Джонатан Блэк

Тайная история мира

* * *


Оглавление

Предисловие
1. В начале
2. Короткая прогулка по древнему лесу
3. Райский сад
4. Люцифер, Свет Мира
5. Боги, любившие женщин
6. Убийство зелёного короля
7. Эпоха полубогов и героев
8. Сфинкс и замок с часовым механизмом
9. Александр Великий эпохи неолита
10. Путь чародея
11. Погружение в вещество
12. Нисхождение во тьму
13. Расудок и как подняться над ним
14. Мистерии Греции и Рима
15. Возвращение Солнечного бога
16. Тирания отцов
17. Эпоха ислама
18. Мудрый демон тамплиеров
19. Одуревшие от любви
20. Зелёный наставник за мирами
21. Эпоха розенкрейцеров
22. Оккультный католицизм
23. Оккултные корни науки
24. Эпоха масонства
25. Мистическая и сексуальная революция
26. Иллюминаты и начало безумия
27. Мистическая гибель человечества
28. Среда, четверг, пятница
Источники и библиография



 

Предисловие

Это история мира в том виде, как её преподносили столетиями в некоторых тайных обществах. С современной точки зрения она может показаться фантастической и даже безумной, но очень многие люди, которые вершили историю, были её убежденными сторонниками.

Историки Древнего мира пишут, что от зарождения египетской цивилизации до крушения Рима при общественных храмах в таких городах, как Фивы, Элевсин и Эфес, существовали жреческие школы. Историки античности называют их «школами мистерий».

Здесь представителей политической и культурной элиты учили особым приемам медитации. После нескольких лет подготовки Платон, Эсхил, Александр Великий, Юлий Цезарь, Цицерон и другие были посвящены в суть тайного учения. В разное время методики, которыми пользовались в этих школах, включали сенсорную депривацию*, дыхательные упражнения, священный танец, драму, прием галлюциногенных снадобий и разные способы переориентации сексуальной энергии. Эти методики предназначались для создания измененных состояний осознания, когда посвящённые могли видеть мир по-новому.

Любого, кто открывал несведущим основы тайного учения, подвергали смертной казни. Философ Ямвлих из школы неоплатоников описал случай с двумя подростками из Эфеса. Однажды ночью, заинтригованные слухами о призраках и магических обрядах, они решили, что смогут обнаружить более яркую и «реальную» действительность, скрытую от посторонних глаз. Любопытство одержало верх над осторожностью; под покровом ночи они перелезли через стену и оказались внутри. Вскоре оттуда послышались ужасные крики, разносившиеся по всему городу, а утром трупы подростков нашли перед воротами, ведущими в запретные покои.

 

В Древнем мире мистические учения охранялись так же строго, как и ядерные секреты в наши дни.

В III веке нашей эры, когда христианство стало господствующей религией в Римской империи, древние храмы были закрыты. Школы мистерий были объявлены еретическими заведениями, а их посещение считалось тяжким преступлением. Но, как мы убедимся, члены новой правящей элиты, включая представителей церкви, сами стали учреждать тайные общества. Они продолжали проводить старинные таинства за плотно закрытыми дверями.

В этой книге содержится много свидетельств, показывающих, что древнее тайное учение, зародившееся в школах мистерий, было сохранено и существовало в течение столетий внутри тайных обществ, включая тамплиеров и розенкрейцеров. Иногда это учение оставалось скрытым от публики, а в других случаях выставлялось напоказ, хотя это всегда делалось таким образом, чтобы непосвященные ничего не заподозрили.

К примеру, в лондонском Тауэре выставлен фронтиспис книги «История мира» сэра Уолтера Рэйли, изданной в 1614 году. Тысячи людей ежедневно проходят мимо этого экспоната, не замечая козлиную голову, скрытую в оформлении фронтисписа, и другие зашифрованные послания.

Если вы когда-либо задавались вопросом, почему на Западе нет аналогов открытой демонстрации сцен тантрического секса на стенах индуистских монументов, например, как в храмовом комплексе Каджурахо в Центральной Индии, вам может быть интересно узнать, что аналогичная техника — каббалистическое искусство karezza — в зашифрованном виде содержится во многих произведениях западной живописи и литературы.

 

Мы также увидим, каким образом тайное учение о мировой истории влияет на внешнюю политику современной администрации США по отношению к Центральной Европе.

 

Можно ли назвать римского папу католиком? Ответ не так прост, как вы могли бы подумать. Однажды утром 1939 года молодой человек, которому недавно исполнился двадцать один год, был сбит грузовиком при переходе через улицу. Находясь в коме, он испытал поразительное мистическое откровение. Когда он пришел в себя, то осознал, что это откровение (несмотря на то, что оно пришло самым неожиданным образом) было результатом выполнения методики, преподанной его наставником Мечиславом Котлорезиком, современным мастером братства розенкрейцеров. В результате этого мистического переживания молодой человек поступил в семинарию, потом стал епископом Кракова, а впоследствии — папой Иоанном Павлом II.

Наверное, в наши дни тот факт, что глава католической церкви впервые приобщился к духовному опыту под эгидой тайного общества, не выглядит таким шокирующим, как раньше, потому что наука отняла у религии роль главного арбитра в общественных вопросах. Именно наука решает, какие убеждения приемлемы, а какие находятся за гранью разумного. В Древнем мире и в христианскую эпоху тайные учения содержались в секрете, поскольку знакомство с ними каралось смертью. В нынешнюю постхристианскую эпоху тайные учения по-прежнему окружены ореолом ужаса, но это страх перед «общественной гибелью», а не смертной казнью. Вера в существование бестелесных существ или в тайные общества, направляющие ход истории, будет сочтена в лучшем случае чудачеством, а в худшем — сумасшествием.

 

В школах мистерий кандидатам, желавшим приобщиться к тайному знанию, приходилось падать в колодец, выдерживать испытание водой, протискиваться через очень маленькую дверь и вступать в бессвязные дискуссии с антропоморфными животными. Это вам ничего не напоминает? Льюис Кэрролл, наряду с братьями Гримм, Антуаном де Сент-Экзюпери, К.С.Льюисом и создателями «Волшебника из страны Оз» и «Мэри Поппинс», является одним из многих детских писателей, которые верили в тайную историю и философию. С помощью перевёрнутой логики и детского буквализма эти авторы стремились подточить здравый смысл, материалистический взгляд на жизнь. Они хотели научить детей думать нестандартно, смотреть на вещи с разных сторон и освободиться от общепринятых, жестко установленных правил мышления.

К их собратьям по духу принадлежат Рабле и Джонатан Свифт. В их произведениях сверхъестественному не придаётся особого значения: оно просто существует как данность. Воображаемые объекты считаются по меньшей мере такими же реальными, как повседневные объекты физического мира. Эти ниспровергатели основ со своим мягким скепсисом и резкой сатирой подрывают здравые убеждения читателей и веру в незыблемость бытия. Эзотерическая философия нигде не выражена более ясно, чем в «Гаргантюа и Пантагрюэле» или в «Путешествиях Гулливера», — достаточно немного копнуть, и она является на свет.

 

В этой книге будет показано, что на всём протяжении человеческой истории многие знаменитые люди втайне исповедовали эзотерическую философию и стремились к мистическим состояниям, которым учили в тайных обществах. Можно возразить, что поскольку они жили в то время, когда даже наиболее образованные люди не имели всех интеллектуальных преимуществ, которые даёт современная наука, то вполне естественно, что Карл Великий, Данте, Жанна д’Арк, Шекспир, Сервантес, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Мильтон, Бах, Моцарт, Гёте, Бетховен и Наполеон имели убеждения, которые теперь считаются устаревшими и дискредитированными. Но в таком случае разве не удивительно, что многие современные люди разделяют такие же убеждения — причём не только безумцы, одинокие мистики или фантасты, но также основатели современного научного метода, гуманисты, рационалисты, освободители, просветители и борцы с предрассудками, модернисты, скептики и насмешники? Могли ли те самые люди, которые внесли наибольший вклад в создание современного научного и материалистического мировоззрения, втайне верить во что-то ещё? Ньютон, Кеплер, Вольтер, Пейн, Вашингтон, Франклин, Толстой, Достоевский? Эдисон, Уайльд, Ганди, Дюшан… Возможно ли, что они были посвящены в тайное учение, верили во власть разума над материей и могли общаться с бестелесными духами?

В современных биографиях некоторых из этих деятелей трудно найти даже упоминание о том, что они проявляли интерес к подобным идеям. В современной интеллектуальной среде такие свидетельства обычно рассматриваются как хобби, временное отклонение или эксцентричные идеи, с которыми ученые мужи забавлялись или которыми пользовались как метафорами для своей работы, но никогда не воспринимали всерьез.

Однако, как мы убедимся впоследствии, Ньютон всю свою взрослую жизнь был практикующим алхимиком и считал алхимию своей самой важной работой. Вольтер занимался ритуальной магией на протяжении многих лет, когда занимал господствующее положение в интеллектуальной жизни Европы. Вашингтон призвал великого небесного духа, когда основал город, который теперь носит его имя. А когда Наполеон говорил про свою путеводную звезду, это была не обычная фигура речи; он говорил о невидимом духе, который предсказал его судьбу и сделал его великим. Наряду с другими вещами эта книга призвана доказать, что столь необычные идеи вовсе не являлись мимолетной прихотью или необъяснимым чудачеством великих людей, но образовывали ядро убеждений многих творцов человеческой истории. Наверное, ещё важнее будет показать, что они обладали поразительным единством цели. Если связать воедино истории этих великих людей в непрерывном повествовании, становится ясно, что в поворотные моменты истории тайные и древние учения выходили из тени и обнаруживали свое истинное влияние.

 

В иконографии и скульптуре Древнего мира, начиная с эпохи Заратустры, знание тайной доктрины, преподаваемой в школах мистерий, обозначалось свитком в руке изображаемого персонажа. Как мы убедимся, эта традиция сохранилась до нашего времени. О широте её распространения можно судить по количеству статуй, установленных на городских площадях во всём мире. Не нужно путешествовать в такие далекие места, как Ренн-ле-Шато, Росслинская часовня или горы Тибета, чтобы найти оккультные символы тайных учений. Ближе к концу этой книги читатели смогут увидеть, что эти следы разбросаны повсюду вокруг нас в самых заметных общественных зданиях и монументах, в церквях, живописи, книгах, музыке, фильмах, фольклоре… даже в сказках, которые мы рассказываем своим детям, и в названиях дней недели.

Два знаменитых романа, «Маятник Фуко» и «Код да Винчи», популяризировали идею заговора тайных обществ, стремящихся повлиять на ход истории. В этих романах речь идёт о людях, которые увлекаются слухами о древнем тайном учении, пускаются на поиски и оказываются втянутыми в череду бурных событий.

Некоторые представители академической науки, к примеру, Фрэнсис Йейтс из Варбургского института, Хэролд Блум, профессор гуманитарных наук из Йельского университета, и Марша Кейт Сачард, автор нашумевшей книги «Почему плакала миссис Блейк: Сведенборг, Блейк и сексуальная основа духовных видений», занимались глубокими исследованиями в этой области и написали много умных слов, но они обязаны занимать взвешенную позицию. Если они и были посвящены в тайные учения людьми в масках, совершали путешествия в иные миры и доказывали власть разума над материей, то предпочитают не говорить об этом.

 

Наиболее секретные учения тайных обществ передаются только в устном виде, другие фрагменты записываются в умышленно неясной манере, непостижимой для посторонних. К примеру, теоретически возможно проникнуть в суть Тайной доктрины, прочитав удивительно длинную и запутанную книгу Елены Блаватской под тем же названием, или двенадцать томов «Бесед Вельзевула со своим внуком» Георгия Гурджиева, или около шестисот томов сочинений и лекций Рудольфа Штайнера. Сходным образом теоретически возможно расшифровать великие алхимические трактаты Средневековья или эзотерические тексты посвящённых высокого уровня, таких как Парацельс, Якоб Бёме или Эммануэль Сведенборг, но во всех этих случаях авторы ориентируются на уже сведущих людей. Эти тексты скрывают не меньше, чем раскрывают.

 

Более двадцати лет я искал надёжное, выверенное и чёткое руководство о тайных учениях. В конце концов я решил сам заняться этой работой, поскольку уверен, что такой книги не существует. Некоторые веб-сайты и издания, опубликованные за счёт средств авторов, претендуют на это, но у подлинных энтузиастов, роющихся на полках книжных магазинов, развивается чутьё на «настоящие вещи», и стоит лишь заглянуть в эти книги и на эти сайты, чтобы убедиться в отсутствии общей идеи, слабой философской подготовке и ничтожном количестве проверенной и полезной информации.

 

Моя работа является плодом двадцатилетних исследований. Такие книги, как «Mysterium Magnum» (комментарий к книге Бытия, написанный мистиком и философом-розенкрейцером Якобом Беме), вместе с книгами его товарищей по братству розенкрейцеров Роберта Фладда, Парацельса и Томаса Вогана были моими главными источниками наряду с современными комментариями Рудольфа Штайнера и других авторов. Они перечислены в примечаниях в конце книги, а не рассматриваются в основном корпусе текста из соображений ясности и лаконичности.

 

Но главное, я получил помощь в понимании этих источников от члена нескольких тайных обществ — от человека, обладавшего высочайшим уровнем посвящения по крайней мере в одном из них.

Много лет я проработал редактором одного из крупнейших лондонских издательств, заказывая книги по широкому спектру более или менее коммерческих тем и иногда потворствуя своему интересу к эзотерике. Я встречался со многими ведущими авторами, работающими в этой области. Однажды в мой кабинет зашёл человек, явно принадлежавший к иному кругу. У него было деловое предложение о переиздании серии классических произведений эзотерической литературы — алхимических текстов и тому подобных вещей, — к которым он собирался написать новое предисловие. Мы быстро подружились и стали проводить вместе много времени. Я мог задавать ему вопросы почти обо всём, и он рассказывал мне поразительные вещи. Теперь я полагаю, что он просвещал меня и готовил к посвящению.

Несколько раз я пытался убедить его написать о том, что он мне рассказывал, создать «эзотерическую теорию всего на свете». Он каждый раз отказывался и говорил, что если он сделает это, то «придут люди в белых халатах и заберут меня». Но я подозревал, что на самом деле публикация этих знаний будет для него нарушением некой священной и устрашающей клятвы.

 

В некотором смысле я написал ту книгу, которую хотел получить от него, отчасти основанную на его интерпретации розенкрейцерских текстов. Он также давал мне ценные советы об источниках информации в других культурах. Помимо каббалистических, герметических и неоплатонических течений, тесно связанных с западной культурой, в этой книге есть элементы суфизма и идеи, вытекающие из эзотерического буддизма и индуизма, а также несколько кельтских источников.

Я не хочу преувеличивать черты сходства между этими течениями, а подробный анализ их сходств и расхождений на протяжении нескольких эпох выходит за рамки этой книги. Но я сосредоточусь на том, что находится выше культурных различий, и постараюсь доказать, что эти течения разделяют единое представление о космосе, который содержит скрытое измерение, и о жизни, подчиняющейся неким таинственным и парадоксальным законам.

 

Разные традиции по всему миру как бы высвечивают друг друга. Удивительно наблюдать, как переживания отшельника на горе Синай во II в. н.э. или мистическое видение средневекового немца совпадает с духовным опытом индийского свами XX века. Поскольку западные эзотерические учения скрыты более глубоко, я часто пользуюсь восточными примерами для понимания тайной истории Запада.

Я не собираюсь обсуждать потенциальные конфликты между разными традициями. К примеру, индийская традиция в гораздо большей степени опирается на идеи реинкарнации, чем суфийская, где говорится лишь о нескольких перевоплощениях. Поэтому ради того, чтобы сохранить цельность повествования, я пошёл на компромисс и включил в текст лишь небольшое количество реинкарнаций знаменитых исторических личностей.

Я оставил за собой право судить о том, какие школы мысли и тайные общества опираются на подлинную традицию. Поэтому каббала, герметизм, суфизм, тамплиеры и розенкрейцеры, эзотерическое масонство, мартинизм, антропософия и теософия Елены Блаватской были включены в книгу, в отличие от сайентологии, «христианской науки» Мэри Бейкер Эдди и целого пласта современного сектантского материала.

Это не означает, что я пытаюсь уклониться от дискуссий и конфликтов. Предыдущие попытки сформулировать «вечную философию» ограничивались набором банальностей вроде «все мы одной крови» или «любовь — сама по себе награда», с которыми трудно не согласиться. Я вынужден заранее извиниться перед теми, кто ожидает увидеть нечто подобное в этой книге. Учение, которое я определяю как общее для тайных обществ и школ мистерий по всему миру, возмутит многих людей и покажется им надругательством над здравым смыслом.

Однажды мой наставник сказал, что я готов для инициации и он должен познакомить меня с некоторыми нужными людьми. Я с нетерпением ожидал этого момента, но, к своему собственному удивлению, ответил отказом. Несомненно, страх сыграл определённую роль в этом решении. Тогда я уже знал, что многие ритуалы посвящения включают измененные состояния осознания и даже то, что иногда называется «предсмертным опытом». Но я отказался ещё и потому, что не хотел получить все эти знания целиком. Мне хотелось продолжать работу и попытаться самостоятельно разобраться во всём этом.

Кроме того, я не хотел давать клятву, которая не позволит мне написать книгу.

* * *

«Тайная история мира» устроена следующим образом. Первые четыре главы посвящены тому, что произошло «в начале начал» в соответствии с учениями тайных обществ, включая новую интерпретацию изгнания из рая и грехопадения человека. В этих главах также даётся обзор наиболее важных тайных обществ, чтобы читатели могли лучше ориентироваться в содержании следующих разделов.

В следующих семи главах многие мифические и легендарные фигуры выступают как исторические персонажи. Это история мира до начала письменной истории в том виде, как её преподавали в школах мистерий и до сих пор преподают в современных тайных обществах.

Глава 8 содержит сведения о переходе к так называемому историческому периоду, но в тексте по-прежнему встречаются истории о чудовищах и сказочных животных, о чудесах и пророчествах и об исторических деятелях, вступавших в сговор с бестелесными существами для того, чтобы управлять ходом мировых событий.

 

Надеюсь, читатели благосклонно отнесутся к странным идеям, представленным в книге, и к раскрытию имён известных людей, исповедовавших эти идеи. Надеюсь также, что некоторые необычные утверждения найдут отклик в умах читателей. Да, это объясняет, почему название дней недели расположено именно в таком порядке. Это объясняет, почему образы Рыб, Водолея и Козерога тесно ассоциируются с созвездиями, на которые они совсем не похожи. Это объясняет, почему мы на самом деле отмечаем Хэллоуин. Это объясняет нелепое признание в дьяволопоклонничестве, сделанное тамплиерами. Это объясняет, почему Колумб с такой готовностью пустился в безумно опасное плавание. Это объясняет, почему в Центральном парке Нью-Йорка в конце XIX века был воздвигнут египетский обелиск. Это объясняет, почему был забальзамирован Ленин.

С помощью таких примеров я показываю, что основные исторические факты можно истолковать почти противоположным образом по сравнению с общепринятой версией событий. Разумеется, для такого доказательства понадобится не одна книга, а целая библиотека — например, двадцать миль книжных полок с эзотерической и оккультной литературой, якобы скрытой в недрах Ватикана. Но даже в этом единственном томе я постараюсь доказать, что альтернативное, «зеркальное» мировоззрение является последовательным и обладает внутренней логикой, объясняющей большие области человеческого опыта, которые остаются необъяснимыми с традиционной точки зрения. Я также буду часто цитировать видных авторов, оставляя путеводные нити для заинтересованных читателей.

Некоторые из этих авторов работали внутри эзотерической традиции. Другие являются специалистами в отдельных дисциплинах — точных науках, истории, антропологии, литературной критике — чьи результаты в разных областях исследований, по моему мнению, подтверждают эзотерическое мировоззрение, хотя мне неизвестно, включала ли их жизненная философия духовное или эзотерическое измерение.

 

Но прежде всего — и это хочется подчеркнуть — я прошу читателей рассматривать этот текст по-новому, то есть как упражнение для тренировки воображения.

Я хочу, чтобы читатели представили и ощутили, что значит верить в нечто противоположное тому, чему нас учили всю жизнь. Это неизбежно влечёт за собой измененное состояние осознания, но так и должно быть, поскольку в основе всех эзотерических учений во всем мире находится убеждение о возможности контакта с высшими формами разума в изменённом состоянии осознания. В частности, западная традиция всегда подчеркивала ценность тренировки воображения, включавшей медитацию на определённых визуальных образах. Эти образы глубоко укореняются в психике, где и выполняют свою работу.

Хотя эту книгу можно прочесть как собрание абсурдных верований, эпическую фантасмагорию или какофонию иррациональных переживаний, я надеюсь, что ближе к концу некоторые читатели услышат гармонию и ощутят подводное философское течение, указывающее на близость к истине.

Разумеется, любая здравая теория, призванная объяснить, почему мир такой, какой он есть, должна в той или иной степени предсказывать, что может произойти дальше. Такое предсказание содержится в последней главе, где будет сказано — разумеется, предположительно, — что великий космический план тайных обществ близок к успеху. Этот план включает убеждение, что новый мощный импульс эволюции возникнет в России, что европейская цивилизация рухнет и, наконец, что пламя истинной духовности будет сохранено в Америке.

 

В качестве вспомогательного средства для работы воображения в текст включены необычные и загадочные иллюстрации; некоторые из них ранее не выходили за пределы тайных обществ.

Есть также иллюстрации некоторых самых известных образов мировой истории, великих символов нашей культуры — Сфинкса, Ноева ковчега, Троянского коня, Моны Лизы и Гамлета с черепом — потому что в тайных обществах все они имеют странные и неожиданные смысловые ассоциации.

И, наконец, в книге есть иллюстрации современных европейских художников, таких как Эрнст, Клее и Дюшан, а также американских «изгоев общества», таких как Дэвид Линч. Их работы тоже глубоко проникнуты тайной и древней философией.

 

Погрузитесь в изменённое состояние осознания, и самые известные и знакомые истории представятся вам в совершенно ином свете.

В сущности, если что-либо в этой истории является правдой, то всё, чему нас учили, можно поставить под сомнение.

Полагаю, эта перспектива вас не пугает.

По меткому выражению одного из адептов тайной философии, «должно быть, вы безумны, иначе не пришли бы сюда».

 

1. В начале

Бог всматривается в своё отражение — Зеркальная вселенная

Когда-то давным-давно времени вообще не было.

Время — не что иное, как мера изменения положения объектов в пространстве. Как известно любому учёному, мистику или обычному человеку, вначале пространство было лишено каких-либо объектов.

К примеру, год представляет собой меру движения Земли вокруг Солнца. Один день эквивалентен одному обороту Земли вокруг своей оси. Поскольку в самом начале не было ни Солнца, ни Земли, авторы Библии не вкладывали в понятие «день» его обычный смысл, когда говорили о том, что мир был создан за семь дней.

Несмотря на первоначальное отсутствие вещества, пространства и времени, что-то должно было произойти, для того чтобы всё началось. Иными словами, нечто должно было случиться ещё до того, как появилось что-либо.

Поскольку первое событие произошло, когда ничего не было, логично предположить, что оно сильно отличалось от тех событий, которые регулярно происходят вокруг нас в соответствии с законами физики.

Возможно ли, что это первое событие в некоторых отношениях имело скорее психическую, а не физическую природу?

 

Мысль о том, что психические явления могут приводить к физическим последствиям, поначалу может показаться противоречащей здравому смыслу, но на самом деле мы постоянно испытываем нечто подобное. К примеру, когда мне приходит мысль вроде «я должен протянуть руку и погладить её щеку», нервный импульс от синапсов мозга подобно электрическому току передаётся нервам моей руки, и рука движется.

Может ли этот пример из повседневной жизни поведать нам что-либо новое о происхождении космоса?

Первоначальный импульс должен был откуда-то поступить… но откуда? Разве в детстве нам не казалось волшебным выпадение кристаллов в банке с перенасыщенным раствором, словно некий импульс выжимал их из одного измерения в другое? В этой истории мы убедимся, что для многих самых блестящих личностей рождение вселенной, таинственный переход от небытия к бытию получал именно такое объяснение. Они представляли импульс, проникающий из одного измерения в другое, и рассматривали это другое измерение как божественный разум.

 

Пока вы ещё находитесь на пороге — и прежде чем вы рискнёте потратить ещё немного времени на эту историю, — я должен откровенно заявить, что попытаюсь убедить вас всерьёз воспринять идеи, которые могут показаться нормальными мистику или безумцу, но не понравятся учёному.

Для самых прогрессивных современных мыслителей, таких представителей академической науки, как профессор Ричард Доукинс из Оксфордского университета, и Других воинствующих материалистов, формулирующих и поддерживающих научное мировоззрение, божественный разум — не более чем представление о седовласом старце, восседающем на облаках. По их словам, это такая же ошибка, какую совершают дети и первобытные люди, убеждённые в том, что Бог должен быть похожим на них. На самом деле это всего лишь примитивный антропоморфизм. Даже если допустить существование Бога, говорят они, то с какой стати он должен быть похож на нас? Почему его разум должен быть сходен с нашим?

Разумеется, они правы. Нет никакой причины… если только не зайти с другого конца. Иными словами, единственная причина сходства божественного разума с нашим может заключаться в том, что Бог сотворил нас по своему образу и подобию.

В этой истории мы как раз пытаемся понять, что происходит, если зайти с другого конца.

 

Здесь всё перевёрнуто вверх ногами и вывернуто наизнанку. На следующих страницах вам предложат обдумать такие вещи, о которых меньше всего хотели бы услышать блюстители так называемого общественного консенсуса. Вам предложат испробовать запретные мысли и ощутить вкус учений, которые интеллектуальные лидеры нашей эпохи считают еретическими, дурацкими или просто безумными.

Позвольте заверить, что я не собираюсь вовлекать вас в академические дискуссии и не буду убеждать вас в истинности запретных идей с помощью философских аргументов. Формальные аргументы «за» и «против» можно найти в научных трудах, особенно в примечаниях. Единственное, о чем я вас прошу, — напрячь свое воображение. Я хочу, чтобы вы представили, каково видеть мир и его историю с точки зрения, противоположной той, которую вам внушали с самого детства.

Наши прогрессивные мыслители придут в ужас и безусловно посоветуют вам не играть с этими идеями и тем более не размышлять о них в течение такого долгого времени, какое понадобится для знакомства с этой книгой.

Предпринимаются согласованные попытки стереть любые воспоминания об этих идеях и уничтожить все их следы. Современная интеллектуальная элита считает, что если мы снова позволим этим идеям завладеть умами людей, пусть даже на короткое время, то скатимся к первобытному сознанию и примитивному умственному состоянию, из которого нам придётся выбираться много тысяч лет.

 

Итак, что случилось до начала времён? Каким было первичное психическое событие?

В этой истории Бог созерцал самого себя. Он глядел в воображаемое зеркало и видел будущее. Он представлял существ, очень похожих на себя. Он представлял свободных творческих существ, способных любить разумное и руководствоваться любовью в устремлениях своего разума. Такие существа могли объять мыслью целостность космоса и постичь в глубине своего сердца сокровенные тайны его тончайших механизмов. Иногда любовь в них почти угасала, но в другое время они находили большее счастье по ту сторону отчаяния, а иногда — смысл по ту сторону безумия.

Поставив себя на место Бога, представьте, что вы смотрите на своё отражение в зеркале. Вы хотите, чтобы ваш образ ожил и обрёл свою жизнь независимо от вас.

Согласно учениям тайных обществ, Бог поступил именно таким образом. Люди — его отражения — медленно и постепенно двигались к независимой жизни, но он питал, поддерживал и направлял их в течение очень долгого времени.

Современные учёные скажут вам, что в час величайшего отчаяния нет смысла взывать к небесам и доверять им свои самые сокровенные чувства, потому что вы не услышите никакого ответа. Звёзды могут продемонстрировать вам только холодное безразличие. Задача человека — вырасти, повзрослеть и научиться жить с этим безразличием.

 

В этой книге описана совсем другая вселенная, потому что она была создана с учётом существования человечества.

