памяти эту кружечку прихвати. Выпить захочешь, меня помяни, и она наполнится этим зельем...

Долго ли, мало ли мы пировали, но я уже начал скучать по дому. Стал просить Марка отправить меня домой, а он – ни в какую. Думаю, как мне от этих нехитростей избавиться? Начал про себя молитвы читать, а Марка стал уговаривать:

– Крещёный ты человек или нет? Христом-богом прошу тебя: отправь меня домой.

Рассердился на меня Марк за такие молитвы, а кум со злобой на меня стал посматривать и приказал Марку отправить меня... Вышли мы за дверь. Марк заставил снова закрыть глаза. А когда я открыл, оказалось, снова стою на том же месте около своих ворот.

Увидела меня моя старуха в окно, хлеб сажала в печку, как выбежит с хлебной лопатой и давай меня утюжить и приговаривать:

– Вот тебе, вот тебе, старый чёрт! Где тебя леший носил так долго? Всё поселенье из-за тебя на ноги поставила. В полицию заявила. (Из контекста рассказа вытекает, что человек отсутствовал несколько дней. – А.П.). Погоди ужо, полиция за это тебе портки снимет, походит по костям резиновой плёточкой.

Я оправдывался, оправдывался, доказывал, что в гостях у лешего был, и кружку показывал, не поверила мне старуха. Не поверили мне и в полиции, попросили снять портки и десять плёточек с оттяжкой по мне походили. Отобрали мой подарочек, кружечку. Долго после этого я не мог сидеть. Даже ел на коленях. Вот до сих пор про меня слава ходит, как я у лешего в гостях был.

 

Последствия гадания (15)

Дед, значит, Коршуновых, братьев, гадал на Крещенье. Вытащил за город, вынес шкуру телячью, сел и очертился ухватом. А хвоста-то не очертил. И его семёнковский (т.е. леший, "хозяин" Семёнковского леса. – А.П.) утащил до леса. Поехали искать его родные. Нашли около леса уже чуть ли не замерзающего. Привезли его обратно, пока ещё он остался жив-здоров. Семёнковский утащил его, семёнковский леший.

 

Демон с тростья (1)

Пошли мы на сенокос, пять человек... Вдруг видим, идёт человек, шагает: чёрная шинель такая длинная, пуговицы в два ряда, блестят-блестят, как чёртов глаз! Шапка с кокардой, как цилиндр высокая! Трость блеснёт так, как будто золотом отливает! А какие шаги гигантские – один тут, другой тут! Первей всех я увидела. Говорю: «Посмотрите вы, кто... "Он" идёт-то!» А солнышко печёт, день такой прекрасный. И все увидели... А "он" как засмеется, так зубы видно вот такие большие. Зубы золотые. И все замерли. Что будем делать?

 

Леший водил меня (15)

А у меня хозяйка (была она тогда ещё девушкой, в залесье жила) поехала на пожню. Да и говорит сёстрам:

– Вы идите прямо, а я объеду, кругом поеду.

Смотрит: впереди старик (на вид Пеша Колобок, старикашка маленький был у нас).

– Давай, – говорит он, – поезжай за мной.

Он дальше и дальше, меж ёлок – и с телегой (т.е. тоже, как и та женщина, ехал на телеге. – А.П.).

А она подумала:

– Нет, тут некуда мне дальше ехать. Осинья поперёк лежат.

А он между ёлок увёртывается. Она повернулась – да скорей и обратно.

Сестры спрашивают ее:

– Ты почему так долго?

– А леший водил меня.

Так это леший водил её.

 

«Я не мальчик, я – девочка» (3)

Самые первые странности в той квартире были замечены 11 февраля 1990 года: стали сами собой открываться газовые краны. Так продолжалось несколько дней, потом всё прошло. С 26 февраля стали рваться газеты в почтовом ящике... Дальше – больше. Начали сами собой перемещаться, летать и падать всякие домашние вещи и предметы. Например, зависла взлетевшая вверх книга, открылась обложка. Началось быстрое самоперелистывание страниц. Книга захлопнулась сама собой и неожиданно с силой швырнулась о пол...

Загорелся рулон туалетной бумаги. На стенах выложился крест из металлических булавок, а пол оказался усыпан 59 прямоугольными обрезками бумаги с одним и тем же телефоном: 365-06-01.

...Я решил позвонить по этому номеру. Ответил – и почему-то сочувственно – женский голос:

– Я вас слушаю!

– Простите, мне рекомендовали позвонить по этому телефону... Куда я попал?

– Центр профилактики СПИДа!

Опешив от такой неожиданности, я тут же положил трубку, в очередной раз удивляясь изобретательности и непредсказуемости этой поистине нечистой силы, вынудившей меня – да и не только меня – звонить по зловещему телефону.

Конечно, и хозяева той квартиры не удержались от того, чтобы набрать тот же номер. Надо ли говорить, что этот звонок отнюдь не добавил им душевного спокойствия!

Спустя некоторое время я попросил А.К.Прийму изгнать "это" из той квартиры. Мне было известно, что он практикует народные методы борьбы с нечистой силой, и не без успеха. Согласно поверью, её – нечистую силу – надо задобрить, подбросить то, что её привлекает. Если она мужского пола, то надо подбросить колоду карт, если женского – куколку...

Рано утром 9 апреля мы собрались перед дверью квартиры. Её хозяин и я остались на лестничной площадке, а А.К.Прийма с колодой карт в руке быстро и решительно вошёл в дверь. Заранее оговорили, что колоду карт надо положить в самое беспокойное место – под диван... Через несколько десятков секунд дверь открылась, и А.К.Прийма быстро вышел из квартиры, уже без колоды. При первом взгляде на этого сильного, уверенного в себе человека у меня возникло впечатление, что с ним что-то случилось. Выглядел он подобно ныряльщику, вынырнувшему из ледяной воды и лишь крайним напряжением воли сохраняющему самообладание!