В этой истории вселенная антропоцентрична, и каждая её частица направлена к человеку. Вселенная питала нас на протяжении тысячелетий; она баюкала нас в своей колыбели, помогала развиваться уникальному человеческому сознанию и направляла каждого из нас к величайшим моментам нашей жизни. Когда вы плачете в отчаянии, вселенная сочувственно поворачивается к вам, когда вы приближаетесь к жизненному перекрёстку, вселенная задерживает дыхание и смотрит, какой путь вы выберете.

Учёные могут говорить о тайне и чуде вселенной и о том, что каждая частица связана со всеми остальными силой гравитации. Они могут указывать на поразительные факты — например, на то, что в каждом из нас содержатся миллионы атомов, некогда находившихся в теле Юлия Цезаря. Они могут называть нас «звёздной пылью», хотя и в слегка обескураживающем смысле: атомы, из которых мы состоим, образовались из водорода в древних звёздах, взорвавшихся задолго до формирования нашей Солнечной системы. Но важно одно: как бы они ни украшали свою риторику тайными чудесами, во вселенной властвует слепая сила.

 

В научном представлении вещество во вселенной появилось до появления разума. Разум представляет собой случайный курьёз, поверхностный и незначительный; один учёный дошёл до того, что назвал разум «болезнью материи».

С другой стороны, во вселенной, где разум появился до появления материи, между ним и веществом существует гораздо более тесная, живая и динамичная связь. В этой вселенной всё до некоторой степени обладает сознанием и чувствительно реагирует на наши глубочайшие потребности.

В этой вселенной вещество не только появилось из разума Бога, но было создано для того, чтобы обеспечить условия для существования человеческого разума. Человеческий разум занимает центральное место в Мироздании, которое питает его и реагирует на его нужды. Человеческий разум движет материей, вероятно, не в такой степени, но в таком же духе, как разум Бога.

 

В 1935 году австрийский физик Эрвин Шрёдингер сформулировал свой знаменитый теоретический эксперимент под названием «кошка Шрёдингера», описывающий влияние наблюдателя на ход наблюдаемых событий. По сути дела, он взял учения тайных обществ об устройстве мира и применил их на субатомном уровне.

В детстве многие из нас задавались вопросом, производит ли падающее дерево какой-то шум, если оно падает в глухом лесу, где никто не может это слышать. Наверное, думали мы, звук, который никто не слышит, на самом деле нельзя назвать звуком. В учениях тайных обществ можно встретить сходные рассуждения. С их точки зрения, даже в самом глухом лесу дерево может упасть лишь в том случае, если кто-то где-то и когда-то ощутил его падение. Ничто в Космосе не происходит без взаимодействия с человеческим разумом.

В эксперименте Шрёдингера кошка сидит в ящике с радиоактивным материалом, который может убить её с пятидесятипроцентной вероятностью. Состояния «мёртвая кошка» и «живая кошка» возможны с пятидесятипроцентной вероятностью, задержанной во времени до тех пор, пока мы не откроем ящик и не увидим, что творится внутри. Лишь тогда происходит реальное событие, то есть гибель кошки или её выживание. Глядя на кошку, мы убиваем или спасаем её. Адепты тайных обществ всегда утверждали, что повседневный мир ведёт себя сходным образом.

В нашей вселенной монетка, подброшенная в условиях строгого лабораторного эксперимента, с пятидесятипроцентной вероятностью выпадет орлом или решкой согласно законам вероятности. Однако эти законы остаются неизменными только в лабораторных условиях. Иными словами, законы вероятности применимы лишь там, где человеческая субъективность намеренно исключается. В обычной жизни, когда человеческое счастье и надежды зависят от броска костей, законы вероятности искажаются, и в игру вступают более глубокие законы.

Теперь всем известно, что наше эмоциональное состояние влияет на организм и, более того, глубоко укорененные эмоции могут привести к долговременным изменениям в организме, исцеляя или разрушая его, — то есть они оказывают психосоматический эффект. Но во вселенной, описанной в этой книге, наше эмоциональное состояние непосредственно влияет и на вещество, которое находится вне нашего тела. В этой психосоматической вселенной поведение физических объектов в пространстве тесно связано с психическими состояниями даже без какого-либо сознательного действия с нашей стороны. Мы можем приводить вещество в движение, просто глядя на него.

 

В недавно опубликованных мемуарах Боба Дилана под названием «Хроники: том 1» он пишет о том, что должно произойти, если человек изменяет время, в котором он живёт. Для того чтобы сделать это, «вы должны обрести власть над своим духом; мне это удалось лишь однажды…» Он пишет, что такие люди способны «видеть самую суть вещей — не метафорическую истину, а обнажённую реальность. Это всё равно что заглянуть в глубь металла и расплавить его, увидеть его внутреннюю сущность и подчинить её своей воле».

Обратите внимание: Дилан подчёркивает, что речь идёт не о метафорах. Он открыто и буквально говорит о могущественной древней мудрости, сохраняемой в тайных обществах, о той мудрости, которой были причастны великие живописцы, писатели и мыслители, сформировавшие нашу культуру. В основе этой мудрости лежит убеждение, что глубочайшие источники нашей духовной жизни также являются глубочайшими источниками физического мира, поскольку во вселенной тайных обществ любая химия является психохимией, а способы взаимодействия физического содержания вселенной с человеческой психикой подчиняются более глубоким и могущественным законам, чем законы материальной науки.

Важно понимать, что эти законы далеко превосходят обычные «полосы удачи», которые случаются у азартных игроков, или случайные совпадения, образующие необъяснимую на первый взгляд цепь событий. Нет, эти законы вплетены в ткань бытия каждого отдельного человека на самом глубоком уровне, как и великие закономерности высшего порядка, формирующие мировую историю. Одна из теорий, выдвинутых в этой книге, состоит в том, что история имеет глубинную структуру и события, которые мы обычно объясняем в контексте политики, экономики или природных катастроф, можно с большей пользой объяснить в контексте духовных процессов.

«Перевёрнутое» мышление тайных обществ со всеми причудливыми и головоломными предпосылками проистекает из убеждения в том, что разум предшествовал материи. У нас нет почти никаких твёрдых доказательств, когда мы принимаем решение о том, что случилось в начале времён, но этот выбор имеет определяющее значение для нашего понимания устройства мира.

 

Если вы верите, что материя предшествовала разуму, вам приходится объяснить, как случайное сочетание химических компонентов породило сознание. До сих пор эта задача оказывалась непосильной для исследователей. С другой стороны, если вы верите, что космический разум предшествовал созданию вещества, то сталкиваетесь с не менее трудной проблемой объяснения причин и создания рабочей модели.

От жрецов египетских храмов до современных тайных обществ, от Пифагора до Рудольфа Штайнера, великого австрийского посвящённого конца XIX — начала XX века, эта модель всегда воспринималась как ряд мыслей, исходивших из космического разума. Впоследствии эти «мысленные эманации» превратились в некое протовещество — уплотняющуюся энергию, которая затем становится эфиром, более разреженным, чем любой газ, и не содержащим каких-либо частиц. В ходе дальнейшего уплотнения эманации приобретают газообразную, жидкую и, наконец, твёрдую форму.

Кевин Уорвик — профессор кибернетики в Ридингском университете и один из ведущих мировых специалистов по искусственному разуму. Работая в дружеском соперничестве со своими коллегами из Массачусетского технологического института в США, он сконструировал роботов, способных взаимодействовать со своим окружением, обучаться и модулировать своё поведение. Эти роботы проявляют уровень разумности, соответствующий низшим животным, таким как пчёлы. По его словам, в течение пяти лет роботы достигнут уровня разумности кошки, а через десять лет сравняются в разуме с человеком. Он также работает над созданием нового поколения роботизированных компьютеров, которые смогут конструировать и изготавливать другие компьютеры.

Согласно древним космологам и тайным обществам, эманации космического разума следует понимать сходным образом. Они распространяются по нисходящей и создают иерархию от высших и более могущественных и всеобъемлющих принципов к более узким и частным принципам, причём каждый уровень создает следующий и управляет им.

Эти эманации также наделялись личностными чертами и в некотором смысле считались разумными.

 

В 2001 году, когда я наблюдал, как Кевин Уорвик представляет свои открытия коллегам из Королевского института, некоторые критиковали его за предположение о «разумности» роботов, так как это подразумевало, что они обладают сознанием. Однако нельзя отрицать, что «мозг» этих роботов растёт во многом подобно живому организму. Робот приобретает нечто вроде личности, взаимодействующей с другими роботами и принимающей решение, выходящее за рамки запрограммированных возможностей. Кевин утверждал, что хотя его роботы не обладают всеми характеристиками человеческого сознания, то же самое относится и к собакам. По его словам, собаки разумны по-собачьи, а роботы разумны по-своему. Разумеется, в некоторых отношениях — таких, как способность мгновенно производить сложнейшие математические расчёты — роботы демонстрируют интеллект, значительно превосходящий наши способности.

 

Сходным образом мы можем представить эманации космического разума, обладающие сознанием. Здесь уместно вспомнить о тибетских духовных наставниках, которые с помощью визуализации и напряженной концентрации намерения могли создавать мыслеформы, называемые тулпа. Эти сущности в некотором смысле были независимыми и могли перемещаться в пространстве, выполняя поручения своего хозяина. Парацельс, швейцарский маг XVI века, писал об «аквасторе», существе, порождаемом силой сосредоточенного воображения, которое могло жить собственной жизнью, а в особых случаях становиться видимым и даже осязаемым.

Согласно древней тайной доктрине, на нижнем уровне иерархии эти эманации или мыслеформы переплетались так тесно, что создавали подобие плотного вещества.

Если вы хотите найти современный пример для описания этого странного феномена, стоит познакомиться с квантовой механикой, но для тайных обществ переплетение невидимых сил, создающих видимость материального мира, всегда существовало в виде светоносной цветной сети, которая в алхимической терминологии называлась Матрицей.

 

Учёный спрашивает: «Жизнь — это сон?»

Этот заголовок появился в «Санди тайме» в феврале 2005 года. В статье цитировались слова Мартина Риса, королевского астронома Британии: «За несколько десятилетий компьютеры продвинулись от воспроизведения самых простых схем к созданию виртуальных миров с массой деталей. Если эта тенденция сохранится, то можно представить компьютеры, которые будут симулировать целые миры, не менее сложные, чем тот, в котором (по нашему мнению) мы живём. Возникает философский вопрос: можем ли мы сами быть частью такой симуляции и не является ли наша вселенная неким подобием «небесного свода», а не реальностью? В некотором смысле мы сами можем оказаться персонажами такой симуляции».

Факт в том, что ведущие учёные по всему миру всё больше интересуются необычайно тонкой настройкой, которая была необходима для человеческой эволюции. Это заставляет их задуматься о том, что на самом деле реально, а что нет.

 

Наряду с последними научными открытиями книги и кинофильмы приучают нас к мысли о том, что наша повседневная действительность может на самом деле оказаться виртуальной реальностью. Филипп К.Дик — возможно, первый автор, посеявший эти идеи на ниве поп-культуры, — сочинял необыкновенные произведения, где речь шла об изменённых состояниях осознания и параллельных измерениях. Его роман «Снятся ли андроидам электрические овцы?» был экранизирован под названием «Бегущий по лезвию бритвы». К другим фильмам на эту тему относятся «Особое мнение» (также по книге Дика), «Вспомнить всё», «Шоу Трумэна» и «Вечное сияние безупречного разума», но самый большой успех имела «Матрица».

В «Матрице» беспощадные машины служат надзирателями виртуального мира, который мы называем реальностью, и управляют нами в своих злокозненных целях. По меньшей мере отчасти это отражает учения мистических школ и тайных обществ. Хотя все существа, которые живут под покровом иллюзий, являются частью иерархии эманаций божественного разума, некоторые из них проявляют тревожную нравственную амбивалентность.

Это те самые существа, которые народы древности считали своими богами, духами и демонами.

Некоторые ведущие учёные начинают видеть новые возможности в древнем понимании мироустройства, и это отрадный факт. Хотя современные скептики рассматривают метафизику как собрание заумных абстракций, нагроможденных друг на друга, космология древнего мира представляла собой величественный философский механизм, что может признать любой добросовестный историк античности. В своём видении взаимодействующих и эволюционирующих измерений, формирования, столкновения и смешивания огромных систем, по своему масштабу сложности и подробности объяснения она соперничает с современной наукой.

 

Мы не можем просто сказать, что физика пришла на смену метафизике и сделала её устаревшей. Главное различие между этими системами состоит в том, что они объясняют разные вещи. Современная наука объясняет происхождение вселенной как таковой. Древняя философия того рода, который мы исследуем в этой книге, объясняет, как возникло наше восприятие вселенной. Для науки великим чудом, требующим объяснения, является физическая вселенная. Для эзотерической философии великим чудом является человеческое сознание.

Учёные зачарованы необыкновенным сочетанием различных факторов, сделавших возможной жизнь на Земле. Они говорят о равновесии между холодом и теплом, сыростью и сухостью, об определённом расстоянии от Земли до Солнца и о конкретном этапе эволюции нашего светила. На более фундаментальном уровне для возникновения органической материи требуется уникальное сочетание физических постоянных, лежащих в основе гравитации и электромагнитных сил… и так далее.

С точки зрения эзотерической философии, можно видеть, что не менее удивительное сочетание обстоятельств оказалось необходимым для того, чтобы сформировать наше субъективное создание — иными словами, придать нашему опыту его нынешнюю структуру.

К примеру, что необходимо для внутреннего диалога этого «собрания историй», которые мы нанизываем друг на друга, чтобы сформировать представления о собственной личности? Во-первых, конечно же, нам нужна память. Лишь помня о своих вчерашних поступках, я могу отождествить себя с человеком, совершавшим эти поступки. Но дело в том, что память должна быть именно такой, как есть: не сильнее и не слабее. Итальянский романист Итало Кальвино, один из многих современных авторов, изучавших древнюю мистическую философию, точно подметил: «Память должна быть достаточно сильной, чтобы мы могли действовать, не забывая о том, что хотим сделать, и обучаться, не утрачивая ощущения собственной личности. Но она также должна быть достаточно слабой, чтобы позволить нам двигаться в будущее».

 

Другие обстоятельства необходимы для того, чтобы мы могли свободно мыслить и сплетать мысленные узоры вокруг центрального самоощущения. Мы воспринимаем окружающий мир с помощью чувств, но не менее важно держать эти чувства под контролем, чтобы они не занимали всё пространство нашего осознания, иначе мы не сможем рассуждать и строить воображаемые концепции. Это равновесие само по себе не менее необычно, чем тот факт, что наша планета находится на строго определённом расстоянии от Солнца: не слишком далеко, но и не слишком близко.

Мы также способны перемещать острие нашего сознания по внутренней жизни, словно курсор на компьютерном экране. В результате мы можем свободно выбирать свои мысли. Если бы мы не имели равновесия между вовлечённостью и отрешённостью от наших внутренних импульсов, как и от сигналов, поступающих из внешнего мира, то начиная с этого момента вы не смогли бы сознательно отвлечься от этих строк и подумать о чём-то другом.

Таким образом, если бы эти самые главные состояния человеческого осознания не регулировались бы целым рядом тонко настроенных характеристик, у нас не было бы никакой свободы мысли или свободной воли.

 

Когда дело доходит до высших моментов человеческого опыта, которые американский психолог Абрахам Маслоу образно называет «пиковыми переживаниями», возникает необходимость в ещё более тонком равновесии. К примеру, нам приходится принимать важные решения в поворотные моменты нашей жизни. Почти всегда бывает так, что если мы принимаем важное решение исходя из искренних побуждений и проявляем надлежащее терпение и даже смирение, мы делаем правильный выбор. Но это ещё не всё. Выбранный курс, вероятно, потребует от нас всей решимости и силы воли, если мы хотим добиться успеха. Принимать ответственные решения и последовательно осуществлять их — это и значит быть человеком.

Наше сознание не обязательно должно иметь структуру, обеспечивающую возможность свободы мысли и правильного выбора, способность к росту и развитию, если только вы не верите в Провидение, то есть, если вы не верите, что этому суждено было случиться.

 

Итак, человеческое сознание представляет собой настоящее чудо. Сегодня мы часто упускаем это из виду, но древние были зачарованы им. Как мы вскоре узнаем, их ведущие мыслители следили за тонкими изменениями человеческого сознания не менее прилежно, чем современные учёные следят за переменами в нашем физическом окружении. Их вариант истории вместе с мифическими и сверхъестественными событиями повествовал о развитии человеческого сознания.

Современная наука пытается втиснуть наше сознание в жёсткие рамки. Она пытается убедить нас в нереальности широко распространенных феноменов, которые не может объяснить. К этим феноменам относятся сила молитвы, предчувствие, ощущение, что на тебя смотрят, свидетельства чтения мыслей, внетелесные переживания, осмысленные совпадения и другие вещи, которые современная наука старается «замести под ковёр». Но самое главное, наука отвергает повсеместное человеческое ощущение, что жизнь имеет смысл. Некоторые учёные отвергают даже саму постановку вопроса о смысле жизни.

 

В ходе этой истории мы узнаем, что многие самые умные люди, когда-либо жившие на свете, были сторонниками эзотерической философии. Более того, я убеждён, что каждый разумный человек в тот или иной момент своей жизни пробовал узнать о ней.

Стремление узнать, есть ли смысл в этой жизни, совершенно естественно для человека, и эзотерическая философия предоставляет самый глубокий и обширный корпус знаний по этому предмету. Прежде чем продолжить наше повествование, необходимо ввести ещё одно чёткое философское различие в «мягкую ткань» современной научной мысли.

Иногда дела идут совсем плохо и жизнь кажется бессмысленной. Но в другое время наша жизнь кажется исполненной смысла. К примеру, иногда мы думаем, что жизнь катится под откос — мы проваливаем экзамен, теряем работу или завершаем романтические отношения, — но потом в результате этого, казалось бы, несчастного происшествия познаем истинную любовь. Человек может в последний момент отказаться лететь на самолёте, который потом терпит крушение. Когда происходит нечто подобное, у нас возникает ощущение, что «кто-то наверху» присматривает за нами и направляет наши шаги. У многих людей есть обострённое чувство непрочности нашей жизни; они сознают, что всё могло бы пойти совсем по-другому, если бы не этот почти неощутимый толчок, природу которого они не могут определить.

 

Сходным образом приземлённая, научная часть нашего существа может рассматривать необыкновенное совпадение как случайность, возникающую в результате взаимосвязанных событий. Но иногда глубоко внутри мы подозреваем, что совпадение вовсе не было случайным. Иногда мы чувствуем неуловимый намёк на глубокий смысл, скрытый за повседневной рутиной.

Когда все надежды кажутся утраченными, счастье открывается по ту сторону отчаяния, а в самой глубине ненависти прячется росток любви. По причинам, которые мы рассмотрим впоследствии, тема счастья в наши дни тесно связана с представлением о сексуальной любви, поэтому очень часто опыт влюблённости создает ощущение, что «этому суждено было случиться».

 

Недавно ведущие учёные выступили с громкими заявлениями, что наука находится на краю открытия, которое объяснит смысл жизни и существования вселенной. Как правило, при этом речь идёт о теории струн, которая вскоре объединит законы тяготения с физикой квантового мира. Тогда мы сможем объединить принципы, управляющие объектами в наблюдаемой вселенной, с совершенно иными феноменами на субатомном уровне. Сделав это, мы поймём всё, что только можно понять о структуре, происхождении и будущем вселенной. У нас будут ответы на все вопросы о материальном мире, поскольку, как утверждают учёные, никакого другого мира не существует.

 

Прежде чем мы узнаем секреты посвящённых и начнём понимать их странные представления об истории, важно провести различие между «смыслом» в том виде, как это слово используется в связи с вопросами о смысле жизни, и «смыслом» в понимании академической науки.

Юноша договаривается с девушкой о свидании, но она не приходит. Он обижен и рассержен, он хочет понять, за что с ним так обошлись. При следующей встрече он устраивает ей допрос. Каждый раз он спрашивает: ПОЧЕМУ?

…Потому что я пропустила свой автобус, — отвечает она.

…Потому что я поздно ушла с работы.

…Потому что я отвлеклась и забыла посмотреть, сколько времени.

…Потому что я была чем-то расстроена.

Но он продолжает давить на нее, пока не получает требуемый (в некотором смысле) ответ:

…Потому что я больше не хочу с тобой встречаться.

Когда мы спрашиваем «почему», это можно истолковать двумя способами. Либо, как в первых уклончивых ответах девушки, мы хотим узнать «каким образом» и получаем последовательность причин и следствий. С другой стороны, вопрос «почему» можно истолковать как желание узнать намерение отвечающего, чего и добивался юноша.

Сходным образом, когда мы задаем вопросы о смысле жизни и вселенной, на самом деле мы не спрашиваем, каким образом всё произошло в причинно-следственном смысле или как возникло особое стечение обстоятельств, благодаря которому сформировались звёзды, планеты, органическое вещество и так далее. Мы спрашиваем о том, какое намерение за этим стоит.

Поэтому учёные (во всяком случае, когда они выступают в роли учёных) не могут ответить на большой вопрос ПОЧЕМУ, не имеющий отношения к науке в строгом смысле слова. Если мы спросим «почему мы здесь?», нас могут засыпать ответами, которые — как первые ответы девушки в нашем примере — на первый взгляд кажутся совершенно обоснованными. Это грамматически правильные ответы, но они оставляют ощущение смутной неудовлетворённости, потому что не отвечают на вопрос так, как мы этого хотим на самом деле. В каждом из нас существует глубоко укоренённое и возможно неустранимое желание дать ответ на подобные вопросы на уровне намерения. Учёные, не понимающие этого различия, остаются слепцами в философском смысле, несмотря на все свои научные достижения.

 

Очевидно, что мы можем наполнять определённые моменты нашей жизни целью и смыслом. Если я играю в футбол, то стремлюсь забить мяч в сетку ворот соперника, и в этом для меня состоит цель игры, но наша жизнь в целом от рождения до смерти не может иметь смысл без разума, существовавшего до неё и наделившего её смыслом.

То же самое справедливо для всей вселенной.

Поэтому когда мы слышим, как учёные называют вселенную «осмысленной», «чудесной» или «таинственной», следует иметь в виду, что в этих словах заключена определённая доля интеллектуальной фальши. Для атеиста вселенная может быть осмысленной, чудесной или таинственной лишь в том смысле, в каком эстрадного фокусника можно назвать волшебником. Действительно, когда речь идёт о великих вопросах жизни и смерти, все научные волнения — немногим более, чем окольное и многословное признание своего бессилия.

Сейчас нам советуют отложить в сторону «большие вопросы» о жизни и смерти. Почему мы здесь? В чём смысл жизни? Нам говорят, что такие вопросы бессмысленны, нужно жить и не задумываться об этом. В результате мы утрачиваем ощущение чуда жизни и сознание того, что значит быть живым.

Я считаю, что если мы посмотрим на основы человеческого бытия под другим углом, то сможем понять, что притязания науки далеко не так обоснованы, как нам говорят, и что она не в состоянии обратиться к высочайшим и глубочайшим аспектам человеческого опыта.

В следующей главе мы представим себя в роли посвящённых древности и постараемся увидеть мир из их перспективы. Мы рассмотрим древнюю забытую мудрость и увидим, что с её точки зрения даже те вещи, которые современная наука признаёт самыми реальными, надёжными и доказанными, на самом деле — лишь вопрос интерпретации, немногим более, чем игра света и тени.

 

 

2. Короткая прогулка по древнему лесу

Представим себя в образе древних

Закройте глаза и представьте стол — хороший стол, за которым вам хотелось бы работать. Каковы его размеры? Из какой древесины он сделан? Какова его форма? Какой он: полированный, крашеный или из обычных досок? Какие ещё отличительные черты он имеет? Представьте его так ярко, как только можете.

Теперь посмотрите на реальный стол.

Можете ли вы быть уверены в том, что знаете один стол лучше, чем другой? В чем вы больше уверены — в содержании нашего разума или в предметах, которые воспринимаете с помощью органов чувств? Что реальнее, разум или вещество?

Дискуссия, вытекающая из этих простых вопросов, лежит в основе всех философских рассуждений.

Теперь большинство из нас отдаёт приоритет веществу и предметам над сознанием и идеями. Мы воспринимаем физические объекты как эталон реальности. С другой стороны, Платон называл идеи «тем, что существует на самом деле». В Древнем мире объекты сознания рассматривались как вечная реальность, в которой мы можем быть уверены в противоположность мимолётной, изменчивой реальности внешнего мира. Раньше люди верили в приоритет разума над материей не потому, что они тщательно взвесили философские аргументы с обеих сторон и пришли к логическому решению, а потому, что они воспринимали мир в контексте первичности сознания по отношению к материи.

 

Хотя наши мысли кажутся бледными и зыбкими по сравнению с чувственными впечатлениями, у древних людей всё было наоборот. Тогда люди имели менее чёткую связь с физическими объектами. Предметы для них были не так чётко определены и дифференцированы, как для нас с вами.

Если вы посмотрите на изображение дерева на стене древнего храма, то увидите, что художника на самом деле не волновало, каким образом ветви вырастают из ствола.

В древности никто на самом деле не смотрел на дерево так, как это делаем мы.

Мы воспитываем в себе очень утилитарное отношение к собственным мыслям. В соответствии с преобладающей интеллектуальной модой мы рассматриваем мысли всего лишь как невысказанные слова — возможно, в ореоле других вещей, таких как чувства, образы и так далее, — но лишь сами слова имеют какое-либо реальное значение.

Но если задуматься, подобное представление противоречит повседневному опыту. Возьмём такую простую и незначительную мысль, как «мне нужно не забыть позвонить маме сегодня вечером». Если теперь мы попробуем изучить эту мысль, вплетённую в ткань нашего сознания, то, возможно, увидим, что она окружена рыхлым сгустком ассоциаций, примерно таких же, как в кабинете психоаналитика, который задаёт тест на словесные ассоциации. Если мы сосредоточимся ещё больше, то можем понять, что эти ассоциации коренятся в воспоминаниях, насыщенных чувствами, и могут нести собственные волевые импульсы. Из теории психоанализа нам известно, что чувство вины, которое я испытываю из-за того, что раньше не позвонил матери, уходит корнями в сложный комплекс эмоций вплоть до младенчества — желание, гнев, чувства утраты и предательства, зависимость и стремление к свободе. Когда я задумываюсь о прошлом, возникают другие импульсы — ностальгия о лучших временах, когда мы с матерью были одним целым — и возрождается старая схема поведения.

 

По мере того как мы будем продолжать попытки изучения этой мысли, она будет поворачиваться к нам разными гранями. Сам акт изучения изменяет её и даже иногда вызывает противоречивые реакции. Мысль никогда не остаётся неподвижной. Это живая сущность, которую нельзя точно определить с помощью мёртвых букв человеческого языка. Именно поэтому Шопенгауэр, другой проповедник мистической философии, сказал, что «как только вы пытаетесь облечь свою мысль в слова, она перестаёт быть истинной». Слова не могут передать или охватить всю сложность образа и связанных с ним чувств.

За оборотной стороной самой простой и скучной мысли скрывается целый океан чувств и ассоциаций.

Мудрецы древнего мира хорошо умели работать с этим материалом. За многие тысячелетия они создали и усовершенствовали образы, воплощавшие их мировоззрение. В школах мистерий учили, что ранняя история мира разворачивается в виде ряда таких образов.

Прежде чем обратиться к этим мощным образам, я хочу попросить читателей представить себе мироощущение человека, жившего в древние времена, — кандидата, надеявшегося на посвящение в школу мистерий.

Разумеется, такое мироощущение является совершенно неправильным с точки зрения современной науки, но по ходу истории мы будем получать всё больше свидетельств того, что многие великие мужчины и женщины намеренно культивировали такое «древнее состояние осознания». Они верили, что это даёт им понимание истинного устройства мира, которое в некоторых отношениях превосходит современный взгляд на мир. Они возвращались в «реальный мир» с озарениями, изменявшими ход истории, не только вдохновлявшими их на создание гениальных произведений искусства и литературы, но и лежавшими в основе некоторых величайших научных открытий.

Давайте попробуем представить себя в сознании человека, жившего около двух с половиной тысяч лет назад, который идёт через лес к священной роще или к древнему храму, такому, как Ньюгрейндж в Ирландии или Элевсин в Греции.