Ровно через сутки мы с хозяином вошли в ту квартиру и бросились к дивану: карты лежали не стопкой, а веером! Я запечатал дверь в комнату своей печаткой. Через полтора часа мы вновь открыли ту же дверь: картина опять (!) изменилась, веер стал ещё более выраженным.

Но наибольший сюрприз ждал нас в комнате напротив. Там, среди прочих вещей, лежало около дюжины пачек перевязанных книг. Одна из пачек оказалась развязанной, а на стуле покоилась книга «Ваши дети среди сверстников», написанная Н.Завьяловой, 1981 года издания. Книга лежала заглавием кверху, на обложке – цветной рисунок куклы!

А.К.Прийма позже истолковал это как подсказку со стороны нечистой силы: «Я не мальчик, я – девочка, мне не карты, мне кукла нужна!»

Вскоре книга бесследно исчезла...

 

Кошмар в зимовье (7)

Это вот по Нерче было (рядом с рекой Нерчей. –А.П.). Там зимовье стояло... И вот мне пришлось раз идти. Я, теперича, опоздал... Дай зайду в это зимовье, переночую... Ну и захожу.

Дверь отворил, зашёл, спичку чиркнул. Смотрю – нары. Взглянул в левый угол, смотрю: человек сидит на корточках. Спичка угасла, я вторую, и к нему вплотную подхожу, в угол: так он же неживой, человек-то! Вот так, может, зашёл и подох – вот так же, как и я зашёл... А так нары настланы – я прошёл и лёг.

Гляжу, вдруг дверь отворилась. Заходит – дядя так дядя! (т.е. очень высокого роста. – А.П.). И вот, парень, он ко мне тут пробирается: «Ага, – говорит, – ещё есть один!» А я смотрю, кто же из-под нар вылазит? Из-под нар вылазит белая какая-та фигурятина, здоровенная... Ну, у меня всё застыло. Боюсь. И не стало никого... И дверь не затворена.

Вот тут я сам не могу до сих пор понять: то, может, мне пригрезилось, но дверь-то почему открытой оказалась? Вот тут-то как? Могло пригрезиться, если б я уснул. Так я заходил, дверь затворил, а дверь оказалась открытой... Если во сне это мне пригрезилось, а дверь-то почему? Вот тут я не могу до сих пор понять... Дверь туго затворялась.

 

Косички в гриве (13)

В Воронежской губернии записан рассказ крестьянина о том, как домовой заплетал косички у лошадей: «Тот вышел ночью, а там на него похожий человек лошадь гладит. Свояк испугался, в избу обратно вошёл. А утром вышел – заплетены косички».

В Вологодской губернии в конце XIX века был записан рассказ крестьянина Федота Кириллова из деревни Глубоковой о том, как у его отца домовой невзлюбил бурого мерина и каждую ночь привязывал его хвост к яслям.

 

«Оказалось, в воде стою...» (8)

Приходит Николай Николаевич Продкудин (нечисть является человеку в образе знакомого человека. – А.П.) и приглашает:

– Пойдём, у меня старуха заболела.

Ну, идём, разговариваем.

Я говорю:

– Да как долго идём!

Он мне:

– Ладно. Постой! – И его не стало.

Оказалось, в воде стою...

 

Диво (1)

Иван Голый из деревни на Шоле-реке рассказывал... Пошёл в лес на охоту, пострелял много белок и рябчиков. Заночевал в избушке.

Среди ночи ворвался в избу высокий рыжий мужик в армяке и острой меховой шапке. И пообещал съесть меня, «вот только схожу недалеко». Забрал с собой весь порох и ружьё и ушёл.

Ну, я остолбенел, одно слово. Вдруг слышу: просунул кто-то голову в окно да и говорит:

– Беги, добрый человек, вон... С правой руки, недалеко, есть дорога. Как проедет там тройка лошадей, вскочи на телегу. Проедешь между тремя соснами, у третьей торчит сук – хватайся за него.

Так я и сделал.

А когда схватился за сук, смотрю – в своей избе оказался. Вишу, схватившись руками за дверную притолоку. Мать ещё не спала – пряла лён, и ужас её взял, как увидела, что я будто с крыши в избу свалился.

 

Как "давило" (4)

Будучи ещё студентом, я влюбился в чудную девушку... 8 февраля 1897 года наш союз был благословлён церковью. Я прожил с этим ангелом два года в безоблачном счастии, а затем судьба безжалостно разлучила нас: моя Милька умерла 24 января нынешнего года (1899 г. – А.П.).

8 февраля, в годовщину нашей свадьбы, я с отцом моим был на её могиле и положил на неё венок. Вернулся я домой около половины восьмого; поужинав, как всегда, лёг в постель в половине десятого и тотчас же крепко заснул.

Сколько я проспал – не знаю, но проснулся я от очень неприятного ощущения: какая-то тяжесть давила мне ноги, поднимаясь по мне всё выше и выше... Давление продолжалось и мешало мне спать; и – представьте себе! – я увидел Мильку, но не бледную, худую, жалкую, какой она была последние месяцы своей жизни, а цветущую, прекрасней, чем когда-либо. Она была в подвенечном платье, в котором её и похоронили, и стояла в нескольких шагах от моей кровати.

«Мне это кажется», – подумал я.

Но нет! Фигура всё стоит ясная, отчётливая.

Невыразимый ужас обуял меня. Привидение, как бы желая успокоить меня, улыбнулось, три раза кивнуло своей милой головкой и подошло ко мне, наклонилось и поцеловало в лоб! Я совершенно ясно ощутил прикосновение холодных губ к моему лбу, и ледяной холод пронизал меня.

Она отступила, всё улыбаясь, подошла к двери комнаты, в которой спит моя мать с нашим (автора сообщения и его покойной жены. – А.П.) ребёнком, три раза перекрестила эту дверь и исчезла.

Я был страшно потрясён и поутру чувствовал необыкновенную слабость.

 

Вселение демона (14)

В Ростове-на-Дону во время праздничного ужина в кругу семьи одна женщина испытала страшное потрясение. Неожиданно навалилось на неё такое ощущение, будто некто посторонний стремительно вторгся на пару секунд в её сознание.

– Это было ужасное существо, – сообщила мне женщина, – но вошло в мой мозг, опалив его чувством непереносимого ужаса, и зарычало.

В этот момент другой участник праздничного ужина нажал на кнопку спуска на своём фотоаппарате. Именно и только на этом кадре – одном в ряду многих сделанных в тот вечер – запечатлелось нечто совершенно поразительное. У женщины, испытавшей кратковременное "чувство непереносимого ужаса", отсутствует на снимке её обычная, так сказать, голова. Вместо неё над женскими худенькими плечами виднеется крупная демоническая рожа – сплошь чёрного цвета, с большим мясистым носом, тяжёлым подбородком и, главное, с огромным белым глазом, перечёркнутым чёрным и очень узким, "линейным" зрачком. Рожа видна на фотографии в профиль.

А над праздничным столом не менее хорошо различима лапа демонического существа, протянутая вперёд. На лапе – три пальца, которые обхватывают винный бокал. Между прочим, бокал решительно не похож на бокалы в руках людей, сидящих вокруг праздничного стола и запечатлённых на том снимке.

Эта уникальная фотография воспроизводится в (14).

 

Завёл и бросил (15)

Батюшка тогда был подростком. Пошёл за рыжиками (за грибами. – А.П.). Ну, и шёл-шёл... Вот, говорит, встретился дядя такой, из другой деревни, из Поздышева. Покурили вместе, посидели на брёвнышке. Пойдём, – говорит, – со мной. Ну, пошли, говорит, рыжиков насобирали. Ну, пойдём, – говорит, – домой теперь. Пошли. Он идёт впереди, а я сзади. Шёл-шёл по тропинке и не знаю, куда он меня ведёт. Ещё подумал: «Куда он меня ведёт? По какой тропинке? Я по той не ходил за рыжиками». А иду вслед. А он расхохотался впереди и исчез.

А я, говорит, глаза открыл – стою в воде... Куда же он меня привёл? Да вот так дрожу весь – перепугался.

 

Лохматый душитель (8)

У меня случай был во время службы... Все ушли в клуб, а я устал с дороги, лёг спать. Вдруг старик лохматый из-за печки выходит... Подходит ко мне и давай душить. Душит! Я уж думаю: «Да неужели такой старый задавит меня?!» Все силы собрал – как его толкну! Он улетел. А там западня (в русской печке. – А. П.), она открыта оказалась – он в неё. И замолк. Опять всё тихо.

Я наутро рассказал поварихе, она мне говорит:

– Э-э, солдатик, ты здесь не задержишься. Это тебя домовой невзлюбил.

И точно – вечером меня отправили в другое место. Перевели.

 

Ночью на мельнице (15)

Поехал батюшка наш на мельницу, на Халуй, далеко. Вот приехал, а там, как с деревни выезжать, говорят:

– Куда ты на ночь поехал? Там, на мельнице, неспокойно. Как ты один?

– Ничего, я не боюсь. – И поехал.

Приехал, муку насыпал да овёс затолк. Пустил мельницу. И пошёл. Избушка там есть у мельницы. Мельничная избушка, как называли раньше. Печку истопил, чаю попил. Хотел спать повалиться.

Только повалился, не успел ещё заснуть – вдруг за волосы кто-то дёрнет. Я из сна долой. Что такое? Опять зажёг лучину, в щель куда-то улепил. Повалился, полежал. Как лучина погасла – опять то же самое, опять за волосы. Не больно, а вот захватит за волосы, дернёт – и только.

Ну, я, говорит, тут разматюгался!.. «Оставайся, – говорит, – нечистая сила, а я поехал домой». Поехал, а ночь тёмная, осенняя... Смотрю, телега моя покатилась в яму, и лошадь вслед, и я вслед. И пришлось в этой яме сидеть до утра, до свету – не мог выбраться. Ну, как выберешься? Всё лежит кверху ногами, колёсами: телега, лошадь лежит.

 

Информация из будущего (7)

На Рождество Катюшка зеркало взяла, две свечи с церкви поставила, материно венчальное колечко в стакан бросила и против зеркала поставила. А сама рядом села. И надо, чтоб тихо-тихо было. А мы сидим на койке все.

Ну вот, зеркало потемнело. Она нас тихонько позвала. В зеркале колосья, трава заколыхалась, выходит из неё мужчина в пиджаке, шляпе, с тростью, а брови и ресницы у него густые-прегустые.

Катюша уехала в Нерчинск, вышла там замуж. Я её мужа увидела: хоть и без трости был, а по бровям, ресницам я его сразу признала.

 

Маленькие человечки (3)

В 1972 году в середине сентября я возвращался из города Долгопрудного. Время было позднее... Доехав до посёлка Новый, решил оставшиеся пять километров идти пешком.

За деревней Шемётово, близ оврага, мне вдруг почудились писклявые голоса. Первое время я не придавал этому значения (в ушах звенит?). Но через несколько шагов сбоку, сзади появилось вначале слабое, а затем всё возрастающее свечение.

Мгновение – и произошла вспышка, после чего свет пошёл как бы волнами и на границе света и темноты появились маленькие человечки. От неожиданности я вздрогнул и остановился, меня аж всего затрясло... Как только я встал, человечки тут же юркнули в темноту из освещённого пространства. Я стоял не шевелясь, наблюдая за прохождением ярких волн света. А из темноты доносился смех и какой-то писклявый лепет.