 

Для такого человека лес и всё, что в нем находится, наполнены жизнью, все наблюдает за ним. Невидимые духи шепчутся в ветвях деревьев. Лёгкий ветерок, касающийся его щеки, — это жест божества. Если столкновение воздушных слоёв приводит к разряду молнии — это проявление космической воли, которое, возможно, заставит его ускорить шаг. Может быть, укрыться в пещере?

Когда древний человек входил в пещеру, он испытывал странное ощущение, словно оказывался внутри собственного черепа, замкнутый в личном ментальном пространстве. Если он поднимался на вершину холма, то чувствовал, как его сознание устремляется к горизонту во всех направлениях, к самому краю космоса, который составлял с ним одно целое. Ночью он воспринимал звёздный небосвод как космический разум.

Когда он шёл по лесной тропе, то хорошо понимал, что исполняет своё предназначение. В наши дни многие задаются вопросом: «Что будет со мной в этом огромном и почти чужом мире?» Такая мысль была бы непостижимой для человека из Древнего мира, где каждый сознавал своё место в мироздании.

 

Всему, что он видел и слышал вокруг себя — даже бабочки, танцующие в солнечном луче, или жужжание пчелы, — было суждено случиться. Весь мир обращался к нему. Всё, происходящее с ним, было наказанием, наградой, предупреждением или предвестием. К примеру, если он видел сову, это был не просто символ богини, а сама Афина. Какая-то её часть — возможно, грозящий палец — проникала в физический мир и в его собственное сознание.

Важно понимать, как много родственных черт между человеком и окружающим миром существовало для древних. Они верили, что любая часть человеческого организма имеет буквальное соответствие в природе. К примеру, черви имеют форму кишок и перерабатывают питательные вещества, как это делает наш кишечник. Лёгкие, позволяющие нам свободно двигаться в пространстве, имеют форму птицы в полёте. Видимый мир представлял собой человеческую сущность, вывернутую наизнанку. Легкое и птица — проявление одного и того же космического духа, но на разных уровнях.

Наставники в школах мистерий учили, что если посмотреть сверху на внутренние органы человеческого тела, их расположение отражает расположение небесных тел в Солнечной системе.

С точки зрения древних, любая биология — это астробиология. Сейчас нам хорошо известно, что солнце даёт жизнь всем живым существам и заставляет растения тянуться вверх, но древние также верили, что сила Луны делает растения плоскими и широкими. Считалось, что клубни луковичных растений особенно подвержены влиянию Луны.

Ещё более удивительно, что сложные, симметричные формы растений ассоциировались с расположением звёзд и планет, двигавшихся в ночном небе. К примеру, они считали, что движение Сатурна формирует иглы хвойных растений. Можно ли считать совпадением открытие современной науки, что в хвойных деревьях содержится необычно большое количество свинца — металла, который, по убеждению древних, находился под управлением Сатурна?

С точки зрения древних, форма человеческого тела также находилась под влиянием определенной конфигурации звёзд и планет в ночном небе. К примеру, движения планет запечатлевались в человеческом теле в виде реберной петли и лемнискаты — веерной петли афферентных нервов.

 

Учёные придумали термин «биоритмы» для описания воздействия смены дня и ночи, движения Земли, Солнца и Луны на биохимические функции живых организмов — к примеру, на режим сна и бодрствования, но за этими очевидными ритмами древние видели другие, более сложные ритмы, связанные с космическими влияниями на жизнь людей. Человек в среднем совершает 25.920 вдохов за сутки, что равно количеству лет в большом платоновском годе (т.е. полному циклу прохождения Солнца через круг зодиакальных созвездий). Средняя продолжительность идеальной человеческой жизни (72 года) составляет такое же количество дней.

Это ощущение взаимосвязанности распространялось не только на тело, но и на сознание. Когда древний человек на прогулке видел стаю птиц, поворачивавших в небе как одно целое, ему казалось, что ими движет единый мысленный порыв. Если лесные животные впадали в панику и начинали бегать во всех направлениях, это происходило по воле Пана. Человек точно знал, что происходит, поскольку часто внимал мыслям великих духов, проходивших через него и одновременно через других людей. Он знал, что когда войдёт в школу мистерий и его духовный Наставник поведает удивительные новые откровения ему и Другим ученикам, все они будут думать одинаково, как если бы наставник показывал им физические предметы. В сущности, он чувствовал себя ближе к людям, когда делился с ними своими мыслями, чем при обычной физической близости.

 

Теперь у людей преобладает собственническое отношение к своим мыслям. Мы хотим, чтобы наши мысли принадлежали только нам, и считаем, что наше личное интеллектуальное пространство священно и никакое другое создание не может вторгнуться в него.

Однако не нужно большого ума, чтобы понять, что это мнение не всегда соответствует действительности. Если мы хотим быть искренними, то должны признать, что далеко не каждый раз являемся творцами собственных мыслей. Речь идёт не только о таких гениях, как Ньютон, Кеплер, Леонардо да Винчи, Эдисон и Тесла, которые говорили о вдохновении свыше и об озарениях, приходивших к ним во сне. У каждого из нас повседневные мысли тоже появляются совершенно естественным образом. В обычной речи мы часто говорим: «у меня возникла идея…» или «мне кажется, что…». Иногда за праздничным столом на вас нисходит вдохновение, и ваши остроты заставляют гостей давиться от хохота. Разумеется, вы рады купаться в лучах славы, но по правде говоря, скорее всего шутки срывались у вас с языка прежде, чем вы успевали сознательно подготовить их.

Реальность повседневного бытия состоит в том, что мысли незаметно попадают в наше «личное умственное пространство» откуда-то ещё. Для древних это «откуда-то» было «кем-то»: богом, ангелом или духом.

Озарение не всегда приходит к человеку от одного и того же бога, ангела или духа. Хотя сейчас мы уверены, что каждый из нас имеет один индивидуальный центр осознания, расположенный в голове, в Древнем мире каждый человек полагал, что он имеет несколько разных центров осознания, существующих где-то вовне.

 

Мы уже упоминали о том, что божества, ангелы и духи считались эманациями или мыслеформами великого космического разума. Теперь я прошу вас представить, как эти великие мыслеформы проявляли себя через людей. Если сейчас мы твёрдо верим, что люди думают самостоятельно, то древние верили, что мысли нисходят к людям свыше.

Как мы убедимся впоследствии, божества, ангелы и духи могут править судьбами целых народов. В центре событий часто оказывается один человек. К примеру, Александр Великий и Наполеон были проводниками великого духа и в течение долгого времени вершили судьбы известного мира. Никто не мог противостоять им, и они преуспевали во всём — до тех пор, пока дух не покидал их. Тогда внезапно всё начинало рушиться.

Мы видим тот же процесс у художников и других людей искусства, которые становятся проводниками божества или духа в течение определённого периода своей жизни. Они как будто обретают свой голос и уверенно создают шедевр за шедевром, иногда преображая сознание целого поколения и даже меняя направление культурного развития. Но когда дух уходит, художник больше не может создавать такие же гениальные произведения.

 

Сходным образом, если великий дух проявляется через человека, создающего произведения искусства, тот же дух может снова проявиться через других людей, созерцающих это произведение. Один из современников Баха сказал: «Когда Бах играет на органе, даже Бог приходит на мессу».

В наши дни многие христиане верят, что Бог присутствует в хлебе и вине причастия, хотя и весьма неуловимым образом, не поддающимся точному определению даже после столетий теологических дебатов. С другой стороны, при изучении сохранившихся литургических текстов Древнего Египта, особенно «Книги отверзания уст», или летописных хроник из римского храма весталок, где описаны регулярные эпифании, или явления божеств, создаётся чёткое впечатление, что в те дни божественное присутствие было ожидаемым событием в высшей точке религиозных церемоний, причём гораздо более впечатляющим, чем на современных христианских службах. Люди древности относились к божественному присутствию с подлинным трепетом и благоговением.

Когда человека, идущего по лесу, посещала некая мысль, ему казалось, что он ощутил прикосновение ангела или божества. Он чувствовал внешнее присутствие, даже если не всегда мог точно и подробно описать его. Находясь внутри священного храма, он ощущал не только божественное прикосновение или бушующие волны света и энергии, составлявшие одеяние божества, в центре этого света он видел самого ангела или бога. В таких случаях он был твёрдо убеждён, что вступает в контакт с сущностью из духовного царства.

 

Теперь мы воспринимаем моменты озарения как внутренние события, но древние воспринимали их как воздействие внешней силы. Человек, за которым мы следили в лесу, не сомневался в том, что мыслеформа, которую он видел, была видимой и для других; сегодня это назвали бы коллективной галлюцинацией.

Мы не знаем, что делать с такими переживаниями. Мы не знаем, как себя вести при встрече с бестелесными духами. Мы не знаем, кто они такие. Часто создается впечатление, что мы находимся в поисках истинного духовного опыта, но мы редко бываем уверены в том, что когда-либо испытывали нечто подобное. В древнем мире восприятие духов было настолько сильным, что никто и не подумал бы отрицать их существование. Фактически, для людей древности было бы так же трудно отрицать существование духов, как для нас — отрицать существование письменного стола или книги, раскрытой перед нами.

Ограниченность восприятия и скудость духовного опыта сильно затрудняют веру в бестелесных духов в наши дни. В сущности, даже церковь учит, что вера достойна восхищения, потому что верить трудно; кажется, что чем больше ваша вера расходится с действительностью, тем лучше. Такое учение показалось бы абсурдным людям древнего мира.

Если вы верите во вселенную, где разум предшествует материи, если вы верите, что идеи более реальны, чем физические объекты, то вам гораздо проще принять коллективные галлюцинации, как это делали древние. С другой стороны, если вы верите, что вещество появилось раньше разума, то такие явления почти невозможно объяснить.

 

В этой истории боги и духи управляют материальным миром и показывают свою власть над ним. Мы также увидим, как бестелесные сущности иногда проникают в сознание людей без всякого приглашения. Известны случаи, когда целые общины охватывали приступы неуправляемой сексуальной экзальтации.

Именно поэтому торговля с духами всегда считалась очень опасной. В древнем мире контролируемое единение с духами и божествами было прерогативой школ мистерий.

Роберт Темпл, профессор гуманитарных наук, истории и философии науки в Луисвилльском университете США и адъюнкт-профессор истории и философии науки в пекинском университете Цинхуа, продемонстрировал, что понимание вселенной в древнеегипетской и древнекитайской культуре в некоторых отношениях превосходило наше собственное. К примеру, он доказал, что египтяне знали Сириус как систему, состоящую из трёх звёзд. Современная наука открыла этот факт лишь в 1995 году, когда французские астрономы с помощью мощного радиотелескопа засекли излучение красного карлика, впоследствии получившего название Сириус С./p>

Речь идёт о том, что Древние египтяне не были невежественными и простодушными, хотя у нас возникает искушение думать о них таким образом.

 

Одно из нелепых верований, которое нам нравится приписывать древним, состоит в том, что они поклонялись Солнцу, как если бы верили, что физический объект является разумным существом. Однако комментарий Роберта Темпла к соответствующим текстам Аристотеля, Страбона и других авторов показывает, что они рассматривали Солнце как некую линзу, через которую божество излучало свои эманации из духовного в земное царство. Другие боги и богини пользовались другими планетами и созвездиями для той же цели. По мере изменения положения небесных тел различные влияния свыше придавали истории форму и направление.

Вернувшись к человеку, идущему по древнему лесу, мы видим, что для него духи, стоящие за Солнцем, Луной и другими небесными телами, воздействовали на разные части его тела и разума. Он чувствовал, что его конечности движутся подобно летящему Меркурию, и ощущал дух Марса, бушующий внутри него в бурной реке расплавленного железа, наполненной его кровью.

Состояние его почек находилось под влиянием движения Венеры. Современная наука лишь начинает понимать роль почек в человеческой сексуальности. В начале XX века было установлено, что почки отвечают за сохранение мужского гормона тестостерона. В 1980-х годах швейцарский фармацевтический гигант Weleda начал проводить тесты, показавшие, что движения планет влияют на химические изменения, происходящие в растворах солей металлов, достаточно заметные для наблюдения невооруженным взглядом, даже когда эти влияния слишком слабы для измерения с помощью современных научных процедур. Ещё более замечательно, что эти драматические изменения происходят, когда раствор соли металла анализируется в связи с движением планеты, с которой традиционно ассоциируется данный металл. Соли меди, которые содержатся в почках, находятся под влиянием движения Венеры, а медь является металлом, который традиционно ассоциировался с Венерой. Возможно, современная наука находится на грани подтверждения того, что было хорошо известно людям древности. Венера может оказаться планетой чувственного желания вовсе не в метафорическом смысле.

 

В школах мистерий учили, что наряду с «сознанием головы» у каждого из нас, к примеру, есть «сознание сердца», которое исходит от Солнца, а затем попадает в наше внутреннее пространство через сердце. Иными словами, сердце является порталом, через который солнечный бог входит в нашу жизнь. Сходным образом некое «сознание почек» вливается в нас от Венеры и распространяется по телу и разуму через портал в наших собственных почках. Совместная работа этих разных центров осознания попеременно вызывает в нас любовь, гнев, меланхолию, беспокойство, задумчивость и так далее, формируя уникальное человеческое восприятие.

Двигаясь через наши центры осознания, божества планет и созвездий готовят нас к великим переживаниям и испытаниям. Глубинная структура нашей жизни описывается движением небесных тел.

 

В этой главе мы уже начали пользоваться некоторыми образными упражнениями из эзотерических учений. В следующей главе мы пересечем порог школы мистерий и приступим к изучению древней истории космоса.

 

 

3. Райский сад

Шифр бытия — Явление Тёмного Властелина — Народ цветов

Наука и религия сходятся на том, что в начале космос перешёл из состояния небытия в состояние вещества. Но наука мало что может сказать об этом таинственном переходе, и все её гипотезы выглядят очень надуманно. Учёные даже расходятся во мнениях, было ли вещество создано одновременно или же его создание продолжается до сих пор.

С другой стороны, среди жрецов и посвящённых Древнего мира существовало замечательное единство в этом отношении. Их тайные учения зашифрованы в священных текстах великих мировых религий. Вскоре мы раскроем тайную историю Творения, зашифрованную в Книге Бытия, где несколько знакомых фраз могут открыть целые новые миры и бескрайний простор для воображения. Более того, мы убедимся, что эта тайная история соответствует тайным учениям других религий.

 

В начале из хаоса выделилось вещество более тонкое и неосязаемое, чем свет или чрезвычайно разряженный газ. Если бы человек мог наблюдать зарю времён, он бы увидел необъятный космический туман.

Этот газ или туман был Матерью Всех Живущих и содержал всё необходимое для сотворения жизни. Богиня-Мать, как её иногда называли, претерпевала метаморфозы в ходе этой истории и принимала много разных форм под разными именами, но пока что была «пустой и безвидной землёй».

В Библии говорится о «тьме над бездною». Согласно комментаторам, работающим в русле эзотерической традиции, это означает, что Богиня-Мать подверглась атаке сухого палящего ветра, едва не уничтожившего потенциал жизни.

Человеческому взору показалось бы, что неспешно разворачивающийся туман, впервые изошедший из Божественного разума, внезапно был охвачен второй эманацией. Это была яростная буря, похожая на редкий и живописный феномен, наблюдаемый астрономами, такой как гибель массивной звезды, но здесь, в начале начал, он имел ошеломляющие масштабы и заполнил всю вселенную.

Такая картина предстала бы перед физическим взором, но духовный взор смог бы разглядеть в этом туманном облаке и ужасной буре очертания двух гигантских фантомов.

 

Прежде чем мы попробуем осмыслить эту древнюю историю космоса или понять, почему так много незаурядных людей верили в неё, важно представить её в том виде, как она излагалась в древние времена — в виде ряда ярких образов. Эти образы должны предстать в нашем воображении точно так же, как древние жрецы представляли их воображению кандидата во время ритуала посвящения.

Несколько лет назад мне довелось беседовать с одним из легендарных персонажей лондонского преступного мира — с человеком, который помог бежать из психиатрической клиники злодею Фрэнку Митчеллу по кличке Безумный Мясник, а потом, как гласит история, тоже испытал припадок безумия. Он убил Безумного Мясника выстрелом из обреза в кузове фургона, а потом со смехом искупался в его крови. Но его самое яркое воспоминание, которое он считает наиболее ужасающим, относится к числу самых ранних. Он помнит драку, которую, должно быть, видел в двух или трёхлетием возрасте.

Его бабушка дралась на кулаках посреди булыжной мостовой перед своим домом у викторианских террас старого Ист-Энда. Он помнит блеск газовых фонарей на мокром булыжнике, летящую слюну и бабушку, похожую на великаншу, обладающую сверхъестественной силой. Он помнит, как её мощные руки, загрубевшие и покрасневшие от постоянной стирки, мерно поднимались и опускались, когда она колотила другую женщину, уже лежавшую на мостовой и не способную защищаться.

 

Мы должны представить нечто подобное, когда пытаемся вообразить схватку двух титанических сил в начале времён. Богиню-Мать обычно помнят как любящую животворящую фигуру с округлыми мягкими формами, но она имеет и устрашающий аспект. При необходимости она может быть воинственной. К примеру, жители Древней Фригии называли её Кибелой, безжалостной богиней, которая ездила на колеснице, запряжённой львами, и требовала от своих приверженцев, чтобы они впадали в жестокий транс, в котором часто кастрировали себя.

Её противник выглядел ещё более пугающе: длинный, костлявый, с чешуйчатой белой кожей и сверкающими красными глазами. Наклонившись над Землёй-Матерью, Тёмный Повелитель, вооружённый смертоносным серпом, демонстрировал свою сущность всем, кто ещё не догадался о ней. Если первая эманация божественного разума превратилась в богиню Земли, то вторая эманация стала богом Сатурном.

Сатурн очерчивает границы Солнечной системы. Фактически он воплощает сам принцип ограничения. Вмешательство Сатурна внесло в акт Творения потенциал существования индивидуальных объектов, а значит, и перехода от бесформенности к царству форм. Иными словами, благодаря Сатурну во вселенной существует закон идентичности, в силу которого объекты обладают уникальными характеристиками. Благодаря Сатурну объект занимает определённое место в определённом времени таким образом, что никакой другой объект не может занимать это место или находиться в двух местах одновременно. В египетской мифологии аналогом Сатурна был Птах, слепивший Землю на гончарном колесе, а во многих мифологиях его наделяют титулом Rex Mundi — «царь мира» или «князь этого мира», поскольку он правит нашей материальной жизнью.

 

Если отдельная сущность может существовать во времени, это подразумевает, что она может прекратить существование. Поэтому Сатурн является божеством уничтожения. Сатурн поедает собственных детей. Иногда его изображают в образе Отца-Времени или самой Смерти. Из-за влияния Сатурна всё живое содержит зачатки собственной гибели. Смерть присутствует повсюду в космосе: в ярко-голубом небе, в стеблях травы, в пульсирующем «родничке» младенца и в свете глаз любимого человека. Из-за Сатурна наша жизнь нелегка, из-за Сатурна каждая палка имеет два конца, а каждая корона — это терновый венец. Если иногда жизнь кажется нам невыносимой и мы в отчаянии взываем к небесам, это происходит потому, что Сатурн доводит нас до предела.

Но всё могло быть ещё хуже. Потенциал жизни в космосе мог быть растоптан ещё до её зарождения. Тогда космос целую вечность оставался бы бескрайней пустыней мёртвого вещества.

 

В ходе этой истории мы увидим, что Сатурн возвращается в разные времена и в разных обличьях с целью мумифицировать человечество и выжать из него остатки жизни. В конце мы также увидим, что его самое решительное вмешательство, уже давно предсказанное тайными обществами, ожидается в скором времени.

В Книге Бытия о первой попытке мятежа мыслеформы против разума, создавшего её, упоминается лишь в одной короткой фразе, но мы уже говорили о том, что в этом разделе Библии речь идёт о временных рамках, не сопоставимых с теперешними. Тирания Сатурна над Землёй-Матерыо и его убийственная попытка выжать из космоса весь жизненный потенциал продолжалась целую эпоху, неизмеримую для человеческого разума.

В конце концов тирания Сатурна была низвергнута, если не полностью разгромлена, и он был водворён на надлежащее место. В Книге Бытия сказано о том, как это произошло: «И Бог сказал: да будет свет. И стал свет». Свет разогнал тьму, сгустившуюся над водами.

 

Как была достигнута эта победа? В Библии есть два рассказа о сотворении мира. Второй, в начале Евангелия от Иоанна, в некоторых отношениях более полный и помогает нам расшифровать сообщения Книги Бытия.

Но прежде чем продолжить расшифровку библейской истории Творения, мы должны обратиться к одной чувствительной проблеме. Мы уже начали интерпретировать Книгу Бытия в контексте противостояния Земли-Матери и Сатурна. Любой, кто воспитан в духе одной из великих монотеистических религий, естественным образом воспротивится такой интерпретации. Конечно, скажет он, эта политеистическая вера в богов звёзд и планет характерна для более примитивных религий древних египтян, греков или римлян.

Консервативно настроенные христиане уже сейчас могут прекратить чтение.

Современная церковь проповедует крайний и радикальный монотеизм. Отчасти это происходит потому, что господство науки оставляет мало места для Бога. В христианской теологии, дружественно настроенной по отношению к науке, Бог становится неопределённым и неопределимым имманентным свойством вселенной, а духовность представляет собой нечто большее, чем смутное ощущение единства и сопричастности с этой имманентной характеристикой.

 

Но христианство имеет корни в более древних религиях региона своего возникновения; все эти религии были политеистическими и имели астрономическую природу. Это отражено в верованиях ранних христиан. Для них духовность подразумевала общение с настоящими духами.

Христианские храмы от Шартрского собора и собора Св. Петра в Риме до маленьких приходских церквей по всему миру возводились на местах древних священных колодцев, пещер, храмов и школ мистерий. На всём протяжении человеческой истории такие места считались порталами для общения с духами, разрывами в обычной ткани пространственно-временного континуума.

Молодая наука астроархеология показала, что эти порталы сопряжены с астрономическими феноменами. В египетском Карнаке на рассвете в день летнего солнцестояния тонкий луч солнца проникает в порталы храма и проходит 500 ярдов через внутренние дворы, залы и коридоры, проникая в темноту Святая Святых.

Некоторых христиан может удивить, что эта традиция сохранилась. Все христианские церкви имеют астрономические ориентиры и обычно смотрят на восход Солнца в день того святого, которому они посвящены. Большие соборы от Нотр-Дама в Париже до Саграда Фамилиа в Барселоне покрыты астрономическими и астрологическими символами. Собор Святого Петра сориентирован точно на восток, поэтому в день летнего солнцестояния в нём происходит точно такой же феномен, как и в храме Карнака.

Современные церковные деятели дружно осуждают астрологию, но никто не может отрицать, к примеру, что все главные христианские праздники имеют астрономическую подоплеку: Пасха приходится на первое воскресенье после полнолуния, выпадающего на день весеннего равноденствия или следующего за ним, а Рождество приходится на первый день после зимнего солнцестояния, когда восходящее Солнце начинает заметно сдвигаться в обратном направлении вдоль горизонта.

 

Даже поверхностный взгляд на библейские тексты даёт понять, что современная радикально-монотеистическая интерпретация Священного Писания расходится с убеждениями авторов этих текстов. В Библии говорится о многих бесплотных духовных сущностях, включая божеств соперничающих племён ангелов, архангелов, демонов, дьяволов, Сатану и Люцифера.

Во всех религиях господствует убеждение о первенстве духа над материей. Все они описывают Творение в виде ряда эманаций и возникновения иерархии духовных сущностей божественного или ангельского порядка. Иерархия ангелов и архангелов всегда была составной частью доктрины Церкви, установленной св. Павлом, проясненной его учеником св. Дионисием, кодифицированной св. Фомой Аквинским и ярко представленной в произведениях искусства и литературы, включая Данте и многих других авторов.

Современное христианство предпочитает умалчивать об этих доктринах или обходит их стороной, но высшее руководство церкви активно подавляет лишь эзотерический аспект христианства, который состоит в том, что различные порядки ангелов отождествлялись с божествами звёзд и планет.

Хотя об этом не сообщают широкому кругу верующих, современные теологи признают, что в Библии содержится много фрагментов, которые следует понимать как упоминания об астрономических божествах. К примеру, в псалме XIX говорится: «Он поставил в них жилище Солнцу, и оно выходит, как жених из брачного чертога своего, радуется, как исполин, — пробежать поприще. От края небес исход его, и шествие его до края их, и ничто не укрыто от теплоты его». Исследование этого фрагмента и сравнение его со сходными текстами из соседних культур показывает, что здесь описан «брак» Солнца с Венерой.

Такие фрагменты можно игнорировать или рассматривать как поверхностные по отношению к главному теологическому контексту Библии. Можно заподозрить, что в них содержатся заимствования из другой культуры. Но факт в том, что после удаления целых слоёв неверного перевода и других искажений самые важные фрагменты в Библии предстают как описания божеств звёзд и планет.

 

Четыре херувима принадлежат к наиболее ярким библейским символам и фигурируют в важных эпизодах книг Иезекииля, Исайи, Иеремии и Откровения святого Иоанна. Популярные в иудейской и христианской иконографии, играющие видную роль в церковной живописи и архитектуре, они символизируются изображениями Льва, Вола, Орла и Ангела. В эзотерическом учении эти четыре херувима являются великими духовными сущностями, стоящими за четырьмя из двенадцати созвездий Зодиака. Доказательством их астрономической идентичности является символика, которая ассоциируется с ними: Вол = Телец, Лев = Лев, Орел = Скорпион и Ангел = Водолей.

Этот четверичный символизм, связанный с созвездиями, повторяется во всех великих мировых религиях. Но самый важный и красноречивый пример политеизма в христианстве содержится в истории о сотворении мира, изложенной в Книге Бытия и Евангелии от Иоанна.

Первая фраза из Книги Бытия обычно переводится: «В начале Бог сотворил небо и землю», но на самом деле любой библеист будет вынужден признать, что слово Elohim, переведённое здесь как «Бог», представляет собой множественное число. На самом деле следует читать: «В начале боги сотворили небо и землю». Клирики, не принадлежащие к эзотерической традиции, предпочитают закрывать глаза на этот загадочный феномен, но внутри этой традиции хорошо известно, что речь идёт об астрономических божествах.

 

Как уже говорилось, это можно установить при сравнении фрагмента из Книги Бытия с параллельным фрагментом из Евангелия от Иоанна: «В начале было слово, и слово было у Бога, и слово было Бог… Всё чрез него начало быть… И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». Это полезная аналогия, так как святой Иоанн не случайно упоминает о Слове. Он обращался к традиции уже древней во время его жизни и, очевидно, известной его читателям. Примерно за 400 лет до этого греческий философ Гераклит написал: «Логос (т.е. Слово) существовал прежде, чем Земля обрела бытие». Здесь важно, что в соответствии с Древней традицией те самые боги, которые «создали свет» в Книге Бытия, являются семью великими духами, которые образуют одно великое духовное влияние, исходящее от Солнца.

Таким образом, в Ветхом и Новом Завете упоминание о Роли солнечного божества в сотворении мира аналогично его роли в религиях Древнего мира.

 

Второй великий акт в драме Творения наступает, когда семеричный солнечный бог прибывает на помощь и спасает Землю-Мать от Сатурна. Перед взором воображения Солнце предстаёт в образе прекрасного и сияющего молодого человека с львиной гривой волос. Он не только воин, разъезжающий на колеснице, но и музыкант. У него много имён — Кришна в Индии, Аполлон в Греции. Явив свою мощь посреди бури, он отбрасывает тьму Сатурна, пока тот не превращается в подобие огромного дракона или змея, опоясывающего весь космос.

Затем Солнце согревает Землю и наполняет её новой жизнью. При этом оно испускает торжествующий рёв, отголоски которого доносятся до внешних пределов космоса. Этот рёв заставляет вещество космической утробы вибрировать, танцевать и образовывать узоры. Во внутренних эзотерических кругах этот процесс иногда называется «танцем субстанций». Спустя некоторое время вещество начинает сгущаться во множестве странных форм.

Здесь мы видим, как Солнце своей песней пробуждает мир к жизни.

Солнце-Лев — распространённый образ в древнем искусстве. Его появление неизменно относится к раннему этапу сотворения мира. Великолепный пересказ истории о Солнце-Льве в акте Творения был составлен в 1950-х годах. Литературные критики, не искушённые в эзотерических знаниях, упустили из виду, что цикл К.С.Льюиса «Хроники Нарнии» насыщен розенкрейцерскими образами. В его истории Солнце-Льва зовут Асланом:

«Что-то наконец начало происходить в темноте. Чей-то голос начал петь, так далеко, что Дигори даже не мог разобрать, откуда он доносится. Порою казалось, что он струится со всех сторон. Порою Дигори мерещилось, что голос исходит из земли у них под ногами. Самые низкие ноты этого голоса были так глубоки, что их могла бы вызвать сама земля. Слов не было. Даже мелодии почти не было, но Дигори никогда не слышал таких несравненных звуков… Небо на востоке стало из белого розовым, а потом золотым. Голос звучал всё громче и громче, сотрясая воздух… Расхаживая взад и вперёд по этой пустынной земле, лев пел свою новую песню, мягче и нежнее той, что вызвала к жизни звёзды и солнце. Лев ходил и пел эту журчащую песню, и вся долина на глазах покрылась травой, растекавшейся, словно ручей, из-под лап зверя. Волной взбежав на ближние холмы, она вскоре уже заливала подножия дальних гор, и новорожденный мир с каждым мигом становился приветливей».

 

Учителя школ мистерий указывали, что победа солнечного божества означала мгновенный переход от чисто минерального космоса к вселенной, наполненной растительной жизнью.

Согласно мистическим традициям, в своей самой ранней и наиболее примитивной форме растительные клетки соединялись в огромные колышущиеся структуры, похожие на сети, заполнявшие всю вселенную. В «Ведах», священных индийских текстах, этот этап Творения называется «сетью Индры» и обозначает бесконечную сеть светоносных живых нитей, переплетающихся друг с другом и образующих невообразимые сочетания.

Со временем некоторые из этих нитей начали сплетаться в более долговечные формы. Мы можем представить, на что это было похоже, если вспомним, как в детстве посещали огромную оранжерею вроде той, что находится в ботаническом саду Кью в Лондоне, где любила бывать Алиса Лидделл — девочка, вдохновившая Льюиса Кэрролла на создание «Алисы в Стране чудес». Повсюду вьются лианы, воздух насыщен влажными туманными испарениями и пронизан солнечным светом, который кажется зелёным от обилия растений.

Если бы вы могли оказаться в центре этой картины и опустились на одну из огромных зелёных ветвей, уходящих вдаль, и если бы ветвь, на которой вы сидели, внезапно пошевелилась, то вы бы почувствовали себя героем сказки, сидящим на движущейся скале, которая вдруг оказывается великаном. Потому что огромным растением в центре космоса, чьи мягкие светоносные конечности простирались ко всем четырём сторонам мироздания, был Адам.

Это был рай.

Поскольку в космосе ещё не было животного элемента, Адам был лишён желаний и не мог испытывать неудовлетворённости. Его потребности удовлетворялись ещё до того, как он мог ощутить их. Адам жил в мире бесконечной весны. Природа содержала неисчерпаемый запас пищи в виде млечного сока, сходного с соком нынешних одуванчиков. Мемориалы в память об этом блаженном насыщении дошли до нашего времени в статуях многогрудой Богини-Матери.

Со временем растительные формы становились более сложными и больше похожими на современные растения. Опять-таки, если бы вы могли видеть этот период истории космоса, то были бы потрясены зрелищем неисчислимых миллиардов трепещущих распускающихся цветков.

 

Мы показали, что тайная история сотворения мира любопытным образом соответствует некоторым этапам научной теории появления жизни. К примеру, мы видели, как на смену минеральному царству пришла примитивная растительная жизнь, за которой последовала эпоха более сложных растений. Но существует одно важное отличие, к которому я хочу привлечь ваше внимание. В тайной истории человеческая жизнь в своём развитии не только прошла через растительный этап, но и сохраняет растительный элемент как неотъемлемую часть современного человеческого существа.

Если вы выделите из организма симпатическую нервную систему и выставите её на обозрение, она будет похожа на дерево. По образному выражению одного из ведущих британских гомеопатов, «симпатическая нервная система — это дар растительного царства физическому телу человека».

 

Эзотерические учения всего мира уделяют большое значение тонким энергиям, циркулирующим в этой растительной части организма, а также «цветам» этого дерева, или чакрам. Как мы убедимся впоследствии, чакры выполняют функцию его органов восприятия. Главным центром растительного компонента человеческого тела, который питается волнами света и тепла, исходящими от Солнца, является чакра солнечного сплетения. Она называется «солнечной», так как была образована в эту эпоху, которая находилась под управлением Солнца.

 

Знание о растительном элементе человеческого тела глубже всего разработано в Китае и Японии. В китайской медицине энергетический поток растительной жизненной силы называется Ци и одушевляет человеческое тело, а болезни возникают из-за блоков и препятствий в сложной системе движения энергии. Тот факт, что современная материалистическая наука не в состоянии зарегистрировать потоки этих энергий, действующих на неуловимом уровне между человеческим духом и животной плотью, не делает китайскую или японскую медицину менее эффективной, о чём свидетельствуют многие поколения пациентов.

Наряду с медициной китайцы и японцы придают огромное значение роли солнечного сплетения в духовной практике. Если вы посмотрите на статую медитирующего Будды, то увидите человека, сосредоточившего внимание внутри себя, и этот центр его психического и духовного тяготения расположен в нижней части живота. Он отделился от жёсткой и смертоносной ментальности человеческого мозга и погрузился в свой внутренний центр (иногда называемый харой), связанный со всей жизнью на Земле. Он сосредоточен на осознании своей жизненной силы, своей общности со всеми живыми существами.

Хотя представление о чакрах стало популярным на Западе из-за распространения восточных эзотерических идей, они также играют важную роль в западной эзотерической традиции и фигурируют в произведениях египетской и еврейской эзотерической мысли. Христианство содержит не только тайную традицию о божествах звёзд и планет, но и тайное учение о чакрах.

Органы растительного тела расположены в узловых точках вдоль его ствола. Они состоят из разного количества лепестков; к примеру, чакра солнечного сплетения состоит из десяти лепестков, а надбровная чакра из двух лепестков. Семь главных чакр, расположенных в паху, солнечном сплетении, почках, сердце, горле, на лбу и на затылке, фигурируют в сочинениях Якоба Бёме XVII века и даже, как мы убедимся впоследствии, в воспоминаниях христианских святых, таких как Тереза из Авилы, где они называются «глазами души».

 

Более того, при тщательном изучении Библии можно обнаружить множество зашифрованных упоминаний о чакрах. «Рога», с которыми традиционно изображался Моисей, принято объяснять как результат ошибки из-за неправильного перевода. Но в эзотерической традиции эти рога обозначают два лепестка надбровной чакры, иногда называемой «третьим глазом». Расцветший посох Аарона символизирует активацию чакр, то есть открытие соцветий вдоль древесного ствола. Описание семи печатей в Откровении Святого Иоанна фактически соответствует активации семи чакр и предсказанию грандиозных видений Духовного мира, которые последуют за этим.

Шишковидная железа представляет собой маленькую серую железу размером с миндальный орех, расположенную в задней части головного мозга, где он соединяется со спинным мозгом. Согласно эзотерической физиологии, когда мы испытываем предчувствие, шишковидная железа начинает вибрировать, и если человек учится усиливать и продлевать эту вибрацию, в конце концов у него открывается третий глаз, расположенный посредине лба.

 

Современные анатомы открыли шишковидную железу лишь в 1866 г., когда почти одновременно были опубликованы монографии Г.У. де Граафа и Э.Болдуина Спенсера. Впоследствии было обнаружено, что шишковидная железа имеет большие размеры у детей, а в период полового созревания, когда завершается формирование различных частей и органов тела, в ней начинается процесс обызвесткования, и она заметно уменьшается, то есть наше воображение естественным образом становится менее деятельным. Теперь учёным известно, что шишковидная железа вырабатывает гормон мелатонин, и это происходит главным образом в ночное время суток. Мелатонин играет важнейшую роль в ритмах сна и бодрствования и в функционировании иммунной системы.

Если современная наука сравнительно недавно открыла шишковидную железу, древние очень давно знали о ней и понимали её функцию. Они также знали, как пользоваться ею для достижения измененных состояний осознания. Египтяне изображали её в виде змеи-урея, а в индийской литературе она изображается как «третий глаз просветления» или «глаз Шивы». Последователи Диониса изображали её в виде жезла, увенчанного еловой шишкой, а греческий анатом IV века до н.э. описал её как «сфинктер, регулирующий поток мысли».

Они рассматривали шишковидную железу как орган восприятия высших миров, окно в чудесный и яркий мир Духовных иерархий. Это окно можно было систематически открывать с помощью медитации и других тайных обрядов, вызывавших духовные видения. Недавние исследования, проведенные в университете Торонто, показали, что медитация на шишковидной железе с применением методов, рекомендованных индийскими йогами, приводит к выбросу мелатонина — вещества, которое позволяет нам видеть сны, а в достаточных количествах также вызывает галлюцинации наяву.

 

Возвращаясь к повествованию о сотворении мира и величественным образам, зашифрованным в Книге Бытия, мы видим, что тело Адама, которое сначала было очень мягким и аморфным, теперь начинает затвердевать. Как писал великий христианский мистик и философ-розенкрейцер Якоб Бёме в «Mysterium Magnum», своём комментарии к Книге Бытия, «то, что со временем превратилось в кость, теперь затвердело и стало чем-то похожим на воск». Согретые солнцем, его зелёные конечности также начали приобретать розовый оттенок.

По мере затвердевания Адама он также начал делиться на две части (это значит, что он был гермафродитом и воспроизвёл себя неполовым путём). Если правильно задать вопрос, любой знаток библеистики будет вынужден признать, что фрагмент из Книги Бытия 1:27, который обычно переводится «и сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их», на самом деле гласит: «и сотворили Боги человека по образу своему, по образу Божию сотворили его; мужчину и женщину сотворили его».

Таким образом, Ева появилась из тела Адама по растительному пути воспроизводства, сформировавшись из восковой хрящевины, служившей Адаму костью.

Потомство Адама и Евы тоже воспроизводилось неполовым путём, размножаясь при помощи звука таким способом, который был аналогичен творческому потенциалу Слова. Этот эпизод в масонской традиции описывается как «время утраченного Слова» и отражает эзотерическую веру в то, что в далёком будущем, когда Слово будет открыто заново, один лишь звук человеческого голоса сможет наделять материю жизнью.

Адам, Ева и их потомки не умирали, но время от времени погружались в сон для восстановления сил. Разумеется, такое блаженное состояние райского сада не могло продолжаться вечно, в противном случае человечество никогда не вышло бы за пределы растительного этапа своего развития.

Солнечный бог должен был отделиться от Земли… на какое-то время.

 

Разумеется, от того времени, когда боги и протолюди жили в растительной форме, не сохранилось никаких артефактов, но у нас по крайней мере есть надёжные свидетельства таких артефактов.

Греческого автора Геродота, жившего в V веке до н.э., иногда называют «отцом истории», потому что он первым попытался изучить историческое наследие и составить связное и объективное повествование о человеческой истории.

Примерно в 485 г. до н.э. Геродот посетил египетский город Мемфис. Там в огромных подземных чертогах ему показали ряды статуй бывших царей, простирающихся, насколько мог видеть глаз, в невообразимо отдалённые времена. Гуляя вместе со жрецами между рядами статуй, он подошёл к ряду из 345 колоссальных деревянных скульптур существ, правивших до Менеса, первого царя-человека. По словам жрецов, эти существа «рождались одно от другого», то есть без потребности в половом партнёре, путём растительного партеногенеза. Эти деревянные монументы, каждый из которых был снабжён табличкой с именем, историей и анналами, были свидетельством давно утраченной эпохи растительной жизни человечества.

 

 

4. Люцифер, Свет Мира

Яблоко желания — Война на небесах — Секреты дней недели

В школах мистерий сотворение мира разыгрывалось в виде трёхактной драмы. Первый акт изображал Землю-Мать под гнётом Сатурна. Это время называлось эпохой Сатурна.

Второй акт изображал рождение Солнца и его выход на защиту Земли-Матери. Это райское время «цветочного народа» называлось эпохой Солнца.

Во время воспроизведения этих великих событий кандидат в посвящённые оказывался в центре представления, которое отчасти представляло собой пьесу со спецэффектами, а отчасти спиритический сеанс. Находясь в изменённом состоянии осознания и не в силах дистанцироваться от происходящих событий, кандидат под руководством жрецов совершал нечто похожее на шаманское путешествие по духовным мирам. Драматические постановки в их нынешнем виде происходят от греческих мистерий. Это публичные представления, но в древности кандидаты никогда не видели ничего подобного до тех пор, пока не попадали в школу мистерий.

Теперь мы переходим к третьему акту, составляющему предмет этой главы. В начале происходит судьбоносное событие, о котором упоминалось в последнем разделе: Земля и Солнце отделяются друг от друга. С этих пор жизнетворные солнечные лучи не озаряют Землю изнутри, а освещают её с неба. В результате Земля остывает и становится более плотной. Она сжимается в размерах, и вся её водная поверхность оказывается покрытой Адамом, Евой и их растительным потомством.

В кульминации третьего акта кандидат в посвящённые школы мистерий, наблюдающий эту драму, увидел бы внезапную вспышку, сопровождаемую серными испарениями, когда мирная пасторальная сцена была нарушена чуждой формой жизни, рогатой и ужасающе бледной. Перед его взором предстала бы змея бесконечной длины, извивы которой протянулись в космос на миллионы миль — змея, обладающая изощрённой красотой. «Ты находился в Эдеме, в саду Божьем, — сказано в книге Иезекииля, 28:13, — и одежды твои были украшены всякими драгоценными камнями; рубин, топаз и алмаз, хризолит, оникс, яспис, сапфир, карбункул, изумруд и золото».

Кандидат в посвящённые с ужасом наблюдал бы, как змея обвивается вокруг растительного ствола Адама. Ему стало бы ясно, что он видит события, в результате которых земная жизнь мучительно перешла к следующему этапу эволюции. История о змее, обвившейся вокруг древа, содержит самый ясный образ перехода от растительной к животной жизни.

 

Начиная с XVIII века, когда материалистическое мировоззрение стало брать верх над духовным мировоззрением Древнего мира, Церковь попыталась примирить библейский рассказ о сотворении мира с научными открытиями. Это предприятие было обречено на неудачу, потому что было основано на современном, анахроничном прочтении Книги Бытия.

В Библии эволюция не рассматривается объективно, как это делает современная наука, собирающая фрагменты геологической, антропологической и археологической Информации для беспристрастной и объективной оценки. История о сотворении мира — это субъективное повествование о развитии человечества. Иными словами, история о переплетении змеи и древа представляет собой образную картину формирования позвоночника и центральной нервной системы, характерной для животных, в том виде, как этот процесс сохранился в коллективная подсознании человечества.

Снова и снова мы убеждаемся в том, что эзотерическая история не обязательно расходится с научной. Насколько мы можем судить, она рассматривает те же факты с совершенно иной точки зрения.

В предыдущей главе мы видели, как вещество, так сказать, подготовило почву, где смогла зародиться растительная жизнь. Теперь растительная жизнь стала колыбелью, в которой смогла зародиться животная жизнь. Можно сказать, что она стала той почвой, в которую упали семена животной жизни.

Это начало судьбоносного исторического эпизода, называемого Падением.

 

Кандидат в посвященные должен был самым буквальным образом испытывать ужасное ощущение опасности и катастрофы, связанные с Падением. Земля уходила у него из-под ног, и он словно проваливался в чёрную дыру, которая оказывалась змеиной ямой. В эзотерической традиции высеченная в скале камера, расположенная под Великой Пирамидой в Гизе и известная как Чертог Испытания, служила именно этой цели. Во время недавних раскопок в итальянской Байе, где находится система природных и рукотворных пещер, которую римляне считали преддверьем Нижнего мира, было обнаружено место для потайного люка над ямой, куда бросали кандидатов в посвящённые.

Кандидат на собственном опыте убеждался в том, как Люцифер и его легионы заполонили Землю полчищами извивающихся змей. Он видел, как в соответствии с принципами тайной истории вся Земля некогда кишела примитивной животной жизнью. Он также ощущал, как желание начало мучить саму Землю и заставляло её вздыматься; следы этих мучений до сих пор можно видеть во впечатляющих скальных формациях.

 

Но почему переход от растительной жизни к животной сопровождался такими мучениями? В библейском рассказе о падении человека этот аспект подчёркивается в некоторых самых мрачных фразах Ветхого Завета: «Жене сказал: умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рожать детей… Адаму же сказал… проклята Земля за тебя; со скорбию будешь питаться от неё во все дни жизни твоей. Терние и волчцы произрастит она тебе, и будешь питаться полевою травою». Итак, в результате падения люди были обречены бороться за жизнь, страдать и умирать… но почему? Под покровом этих древних слов содержится больше истин, чем может распознать современная наука. Растения воспроизводятся путём партеногенеза. Из части растения, падающей на землю, вырастает новое. Это новое растение в некотором смысле является продолжением старого, которое — опять же в некотором смысле — не умирает. Эволюция животной жизни и характерный для неё половой способ воспроизводства совершенно отличались от растительной. Вместе с горем и желанием пришли неудовлетворённость, разочарование, горе и страх.

Кто искушал Еву? Кем был змей, который воспламенил мир желанием?

Вероятно, мы все знаем ответ на этот вопрос, но на самом наивном уровне. Проблема заключается в том, что люди, ответственные за наше духовное развитие, стараются не выпускать нас из колыбели.

 

В последней главе мы упомянули о том, что Церковь скрывает свои астрономические корни, а в начале Книги Бытия содержатся зашифрованные истории о божествах планет, известных нам из других, более «примитивных» религий — о боге Сатурна, богине Земли и боге Солнца. Теперь мы снова можем наблюдать, как эта маскировка астрономических корней и радикальный монотеизм современной церкви препятствуют ясному пониманию содержания древних текстов.

Большинство людей твёрдо уверены, что христианство допускает существование только одного Дьявола. Иными словами, с точки зрения Церкви, Сатана и Люцифер являются одной и той же сущностью.

Нужно лишь окинуть текст свежим взглядом, чтобы убедиться, что авторы Библии имели в виду нечто совершенно иное. Опять-таки церковные теологи хорошо знают об этом, но не торопятся рассказывать прихожанам.

Мы видели, что Тёмный Повелитель, действующая сила материализма, отождествляется с богом Сатурном в греческой и римской мифологиях. Можно ли отождествить змея-искусителя Люцифера, наполняющего человечество животным желанием, с планетой Сатурн… или, возможно, с другой планетой?

 

Существует огромный корпус научной литературы по сравнению библейских текстов с более древними и совпадающими по времени текстами соседних культур, свидетельствующий о том, что Сатана и Люцифер — два главных воплощения зла в Библии — не являются одной и той же сущностью. К счастью, нам не нужно углубляться в изучение этой литературы, так как в самой Библии содержится недвусмысленное высказывание: «Как упал ты с неба. Люцифер, сын зари! Разбился о землю, попиравший народы» [Исайя, 14: 12].

Сын зари — это Утренняя звезда, то есть Венера. Таким образом, в Библии Люцифер отождествляется с планетой Венерой.

На первый взгляд, может показаться нелепым приравнивать римскую богиню Венеру и греческую Афродиту к Люциферу из иудео-христианской традиции. Венера/Афродита женского пола и, на первый взгляд, более благосклонно относится к людям. Но на самом деле существуют важные черты сходства.

 

И Люцифер, и Венера/Афродита связаны с животным желанием и сексуальностью.

Яблоко ассоциируется с обоими божествами. Люцифер искушает Еву яблоком, а Парис вручает яблоко Венере щедрым жестом, предшествующим похищению Елены и Троянской войне. Яблоко считалось плодом Венеры ещё и потому, что если разрезать плод поперёк, его семечки образуют пятилучевую звезду, совпадающую с траекторией Венеры на небосводе за сорокалетний период.

Люцифер и Венера — двойственные фигуры. Люцифер олицетворяет зло, но это необходимое зло. Без вмешательства Люцифера проточеловечество не смогло бы развиться за пределы растительной формы жизни. В результате его вмешательства в ход истории мы были оживлены в том смысле, что смогли двигаться по поверхности планеты, но также и в смысле желания. Животное обладает самосознанием и видит себя как отдельную сущность, что недостижимо для растений. Сказать, что Адам и Ева «увидели свою наготу», — значит сказать, что они осознали существование своих тел.

 

С древних времён до нас дошло много прекрасных изображений Венеры, но есть и устрашающие образы. За фигурой женщины несравненной красоты маячит жуткая фигура женщины-змеи.

Для более глубокого понимания этой двойственности и следующего великого события в тайной истории мира полезно будет обратиться к старогерманскому варианту мифа о Венере/Люцифере, который появился в средневековой поэзии и вошёл в основное русло мировой литературы, после того как был взят и адаптирован Вольфрамом фон Эшенбахом в поэме «Парцифаль».

Святой Михаил сверг Люцифера с трона

И отобрал заветную корону,

Но драгоценный камень выпал из неё,

К нему направлено искание твоё…

По преданию, во время падения Люцифера из его лба вывалился огромный изумруд. Это свидетельствовало о грядущих страданиях человечества от утраты третьего глаза, или надбровной чакры.

Если в результате влияния Сатаны жизнь часто становится невыносимой, то в результате влияния Венеры жизнь часто становится непонятной. Влияние Венеры вносит парадоксальный и непредсказуемый аспект в устройство вселенной.

Иными словами, с появлением Люцифера мир наполнился иллюзиями. Люцифер придаёт веществу внешний блеск и глянец, ослепляющий человечество и мешающий ему прозревать высшие истины.

Почему самое простое иногда кажется самым сложным? Почему самый неправильный поступок иногда кажется почти неотличимым от правильного? В глубине души мы знаем, что должны делать, но в нас присутствует другой, чуждый элемент, который стремится сбить нас с пути. Элемент Люцифера глубоко проникает в саму физиологию людей, желания вступают в опасные сочетания с иллюзиями и заблуждениями. Из-за влияния Люцифера «доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Послание к Римлянам, 7:19). Здесь Святой Павел, который был посвящён в мистическую традицию, говорит о том, что какая-то часть человеческого существа всегда видит правду, но её часто подавляет другой аспект, который находится во власти Люцифера.

 

Современная наука никогда не ставит вопросы о происхождении иллюзий, воображения или силы воли. Но для древних иллюзии, воображение и сила воли принадлежали к величайшим силам вселенной и обитали в трёхмерном пространстве, а не только в нашем сознании. Для них история Творения была неразрывно связана с возникновением этих сил.

Фридрих Ницше сказал: «Если внутри вас нет хаоса, вы не можете создать танцующую звезду». Люди никогда бы не получили свободу для творчества и любви, если бы они не могли совершать ошибки, заблуждаться и строить иллюзорные планы. Из-за Люцифера мы далеко не всегда верим в очевидные вещи. Мы часто верим в то, во что хотим верить. К примеру, жизнь знакомого человека может показаться нам чередой неудач или воодушевляющим успехом в зависимости от нашей точки зрения.

 

На заре бытия, когда богиня Земли подверглась нападению Сатурна, молодой бог Солнца явился защитить её и после великой битвы на небесах нанёс Сатурну поражение. Кандидат в посвящённые, которому показывают тайную историю мира, уже видел эту битву. Теперь ему предстоит стать свидетелем другой битвы, в которой противником был огромный змей, проникший в рай и осквернивший его.

Кому предстояло стать новым защитником в этой битве?

Как и в том случае, когда Церковь объединила Сатану и Люцифера с целью скрыть свои астрономические корни, теперь нам нужно распутать другой умышленно созданный клубок образов.

 

В первых главах Книги Бытия, где повествуется о сотворении мира, слово «Элоим» обычно переводится как «Бог». Далее в Библии этот термин не упоминается, а «Бог» обычно даётся в качестве перевода имени Иегова. Библейские исследователи, работающие вне русла эзотерической традиции, объясняют два разных имени одного Бога наличием двух разных литературных традиций, вероятно, относящихся к разным периодам и объединенных при позднейшей редактуре.

Однако учёные, работающие в эзотерической традиции, имеют гораздо более простое объяснение. Элоим и Иегова — не разные имена одной и той же сущности, но имена разных сущностей. Элоим, как мы могли убедиться, является собирательным именем для Семи Духов, объединившихся в форме бога Солнца, в то время как Иегова обрёл бытие, когда один из этих семи отошёл от остальных для защиты Земли от Венеры.

 

Для того чтобы определить истинную астрономическую сущность Иеговы, нам нужно вернуться к иконографии его соперницы Венеры. Следует помнить и о том, что для древних история происхождения космоса во многом была историей формирования человеческого восприятия и его характерных особенностей, а не только физической вселенной. Иными словами, она в равной степени относилась к принципам человеческой природы и к законам окружающего мира.

Человеческая природа устроена таким образом, что любая способность противостоять животным инстинктам — тому, что удерживает нас от низведения на животный уровень — происходит от способности мыслить и рассуждать. Венеру традиционно изображали с зеркалом, но она носила его не из тщеславия, как предполагается в наши дни. Зеркало было символом созерцания и размышления, направляющего желания.

Божество созерцания и размышления было лунным божеством. Во всех древних культурах Луна управляет не только плодородием, но и человеческой мыслью.

 

Жрецы-посвящённые верили, что для создания условий, необходимых для появления человеческой мысли, космос должен был быть упорядочен определённым образом. Иными словами, человек мог увидеть в глубине души собственное отражение, если Солнце и Луна располагались в небе таким образом, чтобы Луна отражала солнечный свет на Землю.

Они верили, что этот небесный порядок воспроизводится в меньшем масштабе внутри человеческой головы. Там шишковидная железа соответствовала Солнцу, а органом, отражающим и модифицирующим видения, получаемые шишковидной железой из духовного мира, был гипофиз.

Такое утверждение может показаться фантастическим и даже безумным, но для древних оно соответствовало их повседневному опыту. Они следили за незначительными изменениями в своём сознании, которые для них соответствовали изменениям положения Солнца и Луны. Читатели могут сами выяснить, становятся ли их сны более яркими, когда полная Луна светит на небосводе.

 

Бог Луны был известен иудеям под именем Иеговы, а мусульманам — под именем Аллаха.

Кульминацией великой космической драмы, когда Земля могла превратиться в преисподнюю, навстречу Люциферу поднялась новая сила. Если раньше семеро Элоим объединили свои силы для обуздания Сатурна/Сатаны, то теперь один из этих семерых отделился от остальных и стал богом Луны, который вступил в единоборство с Венерой /Люцифером.

Эта великая космическая битва с Венерой сохранилась в народных преданиях по всему миру — к примеру, в легенде о битве Кришны со змееподобным демоном Калией и в мифах о битве Аполлона с Пифоном и победе Персея над чудовищной Медузой Горгоной, когда он спас Андромеду, воспользовавшись своим щитом как зеркалом.

Ветхозаветный Иегова — ревнивый, сердитый и воинственный бог. В иудейской традиции воинство Иеговы возглавляет архангел Михаил. Как говорится в книге Откровение: «И произошла на небе война: Михаил и ангелы его воевали против дракона. И дракон, и ангелы его воевали против них… И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый Диаволом и Сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю…» (Откровение, 12:7, 9).

 

Итак, в третьем великом акте драмы Творения бог Луны одержал грандиозную победу.

Так началась лунная эпоха. Первые три космических эпохи — минеральная, растительная и животная — сохранились в названиях первых трёх дней недели*. Они названы в честь трёх небесных тел в указанном порядке только по этой причине.

 

 

5. Боги, любившие женщин

Нефилим — Генетическая инженерия и человечество — Боги-рыбы — Настоящая история происхождения видов

Теперь мы собираемся рассмотреть один из наиболее тёмных и постыдных эпизодов в мировой истории. Даже тайные общества иногда окутывают его покровом секретности.

Одним из первых историков был вавилонский жрец, живший во времена Александра Великого. Из немногочисленных сохранившихся фрагментов его текстов явствует, что Беросс, как и Геродот до него, изучал «списки царей», вырезанные на стенах храмов, и углублялся в секретные жреческие архивы.

В сохранившихся фрагментах сочинения Беросса содержится учение о происхождении земли, неба и расы гермафродитов, двуполых людей, размножавшихся с помощью партеногенеза.