На кромке света и темноты опять появились прыгающие, размахивающие руками, смеющиеся и что-то лепечущие человечки. Звук их голосов был чёток. По мне побежали мурашки, и тело покрылось липким холодным потом. Какое-то время я не мог соображать. Я застыл в оцепенении.

Постепенно пришёл в себя, и у меня мелькнула мысль – а не спятил ли я?..

Я тронулся дальше. Волны света побежали впереди меня, и человечки громко завизжали, засмеялись и стали высоко подпрыгивать. Они почему-то предпочитали держаться на кромке света и темноты, находясь в полумраке, изредка выталкивая друг друга в яркую полосу. Я ещё раз обращаю внимание на то, что свет проходил полосами, то затухая, то вновь вспыхивая с новой силой. Описать свет невозможно, его нужно видеть.

Описать человечков также непростая задача. Рост примерно от 30 до 60 сантиметров, лица и вся фигура примерно такие же, как и у людей. Одежда вроде резиновых комбинезонов. Волосы длинные вьющиеся, тёмного цвета, при прыжках взлетали вверх-вниз...

По-моему, их было около полутора-двух десятков. Точно утверждать не могу.

Пройдя в их сопровождении с километр, я окончательно успокоился, видя, что они ничего дурного мне не причиняют... Неунывающие человечки провожали меня до деревни Бобошино. Не доходя метров двести до крайнего уличного фонаря, волна света замерла... Свет стал медленно затухать. В угасающем свете суетились человечки. Вместе со светом расплывались мои попутчики и их голоса. Они исчезли навсегда.

 

Ростом с колокольню (13)

Гляжу, валят из леса медведи, да с ними волки, лисицы, зайцы, белки, лоси – одним словом, всякая лесная живность и каждая своей партией, с другими не мешается. И все – мимо нас, стоящих рядом с лошадьми, и не смотрят даже на нас. А за зверьём и "сам" идёт с кнутом за плечом и рожком в руках, а величиною с большую колокольню будет.

 

Леший (7)

Собрались за ягодами в лес. Только зашли за деревья, старичок вышел с большой бородой и зовёт к себе.

– А мы боимся, дедушка!

– А я не дедушка, я молодой.

А одна – Кланькой её звали – засмеялась и к нему: «Я не боюсь тебя».

Взял Кланьку за руку и пошёл с ней, а девки все за ними.

Старик с Кланькой легко идут, а у нас грязь какая-то к ногам прилипает, а он пройдёт и Кланьку ведёт сухой ногой. Потом... говорит:

– Ладно, девки, пожалел я вас – больно смелы, отпущу вас.

Идём назад. Наши ноги вязнут опять, мы запинаемся, а Кланька идёт и ничего.

Вывел он нас на тропинку, и пошёл назад, а у него (сзади. – А.П.) волосы распущенные и шёрстка, и хвост собачий, и одежды нету.

 

Глаза красные как огонь (13)

Вот это я сплю, а на меня кто-то налёг. Поглядел – а у меня на груди сидит кто-то с виду и не величек, а как будто десятипудовый куль на грудь поставлен. Он немногим больше кошки. Голова как у человека, нос горбатый, глаза красные как огонь, над ними брови чёрные, большие, рот широкущий, а в нём два ряда чёрных зубов. Руки как у человека, только когти загнулись, да все обросли шерстью, туловище тоже покрыто шерстью...

Как только я его увидел, то так испугался, что даже пот прошиб.

 

Визиты покойника (10)

Умер у меня старик, а я и давай тосковать, места себе не нахожу. Так вот и хожу как оголтелая. Вот ночью сижу у окна и тоскую. Вдруг как осветит: подумала я – пожар, вышла на двор. Гляжу, а старик-покойник стоит передо мною: шляпа чёрная, высокая, что носил всегда по праздникам, сапоги новые, армяк длинный и кушаком подпоясан. С той поры и начал ходить.

 

Игральница-грёза (9)

Мужик играл с барышней, и так любил свою девушку, что страшно. А замуж её за него не выдавали... Так он о ней думал, что стала она как будто к нему приходить и как будто спать с ним ложиться. И стал он такой худой и бледный.

Ночью с ней милуется, а днём ей говорит:

– Как же ты ушла-то от меня, я и не слыхал.

А она серчает:

– Что ты, очумел! Меня позоришь. Никогда я к тебе не ходила.

И до того дошло, что она и совсем с ним играть не хотела. Прогнала его. А он всё не понимает, да матери своей и говорит:

– Мамушка, да что же, это? Игральница моя каждую ночь ко мне ходит и уже, маменька, дитя ждёт – а как я её днем встречу, она меня ну ругать да отказываться, и беремени её не видать.

Пошла мать к ворожеи. Та и говорит ей:

– Это он в грёзу влюбился, в нечистую силу. Возьми девять пачек иголок да понатыкай от порога до его кровати, да иголочки с крестом зааминь. Она как наколется, подаст голос человеческий, тогда и пропадёт.

Та и купила девять пачек иголок, да понатыкала от порога до кровати острыми концами вверх.

Ночью он лежит да поджидает, а мать не спит – слушает. Вдруг как дверь открылась, вступила та через порог да как закричит, ступила второй да как заплачет, завопит:

– Ах ты, – говорит, – остудник негодный! Я тебя всё равно сгублю!

Да и пропала.

 

Переселяющиеся мертвецы (11)

Рассказывал у нас один старик (в 1946 году. – А.П.). Он был сторожем на смолокурном заводе. Мне нужно было ночью идти через речку. Всё время лесом... И вот он видит – толпа идёт, и вся в белом. Большая толпа. Кто крышку от гроба несёт, кто подушку – кто на спине, кто на голове. Кто белым полотенцем накрывшись...