Беросс описывает, как Земля была населена первобытной расой. Потом на морском берегу появилось чудовище по имени Оан: «Тело у него было рыбье, а из-под рыбьей головы росла другая голова, и подобным же образом человеческие ноги росли рядом с рыбьим хвостом. Голос же у него был человеческий; изображение его и теперь ещё сохраняется…»

«Это существо дни проводило среди людей, не принимая никакой пищи, и научило людей грамоте, и математике, и владению искусствами разного рода, научило жить в городах, основывать храмы, устанавливать законы, и геометрии научило, и показало, как собирать зерно и плоды, и вообще научило всему, что относится к культурной жизни…»

«С заходом солнца это существо, Оан, ныряло назад в море и ночи проводило в пучине, потому что оно было амфибией. Позже появились и другие существа, подобные этому…»

 

Сходные истории о рыбообразных божествах, которые внезапно появляются на Земле и становятся учителями человечества, можно найти в других традициях, к примеру, в индийских сказаниях о Матсийе, первом аватаре Вишну, в легендах древних финикийцев о Дагоне, который научил человечество искусству орошения, и в легендах о древних богах-рыбах племени догонов в Западной Африке. По сообщению Плутарха, на самых ранних изображениях Зевса он представал в образе мужчины с рыбьим хвостом; этот образ сохранился в греческой мифологии в лице его брата Посейдона.

Некоторые современные авторы, не связанные с эзотерической традицией, усматривают в этой рыбной символике свидетельство инопланетного вторжения на Землю в древние времена. Предполагалось даже, что раса людей была выведена инопланетными захватчиками с помощью методов генетической инженерии. Это наглядный пример извращённого толкования эзотерических текстов и очередная неудачная попытка объяснить их с материалистической точки зрения.

Если бы наш кандидат имел достаточно высокий уровень посвящения, он бы узнал правду в том виде, как её сейчас собираемся узнать мы с вами.

В Книге Бытия есть фрагмент, на первый взгляд не связанный с рыбообразными божествами, но тоже повествующий о вторжении существ из другого царства:

«Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. И сказал Господь: не вечно духу Моему быть пренебрегаемым человеками, потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет.

В то время были на земле исполины, особенно же с того времени как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им. Это сильные, издревле славные люди.

И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле и что все мысли и помышления, сердца их были во зло во всякое время» (Быт., 6:1-5).

 

Как можно истолковать этот фрагмент? Словосочетание, которое здесь переведено как «сыны Божии», в других текстах Библии обозначает ангелов или небесных посланников. Но если ангелы вступали в половую связь с женщинами, разве эго не подразумевает, что они каким-то образом понизили свой статус для участия в делах бренного мира? И возможно, им это слишком понравилось?

 

Как я уже говорил, мы пытаемся проникнуть в один из наиболее тёмных эпизодов тайной истории человечества, и эти пять строф из Книги Бытия могли бы остаться совершенно непонятными, если бы такой же эпизод не был раскрыт более подробно в других древнееврейских текстах, особенно в книге Еноха.

Эта книга была исключена из главного корпуса библейских текстов в 300-400 г. н.э., но предания о её существовании, учении и содержании сохранялись в масонских кругах. В 1773 году её манускрипт в очень плохом состоянии был обнаружен в одном из эфиопских монастырей шотландским исследователем Джеймсом Брюсом, который таким образом подтвердил старинные масонские предания.

Несмотря на то что книга Еноха не входит в канон христианских писаний, составленный в IV веке, авторы Нового Завета достаточно высоко ценили и цитировали её, придавая ей статус, близкий к Священному Писанию. Нет сомнений, что Иисус Христос был знаком с её идеями «грядущего царства» и «суда над миром». Более того, фраза, прозвучавшая во времени Преображения Господня («Это сын мой возлюбленный, Его слушайте»), указывает, что Иисус Христос является тем, чей приход был обещан в книге Еноха.

 

Вот что в книге Еноха говорится об ангелах, которые любили женщин:

«И случилось, — после того как сыны человеческие умножились в те дни, у них родились красивые и прелестные дочери. И ангелы, сыны неба, увидели их, и возжелали их, и сказали друг другу: «давайте выберем себе жён в среде сынов человеческих и родим себе детей»! И они взяли себе жён, и каждый выбрал для себя одну; и они начали входить к ним и смешиваться с ними, и научили их волшебству и заклятиям, и открыли им срезывания корней и деревьев.

Они зачали и родили великих исполинов, рост которых был в три тысячи локтей….» (Енох, 6: 1–4).

Впоследствии Енох удостоился путешествия на Небо, где мятежные ангелы попросили его ходатайствовать перед Богом от их имени, но когда Енох попытался это сделать, Бог отверг их и послал его обратно.

«Иди и скажи Хранителям, которые послали тебя ходатаем за них: вы должны просить за людей, а не люди за вас…»

Затем история о мятежных ангелах, или Хранителях, пересказывается самим Богом с дополнительными подробностями:

«Зачем вы оставили вышнее, святое, вечное небо, и преспали с жёнами, и осквернились с дочерьми человеческими, и взяли себе жён, и поступали как сыны земли, и родили сынов-исполинов? Будучи духовными, святыми, в наслаждении вечной жизни, вы осквернились с жёнами, кровию плотской родили детей, возжелали крови людей и произвели плоть и кровь, как производят те, которые смертны и тленны…

И теперь скажи стражам, которые послали тебя, чтобы ты просил за них, и которые жили прежде на небе, теперь скажи им: «Вы были на небе, и хотя сокровенные вещи не были ещё открыты вам, однако вы узнали незначительную тайну и рассказали её в своем жестокосердии жёнам, и чрез эту тайну жёны и мужья причиняют земле много зла.

Скажи им: «Для вас нет мира» (Енох, 6: 15–16).

 

В Послании Иуды (6:6) сказано: «И ангелов, не сохранивших своего достоинства, но оставивших своё жилище, соблюдает в вечных узах под мраком на суд великого дня». Коммодий, христианский автор III века, писал: «Женщины, совращавшие ангелов, были столь хитроумны, что те больше не захотели возвращаться на небо».

 

Но за этими странными разрозненными намёками скрывается целый ряд хорошо знакомых персонажей. В одном из вариантов книги Еноха можно найти последний, решающий намёк на подлинную сущность этих «падших ангелов»: их было семеро.

Во всех преданиях говорится о семи великих божествах Солнечной системы. Мы снова видим, что в библейском повествовании зашифрованы истории о тех же самых астрономических богах, которые были хорошо известны в Древней Греции и Риме.

 

Ангелами, вступавшими в связь со смертными женщинами, были олимпийские боги.

Мы убедились в том, что в Библии содержится зашифрованная история сотворения мира, где главные роли играют Сатурн, Земля, Солнце, Венера и Луна. Мы прошли от возникновения материи до растительного этапа и первых признаков животной жизни на Земле. Следующая эпоха ознаменовалась появлением богов Солнечной системы. Юпитер (известный грекам под именем Зевса) стал владыкой богов, а божества Марса и Меркурия тоже появились на сцене в эту эпоху. Младенца Юпитера приходилось прятать от его отца Сатурна. Земля-Мать держала Юпитера на острове Крит в глубокой подземной пещере. Лишённый общества других богов, молодой Юпитер питался молоком нимфы в облике козы и мёдом священных пчёл.

Земля-Мать скрывала Юпитера в этой пещере, так как боялась, что Сатурн и титаны, старшие дочери и сыновья Сатурна, убьют его. Она знала, что рождение Юпитера предвещало окончание господства Сатурна, но переход от одной эпохи к другой всегда бывает мучительным. Старый порядок всегда пытается продержаться дольше отведённого ему времени.

 

Титаны были подручными Сатурна. Они хотели поглотить новую жизнь и создать то, что Мильтон, хорошо знакомый с тайной историей, называл «вселенной Смерти».

Титаны навсегда остались врагами Юпитера. Они не смогли убить его в младенчестве, но не прекращали войну с ним, которая шла с переменным успехом до тех пор, пока Юпитер не разгромил их и не заключил в подземную темницу. Там эти великие силы материи стали частью самой структуры Земли, и каждый раз, когда вулканы начинали грозно рокотать, древние слышали их недовольство.

После победы над Титанами Юпитер на время стал непререкаемым правителем горы Олимп, владыкой богов и божеством новой эпохи. Земля дрожала, когда он встряхивал своими величественными кудрями. Он был единственным божеством, достаточно сильным для того, чтобы метать молнии.

 

В своем шедевре «Брак Кадма и Гармонии» великий итальянский учёный и писатель Роберто Калассо, многое сделавший для того, чтобы приобщить обычных читателей к знанию тайной истории, стоящей за древними мифами, выразился следующим образом: «Олимп — это мятеж лёгкости против точности». Иными словами, олимпийские боги — Юпитер, Аполлон, Марс, Меркурий, Диана, Афина и другие — восстали против ограничений, наложенных Сатурном. Олимпийцы летали по воздуху, совершали волшебные подвиги и побеждали ужасных чудовищ. Эта была блестящая и живописная эпоха, до сих пор волнующая человеческий разум и вдохновившая его на создание некоторых самых замечательных памятников живописи, скульптуры и литературы.

Вместе с тем эта эпоха была наполнена ощущением угрозы и нравственного упадка. Молнии Сатурна прорывались через плотный туман тестостерона, тяжкие испарения животной страсти, тупое бездушие животной ярости. Юпитер изнасиловал Каллисто, и она превратилась в медведя. Он изнасиловал Ио и превратил её в корову. Он наказал Викаона за каннибализм, превратив его в волка. Вожделение Аполлона к Гиацинту заставило прекрасного Юношу превратиться в цветок, а изнасилованная Дафна превратилась в лавровый куст.

 

Следует отметить, что все эти мифы связаны с умножением и расцветом природных форм, с почти бесконечным разнообразием животных и растений, заполонивших нашу планету. Зевс лишён нравственности в том смысле, который содержится в заповедях Моисея, но он и другие олимпийцы управляют безудержным плодородием и разнообразием биологического мира.

 

Но как быть с историей о рыбообразных божествах? Как она согласуется с вышеизложенным?

Мы видели, что во многих мифологиях по всему миру есть странная история о появлении рыбообразных богов, и упомянули о том, что даже Юпитер в одном из своих древнейших изображений принадлежал к таким божествам. Мифы о Юпитере и других олимпийских богах повествуют о размножении и процветании животных форм. Если свести воедино эти два факта, возникает захватывающая коллизия.

Может быть, в древних мифах предвосхищалась современная научная идея о том, что животная жизнь развилась до человеческой формы из рыбообразных?

В таком случае, это будет поразительное открытие.

Дарвиновское описание эволюции видов представляет собой одно из величайших научных открытий наряду с открытиями Галилея, Ньютона и Эйнштейна. Возможно ли, что жрецы школ мистерий знали об эволюции видов много тысяч лет назад? Доказательства этого утверждения, которое сначала может показаться невероятным, написаны в небе сияющими буквами, которые может видеть каждый.

 

Мы взламываем шифр космоса. Мы видели, что самые ранние исторические эпизоды можно понять в контексте упорядоченного сотворения Солнечной системы. Один за другим Сатурн, Солнце, Венера, Луна и Юпитер создавали исходные условия, обеспечившие возможность для эволюции жизни на Земле. Эта последовательность привела нас к возникновению животной жизни и самосознания, а также разнообразию животных форм.

Для того чтобы понять историю развития этих форм, мы снова должны обратиться к астрономии и рассмотреть замкнутую последовательность создания планет по представлению древних: созвездия Зодиака.

Для древних силы природы впадали в зимнюю спячку, а затем пробуждались и являли свою силу в энергии весны. Созвездие, в котором Солнце восходило весной, имело для них очень важное значение. Солнце «оживляло» это созвездие, наполняло его энергией и увеличивало его силу, формирующую мировую историю.

Из-за незначительного колебания земной оси нам кажется, что Солнце медленно движется назад на фоне звёзд. В течение примерно 2160 лет Солнце восходит в одном и том же созвездии, а затем переходит к следующему. Сейчас мы находимся в эпохе Рыб и ожидаем начала эпохи Водолея. По мере того как одно созвездие следует за другим и одна эпоха сменяет другую, симфонические вариации музыки сфер возвещают о новых событиях. Цикл одушевляющих сил или инстинктивных побуждений, пронизывающих космос, перемещается на новый план бытия.

 

Для нас двенадцать зодиакальных созвездий соответствуют месяцам года. Телец следует за Овном, Близнецы следуют за Тельцом и так далее. В большом цикле, измеряемом появлением этих созвездий в дни весеннего равноденствия, они движутся в обратном порядке. Телец следует за Близнецами, Овен следует за Тельцом и так далее. Этот феномен известен как прецессия. Среди учёных есть некоторые разногласия по поводу того, когда древним впервые стало о нём известно.

Прорыв в этом направлении произошёл в конце 1950-х годов, когда Джорджио де Сантильяна, профессор истории и философии науки в Массачусетском университете, и Герта фон Деченд, профессор истории науки во Франкфуртском университете, опубликовали книгу «Мельница Гамлета». Эта книга, изобилующая полезными сведениями, заново открыла астрономический аспект мифологии, давно забытый за пределами тайных обществ. Их главный тезис заключается в том, что во всей мифологии и даже в литературе от «Царя Эдипа» до «Гамлета» история лишенного наследства сына, который наносит поражение своему дяде для возвращения отцовского трона, представляет собой описание астрономического события: одна прецессионная эпоха сменяет другую.

 

Но в «Мельнице Гамлета» по сути дела представлена статичная модель. Там показано, что прецессия зашифрована в одном конкретном архетипе, но не говорится о том, каким образом смена правящих созвездий позволяет нам упорядочить различные слои мифа в правильной хронологической последовательности.

Давайте рассмотрим эту последовательность в контексте исторической реальности, которая стоит за мифом о Юпитере и других богах, согласно эзотерической традиции.

Поскольку мы рассматриваем историю, запечатлённую в мифах, особенно в мифах об олимпийских богах, то естественным образом представляем себе существ, анатомически сходных с современными людьми. Однако следует помнить, что эти мифы описывают существ, представавших воображаемому взору. Для физического взора, если таковой существовал, они выглядели бы совершенно по-другому.

 

Дело в том, что эти воображаемые картины представляют зарождение и развитие примитивных форм жизни.

В мифологическом контексте эпоха первой морской жизни была ознаменована господством Юпитера, но в контексте прецессии зодиакальных созвездий она известна как эпоха Рыб. Когда Солнце начало восходить в созвездии Рыб, новая форма жизни возникла из полужидкой субстанции, покрывавшей поверхность Земли. Это была древнейшая эмбрионическая форма рыбообразной жизни, нечто похожее на современную медузу.

Древние рассматривали этот эволюционный импульс как божественное побуждение. В Египте это чудесное событие — появление животной жизни — было известно как рождение Гора и на древнейших изображениях Гор, как и Юпитер, предстает в образе полурыбы-получеловека.

Мы снова видим, что греки, египтяне и иудеи почитали одного и того же бога в разных культурных обличьях.

Следующей прецессионной эпохой была первая эпоха Водолея. Тогда происходила эволюция амфибий, гигантских плавающих существ, напоминающих современных дельфинов, но с перепончатыми конечностями и треугольными головами. В основании этого треугольника находилась шишковидная железа, иногда выпирающая у некоторых рептилий из головы, таких как ящерица вида Tuatara из Новой Зеландии.

 

Шишковидная железа была главным органом восприятия этих проточеловеческих существ. Чувствительная к состоянию других живых существ, она помогала улавливать их внутреннюю сущность. Протолюди также могли интуитивно прозревать природу растений и оценивать их пригодность для еды или лечения, как это умеют некоторые животные. А поскольку законы природного роста ещё не были полностью сформированы, они также могли разговаривать с растениями, чтобы, как говорится в древних иудейских сагах, «заставить дерево приносить плоды или сделать колосья пшеницы высокими, как ливанские кедры».

Впоследствии эти протолюди были идеализированы в образе единорога. Богиня Земли внушала им, что нужно делать с помощью ясновидения, так что природный закон совпадал с нравственным законом. Эта историческая истина великолепно изображена на знаменитом гобелене в Клюнийском музее в Париже, где единорог кладёт голову на колени девственнице.

В нашей коллективной памяти единорог сохранился как существо, за которым ведётся постоянная охота. Люди могли искать спасения, прильнув к коленям Земли-Матери, но мир становился всё более опасным местом. Желания, первоначально существовавшие независимо от человечества и не включённые в проточеловеческую форму, дикие и необузданные, продолжали существовать в виде мифологических драконов. Они терроризировали остальной мир.

 

Когда болотистая поверхность земли стала затвердевать и появилась суша, начался следующий этап развития человеческой формы. Это была эпоха Козерога, когда у протолюдей появились конечности для ползания и они начали приобретать всё более отчетливые животные желания.

Согласно древней мудрости, появление Марса привело к эволюции теплокровных животных. Оно ознаменовало время перехода от ящероподоблых амфибий эпохи Козерога к сухопутным животным эпохи Стрельца.

В красной крови содержится железо Марса, которое создаёт условия для возникновения эготизма, причём не только в смысле здорового стремления к выживанию. По мере того как Земля становилась всё более плотной и сухой, она сжималась в размере, и в результате любое существо могло преуспевать лишь за счёт других существ. Марс правит жестоким аспектом человеческой природы; из-за него мы радуемся, когда подчиняем своих собратьев и испытываем эйфорию от господства над другими людьми.

Когда протолюди стали полностью сухопутными существами, возникла необходимость в новых способах общения. Под влиянием Меркурия у людей развилась грудная клетка с более совершенным дыхательным и речевым аппаратом. Меркурий также способствовал появлению более гибких и цепких конечностей для выполнения сложных действий и улучшения навыков общения. Он был посланцем и писцом богов, известным грекам под именем Гермеса, а египтянам под именем Тота.

Меркурий также был богом обмана и воровства.

 

В этой главе мы рассмотрели комментарий к Книге Бытия наряду с египетскими и греческими преданиями. Такой способ интерпретации или расшифровки Библии был разработан неоплатониками и ранними каббалистами, а впоследствии принят на вооружение эзотерическими обществами, особенно розенкрейцерами. Многое из того, о чем мы говорили, можно найти в сочинениях автора XVII века Роберта Фладда (оказавшего большое влияние на создание «Потерянного рая» Мильтона), а несколько позже Якоб Бёме написал свой комментарий к Книге Бытия под названием «Mysterium Magnum». Огромная работа по прояснению этих комментариев и включению знаний розенкрейцеров в современное мировоззрение была проделана австрийским учёным и посвящённым высшего уровня Рудольфом Штайнером, чьё Антропософское общество, наверное, было лучшим продолжателем подлинной традиции розенкрейцеров.

 

Однако даже за пределами эзотерической традиции общепризнано, что у древних цивилизаций по всему миру существует удивительное сходство между образами, ассоциировавшимися с последовательностью зодиакальных созвездий. Это ещё более удивительно, принимая во внимание, что рисунок созвездий при наблюдении с поверхности Земли почти не напоминает эти символические образы.

Древние видели в последовательности этих созвездий историю человечества и всего мира, сохранившуюся в коллективной памяти. Для них история мира была запечатлена в звёздах.

То, что принято считать современной теорией, положившей конец старинным предрассудкам, на самом деле является частью древнего мировоззрения. Понимание упорядоченной эволюции видов возникло за тысячи лет до того, как Дарвин отправился в плавание на корабле «Бигль».

 

Эта тайная история была зашифрована в Зодиаке, записана такими посвящёнными, как Якоб Бёме и Роберт Фладд, и сохранена до нашего времени эзотерическими обществами масонов и розенкрейцеров, но её умышленно преподавали таким образом, чтобы она оставалась непонятной для непосвящённых.

В XIX веке, после того как священные индуистские тексты были впервые переведены на европейские языки и широко опубликованы, огромный корпус эзотерических знаний, ранее тщательно охраняемых, стал доступен для общего употребления. Увлечение этими идеями привело к вспышке интереса к каббале и другим тайным западным учениям. Многие интеллектуалы того времени пытались применять научную методологию к духовным понятиям и спиритическим феноменам.

В 1874 году Чарльз Дарвин посещал сеансы кружка спиритистов вместе с романистом Джорджем Элиотом. Альфред Уоллес, соперник Дарвина, принял участие в нескольких контролируемых спиритических экспериментах; он верил, что эти явления можно измерить и подтвердить точно так же, как и другие природные феномены. Как мы убедимся впоследствии, многие видные умы, включая учёных, находили в эзотерической философии здравое зерно и верили, что наука в конце концов объяснит сверхъестественные явления или вступит в органичный союз с духовными учениями.

 

Фридрих Макс Мюллер был молодым немецким учёным, который в 1840-х годах трудился над переводом «Ригведы» в Ист-Индской компании, а потом получил профессорское кресло в Оксфорде. Он перевёл 50 томов священных книг Востока и впервые сделал восточные эзотерические доктрины широко доступными. Он также дружил с Дарвином и поддерживал с ним регулярную переписку.

«Происхождение видов» было опубликовано в 1859 году.

Согласно тайной истории, эволюция видов не представляла собой картину равномерного прогресса, как полагает наука. В ней были скачки и повороты, имевшие важное значение для нашего понимания собственной физиологии и устройства психики. Кроме того, были тупики, фальстарты и даже умышленные попытки саботажа. С другой стороны, змеи, пауки, жуки и паразиты сформировались под тлетворным влиянием тёмной стороны…

 

В соответствии с тайной доктриной, современные животные приобрели свои нынешние формы под влиянием звёзд и планет. К примеру, для львов это было созвездие Льва, для быков — созвездие Тельца и так далее. Кентавры, русалки, сирены, фавны и сатиры были анатомическими предшественниками современных людей и представляли разные переходные этапы на пути к их формированию.

В соответствии с космическим планом все биологические формы будут постепенно включены в человечество, которому суждено быть венцом Творения. По мере того как боги подводили человечество всё ближе к современной анатомии в том виде, как мы её знаем, они принимали отчасти животные, отчасти человеческие формы, сохранившиеся в шумерских, египетских, персидских и вавилонских преданиях. Впоследствии они приобрели анатомически совершенные человеческие формы, запечатлённые в мифологии последних великих цивилизаций древнего мира, греческой и римской. К примеру, в египетской мифологии богиней планеты Венеры была Хатор с головой коровы, а божеством Меркурия был Анубис с головой шакала. Тех же самых богов почитали в античной Греции в более развитой и совершенной форме.

 

В древних текстах, описывающих эту эпоху, часто встречаются упоминания о великанах. Автор «Книги Еноха», писавший в иудейской традиции, и Платон, писавший в греческой традиции, сходятся на том, что в допотопные времена на Земле существовала раса исполинов. Предания о допотопной расе великанов можно найти по всему миру, от индийских племён данавов и дайтиев до мяо-цзе в Китае. В «Диалоге между Силеном и фригийцем Мидасом», сохранившемся в виде нескольких фрагментов со времен Александра Великого, Силен говорит, что «люди тогда были вдвое выше самых высоких людей нашего времени и жили вдвое дольше». Согласно тайной традиции, гигантские статуи в афганской долине Бамиан, недавно уничтоженные талибами, представляли собой не три статуи Будды, а три скульптурных изображения великанов в натуральную величину — высотой 173, 120 и 30 футов. Гипсовые одеяния, делавшие их похожими на Будд, были наложены на каменные скульптуры позднее. Этнограф XIX века писал, что местные жители считали их статуями мяо-цзе, великанов из китайского предания.

Предполагается, что знаменитые статуи острова Пасхи тоже хранят память о подлинном росте исторических великанов.

 

Были и тупиковые линии, порождающие уродов: одноногих людей, насекомоподобных людей, хвостатых людей. Манефон, египетский историк III века, также записал предания о потомстве «ангелов», спускавшихся к людям: «Они… порождали крылатых людей и других, с четырьмя крыльями и двумя лицами, а также людей с одним телом и двумя головами, с козлиными рогами и копытами, быков с головой человека и четырехглавых собак с чешуйчатыми рыбьими хвостами… и других чудовищ, в том числе всевозможных драконов».

Эта эпоха запечатлена в великих мифах, а её отголоски содержатся в великих произведениях фэнтезийной литературы, таких как «Властелин колец» Дж.Р.Р.Толкина или в книгах К.С.Льюиса о Нарнии. Эта литература представляет современную отдушину коллективной памяти того времени, когда люди жили на Земле вместе с великанами, драконами, русалками, кентаврами, единорогами, фавнами и сатирами. Легионы гномов, сильфов, нимф, дриад и других существ служили богам, а люди сталкивались с ними в повседневной жизни, сражались с ними и иногда влюблялись в них.

 

Согласно тайной истории, последними существами, воплотившимися на Земле до людей, были человекообразные обезьяны. Они появились потому, что некоторые человеческие души слишком рано устремились к земной инкарнации, до того как была усовершенствована человеческая анатомия.

Таким образом, согласно тайной истории, неправильно говорить, что люди произошли от обезьян, скорее обезьяны представляют собой выродившуюся ветвь человечества.

 

Ни одно из сказочных созданий не оставило никаких следов в ископаемой летописи. Тогда почему великие исторические деятели всех эпох, посвящённые в тайные общества, верили в них? Почему разумный человек должен хотя бы задуматься над такой возможностью?

 

 

6. Убийство Зелёного короля

Исида и Осирис — Пещера черепа — Палладия

В то время, о котором повествуется в мифах об Олимпе, боги ходили среди людей. Но история последнего бога, правившего как земной царь, полнее всего описана в египетских, а не в греческих преданиях. Египтяне безусловно верили, что их самый великий бог некогда жил среди них, вёл их в бой и был мудрым и справедливым правителем.

Геродот описал свой визит в святилище, где якобы был похоронен Осирис. «Во дворе стоят гигантские каменные обелиски, а рядом с ним находится круглое искусственное озеро. На этом озере по ночам египтяне проводят свои мистерии и исполняют Чёрный Ритуал в честь смерти и возрождения существа, чьё имя я не осмеливаюсь назвать. Я знаю, что происходит… но больше не скажу ни слова».

К счастью, мы можем дополнить этот многозначительный рассказ историей Осириса в изложении Плутарха, посвящённого жреца Дельфийского оракула. В дальнейшем я буду пользоваться текстом Плутарха в качестве основы и вставлять дополнительный материал из других источников.

Для начала представим мир, истерзанный войной, опустошаемый чудовищами и дикими животными. Осирис был великим охотником, «властелином животных», которого помнили как охотника Ориона в греческой мифологии и охотника Эрна в скандинавской мифологии. Кроме того, он был великим воином. Он избавил Землю от хищных тварей и разгромил армии захватчиков.

Но этот великий воин погиб не в схватке с чудовищами и не на поле боя, а из-за внутреннего врага.

 

По возвращении из очередной военной кампании Осириса приветствовали восторженные толпы, подданные любили его. Хотя внешние силы постоянно нападали на царство Осириса, его правление называли золотым веком. Это была эпоха общественного и гражданского благоденствия. Имя Осириса связано с осеменением (ourien значит «семя»), и то, что мы сегодня называем Поясом Ориона, является эвфемизмом. В древности это был пенис, который становился эрегированным по мере продвижения нового года. Всё это должно обратить наше внимание на сильный сексуальный подтекст в последующей истории.

Осирис принял приглашение от своего брата Сета явиться на торжественный обед, чтобы отпраздновать победу.

Некоторые говорили, что Осирис спит с прекрасной темнокожей Нефтидой, женой Сета и сестрой его собственной жены Исиды. Послужило ли это мотивом для убийства? Возможно, Сету этого не требовалось. Причина его враждебности заключена в его собственном имени. Он был эмиссаром Сатаны.

 

После обеда Сет объявил о начале забавной игры. Он изготовил красивый ящик, похожий на гроб, но изготовленный из кедра и инкрустированный золотом, серебром, слоновой костью и ляпис-лазурью. По его словам, тот, кому этот ящик лучше всего придётся впору, сможет забрать его.

Гости один за другим пробовали удачи, но они были слишком толстыми, слишком тонкими, слишком высокими или слишком низкими. Наконец Осирис вышел вперёд и лёг в ящик. «Он мне впору! — воскликнул он. — Впору, как кожа, в которой я родился!»

Но радость победы улетучилась в тот момент, когда Сет захлопнул крышку. Он заколотил ящик гвоздями и залил все щели расплавленным свинцом, металлом Сатаны. Потом Сет и его подручные отнесли ящик на берег Нила и бросили его в воду.