А у старика недавно умер дядя и был схоронен на ближайшем кладбище. Старик смотрит и видит дядю. И говорит:

– Трофим!

Тот остановился. Старик не очень испугался. Он не пугливый был, да и свой-таки (т.е. покойник из своих, из родственников, – А. П.).

– Вы куда?

– А к нашему кладбищу, – отвечает дядя Трофим, – вода подошла. Нам церковный сторож сказал: переходите на другое кладбище. И мы пошли...

 

Голос из замка (3)

Дед Гаврила жил на конце нашей деревни... Вот он в двенадцать часов ночи пошёл к церковному замку. Оделся в рубаху, в кальсоны чистые, бывало и так, что живые не вертались оттуда – ночью мимо церкви бежишь, так ноги в жопу утыкаются!

Пришёл он к замку – уж не знаю, как они спрашивают, – и вот в паперти заперебирало пол, прямо по одной половице. Сначала там, в церкви, потом под ним, всё крыльцо заперебирало, все досточки... А дед был не трусливого десятка. И вот человек к нему выходил или же через замок говорили? Через замок! И ему всё сказали тогда. И он про всех знал. Какая жизнь у всех будет и кто когда умрёт. Ну, и он знал, когда ему смертный час придёт, и совпало.

 

Мертвяк (9)

Раз в нашей деревне пиво варили, талды-балды говорили. Ну, паренёк один и говорит:

– Вот я уж ни живого, ни мёртвого не убоюсь.

А в церкви покойник лежал.

Вот они и говорят:

– Пойди к покойнику руки разожми да дулю сделай.

Вот он и пошёл. Руку покойнику разжал, стал дулю делать, а тот его за руки и хвать! Вот парень бьётся, бьётся, а не уйти. Ну, стал кричать. Прибежал народ. Стали мертвяку руки резать. Мертвяку режут, а парень кричит:

– Братцы, зачем вы мне руки режете?!

 

Женщина с прибором в теле (14)

В 1992 году одна жительница города Кирова рассказала мне в высшей степени странную историю. Причём она категорически настаивала на том, что всё это вовсе не приснилось ей.

Однажды в воскресенье около полудня она вдруг осознала себя находящейся в некоем ином мире. Женщина очутилась в большом просторном зале с удивительно низким потолком. Там находились трое мужчин. Один из них усадил её в кресло странного вида. Оно состояло из многочисленных подвижных сегментов, которые легко перемещались относительно друг друга.

Кресло вдруг стронулось с места и стало само собой ездить туда-сюда по залу.

Женщина вспоминает:

– Не знаю – почему, но катание по залу на том кресле мне очень понравилось. Положительные эмоции переполняли меня! Я была в восторге.

А тем временем в зал вошли какие-то новые люди. Все они были в чёрных "аквалангистских" комбинезонах. Лица у них были сосредоточенные и даже какие-то злые. На одной из стен появился небольшой экран с бегающей по нему, светящейся ломаной линией. Те новые люди, что вошли в зал, подошли к экрану и стали смотреть на него.

– Потом,– рассказывает женщина, – в какой-то момент я вдруг ощутила нарастающую вибрацию в области живота, похожую на очень быстрый стук внутри моего тела – под кожей. Кресло почти тотчас же остановилось... Никто не стал останавливать меня, когда я, покинув кресло, направилась к двери, что была в дальнем конце зала.

За дверью обнаружилась лестница, ведущая куда-то вниз. Женщина пошла по ней тихо и бездумно. Этажом ниже на лестничной площадке её поджидал мужчина приблизительно 55-60 лет от роду. Он был облачён в белоснежную одежду, похожую на рясу священнослужителя, но не рясу. Она ниспадала складками с его плеч до самого пола. Курчавая бородка обрамляла лицо.

Мужчина жестом остановил женщину, протянул вперёд руку и поднял край домашнего халата, в который та была одета в тот момент. Провёл тёплой своей ладонью по женскому голому бедру. И женщина почувствовала, как он несколько раз дёрнул за нитку, другой конец которой – а она ощутила это очень явственно – находился внутри её живота. Подёргав за нить, мужчина произнёс:

– Капсула вшита, – при этом он глядел куда-то в сторону, словно переговаривался с кем-то, кого женщина не видела.

Спустя пару секунд она осознала себя вновь находящейся в своём собственном доме.

По моей просьбе женщина сходила в районную поликлинику и сделала рентгенограмму своего живота.

На рентгеновском снимке обнаружилось нечто странное. Строго в той точке, где она в ином мире ощутила подёргивание нити, пропечатался на плёнке некий знак. Он был похож на зеркальное отражение русской буквы «Э».

Этот знак был очень хорошо знаком мне! Он изредка появлялся на наших фотоплёнках, отснимавшихся в домах с привидениями. И давно стал для нас своего рода опознавательным знаком Неведомого Мира.

В данном конкретном случае перевернутое «Э» было, по всей видимости, энергетическим отблеском от неизвестного таинственного прибора, внедрённого в тело женщины в том зале с низким потолком. Это «Э» объективно – на негативе! – показывало, что прибор всё ещё находится на месте внутри женского тела.

Фотокопия рентгенограммы публикуется в (14).

 

Чёртов хлеб (9)

Самое худшее – чёрта в полдень помянуть. Вот была у меня золовка, Марией звали. Пошла она раз на пожню. Уморилась очень. Домой пришла, а свекруха хлеб месит, а печёного ни краюхи нет. Мария голодная была, и всё ей кажется, будто свекруха медленно работает... Тут Мария думает: «Ты тут сиди голодная, чтоб тебе чёрт помог» – и вдруг видит: тесто-то само так и месится, так пузырём и встало. А свекруха на лавку привалилась, как стена белая, а тесто в печку скок, да из печки на стол. Готовое.

 

Как "пугало" (2)

Меня самого пугало на Прилуке. К жене ходил за два километра. Против Кузомени есть остров Великий, она рыбачила там, на Прилуке. В 1938 году это было. Я собрался идти... так темно было... Ну, пошёл. Уже с полкилометра осталось до Прилуки. Березняк такой частый – руками раздвигаешь, тут полянка, а я руками раздвигаю, и вдруг: полна полянка, видом все как монахи, их много фигур, больше десяти, и несут гроб на колышках. Сзади одна женщина очень сильно ревёт. Покойник – с таким носом длинным. А женщина как ступит, так руками и падает на гроб. А другие никто не ревёт, а поют молитву вполголоса.

Идут все в унылом таком виде, некоторые по бокам идут, не несут гроб, а некоторые впереди идут. В мою сторону ни один не взглянул.

А я вот так остановился, руками раздвинул ветки, и так стою. И они прошли в сторону севера. А я стоял так, пока они не прошли, только спины едва-едва видны, и я потом побежал напролом, вперёд... И я добежал до окон (до людского жилища. – А.П.), и вся рубаха так, как выжми.

 

Чёрт в Курмыше (3)

28 февраля 1814 года состоялось решение Курмышского уездного суда предать суду Божию дело о невидимом голосе, необъяснимых стуках и бросаниях камней, кирпичей, лаптей, поленьев и прочего в избе вдовы П.Ф.Раздьяковой.

Выписка из документального отчёта:

«У старухи Раздьяковой жило невидимое существо, которое говорило самым тоненьким голосом так, как будто голос слышался из стены кельи. Он особенно любил старушку, жившую вместе с хозяйкой, и называл её "Бабушка чёрный платочек", а не любил и мучил дворовую девку Анастасию, данную хозяйке кельи в услужение дальними родственниками... Невидимое существо про себя говорило, что оно – сын богатого московского купца, умершего, и что у него жива только мать, которая его прокляла за то, что он очень любил девушек и гулял по трактирам. Когда невидимое существо стало очень мучить Анастасию, то приходил в келью производить дознание бывший тогда городничий Иван Иванович Субочев».

 

Проделки невидимки (17)

Пришлось нам в рольне заночевать (рольня – помещение на бумажных фабриках XIX века, где в чанах вымешивали бумагу. – А. П.). Лежим все вместе... Как вдруг кто-то над головами у нас заходил. Лежали-то мы внизу, а заходил он наверху, у (мельничного. – А. П.) колеса. Слышим мы: ходит... Вода вдруг по колесу как зашумит. Застучит; застучит колесо, завертится; а заставки спущены.

Дивимся мы: кто же это их поднял, что вода пошла. Однако колесо повертелось, да и стало.

Пошёл тот опять к двери наверху, да по лестнице спускаться стал... Ну, подошёл к нашей двери – дверь вдруг вся так и распахнулась. Всполохнулись мы, смотрим – ничего...

Вдруг, глядь, у одного чана форма (сетка, которой черпали из чанов бумажную массу. –А.П.) зашевелилась, поднялась... Походила, походила этак по воздуху, да и опять – на место. Потом у другого чана крюк снялся с гвоздя, да опять – на гвоздь.

Потом будто кто-то к двери пошёл, да вдруг как закашляет, как заперхается...

Мы все ворохом и свалились, друг под дружку полезли. Уж как же мы испугались в ту пору!

 

Самодвижущаяся бочка (10)

Уломский старик гвоздарь шёл как-то из дереини в город. Дело было под вечер. Вдруг среди поля что-то загрохотало. Оглянулся – катится бочка, а со стороны кричит чей-то голос: «Перекрести дорогу!» Старик испугался, отскочил в сторону покатилась бочка мимо, а в ней ясно слышен был звон серебряных денег.

 

Вести стого света (4)

Рассказывает ярославский архиепископ Нил:

– В 1871 году умер 24-летний певчий А.Я. от эпидемической холеры. Через десять дней после смерти, именно утром 16 июля, явился он мне.

На нём был знакомый мне сюртук, только удлинённый до пят. В момент явления я сидел у стола гостиной своей, а он вошёл из залы довольно скорым шагом, как это и всегда бывало... и, не сказав ни слова, начал высыпать на стол из-под жилета медные деньги с малой примесью серебра. С изумлением спросил я:

– Что это значит?

Он отвечал:

– На уплату долга.

Надобно заметить, что накануне приходили от фотографа Г., объявив, что по книгам значится за А.Я. четыре рубля.

Я неоднократно повторил:

– Нет, нет, не нужны твои деньги, сам заплачу твой долг.

При сих словах А.Я. с осторожностью сказал мне:

– Говорите потише, чтобы не слыхали другие.

На выраженную мною готовность уплатить за него долг он не возражал, а деньги не замедлил сгрести рукою со стола. Но куда положил он их, не удалось мне заметить, а кажется, они тут же исчезли.

Затем, вставши со стула, я обратился к А.Я. с вопросом:

– Где находишься ты, отшедши от нас?

– Как бы в заключённом замке.

– Имеете ли вы какое-либо сближение с ангелами?

– Для ангелов мы чужды.

– А к Богу имеете ли какое отношение?

– Об этом после когда-нибудь скажу.

– Не в одном ли месте с тобою Миша?

Миша – тоже певчий, мальчик, живший в одной комнате с А.Я. и скончавшийся года за четыре перед тем.

– Не в одном.

– Кто же с тобою?

– Всякий сброд.

– Имеете ли вы какое развлечение?

– Никакого. У нас даже звуки не слышатся никогда, ибо духи не говорят между собою.