Осирис был бессмертен, и Сет знал, что не может убить его, но надеялся навсегда избавиться от него.

Ящик несколько суток плыл вниз по Нилу и в конце концов пристал к берегу у побережья нынешней Сирии. Молодое гамариндовое дерево, росшее на берегу, окружило ящик своими ветвями и впоследствии разрослось вокруг него, заключив его внутрь своего ствола для защиты и сохранения. Со временем это дерево прославилось своим великолепием, и царь Сирии повелел срубить его и изготовить колонну, поставленную в центре его дворца.

 

Тем временем Исида, разлучённая со своим мужем и изгнанная с трона, обрезала волосы, зачернила лицо золой и отправилась странствовать по свету в поисках любимого человека. Однажды она устроилась работать служанкой при дворе чужеземного царя (проницательные читатели могут догадаться, что эта история, которая некогда была священной драмой, разыгрываемой в египетских храмах, дошла до нашего времени в искажённой форме в пантомиме под названием «Золушка»). Но Исида не расставалась с надеждой найти своего мужа, и в один прекрасный день магические способности позволили ей увидеть Осириса в ящике, заключённом в деревянной колонне во дворце сирийского царя, где она работала. Тогда Исида явилась в своём подлинном королевском облике и убедила царя разрубить колонну и отдать ей ящик.

Она уплыла на ладье и высадилась на острове Хеммис в дельте Нила. Гам она намеревалась снова использовать свои магические способности и оживить своего мужа.

Но Сет также владел волшебными силами. Когда он охотился лунной ночью со своими злыми слугами, перед ним внезапно возникло видение Исиды, укачивающей Осириса. Пока она спала, Сет подкрался к любящей чете и с яростью напал на Осириса. Исполненный решимости на этот раз довести дело до конца, он разрубил бога на четырнадцать частей и спрятал их в разных уголках страны.

 

Овдовевшая Исида снова пустилась в странствия (вероятно, читателям из масонских кругов известно, что масоны называют себя «Сыновьями Вдовы» отчасти в память о её поисках).

Исида носила семь вуалей, чтобы скрываться от подручных Сета. Вскоре к ней присоединилась Нефтида, которая тоже любила Осириса и теперь превратилась в собаку, помогавшую находить и откапывать свертки с частями тела Осириса. Им удалось вернуть всё, кроме пениса, съеденного нильской рыбой.

Они прибыли на остров Абидос в Южном Египте. Темной ночью Исида и Нефтида забинтовали все оставшиеся части с помощью длинного отреза из белого льна.

Это была первая мумия.

Наконец Исида изготовила золотой пенис и прикрепила его на место. Она не смогла полностью вернуть Осириса к жизни, но сексуально возбудила его и приняла в себя его пенис, находясь в облике птицы. Таким образом она забеременела от него и зачала Гора, нового Властелина Вселенной.

 

Гор отомстил за гибель отца, убив своего дядю Сета. Тем временем Осирис правил в Нижнем мире под титулом Владыки Мёртвых. В этой роли он чаще всего изображался египтянами, обычно с зелёным лицом и в неподвижной позе, но излучающим ощущение власти, которое символизировалось его царскими регалиями, крюком и цепом.

 

Но что означает этот миф? Как его расшифровать?

На одном уровне он описывает смену одного созвездия другим в прецессии равноденствий. Гор низлагает Сета и занимает его место.

На другом уровне (вероятно, наиболее очевидном) это миф плодородия, повествующий о цикле времён года. Появление Сириуса на горизонте после нескольких месяцев отсутствия для древних египтян было знаком скорого воскресения Осириса и нильского наводнения. Мифы о воскресшем боге-царе рассказывали по всему миру от Таммуза и Мардука до историй о королях-рыбаках, связанных с Парцифалем и циклом короля Артура. Они развиваются по такой же схеме. Король получает смертельную рану в пах, и пока он страдает, земля лежит в опустошении. Весной производится магическое действие, он воскресает, особенно в сексуальном смысле, и неким образом оплодотворяет весь мир. Поэтому Осириса чтили в Египте как бога посевов и летнего плодородия. Долгожданное появление на востоке созвездия Ориона и его супруги Исиды, известной нам как Сириус, ярчайшая звезда в ночном небе, возвещало о скором нильском наводнении, «воскрешавшем» растительный и животный мир, что в буквальном смысле было вопросом жизни и смерти для людей. Египтяне делали маленькие мумии из льняных мешков, наполненных зерном. При поливе зерно прорастало через мешок, свидетельствуя о зарождении великого божества.

«Я — росток жизни», — говорит Осирис в «Текстах Пирамид».

Я не буду надолго останавливаться на этом аспекте Осириса, так как смысловой уровень мифа, связанный с плодородием, получил широкое признание за сто с лишним лет после публикации знаменитой книги Джеймса Фрезера «Золотая ветвь».

 

Беда в том, что это признание было получено за счёт всего остального.

Простые египтяне, толпившиеся во внешних дворах храмов, понимали историю Осириса на уровне мифа плодородия, но существовал другой, более высокий уровень, известный жрецам внутреннего святилища, чей секрет, по его собственным словам, был известен Геродоту.

Это был исторический секрет.

Для того чтобы добраться до истины, нам нужно обратиться к не менее запутанной и фантастической истории из греческих мифов. От Плутарха нам известно, что в античной Греции Осирис, последний царь-бог, правивший на Земле, приравнивался к Дионису, последнему из олимпийских богов.

Источники расходятся по поводу происхождения Диониса. Некоторые называют его отцом Гермеса, другие — Зевса. Но все согласны, что матерью маленького бога была Земля-Мать и что она прятала младенца Диониса в пещере, как раньше прятала Зевса.

Дионис, как и Зевс, представляет собой эволюцию новой формы сознания, и титаны снова были исполнены решимости задушить этот росток в колыбели. Это ещё одно подтверждение того, что Титаны являются пожирателями осознания.

Они выбелили лица гипсом и выманили Диониса из колыбели, скрытой в нише в глубине пещеры. Потом они внезапно набросились на маленького бога и растерзали его на части. Останки были брошены в котёл с кипящим молоком, и из них приготовили лакомство для титанов.

Тем временем Афина незаметно прокралась в пещеру и унесла сердце Диониса, прежде чем его успели сварить и съесть. Она отнесла сердце Зевсу, который разрезал себе бедро, вставил его туда и зашил снова. Спустя некоторое время возрожденный Дионис вышел из бедра Зевса, точно так же, как Афина некогда вышла из головы Зевса в облике зрелой женщины.

 

Для понимания исторической реальности, стоящей за этой таинственной историей и параллельно историей Осириса, необходимо помнить, что в соответствии с убеждениями древних вещество вселенной сформировалось из космического разума за очень долгое время и постепенно уплотнялось, принимая те формы, которые мы знаем сегодня.

Также стоит напомнить себе, что хотя мы рассматриваем многих великих мифологических персонажей — как богов, так и людей — чрезвычайно похожими на нас самих, в таком виде они предстают лишь в нашем воображении.

Физическому взору того времени мир являл совершенно иную картину. Это вё ещё был мир, описанный в «Метаморфозах» поэта-посвящённого Овидия, где анатомические формы людей и животных ещё не были закреплены — мир великанов, гибридов и чудовищ. Наиболее анатомически развитые люди уже имели два глаза, но «лампа Осириса» по-прежнему выпирала у них из середины лба — там, где черепная кость ещё не затвердела.

Вещество постепенно уплотнялось. Здесь важно иметь в виду, что хотя вещество произошло от разума, оно было чуждым разуму. По мере своего затвердения вещество становилось всё большим препятствием для свободного потока космического разума. Постепенно по мере появления твёрдых объектов развивались два параллельных измерения: духовный мир и материальный мир. Первый из них можно было наблюдать с помощью «лампы Осириса», а второй — с помощью обычного зрения.

 

История Осириса/Диониса представляет собой следующий и, вероятно, решающий этап этого процесса. Когда отдельные части великого космического разума или всеобщего осознания разделились и абсорбировались в индивидуальные тела, свод черепа затвердел, закрыв «лампу Осириса» и отрезав живые существа от великого космического разума наверху.

В соответствии с древней мудростью, пока для духов, божеств и ангелов не существовало никаких препятствий, у людей не было возможности пользоваться свободой мысли или свободой воли, отличающей человеческое сознание. Если мы не отрезаны от духовных миров и великого космического разума, если наш организм не становится барьером на пути внешних воздействий, наш разум оказывается полностью захвачен ими.

Теперь у людей было своё личное место, где они могли думать.

 

Архетипом этой модели человеческого состояния является «пещерная аллегория» Платона. Пленников сковывают в пещере таким образом, чтобы они находились лицом к стене и не могли обернуться. События, происходящие перед пещерой, отбрасывают на стену тени, которые заключённые принимают за действительность.

В философии идеализма есть постулат, гласящий, что космический разум и мыслеформы (идеи), исходящие от него, являются высшей реальностью. С другой стороны, физические объекты — всего лишь тени или отражения этой высшей реальности.

Поскольку мы далеки от того времени, когда люди верили в идеализм, нам трудно оценить его как жизненную философию, а не сухую, пыльную теорию. Но люди, верившие в идеализм, воспринимали мир идеалистическим образом и понимали идеализм как исторический процесс.

Представители академической науки упускают из виду вполне буквальный смысловой слой в «пещерной аллегории» Платона. Сама пещера здесь является аллегорией костного свода черепа. Череп — это тёмная костяная комната, покрытая плотью. Платон был посвящённым и знал о тонком механизме создания теней и отражений внутри человеческого черепа, оккультную физиологию и психологию тайной доктрины.

Определяющей характеристикой человеческой жизни, её главным достижением и венцом космической эволюции является способность мыслить. Мозг — это самый сложный и тонкий, самый загадочный и чудесный физический объект в известной вселенной.

Согласно тайной доктрине, космос создал человеческий мозг, чтобы получить возможность думать о себе.

 

Если мы хотим уяснить происходящее, жизненно важно отключиться от материалистического мышления и посмотреть на вещи, так сказать, с другого конца телескопа. Если вы идеалист, то верите, что вселенная была создана разумом для других разумов.

В частности, вы верите, что космический Разум создал материальную вселенную, чтобы придать надлежащую форму человеческому разуму.

Идеалистическая теория Творения представляет собой историю этого процесса, а великие события этой истории совпадают с появлением Солнца, Луны, планет и звёзд. Структура нашего сознания определяется расположением небесных тел над нами.

Когда появилась Луна, отражающая солнечный свет на Землю, и этот процесс был повторен в микрокосме человеческого черепа, когда вещество наконец стало достаточно плотным и человеческий разум «закрылся» от окружающего мира, наша анатомия и сознание приблизились к современному образцу. Были созданы основные условия, позволяющие человеку отражать собственное сознание на себя, то есть думать.

 

Теперь остаётся рассмотреть ещё один вопрос.

В тайной истории это событие имело вполне конкретный сексуальный аспект. Жрецы школ мистерий верили, что когда «лампа Осириса» исчезла под костистым сводом черепа и превратилась в шишковидную железу, у мужчин появился пенис. Согласно древней мудрости, пенис был последней частью человеческого тела, принявшей свою нынешнюю плотскую форму. Именно поэтому художники тайных обществ, такие как Микеланджело и Синьорелли, брат Леонардо да Винчи, часто изображали мужской пенис мифологических героев похожим на растение.

Начиная с этого поворотного исторического момента, когда пенис стал плотью, люди больше не могли размножаться старым растительным способом партеногенеза. Человечество полностью отдало себя во власть животной сексуальности.

Так перед человечеством открылась ещё одна ужасная перспектива.

Человеческие кости затвердевали и становились материальными. Человеческий череп стал чем-то наполовину мёртвым, наполовину живым.

 

Поэтому аксиома тайной доктрины гласит, что рождение мысли было началом смерти.

В соответствии с тайной доктриной, между жизнью и мыслью существует основополагающее противоречие. Жизненные процессы у людей — дыхание, пищеварение, рост клеток — в основном происходят неосознанно. Самосознание становится возможным лишь в результате частичного подавления этих жизненных процессов. Человеческий организм «крадёт» силы, которые у животных используются для роста и биологического структурирования, и направляет их на создание условий, необходимых для мышления. Именно поэтому однажды было сказано, что «люди — это больные животные».

 

Человеческая мысль — это смертоносный процесс, препятствующий росту и долголетию.

Когда протолюди были растительными существами, они не имели понятия о смерти. Когда они начали приобретать животные характеристики, то стали испытывать предвкушение смерти. Их существование было похоже на сон, полный неясных грёз. Спустя некоторое время они снова «просыпались» в материальном мире.

Теперь сон, даже очень глубокий, больше не даёт людям ощущения бодрости и избытка сил, которого они жаждут. По мере затвердевания человеческих костей и самого тела Земли люди двигались всё менее свободно, даже мучительно. Звук смерти звучал всё громче, пока не стал почти оглушительным.

Сон углублялся, пока не стал подобным смерти. Потом он стал смертью.

Теперь люди окончательно втянулись в жестокий цикл жизни, смерти и возрождения, где одни существа должны умирать, чтобы уступить дорогу новому поколению. Они жили в мире, где отцы умирали, чтобы их сыновья могли жить, а властители погибали, чтобы уступить место более молодым и энергичным преемникам.

 

Учёным удалось объединить текстуальные упоминания с резными изображениями в комплексе Ступенчатой пирамиды в Карнаке в окрестностях Каира с целью понять, что происходило во время ритуалов «Геба-Сета», которые там происходили. После мистической церемонии смерти и возрождения в подземном чертоге возродившийся фараон выходил во внутренний двор. Там ему предстояло выдержать ряд испытаний на силу и выносливость, включая бег наперегонки с быком. В случае неудачи фараон разделял участь быка и погибал от руки палача. Нижеследующее личное свидетельство о жертвоприношении быка в Индии принадлежит британскому путешественнику XIX века: «После удара, отсекающего голову от тела, звенят цимбалы, бьют барабаны, трубят рога, и все собравшиеся с криками вымазываются кровью; они катаются в ней, танцуют, словно демоны, и сопровождают свои танцы непристойными песнями и жестами».

 

Геродот наблюдал бы нечто очень похожее, если бы ему разрешили увидеть египетский «чёрный ритуал». В момент кульминации церемонии посвящения, о которой мы говорили, кандидат тоже увидел бы нечто похожее: смерть великого божества.

 

Человеческое состояние изменялось на разных уровнях. Мы достигли поворотного момента в тайной истории мира, когда вещество, образовавшееся из разума, затвердело до такой степени, что человеческий череп принял свою нынешнюю форму. Но «третий глаз» всё ещё был гораздо более активным, чем в наши дни, и не превратился в бесполезный придаток. Восприятие материального мира было таким же ярким, как восприятие духовного мира.

Человек, препровождённый в тронный зал, смотрел на другого человека, сидевшего перед ним, — или, по крайней мере, на существо, очень похожее на человека. Хотя люди больше не обладали неограниченным доступом к духовному миру, человеку могло быть позволено ещё раз взглянуть на правителя своим «третьим глазом», и тогда он видел божество, восседавшее на троне.

Самые обширные исторические сведения об утраченной способности человечества использовать этот двойной режим восприятия содержатся в индуистском священном тексте «Бхагавадгита». Колесничий Арджуна был исполнен сомнений в канун битвы. Тогда военачальник Кришна позволил Арджуне увидеть его «третьим глазом» в его высшей, божественной форме. С благоговейным трепетом тот увидел глаза Кришны в виде Солнца и Луны, увидел, как Кришна заполняет землю и небо сиянием «света тысячи солнц». Он осознал, что Кришну почитают бессчетные сонмы других богов и что он содержит в себе все чудеса космоса. После этого Кришна снова принял свою человеческую форму и обратился к устрашенному Арджуне с ласковыми увещеваниями.

Осирис мог создать такое же впечатление у человека, зашедшего в его тронный зал в Фивах. Якоб Бёме знал, что этот внутренний мир, доступный восприятию «третьего глаза», является истинно реальным, и сторонники Осириса, внезапно оказавшиеся в кровавом материальном мире, наполненном смертью и мучениями, цеплялись за остатки своего былого видения.

 

Итак, в мифе об Осирисе есть много смысловых слоёв, но это прежде всего миф о сознании.

Он гласит, что все мы должны умереть, чтобы возродиться. Ключевой момент этой истории в том, что Осирис возрождается не в обычной жизни, но в высшем состоянии осознания. «Я не умру, — провозглашает он в «Книге Мёртвых», — я не сгнию, не превращусь в червей, я сохраню своё бытие, я буду жить, я буду жить». Основная мысль, звучащая в этой фразе, может показаться христианам странно знакомой. Здесь Осирис открывает то, что христиане называют «жизнью вечной».

В истории об Осирисе мы видели, каким образом силы мысли, смерти и полового влечения тесно переплелись для создания уникального феномена человеческого сознания. Древние мудрецы понимали, что смерть и сексуальность необходимы для возникновения мысли. Они видели, каким образом эти силы вплетены в исторический процесс, и знали, как можно пользоваться осознанной мыслью в целях манипулирования силами полового влечения и смерти для достижения высших состояний. С глубокой древности эти методы принадлежали к наиболее охраняемым секретам школ мистерий и тайных обществ.

В дальнейшем мы подробнее рассмотрим эти методики, но они трудны для обывательского понимания сексуальности, которое находится на очень материалистическом уровне.

К примеру, глядя на росписи и барельефы с изображением эрегированного фаллоса на стенах индуистских и египетских храмов, нам очень трудно представить истолкование этих символов, потому что в современном мире духовное большей частью отделено от сексуального.

В Древнем мире сперма считалась проявлением космической воли, скрытой порождающей силы вещей, упорядочивающим жизненным принципом. Каждая частица спермы содержала частицу первозданной материи, из которой произошло всё остальное, — частицу, которая могла взорваться с невероятным обжигающим жаром и образовать целую новую вселенную. Современные подростки могут улавливать отголоски этого древнего чувства, когда с первыми проявлениями сексуальности приходит ноющее желание в груди и стремление обнять весь мир.

 

Однако желание всегда открыто для извращений. В своём воображении мы уже обладаем объектом нашего желания. Желание ожесточает. Когда мы желаем кого-то, мы «овеществляем» его, пользуясь термином Жан-Поля Сартра, мы хотим подчинить его своей воле и поставить под своё влияние.

В идеалистическом мире такое уничижение других людей через наше восприятие может осуществиться в буквальном смысле. Намерение, с которым вы смотрите на людей, влияет на их внутренние физиологические и биохимические процессы.

Современная наука учит нас считать сексуальные побуждения безличной силой, имеющей волю, независимую от нашей собственной. Они называют это «стремлением вида к выживанию». Для древних половое влечение тоже было проявлением воли, выходившей за рамки личности. Они видели, как сексуальность подталкивает нас к поворотным моментам нашей жизни и определяет людей, к которым у нас возникает неудержимое влечение.

В Древнем мире человек, увидевший ту самую женщину, испытывал пугающее, ошеломительно сильное желание. Он знал, что от её реакции будет зависеть вся его дальнейшая жизнь. Он также знал, что корни его желания находятся очень глубоко и возникли задолго до его нынешней жизни. Он понимал, что половое влечение к этой женщине имеет не просто биологическую природу, как считает современная наука, но имеет духовные и священные аспекты. Если планета любви привела их к этой встрече, то и другие великие небесные боги готовили эту встречу в течение многих тысячелетий и через многие земные воплощения.

 

Теперь мы знаем, что когда смотрим на далекую звезду, то видим событие, произошедшее тысячи или даже миллионы лет назад: столько времени понадобилось свету, чтобы преодолеть расстояние от звезды до Земли. Древние знали другую истину. Когда они созерцали собственное намерение, то тоже видели нечто, сформировавшееся задолго до их рождения. Древние знали, что каждый раз, когда они сливаются с другим человеческим существом в половом акте, в этом принимает участие весь хоровод созвездий. Они также знали, что способ полового акта может оказать влияние на космос в грядущее тысячелетие.

Когда мы занимаемся любовью, то взаимодействуем с великими космическими силами, и если мы делаем это осознанно, то можем принять участие в магическом акте. Именно к этой магической стороне совокупления обращался Рильке, когда написал, что «двое людей, соединяющихся в ночи, призывают будущее».

 

В мифе об Осирисе есть ещё один поворот, омрачающий эту и без того мрачную историю. В повествовании содержится намёк на сексуальные отношения Осириса с Нефтидой, сестрой Исиды, что бросает тень на образ мудрого и сострадательного правителя. Однако впоследствии Нефтида воспользовалась своими магическими способностями и помогла Исиде в поисках частей тела Осириса и их соединении.

Таким образом, Нефтида — это фигура, представляющая тёмную сторону мудрости, падшую, но способную на искупление.

В христианской мифологии эта тема вновь возникает в образе Марии Магдалины. Мы снова видим историю Падения. Нам известно, что Падение не было грехопадением человеческого духа в первозданном материальном мире (что является очень распространённой ошибкой), но скорее символизировало процесс, в котором человеческие тела уплотнялись вместе с уплотнением материального мира.

Мы живём в падшем мире. Мириады духов помогают нам расти и развиваться, но другие, не менее многочисленные, стремятся уничтожить нас и саму ткань нашего бытия. Согласно христианской мифологии и тайной доктрине Церкви, Земля пострадала за своё падение и её дух в наказание был заключён глубоко в её собственных недрах. Этот дух мудрости, который в христианской традиции называется Софией, можно обнаружить, лишь когда мы странствуем по тёмным и демоническим местам Земли или собственного сознания. Из-за Нефтиды/Софии у всех нас есть потребность прикоснуться к самому дну, испытать худшее, что может предложить жизнь, бороться с нашими демонами, испытывать пределы нашего интеллекта и путешествовать по другую сторону безумия.

 

От Плутарха нам известно, что в древности Исида отождествлялась с Афиной, греческой богиней мудрости. У Афины была сводная сестра, смуглая девушка по имени Паллада, которую она любила больше всех остальных. Они беззаботно резвились на равнинах Анатолии, бегали наперегонки и устраивали потешные бои с копьями и щитами. Но однажды Афина увлеклась и случайно нанесла Палладе смертельную рану копьём.

С тех пор она называла себя Афина Паллада в знак признания тайной стороны своей натуры; в некотором смысле, Нефтида представляет тёмную сторону Исиды. Афина также вырезала статую Паллады из чёрного дерева, чтобы увековечить память о погибшей сестре.

Эта статуя, называемая Палладией, вырезанная рукой богини и омытая её слезами, была объектом глубочайшего преклонения в Древнем мире. Когда жители Анатолии хранили её в своей столице, Троя была величайшим городом мира. Греки хотели узнать то, что было известно троянцам. Одержав победу, они возглавили мировую цивилизацию. Впоследствии эта статуя была захоронена под Римом, а потом император Константин перевёз её в Константинополь, когда город стал центром мировой духовности. Говорят, что в наши дни она скрыта где-то в Восточной Европе; именно по этой причине великие масонские державы стремились к господству в этом регионе.

Культ Нефтиды вместе с его греческим и христианским эквивалентом образует одно из самых тёмных и мощных течений оккультизма. Эти великие силы даже сейчас формируют мировую историю.

 

 

7. Эпоха полубогов и героев

Древние — Амазонки — Енох — Геракл, Тесей и Ясон

Когда Геродот недоумённо рассматривал странные деревянные статуи царей, правивших задолго до появления настоящих людей, египетские жрецы сказали ему, что никто не может понять эту историю, не зная о «трёх династиях». Если бы Геродот был посвящённым школы мистерий, он понял бы, что эти три династии соответствуют трём этапам тайной истории мира: старейшему поколению богов-творцов (Сатурн, Рея и Уран), второму поколению, представленному Зевсом, его родственниками и их детьми, такими как Аполлон и Афина, и наконец поколению полубогов и героев. О нём-то и пойдёт речь в этой главе.

 

Поскольку дух и материя враждебны друг другу, по мере уплотнения вещества боги всё реже появлялись на Земле. Чем выше и невыразимее божество, тем труднее ему проникнуть через плотную сеть физической необходимости, покрывающую Землю. Такие великие боги, как Зевс или Афина Паллада, выдавали своё присутствие и прямо вмешивались в людские дела лишь в самые критические моменты.

 

В школах мистерий учили, что решительная перемена в этом направлении произошла примерно за 13.000 лет до нашей эры. С этого времени высшим божествам стало трудно опускаться дальше Луны. Их визиты на поверхность Земли стали редкими и мимолётными. Считалось, что во время этих визитов они случайно оставили после себя омелу — растение, которое не может расти в земной почве, но естественным образом растёт на Луне.

В отсутствие старших богов крабоподобное потомство Сатурна, заключённое в подземных пещерах, снова выползло на свет и принялось охотиться на людей. Морские чудовища посещали побережье и утаскивали несчастных, которые подходили слишком близко. Великаны уносили скот и иногда тоже были не прочь отведать человеческой плоти.

Между людьми и армиями других существ, принадлежавших к предыдущей эпохе, иногда разворачивались настоящие войны. Сцена войны между лапифами (племенем охотников эпохи неолита) и кентаврами запечатлена на фризе Парфенона. Кентавров пригласили на свадьбу вождя лапифов, где их воспламенил вид белокожих и безволосых тел лапифских женщин. Они похитили невесту и её подруг и изнасиловали их. В последующей схватке вождь лапифов был убит; так началась кровная вражда, продолжавшаяся в течение многих поколений.

 

По мере уплотнения костей животные начали ощущать их вес. Они стали быстрее уставать и становились более хищными, стремясь выжить. Природа продолжила своё падение вместе с человечеством. Львы и волки стали нападать на людей, растения отрастили шипы и колючки, чтобы затруднить сбор плодов; появились также ядовитые растения вроде белены.

 

На фризе Парфенона также запечатлены сцены битв с амазонками — народом женщин-воинов, которые первыми стали верхом выезжать на бой. Амазонка должна была убить мужчину, прежде чем ей позволяли выйти замуж. В кожаных доспехах и со щитами в форме полумесяца их всадницы выкашивали целые ряды пеших солдат. Эти прекрасные воительницы представляли новый вид человеческого поведения, так как возможность естественной смерти шла рука об руку с возможностью убийства. Некоторые стали находить удовольствие в мучении и убийстве других людей. В «Книге Еноха» повествуется о том, как лик Земли покрылся воюющими армиями. Там говорится, что «сама плоть человеческая стала извращённой».

 

Из-за деградации органов духовного восприятия люди оказались отрезанными не только от божеств, но и друг от друга. Отношения между ними омрачились. «Сторож ли я брату моему?» — спросил Каин, представлявший эволюцию этой новой формы самосознания. Такой вопрос ничего не значил для Адама и Евы, которые были подобны ветвям одного дерева.

 

С другой стороны, духовные миры поглотили бы наше осознание, если бы они не проходили через фильтр восприятия. Без этой преграды сопереживанию мы ощущали бы боль любого другого человека как собственную и были бы ошеломлены страданиями окружающих. Без определённой изоляции ни один человек не может воспринимать себя как личность и ощущать огонь, пылавший в груди Каина. Но в этом заключается и наше величайшее бедствие.

История показывает, что люди испытывают ужас перед человеческими существами с другим типом мышления, непонятным и часто нестерпимым для них. Иногда они испытывают потребность стереть своих антагонистов с лица Земли. Стоит лишь вспомнить об ацтеках, истреблённых европейцами, о геноциде австралийских аборигенов или о попытке нацистов полностью уничтожить цыган. Впоследствии мы убедимся, что, начиная от Моисея, иудеи часто находились на переднем фронте создания новых видов мышления.

 

Теперь люди были свободны совершать ошибки, выбирать дурное и радоваться этому. Они больше не получали своё духовное пропитание от наполненной млечным соком груди Земли-Матери. Природный закон разошёлся с нравственным законом.

Земля становилась более холодной, твёрдой и опасной. Люди боролись за выживание и иногда доходили до пределов своей выносливости. Они обнаружили, что их жизненный путь всегда сопровождается угрозой гибели, но если они не выберут этот путь, то всё равно погибнут. Начиная с этого времени им приходилось подвергать риску то, что они ценили больше всего. Начиная с определённого момента обратного пути уже нет. Они обнаружили, что достигли «точки невозврата».