– А пища какая-либо есть у духов?

– Ни-ни.

– Ты же как чувствуешь себя?

– Я тоскую.

– Чем же этому помочь?

– Молитесь за меня, вот доныне не совершаются обо мне заупокойные литургии.

При сих словах душа моя возмутилась, и я стал перед покойником извиняться, что не заказал сорокоуста, но что непременно это сделаю. Последние слова, видимо, успокоили собеседника.

За сим он просил благословения, чтобы идти в путь свой. При этом я спросил его:

– Нужно ли испрашивать у кого-либо дозволения на отлучку?

Ответ заключался в одном слове: да. И слово это было произнесено протяжно, уныло и как бы по принуждению.

 

«Что это приключилось?!» (7)

Еду. Время было одиннадцатый-двенадцатый час. Сижу на телеге, собака бежит впереди меня. Смотрю: идет человек к перекрёстку. И мой конь как раз на перекрёстке остановился.

Он подходит:

– Здравствуйте!

– Здравствуйте, – отвечаю.

– Это куда дорога идёт?

– На Нерчинск, – говорю я.

– Ну вот, – говорит, – покажите!

– А чего тут показывать-то?

– Покажите!

И повернулся, пошёл. И я за ним следом пошёл. Идём, разговариваем, он всё расспрашивает... И до сейчас не могу представить, что это приключилось?! Хоть бы я пьяный был? Самому удивительно... Вот идём, идём, идём... И он меня завёл километров на семь или восемь в сторону. Там поля колхоза «Первое мая» – вот туда завёл!

Я запинаюсь по пахоте, а не вижу кочек. Потом говорю:

– Так куда мы это идём?

Раз! – и человека не стало! Я теперь остановился, закурил. Да что это такое?! И человека нету! Смотрю, а я вон где!..

 

Голос утопленника (17)

Я (здесь: классик русской литературы XIX века И.С.Тургенев. – А.П.) поглядел кругом: торжественно и царственно стояла ночь... Павел встал и взял в руку пустой котельчик.

– Куда ты? – спросил его Федя.

– К реке, водицы зачерпнуть. Водицы захотелось попить.

Собаки поднялись и пошли за ним.

– Смотри, не упади в реку! – крикнул ему вслед Илюша.

– Отчего ему упасть? – сказал Федя. – Он остережётся.

– Да, остережётся! Всякое бывает. Он вот нагнётся, станет черпать воду, а водяной его за руку схватит да потащит к себе.

– А правда ли, – спросил Костя, – что Акулина-дурочка с тех пор и рехнулась, как в воде побывала?.. А помнишь Васю? – печально прибавил Костя.

– Какого Васю? – спросил Федя.

– А вот того, что утонул, – отвечал Костя, – в этой вот самой речке... И как утонул, Господь знает. Играл на бережку, и мать тут же была, сено сгребала; вдруг слышит, словно кто пузыри по воде пускает, глядь, – а только уже одна Васина шапка по воде плывёт...

– А вот Павлуша идёт, – молвил Федя.

Павел подошёл к огню (к костру. – А.П.) с полным котельчиком в руке.

– Что, ребята, – начал он, помолчав, – неладно дело.

– А что? – торопливо спросил Костя.

– Я Васин голос слышал.

Все так и вздрогнули.

– Что ты, что ты? – пролепетал Костя.

– Ей-Богу. Только стал я к воде нагибаться, слышу вдруг, зовут меня этак Васиным голоском и словно из-под воды: «Павлуша, а Павлуша, подь сюда!» Я отошёл. Однако воды зачерпнул.

– Ах ты, Господи! Ах ты, Господи! – проговорили мальчики, крестясь.

– Ведь это тебя водяной звал, Павел, – прибавил Федя. – А мы только о нём, о Васе-то говорили.

– Ах, это примета дурная, – с расстановкой проговорил Илюша.

– Ну, ничего, пускай! – произнёс Павел решительно. – Своей судьбы не минуешь.

 

"Дорожиха" и "Сторожиха" (10)

Шла я мимо стога. Вдруг "он" выскочил, что пупырь, и кричит: «Дорожиха, скажи кутихе, что сторожихонька померла».

Прибежала я домой – ни жива ни мертва, залезла на полати и говорю: «Андрей, что я такое слышала?»

Только я проговорила ему, как в подызбице что-то застонало: «Ой, сторожихонька, ой, сторожихонька». Потом вышло что-то чёрное, словно маленький человечек, бросило новину полотна и вон пошло: двери из избы сами ему отворились. А оно все воет: «Ой, сторожихонька».

Мы изомлели: сидим с хозяином словно к смерти приговорёнными. Так и ушло.

 

Приход мертвеца (7)

Муж у меня умер. Так легла я спать уже... Слышу: колокольчики тук-тук-тук – едут. Гляжу: Коляха мой входит. В синей рубашечке, в сапогах – ну, как ходил. Садится на сундук и заговаривает со мной. Я лежу, дрожу, а он:

– Ты замерзла?

– Нет, – говорю.

– Ты боишься?

– Нет.

– Сена привезли?

– Привезли.

– Дети спят?

– Как видишь.

– Разбудить.

– Нет, не надо.

Так и разговаривали.

А тут петух закукарекал – он бросится бежать! Только сапоги и застучали. Я вскочила, свет зажгла – нет никого. И дверь, как была, на крючке.

Дочка Валюшка просыпается:

– Что это вы стучать вздумали? Сапоги какие-то надели, ходите, топаете тут.

– Ничего, – говорю, – дочка, спи.

А сама наутро к бабке Солдихе пошла. Рассказала ей всё, та и говорит:

– А ты крестики, – говорит, – наставь везде.

С тех пор и спокойно было. Не приходил больше.