Они открыли неприятные факты о самих себе. Новый мир сделал их жестокими и заставил вырастить жёсткий защитный панцирь привычек. Для того чтобы вскрыть этот панцирь и обнажить чувствительную часть — лучшую часть, которая снова могла сделать их полностью живыми, — нужно было пройти через кровавый и мучительный процесс, доступный лишь немногим.

 

Мир стал более тёмным. Он стал местом парадоксов, где сталкиваются противоположности и где мучительно быть человеком, местом, требующим героизма.

Самые крупные и устрашающие твари из чудовищного потомства Сатурна появились последними. Тифон вышел из моря и направился прямо к Олимпу: он изрыгал огонь из пасти и закрывал Солнце своими перепончатыми крыльями. Он имел голову осла, но ниже туловища представлял собой извивающуюся массу, состоявшую из тысяч змей. Зевс попытался поразить его молниями, но Тифон лишь отмахнулся от них. Когда Тифон навис над Зевсом, тот выхватил кремневый серп, которым Хронос кастрировал Урана. Но змееподобные конечности монстра обвились вокруг Зевса, крепко сжали его и выхватили серп. Затем, удерживая царя богов в скованном положении, Тифон вырвал все его сухожилия. Зевс был бессмертен и не мог погибнуть, но без сухожилий он оказался совершенно беспомощным.

Тифон унёс сухожилия с собой и укрылся в пещере, где стал залечивать собственные раны. Тогда из тени вышли Пан с Аполлоном и составили план. Они отправились на поиски Кадма — героя и истребителя драконов, странствовавшего по свету в поисках своей пропавшей сестры Европы. На самом деле её унёс Зевс, принявший облик белого быка. Аполлон и Пан пообещали Кадму, что если он поможет им, то его поиски закончатся.

Пан вручил Кадму свою свирель, и тот под видом пастуха стал играть для раненого Тифона. Монстр, никогда раньше не слышавший музыки, был зачарован этими странными новыми звуками. Кадм сказал ему, что это ничто по сравнению с игрой на лире, но, к сожалению, струны его лиры, сделанные из сухожилий, разорваны. Тогда Тифон отдал сухожилия Зевса, а Кадм заявил, что должен вернуться в свою пастушескую хижину, чтобы починить лиру. Так Зевс вернул свои сухожилия и смог застигнуть монстра врасплох, одолеть его и похоронить под горой Этна.

Здесь важно отметить, что Зевс смог спастись лишь с помощью героя. Теперь боги нуждались в людях.

 

Мифы о древнегреческих героях — Кадме, Геракле, Тесее и Ясоне — одни из самых знаменитых в человеческой истории. Может показаться, что они никак не связаны с библейским повествованием, но согласно одному древнему преданию, сохраняемому в тайных обществах, Кадма можно отождествить с Енохом — первым человеком в иудейской традиции, к которому боги обратились за помощью.

В Ветхом Завете есть лишь несколько загадочных фраз о Енохе (Бытие, 5:21-24): «Енох жил шестьдесят пять лет и родил Мафусаила. И ходил Енох перед Богом по рождении Мафусаила триста лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Еноха было триста шестьдесят пять лет. И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его». Здесь почти нет полезной информации, но как мы могли убедиться, в иудейской традиции есть литературные произведения о Енохе, включая некоторые книги, широко цитируемые в Новом Завете. В одной из них, «Книге юбилеев», говорится о том, что Енох якобы обнаружил сочинения «падших ангелов», но это лишь неуклюжий перевод. На самом деле имеется в виду, что он открыл, то есть изобрёл, письменный язык как таковой.

 

В иудейской традиции Енох предстает как странная фигура. На его сияющий лик было трудно смотреть, и одно лишь его присутствие вызывало невольное благоговение. В этом он напоминает евангельского Христа, который собирал огромные толпы, но испытывал желание уединиться для общения с великими духовными сущностями. В одиночестве Енох мог общаться с божествами и ангелами с огромной ясностью, уже почти недоступной человечеству.

Первоначально Енох посвящал один день проповедям среди людей, а потом на три дня оставался наедине с собой. Впоследствии он стал возвращаться к людям лишь один раз в неделю, потом один раз в месяц и, наконец, один раз в год. Толпы жаждали его возвращения, но когда он наконец появлялся, его лицо сияло так ярко, что людям приходилось отводить глаза в сторону.

 

Чем занимался Енох в своих одиноких бдениях? Мы неоднократно убедимся, что великие поворотные моменты в истории бывают вызваны двумя видами мышления. Во-первых, они наступают, когда великие мыслители, такие как Сократ, Иисус Христос или Данте, впервые высказывают мысль, которая раньше никому не приходила в голову. Во-вторых, поворотные моменты наступают после того, как мысли упорядочиваются и записываются, так как в них сохраняется некая древняя мудрость, которая может пропасть навеки.

 

Поколение Иареда, отца Еноха, было последним из тех, кто мог свободно созерцать эманации божеств, ангелов и духов, исходящие от Божественного разума. В первом письменном языке и первых монументах (древнейших каменных кругах) Енох сохранил это видение иерархий духовных сущностей. Енох представляет собой одну из великих фигур в тайной истории мира, так как он составил подробное описание того, что в нынешних терминах можно назвать «экосистемой духовных миров». За это его помнили не только как Кадма в греческой традиции, но и как Идриса в арабской традиции и Гермеса Трисмегиста в эзотерической египетской традиции. Он знал, что письменный язык ослабляет память, точно так же, как мысленные процессы ослабляют здоровье. Он также ожидал приближающуюся катастрофу, которая уничтожит всё, созданное человечеством, кроме того, что он носил у себя в голове, и самых прочных каменных монументов.

 

Он увековечил небесные иерархии не только в каменных монументах, но и в изобретении самого языка. В соответствии с тайной доктриной все языки возникли от наименования небесных тел.

Древнейшие произведения живописи, такие как фрески на стенах знаменитых пещер Ласко во Франции и Аль-тамира в Испании, изображают небесные тела. Эти небесные тела являются мыслями великого космического разума, сплетающими ткань космоса. Живопись и язык некоторым образом позволили людям усваивать эти космические мысли и приспосабливать их к своему пониманию.

 

Енох уходил всё дальше в горы, где местность была негостеприимной, а погода всё более ненастной. Всё меньше людей могли сопровождать его. Он сказал: «Глаза мои узрели тайны молнии и грома, тайны облаков и росы; там я увидел, откуда они пришли и куда они идут, чтобы питать корни земли, и видел я запертые чертоги, из которых вылетают ветры, и чертог, из которого выходит туман, и облако, что висит над землёй с самого её начала, и узрел я чертоги, из которых выходят Солнце и Луна и куда они снова приходят».

В «Книге Еноха» говорится, что в своём последнем экстатическом видении он вознёсся в различные небесные сферы и видел разные порядки ангелов, обитавших там, и всю историю космоса.

Наконец Енох обратился к маленькой группе последователей, которые смогли пройти за ним по горной тропе. Когда он говорил, они подняли головы и увидели коня, спускающегося с неба в бурном смерче. Енох оседлал коня и поскакал на небо.

 

Из истории о вознесении Еноха на небо следует, что он не умер, как обычный человек, потому что был не вполне человеком. Как и другие полубоги и герои греческой традиции, Кадм/Енох был ангелом, занимавшим человеческое тело.

Хорошо известные мифы о Геракле, Тесее и Ясоне не нуждаются в пересказе, но некоторые их аспекты имеют важное значение для тайной истории.

В мифах о богочеловеке Геракле мы можем наблюдать глубину материального падения человечества. Геракл хотел, чтобы его оставили в покое и позволили наслаждаться плотскими удовольствиями — едой, питьём, женщинами и охотой, — но высший долг то и дело призывал его к исполнению духовных обязанностей. Могучая, но неуклюжая и иногда смехотворная фигура Геракла разрывалась между противоположными космическими силами.

Овидий также показывает нам козни Эроса после отступления главных богов. Желания снедали Геракла так же сильно, как и духи, которые пытались управлять им.

В наши дни, если мы влюбляемся в красивого человека, то вполне можем считать его красоту признаком духовного богатства. Когда мы смотрим в прекрасные глаза, то надеемся открыть в них тайну самой жизни. История любви Геракла к Деянире, Тесея к Ариадне и Ясона к Медее показывает, что духовная связь между людьми уже начала ослабевать. Теперь можно было заглянуть в глаза красоте и оказаться обманутым.

Опасность обмана усугублялась желанием оказаться обманутым. Лучшее и худшее для человека на первый взгляд могут выглядеть одинаково. В глубине души он знает истину, но дух противоречия заставляет его делать неправильный выбор. Великая красота всегда окружена мощными психическими пертурбациями.

В двенадцати подвигах Геракла герой проходит через ряд испытаний, подстроенных духами-правителями созвездий. Все люди подвергаются таким же испытаниям, и большей частью не по своей воле, как и Геракл. Таким образом, жизнь Геракла служит иллюстрацией человеческих мучений. Он — это любой из нас, попавших в замкнутый Цикл страдания.

 

Для современного разума аллегоричность истории делает её менее вероятной в качестве точного описания подлинных событий. Современные писатели стараются лишить свои тексты смысла, «пригладить» их и сделать более натуралистическими.

Для древних, которые верили, что каждое событие на Земле управляется движением звёзд и планет, степень подлинности и реалистичности повествования зависела от глубины проявления поэтических шаблонов.

Возникает искушение рассматривать путешествия в Нижний мир, предпринятые Гераклом, Тесеем и Орфеем, как обычную метафору. Действительно, на одном уровне их приключения представляют начало того периода, когда люди стали примиряться с реальностью смерти. Но когда мы говорим о подземных скитаниях героев, не следует представлять их в виде исключительно внутренних или мысленных путешествий, как можно подумать в наши дни. Когда они воевали с демонами и чудовищами, то сражались с силами, поражавшими их собственную сущность, извращённую человеческую плоть, тёмные лабиринты человеческого мозга. Но они также сражались с реальными чудовищами из плоти и крови.

 

Если сравнить миф о Тесее и Минотавре с гораздо более ранним мифом о Персее и Медузе Горгоне, можно убедиться, что во времена Тесея темпы метаморфоз значительно снизились. В мифе о Персее каждый эпизод изобилует сверхъестественными силами или волшебными превращениями. С другой стороны, человекообразный Минотавр с головой быка предстает как редкий образец выжившего существа из предыдущей эпохи.

Последнее совместное приключение полубогов и героев можно интерпретировать как историческое событие. Когда велись межплеменные войны за владение священным знанием, плавание Ясона за Золотым Руном в некотором смысле было примером такого грабительского набега.

Исаак Ньютон частично раскрыл тайную мудрость своего братства, когда показал, что поиски Золотого Руна, как и подвиги Геркулеса, соответствуют прохождению Солнца через знаки Зодиака. Но он не открыл (хотя несомненно знал об этом), что Руно представляет собой животный дух, полностью очищенный катарсисом, так что он сияет, словно золото.

 

Дерево обвивала змея, которая должна была помешать Ясону забрать Руно. Эта змея была одним из потомков змея Люцифера, первоначально извратившего человеческую физиологию в эдемском саду.

Но если бы Ясон смог отобрать Руно, он завладел бы огромной силой. Он смог бы обращаться к своему духу и выходить из тела по собственному желанию, свободно общаться с божествами и ангелами, подобно людям из предыдущих эпох, он смог бы управлять собственной физиологией, телепатически влиять на разумы других людей и даже преображать вещество.

Поэтому текст Аполлония о путешествии Ясона следует читать как руководство для посвящённых, а также как повествование об истинных исторических событиях. Впоследствии мы рассмотрим, как средневековые алхимики, а затем и Ньютон интерпретировали это событие.

 

Если посмотреть на период Еноха, Геракла и Ясона с позиций науки, вы не увидите ни одного из великих событий, описанных в этой главе. Вы не увидите героев, чудовищ, выползающих из моря, олимпийских богов и чёрной магии, приводившей к крушению империй. Вы увидите только ветер и дождь над унылым природным ландшафтом, где единственные следы человеческого обитания в лучшем случае представлены остатками жалких жилищ и примитивными каменными орудиями.

 

Но возможно, наука показывает нам лишь то, что происходило на поверхности. Может быть, глубже происходили более важные события? Тайная история сохраняет память о субъективных переживаниях, преображавших человеческую психику в течение этого периода. Что считать более реальным? Что больше говорит нам о реальности человеческого бытия на этом этапе — научный подход или эзотерический, зашифрованный в древних мифах?

Могут ли существовать уровни истины или реальности, пропущенные научно ориентированным здравомыслящим сознанием, которым мы пользуемся для передвижения в транспортных пробках, супермаркетах или по Интернету?

 

 

8. Сфинкс и замок с часовым механизмом

Орфей — Дедал, первый ученый — Иов — Решение загадки Сфинкса

Когда Ясон отправился в последнее совместное плавание полубогов и героев, на борту его судна «Арго» находилось много великих персонажей той эпохи, включая Геракла и Тесея. Но среди этих мускулистых суперменов был один, обладавший совершенно иными способностями, — переходная фигура, которая вернулась к жизни после ухода полубогов и героев, когда люди остались наедине с собой.

Орфей пришёл с севера и принёс с собой дар музыки. Его мелодии были такими прекрасными, что не только зачаровывали людей и животных, но могли двигать деревья и даже каменные скалы.

В путешествии вместе с Ясоном он помогал героям там, где не могла помочь грубая сила. Своим пением и игрой на лире он заколдовал огромные сталкивающиеся скалы, угрожавшие раздавить «Арго», и усыпил дракона, охранявшего Золотое Руно.

По возвращении он влюбился в Эвридику, но в день их свадьбы змея укусила её за лодыжку, и она умерла. Ослеплённый горем, Орфей спустился в Нижний мир. Он не хотел принимать новый порядок жизни и смерти и был решительно настроен вернуть возлюбленную.

Теперь смерть была ужасным событием, а не долгожданным отдыхом, когда дух выздоравливает и готовится к следующему воплощению. Она означала мучительную разлуку с любимыми людьми.

Опускаясь всё глубже, Орфей встретил угрюмого старого паромщика Харона, который сначала отказался перевезти его через реку Стикс в землю мёртвых. Но Харон поддался чарам его лиры, как и Цербер, трёхглавый пёс, охранявший путь в Нижний мир. Орфей также зачаровал ужасных демонов, отрывавших от мёртвых душ приставшую к ним животную похоть и грубые желания.

Наконец он достиг того места, где царь Нижнего мира держал в плену его любимую. Орфею не удалось полностью зачаровать его, как остальных; царь отпустил пленницу, но с одним условием: Эвридика могла вернуться в мир живых, если Орфей, идущий перед ней, ни разу не оглянется, чтобы посмотреть, идёт ли она за ним.

Разумеется, в последний момент, когда Орфей увидел солнечный свет, он оглянулся назад — вероятно, из опасения, что его обманули. Он увидел, как его любимая внезапно уплыла от него вниз по каменным коридорам и растворилась в Нижнем мире, словно облачко дыма.

 

Другие, более мускулистые герои, успешно завершили свои поиски. Они не щадили сил в схватках, были смелыми и никогда не сдавались. Но времена изменились. Великие посвящённые, сохранившие эту историю для нас, дают понять, что Орфей потерпел неудачу, так как попытался сделать то, что делал каждый настоящий герой: он захотел убедиться. Возможно, его музыка отчасти утратила своё очарование, потому что она не помешала группе менад, последовательниц Диониса, наброситься на него и разорвать на части. Они бросили голову Орфея в реку, и она поплыла вниз по течению, по-прежнему оглашая окрестности пением. Плакучие ивы собрались вдоль берегов, когда она проплывала мимо. Наконец голову Орфея выловили из реки и поставили на алтарь в пещере, где люди приходили к ней за советом, как к оракулу.

 

Если Кадм/Енох дал название звёздам и планетам, то Орфей изобрёл числа. В октаве содержится восемь нот, но в некотором смысле их всего лишь семь, так как восьмая всегда обозначает переход к следующей октаве. Таким образом, октава символизирует восхождение через семь сфер Солнечной системы, которые в древности играли центральную роль для человеческого мышления и опыта. Создав систему счисления, Орфей дал начало математике. Теперь можно было формулировать концепции, открывающие путь к научному пониманию физической вселенной.

 

Орфей — это переходная фигура. С одной стороны, он кудесник, двигающий камни силой своей музыки, но, с другой стороны, выступает как предшественник науки. Впоследствии мы обнаружим сходную двойственность в характере многих великих учёных, даже современных. Другим представителем переходного периода той эпохи был Дедал (нам известно, что он был современником Орфея, так как являлся хранителем Минотавра, которого убил Тесей, присоединившийся к поискам Золотого Руна).

Дедал прославился тем, что создал крылья из воска и перьев, для того чтобы улететь с Крита вместе со своим сыном Икаром. Он также изобрёл лабиринт и считается изобретателем пилы и паруса. С современной точки зрения, он был новатором, инженером и архитектором. Он не пользовался магией.

 

Если наука была новшеством той эпохи, магия не отставала от неё. Магия представляла собой применение научных методов мышления к миру сверхъестественных явлений. В эту эпоху мы больше не наблюдаем текучести форм, свойственной предыдущим эпохам, или превращение обидчиков в пауков, животных или растения. Вместо этого мы видим, как Медея, жена Ясона, обращается к Цирцее за помощью, советом и магической защитой. Цирцее и Медее пришлось совместно работать для достижения сверхъестественных результатов, пользуясь зельями и заклинаниями. Изобретение слов и чисел позволило людям приступить к манипуляциям над миром природы, но оно также дало им представление о власти над миром духов. Медея предложила Ясону кроваво-красное зелье, изготовленное из сока крокуса и предназначенное для дракона, охранявшего Золотое Руно. Она закрыла глаза дракону с помощью волшебных песнопений и можжевеловых иголок. Она готовила магические эликсиры и обладала секретами заклинателей змей.

 

По мере уплотнения материального мира и исчезновения существ из духовных миров даже низшие духи природы, такие как сильфы, дриады, наяды и гномы, стали чрезвычайно скрытными. Они как будто исчезали в ручьях, деревьях и скалах, скрываясь от первых лучей рассвета. Но они по-прежнему дразнили людей своей обманчивой близостью, и маги того времени легко находили дорогу к ним.

 

Некоторые маги пытались подчинить своей воле и старших богов, привлекая их с Луны. Мифы о первом волке-оборотне Ликаоне, из-за которого Посейдон затопил Фракийскую равнину, заставив Афину перенести свой город на нынешнее место, где стоят Афины, и об ужасных бурях, преследовавших Медею повсюду, куда бы она ни направлялась, отражают память о природных катастрофах в результате применения чёрной магии.

В конце этого периода человечество было уже больным, как и природа.

По меркам обычного героя Орфей мог потерпеть неудачу, но его влияние на историю было более значительным и продолжительным, чем у Геракла, Тесея и Ясона. Музыка, созданная Орфеем, стала бальзамом для исцеления больного и омраченного человеческого духа в течение тысячелетий.

Люди испытывали отчуждение не только от богов, но и друг от друга, если они истощали свои силы в суровой и иногда враждебной обстановке, а их сознание было поражено извращёнными и низменными побуждениями, всё это теперь уравновешивалось эстетическим влиянием воображения — не только в музыке, но также в литературе, живописи и скульптуре. Вдохновенные образы красоты, истины и любви воздействовали на людей помимо их сознательного восприятия. Они были более мощными, чем любое абстрактное нравственное учение.

Орфей был мифическим основателем греческих мистерий, озарявших и вдохновлявших Древнюю Грецию.

 

Вероятно, самое сильное художественное описание духовного кризиса в конце эпохи героев содержится в Библии.

В письменном виде оно дошло до нас в истории Иова, одном из позднейших текстов Ветхого Завета, но его происхождение кроется в более древних текстах.

Иов был добрым человеком, но потерял все свои деньги. Его сыновья и дочери умерли. Оставшись в одиночестве, он был поражён болезнью, от которой его тело покрылось чирьями. Между тем злые и порочные люди вокруг него жили припеваючи. История Иова дошла до нас не потому, что он был великим лидером или совершил великие дела, но потому, что он был первым человеком, пришедшим к очень важному и глубоко верному выводу: в жизни нет справедливости. Геракл был игрушкой богов, но лишь Иов в отчаянии воззвал к небесам. В отличие от Геракла он обладал речью и мог это сделать.

В наши дни мы принимаем как должное тот факт, что обладаем достаточной гибкостью ума, чтобы излагать свои мысли. Однако до изобретения языка, великого достижения той эпохи, подобная гибкость была невозможной.

Язык позволяет нам дистанцироваться от мира. Он позволяет нам отрешиться от физического окружения и разделять восприятие на фрагменты, которыми мы можем манипулировать. До некоторой степени мы можем упорядочивать собственное восприятие по своему желанию.

В этом процессе есть элемент отчуждения. Наряду с преимуществами языка он делает мир более холодным, тёмным и обманчивым местом. Мы уже упоминали о том, что мышление как таковое представляет собой омертвляющий процесс. Язык тоже удушает нас, притупляет остроту восприятия и делает нас менее уверенными в скитаниях по свету.

 

Итак, язык принёс с собой новый вид осознания. Раньше народ Иова испытывал чувство предназначения, божественной цели, стоявшей за любыми событиями. Люди не задавали и не могли задавать вопросов. Теперь язык позволил Иову отступить от действительности. Он стал замечать непоследовательность и несогласованность событий. Жизнь cталa несправедливой.

 

Но Бог упрекнул Иова за скудость его знаний. «Где ты был, когда Я полагал основания Земли?., при общем ликовании утренних звёзд, когда все сыны Божии ликовали от радости?.. Не сходил ли ты во глубину моря и входил ли в исследование бездны?.. Отворялись ли для тебя врата смерти и видел ли ты врата тени смертной?.. Где путь к жилищу света и где место тьмы?.. Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить господство его на Земле?» (Иов, 38: 4, 7, 16, 17, 19, 33).

Иова спасло ощущение, которое все мы испытываем, когда пробуждаемся от чудесного сна и пытаемся вернуть его, но не можем это сделать. Он сознавал, что спектр человеческого восприятия во многом ограничен. «О, если бы я был как в прежние месяцы, как в те дни, когда Бог хранил меня; когда светильник Его светил над головой моею и я при свете Его ходил среди тьмы» (Иов, 29: 2–3).

Разумеется, Иов имел в виду «лампу Осириса».

 

В наши дни слово «апокрифический» имеет уничижительные ассоциации, но на самом деле оно означает «скрытый» или «эзотерический». В апокрифическом «завете Иова» он был вознаграждён за память об утраченном знании. Сыновья и дочери Иова были возвращены ему, и он получил три золотых пояса. Один пояс наделял его способностью понимать язык ангелов, второй — тайны творения, а третий — язык херувимов.

Музыка, математика и язык появились в эпоху героев, как и астрономия — ещё одно достижение, приписываемое Еноху. Первые каменные круги не только обозначали иерархии божеств и ангелов, но и положение звёзд и планет.

Теперь впервые появилась возможность определять даты великих событий в тайной истории мира.

Между львиными лапами Сфинкса в Гизе, который смотрит на восток, находится большой камень с высеченной надписью «Это прекрасное место Первого Времени».

 

Таинственное «Первое Время», или Zep Tepi, для древних египтян было аллюзией начала врем`н. В их мифологии оно было ознаменовано появлением из вод первозданного кургана, на который спустился Феникс, или птица Бенну.

Роберт Бьювэл, специалист по реконструкции астрономических событий, смог определить дату «Первого Времени». Согласно египетской мифологии, Феникс, или птица Бенну, является символом сотического цикла продолжительностью 1465 лет (это время синхронизации 365-дневного египетского календаря с началом годового цикла, совпадающим с гелиакическим восходом Сириуса). Синхронизация этих двух циклов, годового и сотического, происходила в 11451, 10081, 7160, 4241 и 2781 г.г. до н.э. Бьювэл сразу же обратил внимание, что эти даты совпадают с началом некоторых грандиозных строительных проектов по берегам Нила. Очевидно, начало этого цикла имело очень важное значение для древних египтян.

 

Пытаясь выяснить, какой из циклов может быть первым, он сначала отдавал предпочтение 10081 г. до н.э. из-за эзотерического предания, гласившего, что Сфинкс был сооружён примерно в это время или даже раньше. Потом Бьювэл выяснил, что в 11451 г. до н.э. Млечный Путь, имевший огромное значение для древних культур по всему миру как «река душ», пролегал непосредственно над руслом Нила, так что они зеркально отражали друг друга. Более того, его поразило, что в 11451 г. до н.э. сотический и годовой циклы совпадали с третьим циклом, так называемым Великим Годом. Этот цикл продолжительностью 25920 лет соответствует полному круговороту зодиакальных созвездий. В последнюю, более раннюю дату взгляд Сфинкса был направлен на рассвет эпохи Льва.

 

Сфинкс воплощает четыре кардинальных созвездия Зодиака, четыре угла космоса: Льва, Тельца, Скорпиона и Водолея. Эти четыре стихии совместно создавали материальный мир. Согласно тайной истории, Сфинкс является монументом в честь «Первого Времени», когда четыре стихии встали на свои места и вещество наконец стало плотным.

Платон, писавший в своем знаменитом диалоге «Тимей» о Мировой Душе, распятой в Мировом Теле, не пророчествовал о грядущем распятии Христа, как предполагают некоторые христианские апологеты. Он имел в виду тот переломный период в мировой истории, когда сознание наконец утвердилось в плотном веществе.

Поэтому Сфинкс занимает особое место в идеалистической истории мира. Он знаменует тот момент, когда волны эманаций, исходивших от космического разума, наконец сформировали плотное вещество. Вероятно, поэтому он является величайшим символом Древнего мира. Именно тогда пришли в движение современные законы физики, и начиная с этого момента появилась возможность точно определять даты, так как великие космические часы наконец заработали в сложной схеме орбит.

 

Если это позднее уплотнение вещества произошло на самом деле, оно, разумеется, обесценивает научные методы датировки, в том числе радиоуглеродную, обычно используемую для определения хронологии древних событий. Современная наука в своих расчётах исходит из предпосылки, не имевшей никакого смысла для древних, а именно — что законы природы действовали всегда и в любое время.

Сфинкс задал Эдипу загадку: «Кто утром ходит на четырёх ногах, днём на двух ногах, а вечером на трёх?» Если бы Эдип не смог ответить, Сфинкс убил бы его, но он правильно догадался, что речь идёт о человеке. Ребёнок ползает на четырёх конечностях, ходит на двух ногах в зрелом возрасте, а в старости пользуется «третьей ногой», или палкой для ходьбы. Но возраст человека — ещё и аллегория эволюции человечества в целом. Сфинкс представляет собой монумент в честь этой эволюции.

Побеждённый остроумием Эдипа, Сфинкс бросился в пропасть. Гибель Сфинкса символически показывает, что боги стихий, эти организующие принципы вселенной, к этому времени успешно абсорбировались в человеческом теле.

 

Центральное место в легенде об Эдипе занимает ужасная участь, которой он надеялся, но не смог избежать. Он убивает своего отца и становится любовником собственной матери. Когда законы природы становятся жёсткими и механическими, люди оказываются у них в плену.

 

Сфинкс также обозначает конец Эпохи Метаморфоз, фиксации современных биологических форм. Он закрывает обратный путь. В Книге Бытия один из ангелов преграждает обратный путь в Эдем, а египтяне называли Сфинкса «Ху», что значит защитник. Под этим они подразумевали, что он препятствует любому возвращению к старым способам размножения.

 

Существует распространенное заблуждение, что в 1650 году, когда епископ Ашер рассчитал дату сотворения человечества и объявил, что это произошло в 4004 г. до н.э., он сделал это на основании неких старинных предрассудков. На самом деле расчёты Ашера были продуктом того времени, когда материализм набирал обороты наряду с более узким и буквальным толкованием Библии, которое показалось бы абсурдным для древних. Они верили, что человеческие души существовали в течение неизмеримых эпох ещё до 11451 г. до н.э., и лишь тогда человеческое тело в его нынешнем виде полностью материализовалось вокруг человеческого духа.

Интересно отметить, что, согласно расчетам Манефона в III веке до н.э., как раз в это время закончилась эпоха правления полубогов.