 

Таинственный помощник (2)

Это вот вам Иван Капитонович может рассказать, были у него?.. К его брату, Николаю, погиб который, – это ещё до войны было (в 1930-х годах. – А.П.) – в лесу подошёл кто-то очень высокий, в два-три роста человеческих, и пересёк дорогу. Коля шёл по болоту, а тот с юга на север ему навстречу. Коля напугался, не смог убежать. А шёл он только ещё в лес (направлялся заготавливать дрова. – А.П.). Тот пошёл рядом и спрашивает: «Где живёте, сколько людей в деревне?» А сам – весь в белом...

Коля стал рубить дрова, а тот рядом стоит, смотрит.

Когда складывал Коля дрова, у него кряжи толстые были. Коля мог их только подкатить (к уже уложенной им поленице. – А.П.). Тот и говорит: «Что, парень, не можешь?» И взял да несколько кряжей лоднял вверх (т.е. уложил их сверху на поленицу дров. – А.П.).

Ну, Коля не сказал и спасибо, пошёл домой. А тот за ним, всё расспрашивает, что за деревня да сколько людей живёт. Вот деревня уже почти видна. И он его остановил немного. Коля рассказывал:

– Руку мне на плечо положил, я сразу: бух! Настолько тяжёлая рука, что сразу на сырую землю сел. А вода там была, я так на воду и сел. А он сказал: «Ну, ладно, вспомнишь меня на кратере вулкана!»

И растаял...

Ну, зима пришла, замерзло. Надо за дровами ехать. Коля боится, дожидается брата (Ивана. – А.П.). Думает, если кряжи эти будут там, значит, верно... Подъехали, Иван и спрашивает:

– Ты это с кем кряжи поднимал? Неужели один?!.

Ну, а скоро война, там Колю и убили. Уж неизвестно, вспоминал ли того перед смертью или нет.

 

Руки у него как брёвна (7)

Вот ехали, подвод, наверное, тридцать было. И вот дорога там лесом идёт... Мы до ключа доходим. Возы отворотили в сторону, коней привязали, ужин сварили и ужинаем. Слышим: идёт, песни поёт!

Мы:

– Что такое? Кто там, пьяный, что ли, напился? Почему так громко идёт?

И вот он к нам приближается... Подошёл прямо к нам. Лошади стоят, даже ушами не водят. Мы посмотрели: руки у него, пальцы как брёвна, а сам, наверное, метра четыре вышиной, вот такой. Постоял, поглядел и отправился своей дорогой. Недалеко отошёл... Как гром прогремит щёлкнул! Подальше отошёл – опять песни запел и ушёл.

Мы утром-то поехали – глядим, он два телеграфных столба в щепки разбил. Это уж я был очевидец. Вроде лесной был. Дьявол.

 

Дело кончилось пожаром (3)

Из письма исследователю аномальных явлений И.В.Винокурову, 1989 год:

– Мы решили написать о том, что у нас творилось дома в деревне, где мы жили до пожара. Когда дом ещё строился, то есть был совершенно новый, по ночам вдруг начинала капать вода, как будто в пустую чашку... Или вдруг на потолке начинали ходить так, что прогибались доски, а когда мы поднимались на потолок, то есть на чердак, то всё прекращалось, а когда спускались, происходило всё то же самое.

Однажды привезли дрова, и мы их сложили в поленицу. Ночью мы вдруг услышали стук топора и звуки, напоминающие кряхтенье, как будто кто-то колет дрова, уже пожилой и ему тяжело заниматься этим.

Но на следующий день дрова лежали так же, как и были положены раньше, то есть будто ничего не происходило. Также мы слышали разные звуки, слышали, как в стене пела птичка, мы переходили из комнаты в комнату и она как будто переселялась с нами, то есть перелетала.

Но как она могла петь и перелетать, ведь стены были из шлакоблоков почти в 50 см толщиной? Нам говорили, что это нас кто-то предвещает о беде, но мы не верили. И вот 24 декабря 1977 года дома у нас начался пожар, дом сгорел, и по сей день стоят только стены.

 

Проклятая матерью (6)

Я была маленькою, лет пяти или шести, когда к моей тётке постучался какой-то прохожий:

– Дай водицы испить, кормилица.

– Поди далее, там подадут ,– сказала тётка моя в ответ на просьбу.

– Ну, попомни же это, голубушка, – пригрозил прохожий и пошёл далее...

С этой-то поры стали замечать в доме что-то странное, как будто что-то невидимое, но живое между нами живёт и делает во всём помеху. То горшки, которым нужно стоять в печи, найдут под печкою, то какая-нибудь посуда вывалится из рук, то вещь какая очутится где-нибудь в таком месте, где ей не следует быть, например, лапоть в горшке со щами. Стали с соседями об этом деле думать да гадать...

Подумали и решили позвать колдуна из одной деревни вёрст за пятнадцать, чтобы он дело разрешил, да из головы долой.

Колдун приехал; а уж пред этим накрыли на стол, поставили на стол самовар, приготовили чай, графин настойки. Дом у тётки был зажиточный.

Колдун был старик высокий, дородный, одет в синем халате, в поярковой шляпе. Огляделся и сел в передний угол. Дядя и тётка принялись угощать гостя и просить помочь горю, о котором ему ранее было рассказано.

– Ничего, ничего!.. Это дело плёвое, нам и не такие дела приходилось обламывать, – говорит колдун, а сам так и погоняет рюмка за рюмкой в свою утробу. Посидел с полчаса, а может быть и более, всё ничего... Только вдруг смотрят, а на потолке висит пара лаптей. И мотаются.

– А! Пошучивает... Погоди, погоди!.. Вот я тебя!.. – пропустил ещё рюмку для храбрости. Потом взглянул на свою шляпу, а она вся из