 

Впоследствии мы убедимся, что, согласно эзотерической доктрине, вещество не только образовалось из разума сравнительно недавно, но и существует лишь в коротком интервале времени. Оно снова растворится немногим более чем через 9000 лет, когда Солнце снова взойдёт над горизонтом и встретится со взглядом Сфинкса в созвездии Льва. Согласно учению тайных обществ, мы живём на крошечном островке вещества в огромном океане идей и воображения.

 

 

9. Александр Великий эпохи неолита

Ной и миф об Атлантиде — Тибет — Рама и покорение Индии — Сутры йога Пантанджали

Если вы знакомы с мифом об Атлантиде, у вас могло сложиться впечатление, что он основан на сочинении единственного древнего автора — философа Платона.

Рассказ Платона выглядит следующим образом. Египетские жрецы рассказали Солону, законодателю и государственному деятелю, жившему во времена прадеда Платона, об огромном острове в Атлантике, затонувшем в океане примерно в 9600 г. до н.э.

Цивилизация, населявшая этот остров, была основана богом Посейдоном и происходила от потомков его бракосочетания с прекрасной Клито (в главе 5 мы могли убедиться, что такое вмешательство рыбообразного божества представляет собой зашифрованное повествование об эволюции, общее для мифологии во всём мире).

 

Помимо главного острова, атлантическая цивилизация правила над несколькими меньшими основами в этом регионе. На самом большом острове раскинулась плодородная равнина с большим холмом посредине, на вершине которого некогда жила Клито. Здесь из земли било два источника, один с горячей, а другой с холодной водой.

Для того чтобы удержать Клито при себе, Посейдон соорудил ряд концентрических каналов вокруг холма. Со временем на острове сложилась высокоразвитая цивилизация, приручившая диких животных, добывавшая металлы и строившая храмы, дворцы, ипподромы, общественные бани, правительственные здания, гавани и мосты. Многие стены были покрыты металлами: медью, оловом и неизвестным красным металлом под названием орихалк. Крыши храмов были выложены слоновой костью, а шпили — золотом и серебром.

 

На островах Атлантиды правило десять царей, каждый из которых имел собственное царство, но девять из них находились в подчинении у правителя крупнейшего острова.

В центральном храме, посвящённом Посейдону, стояли золотые статуи, включая одну, где бог ехал на колеснице, запряжённой шестикрылыми конями в сопровождении сотен нереид верхом на дельфинах. Живые быки свободно бродили среди леса колонн в этом храме, и каждые пять или шесть лет десять царей, правивших островами, уединялись здесь и охотились на быков без оружия. Поймав одного, они вели его к огромной колонне из орихалка, где были начертаны законы Атлантиды, и там обезглавливали.

 

Жизнь на островах Атлантиды в целом была идиллической. В сущности, она была настолько беззаботной, что люди больше не могли вынести этого и погрязли в разврате и упадке, ненасытно стремясь к новшествам и власти. Тогда Зевс решил покарать их. Он наслал сильное наводнение, после которого уцелели лишь малые острова, словно кости скелета, выпирающие из моря. Затем мощное землетрясение за одни сутки уничтожило всё, что осталось от Атлантиды.

 

История о гибели Атлантиды действительно показалась бы невероятной, если бы Платон был единственным античным автором, писавшим на эту тему. Аристотель сказал: «Платон заставил Атлантиду подняться из морских волн, и он же погрузил её обратно». Подразумевалось, что Платон просто выдумал эту историю. Однако даже поверхностные поиски свидетельствуют о том, что в античной литературе содержится множество упоминаний об Атлантиде — к примеру, в трудах Прокла, Диодора, Плиния, Страбона, Плутарха и Посидония. В них содержатся элементы, которых нет у Платона, судя по всему, позаимствованные из более древних источников.

 

По словам Прокла, через триста лет после Солона жрец в Саисе показал Крантору колонны, покрытые иероглифами, которые запечатлели историю Атлантиды. Один из современников Платона, ныне известный под именем псевдо-Аристотеля, написал о сходном земном рае в своей книге «О чудесных вещах».

Греческий историк Марцелл, тоже почти современник Платона, явно полагался на древние источники, когда писал о том, что «во Внешнем Океане (Атлантида) есть семь малых островов и три больших, один из которых посвящён Посейдону». Такое число островов согласуется с описанием Платона. Теопомп из Хиоса, греческий историк IV века до н.э., пересказывает историю, рассказанную Мидасом из Фригии за двести лет до Платона, «которая находится между известными частями света, Европой, Азией и Ливией (Африка), и другой, неизвестной частью света с необъятными цветущими лугами и пастбищами, где кормятся огромные и могучие животные, а люди вдвое выше обычного роста и живут вдвое дольше». Как известно, в мифах и легендах многих культур по всему миру содержатся упоминания о великанах, живших на Земле до Великого Потопа.

 

Затем есть греческий миф о Великом Потопе. История Девкалиона гораздо древнее книг Платона. И в сочинениях Платона, и в Библии подразумевается, что Великий Потоп предназначался для уничтожения большей части человечества, которое пошло неверным путём. Рудольф Штайнер указал, что во всех историях о полубогах и героях, в том числе о Кадме, Тесее и Ясоне, они путешествуют на восток. По его мнению, мы должны интерпретировать это как истории о миграциях, происходивших после ухудшения условий жизни на островах Атлантиды, но до окончательной катастрофы.

 

Когда Платон пишет о Посейдоне, первом рыбообразном правителе Атлантиды, нам следует помнить о сказанном в главе 5: Посейдон был первоначальной рыбообразной формой Зевса/Юпитера. Посейдон также был божеством бушующего моря, подземных и вулканических глубин, где ропот земли предвещал грядущую катастрофу. Начало и конец истории Атлантиды были отмечены волей Посейдона.

 

Предания других древних культур косвенно подтверждают сочинения Платона. Ацтеки из Южной Америки верили, что они пришли из «Ацтлана» — «земли, что посреди вод». Иногда эта земля называлась «Ацтлан Семи Пещер». Её изображали в виде большой ступенчатой пирамиды, окружённой шестью меньшими пирамидами. Согласно легендам, собранным испанскими завоевателями, человечество едва не было уничтожено огромным потопом и могло бы навсегда исчезнуть с лица земли, если бы не жрец и его жена, которые соорудили лодку из пустотелого бревна и спасли животных и семена растений. Сложная и изощрённая астрономия народов Южной Америки привела одного современного исследователя к выводу, что они датировали этот потоп примерно 11600 г. до н.э.

На первый взгляд, это не согласуется с датировкой Платона (9600 г. до н.э.), но главное в том, что по обеим версиям Потоп произошёл в конце ледниковой эпохи. Современная геология утверждает, что по мере таяния ледниковых шапок с севера пришёл целый ряд мощных наводнений. Мы уже говорили о предположении, что острова Атлантиды подверглись нескольким катастрофическим наводнениям в течение долгого времени, прежде чем последний остров наконец погрузился в морскую пучину.

 

В наши дни подводные археологи открывают во многих частях света остатки цивилизаций, которые были уничтожены наводнениями, вызванными таянием льда в конце ледниковой эпохи. В апреле 2002 года рассказы местных рыбаков и ныряльщиков помогли определить местонахождение затерянного города Семи Пагод у побережья Махабалипурама в Индии. Были обнаружены сооружения, похожие на храмы, гораздо более сложные и величественные, чем можно было бы ожидать в конце последней ледниковой эпохи, соответствующей эпохе неолита. Автор и исследователь Грэм Хэнкок, поставивший под сомнение многие научные предпосылки о древней истории, однажды сказал: «Я много лет утверждал, что легенды о Потопе заслуживают серьёзного отношения. Большинство западных учёных отвергают эту точку зрения, но здесь, в Махабалипураме, мы доказали, что легенды не лгут, а учёные ошибаются».

 

Я сам видел артефакты, поднятые с морского дна у атлантического побережья Америки. Это так называемые «камни Скотта», и я убежден, что их очень трудно воспроизвести даже с помощью современной технологии. В обработке «камней Скотта» есть элементы, поразительно сходные с египетскими артефактами. Это не мой секрет, но надеюсь, что к тому времени, когда выйдет эта книга, президент общества египтологов Майами Аарон Дюваль решит показать миру свои находки.

 

В греческой мифологии не сохранилось подробного описания событии, в результате которых такие артефакты могли оказаться па морском дне, а в Библии о Потопе сказано очень мало, но эти истории можно дополнить и обогатить преданиями других культур, особенно Шумера и других ближневосточных цивилизаций. Никто из учёных не оспаривает, что в некоторых преданиях этих древних культур содержался материал для создания библейской истории. Такие элементы библейского повествования, как ковчег, голуби и оливковая ветвь, существуют в более раннем, шумерском мифе, где Ноя зовут Зиусудра. Он появляется и в месопотамской легенде, где носит имя Атрахасис, и в вавилонском предании, где его называют Утнапиштимом. Сочетание этих версий помогает создать «расширенный» вариант библейской истории:

 

Однажды, когда Ной стоял в тростниковой хижине, он услышал из-за стены голос, предупредивший его о грядущей буре и потопе, который сотрёт человечество с лица Земли. «Разбери свое жилище и построй судно», — сказали ему Ной и члены его семьи приступили к строительству огромной тростниковой ладьи, обмазанной битумом, чтобы вода не проникала внутрь. Всё, что растёт на земле и питается от неё, птицы небесные, домашний скот и дикие животные были помещены внутрь. Шесть дней и ночей бушевала буря, и ладья Ноя носилась по волнам. Воды потопа покрыли всю поверхность земли. На седьмой день, когда ветер начал стихать, Ной открыл люк, и свет упал на его лицо. Мир безмолвствовал, потому что все люди обратились в прах…

 

Катастрофический потоп, едва не уничтоживший человечество, ежегодно отмечается живыми и мёртвыми в День мёртвых, или Хэллоуин. В Англии до конца XIX века крестьяне в этот день одевались мертвецами, носили маски и мычали с закрытым ртом, имитируя звуки, издаваемые ходячими покойниками.

* * *

Когда Ной и члены его семьи высадились на сушу, произошло нечто странное. «Ной начал возделывать землю и насадил виноградник, и выпил он вина, и опьянел, и лежал обнажённым в шатре своём. И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего и, вышедши, рассказал двум братьям своим» (Быт., 9:20-22).

Можно понять, что Ной стал земледельцем, так как, по данным археологии, сельское хозяйство зародилось в период неолита. Но как понимать странную историю об опьянении и наготе?

Для этого нам нужно обратиться к преданию, где Ной отождествляется с легендарным греческим персонажем, Дионисом-младшим.

 

Имя «Дионис» принадлежало двум разным личностям, сначала бoгy, а впоследствии полубогу. Они внесли совершенно разный вклад в историю человечества в две разных эпохи. Дионис-младший, отождествляемый с Ноем, мало напоминает Диониса-старшего, с историей об убийстве и расчленении которого мы познакомились в главе 6.

После Потопа Дионис-младший уплыл из Атлантиды через Европу в Индию с целью научить весь мир сельскому хозяйству, сбору урожая, возделыванию виноградной лозы и письменности. Как известно, письменность изобрёл Енох, но теперь она была почти утрачена из-за опустошения, произведённого Потопом.

 

Дионис и его последователи носили тирс — посох, обвитый лозой и увенчанный шишкой, напоминающей шишковидную железу. Это означает, что Дионис также нёс людям учение об эволюции человеческой формы и развитии позвоночного столба, увенчанного шишковидной железой, роль которой в восприятии мира мы уже рассматривали. Фавны и сатиры из свиты Диониса представляли выживших из Атлантиды. Они были последними останками процесса метаморфозы. Любопытная история о сыне Ноя, открывающем его половые органы во сне, тоже связана с завершением этого процесса. Нам известно, что гениталии были последней частью человеческой анатомии, развившейся в их нынешней форме, и сыну Ноя было интересно узнать о своём происхождении. Был ли он сыном человека или полубога?

 

Истории о Дионисе-младшем и Ное в греческой и иудейской традиции связаны с виноградом и опьянением. Мы уже встречались с последователями Диониса в истории Орфея, растерзанного свирепыми менадами. Менады, находившиеся в состоянии экстатического опьянения, были одержимы божеством.

Первобытные народы всегда жили в гармонии с растительной частью своего существа. В результате они хорошо понимали, какое влияние оказывают различные растения на человеческую биологию, физиологию и сознание.

В греческих и иудейских преданиях о зарождении сельского хозяйства мы видим отображение повой, более логической формы осознания. Можно ли придумать лучший символ воздействия упорядоченной человеческой мысли на природу, чем пшеничные поля?

Теперь задачей лидеров человечества было усовершенствование нового логического мышления.

 

В Зенд-Авесте, священной книге зороастризма, героя-цивилизагора зовут Юмой. Он рассказывает людям, как строить поселение var — огороженное место, нечто вроде крепости, «вмещающей людей, домашний скот, собак, птиц и пылающие костры». Он учит людей, что когда они находят место, где собираются поселиться, то должны «осушить воду, поставить пограничные столбы, а потом возвести глиняные стены и построить дома и ограды». Он побуждает людей «расширять землю, распахивая её». В человеческом обществе не должно быть «угнетения и низменных побуждений, скуки и насилия, нищеты и отчаяния, уродов и длиннозубых, карликов и великанов, никаких проявлений злого духа».

Здесь мы снова видим беспокойство о возврате к аномальным формам предыдущей эпохи, таким как великаны.

 

Греческий поэт Нонний описал плавание Диониса в Индию. Такое же путешествие описано в Зенд-Авесте как «поход Рамы на Индию». Но самое полное описание содержится в великом индийском эпосе «Рамаяна».

Из этих описаний явствует, что во время великих восточных миграций люди не приходили на незаселённые территории. В то время как народы Атлантиды были почти уничтожены, эмигранты прибывали в новые земли, населённые туземными племенами. Мы видим реакцию Диониса на его впечатление от новых земель в запрете на каннибализм и человеческие жертвоприношения. Туземные жрецы иногда держали огромных змей или птеродактилей, выживших с допотопных времён, которых чтили как богов и кормили плотью пленников. В «Рамаяне» повествуется о том, как Рама и его сторонники неожиданно вторглись в эти храмы, подожгли их и выдворили жрецов и чудовищ. Рама застигал врагов врасплох, иногда с натянутым луком, а иногда безоружный, если не считать его гипнотического взгляда, которым он мог замораживать противника на месте.

 

Рама был кочевником, лишённым наследства. Его царство находилось далеко за морем. Он не жил как царь, а разбивал лагерь под открытым небом вместе со своей возлюбленной Ситой.

Потом Сита была похищена злым волшебником Раваной. В «Рамаяне» повествуется о походе Рамы, который завершился покорением Индии и завоеванием Цейлона, последнего прибежища Раваны. Рама построил мост через море между материковой Индией и Цейлоном с помощью целой армии обезьян (то есть гоминидов, потомков человеческих духов, которые слишком рано совершили воплощение и были обречены на вымирание). После сражения, продолжавшегося тринадцать дней, Рама убил Равану, обрушив на него небесный огонь.

 

Мы можем рассматривать Раму как Александра Великого эпохи неолита. После завоевания Индии весь мир лежал у его ног. Но, как и Александр, он тоже увидел вещий сон.

Он гулял в лесу лунной ночью, и навстречу ему вышла прекрасная женщина. Её кожа была белой, как снег, и она носила великолепную корону. Сначала он не узнал её, но потом она сказала: «Я Сита. Возьми эту корону и правь миром вместе со мной». Она смиренно опустилась на колени и предложила ему сверкающую корону вместе с царством, которого он так долго был лишён. Но в тот момент его ангел-хранитель прошептал ему на ухо: «Если ты возложишь эту корону на голову, то больше не увидишь меня, если ты заключишь эту женщину в объятия, она испытает такое счастье, что умрёт на месте. Но если ты откажешься любить её, она до конца своей жизни будет жить свободной и счастливой, а твой невидимый дух будет царить над ней». Рама принял решение, и Сита исчезла среди деревьев. Они больше никогда не виделись и провели остаток свой жизни порознь.

 

Судя по историям о последующей жизни Ситы, едва ли можно сказать, что она была так счастлива, как обещал ангел-хранитель. В неопределённости и неоднозначности этой истории есть нечто очень современное.

В ней также есть парадокс, который содержится в основе человеческого бытия. Всякая любовь, если она настоящая, предоставляет свободу любимому человеку.

 

Рама со своей боевой удалью, красивым лицом, голубыми глазами и львиной грудью во многих отношениях похож на героев греческих мифов, таких как Геракл, но в его истории есть нечто новое. Гераклу пришлось выбирать между счастьем и добродетелью, и не удивительно, что он выбрал последнее. С другой стороны, история Рамы содержит элемент морального сюрприза. Читатель, вероятно, согласится с Ситой в её утверждении, что для Рамы будет единственно правильным принять корону, которой он был лишён с рождения. Но Рама делает удивительный выбор: он не принимает корону, которая по праву принадлежит ему, и не женится на любимой женщине.

История Рамы поощряет нас выходить за рамки условностей, представлять себя на месте других людей и в конечном счёте принимать самостоятельные решения. Эзотерическое мышление всегда стремилось подавить и разрушить условные, привычные, механические модели поведения. Впоследствии мы увидим, как рассказчики, драматурги и писатели эзотерического толка от Шекспира и Сервантеса до Джорджа Элиота и Льва Толстого способствовали развитию нравственного воображения, одной из отличительных характеристик великой литературы. Если произведения живописи и литературы создают впечатление законов, действующих за рамками привычного мышления, эти законы становятся более близкими для нашего сознания.

 

История Рамы возвращает нас к концепции, в соответствии с которой космос был сформирован для создания таких условий, в которых люди могли бы пользоваться свободой мысли и воли. Рама мог единолично решать, что хорошо или плохо для людей, и держать свой народ в жёстком повиновении, но он позволил людям принимать самостоятельные решения. Таким образом, Рама является архетипом изгнанника — «тайного короля» или «тайного философа», который влияет на ход истории не с высокого трона, а незаметно, находясь среди людей. Рама пытался подтолкнуть людей к свободному развитию.

Мы видим полубога, который отказывается стать правителем мира. Боги и полубоги больше не восседали на тронах в телах из плоти и крови.

 

В конце своих странствий эмигранты основали Шамбалу, великую цитадель духовности в гористом регионе Тибета. Тибет, который называют «крышей мира», представляет собой самое большое и высокое плато в мире, окружённое горными хребтами. В некоторых преданиях утверждается, что тибетцы являются прямыми потомками жителей Атлантиды.

Некоторые говорят, что в Шамбалу можно попасть только через подземный туннель. Другие утверждают, что она существует в ином измерении, куда ведёт тайный портал, который находится где-то в этом регионе.

 

Святой Августин был величайшим христианским теологом после святого Павла и посвящённым школы мистерий, как и его знаменитый предшественник. Он писал о заветном месте, где жил Енох со святыми, о земном рае, расположенном так высоко, что воды Потопа не достигли его. Шведский теолог, дипломат и изобретатель XVIII века Эммануэль Сведенборг (он также был одним из ведущих масонов своего времени) писал, что «утраченное Слово нужно искать среди мудрецов Тибета и Татарии». Анна-Екатерина Эммерих, видная представительница немецкого католического мистицизма XIX века, писала о Горе Пророков, куда вознеслись Енох, Илия и другие пророки и где сохранились единороги, выжившие после Потопа.

С горных вершин Тибета струились потоки живой духовности, которые соединялись, набирали силу и глубину и становились могучей рекой Гангой, питавшей всю Индию.

 

В этой истории мира, запечатлённой в звёздах, следующая эпоха началась после того, как Солнце стало восходить в созвездии Рака в 7227 г. до н.э. Именно тогда была основана первая великая индийская цивилизация, древнейшая и наиболее духовная из всех цивилизаций, возникших после Потопа. Её основатели безучастно относились к недавно сотворённому материальному миру, который они называли «майей», или иллюзией, угрожавшей затмить более высокую реальность духовных миров. Они с ностальгией смотрели на ту эпоху, когда преграда вещества ещё не встала между человечеством и духовными иерархиями.

 

Купание в ледяной воде и другие формы жёсткой самодисциплины, практикуемой аскетами, можно рассматривать как часть усилий по сохранению связи с духовными мирами. Пока преграда была ещё сравнительно слабой, они сознательно старались запомнить очертания духовной реальности и оставить их неизгладимый след в человеке.

Успех этого мероприятия привёл к тому, что Индия до сих пор является величайшим кладезем духовного знания, особенно в области оккультной физиологии. Один посвящённый высшего уровня недавно сказал мне: «Если вы посетите Индию в наши дни, то не сможете отделаться от ощущения, что воздух там до сих пор потрескивает от астральной энергии».

 

Великие западные учителя, такие как Пифагор, Аполлоний Тианский и Сен-Жермен, путешествовали в Индию в поисках этой духовности. Евангелия содержат цитаты из более древних индийских источников и идеи, заимствованные оттуда.

Знаток санскрита Джон Вудраф, который впервые перевёл тантрические тексты в XIX веке, писал о том, что даже почтенная суфийская традиция опиралась на мудрость индуизма, к примеру, в учении о чакрах.

С 1960-х годов индийская религия воспринимается многими западными людьми как живой источник духовного знания, включая практические дисциплины и проводников в странствиях по духовным мирам, которые они не могут обрести в церкви. На книжных полках любого западного магазина до сих пор можно найти больше книг о мистике, составленных на основе восточной, а не западной традиции.

 

После отказа Рамы принять корону в истории этого периода не было великих личностей, занимавших доминирующее положение. Если Рама был деятельным героем, который сражался с чудовищами, отправлялся в дальние и опасные странствия и основывал города, то его преемники, которых иногда называли Семью Мудрецами, или риши, были окружены аурой смирения и бездействия. Они не строили каменных зданий и жили в глинобитных хижинах или под навесами, сплетёнными из корней и лиан. От них не осталось ничего, кроме их знаний.

В Каббале есть одно простое высказывание: «Всё, что ты видишь, каждый цветок, каждая птица, каждый камень, прейдёт и обратится в прах, но то, что ты видел их, не прейдёт». Эти слова показались бы очень понятными для pиши. Восседая в позе лотоса, они отвергали силу тяготения, нисходящую и сковывающую тягу материального мира, но устремлялись к духовным мирам. Они могли видеть, как духовные сущности помогают семенам прорастать весной, цветам распускаться летом, деревьям приносить плоды осенью и сохранять новые семена под зимним покровом. Они чувствовали приливы и отливы духовных влияний как дыхание одной огромной сущности. Древнеиндийская цивилизация была подобна низшему царству Небес.

 

Раньше мы уже говорили о том, как материалисты искажают такие словосочетания и фразы, как «смысл жизни», придавая им вторичное и неверное значение. То же самое применимо для слова «духовный», которое часто используется для обозначения добросердечных или нравственных людей в расплывчатом или псевдомистическом смысле. На самом деле это означает способность видеть, слышать и общаться с духами подобно индийским адептам.

Они также знали способы оккультного общения и могли определить сущность человека по его дыханию. Вбирая в себя запах другого человека, они ощущали его внутреннюю жизнь.

Адепты умели вливать свои знания в души других людей в виде непрерывного потока образов. Гораздо позже это знание было облечено в слова и передавалось от поколения к поколению в устной форме, а в конце концов было записано в «Ведах», величайшем памятнике индийской литературы.

Их взгляд мог отпугивать змей и успокаивать тигров и львов. Ничто не могло отвлечь адептов от самосозерцания. Они свободно бродили по земле, строили лишь самые непрочные укрытия, питались плодами и пили молоко своих стад. Они употребляли только растительную пищу и никогда не ели мяса. По их убеждению, мясоедство было поеданием смертной агонии животного.

 

Они погружались в растительное осознание, в физические процессы сна, дыхания, пищеварения, которые, как мы уже говорили, представляют собой дар растительного Царства человеческому организму. Научившись управлять ens vegetalis, или эфирным телом, они могли контролировать дыхание, скорость пищеварения и частоту сердцебиения. Многим известно о поразительном контроле, которым славятся индийские адепты — к примеру, о способности останавливать сердце, лишь подумав об этом.

Глубокое созерцание чакры солнечного сплетения открывало для этих адептов способность ясновидения. Они знали, как окружать других людей защитной аурой любви, исходящей от чакры сердца.

 

Кроме шестнадцати лепестков чакры сердца адепты видели сто одну тонкую светоносную артерию, которые расходились из той же области, как спицы в колесе. Три из них, самые большие, поднимаются к голове. Одна поднимается к правому глазу и соответствует Солнцу и будущему, другая поднимается к левому глазу и соответствует Луне и прошлому. Благодаря сочетанию этих двух органов люди могут воспринимать движения материальных объектов в пространстве, а также наделены ощущением хода времени.

Центральная из трех артерий поднимается от сердца и проходит через макушку головы. Это путь общения с духовными мирами, а также маршрут, по которому дух вылетает из тела после смерти.

Для древних любая жизнь участвовала в пульсирующем ритме одного огромного дыхания. Все человеческие существа временно попадали в мир майи, или иллюзии, на вдохе и уносились из него вместе с выдохом; этот процесс повторялся в течение долгих эпох. Они видели мириады душ, вдыхаемых в материальную жизнь и выдыхаемых обратно.

 

Древнеиндийская цивилизация в некотором отношении была отголоском светоносного водного растительного мира до разделения Солнца и Земли. Это тоже был период господства лотофагов, который должен был завершиться и уступить место прогрессу.

Великие сущности из высших иерархий больше не могли появляться в физических телах, как они это делали в Атлантиде. Они всё ещё могли появляться в виде псевдо-материальных призраков или фантомов, но даже это происходило всё реже. К концу этой эпохи большинство людей видели их своим физическим взором не более одного или двух раз за всю жизнь, но по мере ухода богов люди находили способы следовать за ними.

Так родилась йога.

 

В результате сосредоточенной медитации поток энергии от основания позвоночника двигался вверх через срединную артерию и попадал через сердце в голову. Иногда её представляли в виде змеи, поднимавшейся вдоль позвоночника к черепу и кусавшей точку, расположенную за переносицей. Этот укус высвобождал экстатические светоносные течения, миллионы маленьких вспышек, похожих на светящихся пчёл. Адепты оказывались в другом измерении, которое, на первый взгляд, состояло из бескрайнего океана гигантских волн света и энергии, составлявшего предварительный мистический опыт во всех тайных традициях. По мере того как они привыкали к духовному миру, эти безличные силы превращались в одежды богов, и наконец из света выходили те самые боги звёзд и планет, с которыми мы знакомы по предыдущим главам.

 

Одна из самых коротких, но самых влиятельных книг в мире называется «Сутры йога Пантанджали». В окончательной форме она была написана около 400 г. до н.э., но возникла в учении риши.

Пантанджали советует читателям сосредоточиться на силе слона, чтобы достигнуть этой силы. Он говорит, что возможно узнать о прошлых жизнях, если сосредоточиться на прошлом. Но говорить о том, что мы с вами могли бы совершить такие подвиги по своему желанию, было бы попыткой выдать желаемое за действительное. Теперь, как и тогда, они доступны лишь посвящённым самого высокого уровня. Остальные смогут осуществить их лишь в будущих воплощениях.

Риши учили, что целью бытия является эволюция космоса, а тайные пружины этого процесса заложены в человеческом теле.

 

В 5067 г. до н.э. боги перевели космос к следующему этапу человеческой эволюции, когда Солнце вошло в знак Близнецов. До того импульс человеческой эволюции двигался на восток, от затонувшей Атлантиды к Индии. Теперь он начал двигаться на запад, и это продолжается до сих пор.

 

 

10. Путь чародея

Битва Заратустры с силами тьмы — Жизнь и смерть пастуха Кришны — Рассвет Тёмной Эпохи

В 5067 г. в регионе, который теперь называется Ираном, было предсказано рождение нового великого лидера. Вполне возможно, что его мать жила в поселении из глинобитных хижин, похожих на соты; такие поселения недавно были обнаружены при археологических раскопках в Чатал-Хююке.

Во время необычно суровой зимы в посёлке разразилась эпидемия. Злые языки обвиняли молодую женщину в колдовстве и утверждали, что она насылает бури и болезни.

На пятом месяце беременности ей приснился кошмар. Она увидела огромное облако, из которого вышли драконы, змеи и волки, попытавшиеся вырвать ребёнка из её тела, но когда чудовища приблизились, дитя заговорило из утробы и успокоило её, а когда его голос затих, она увидела светящуюся пирамиду, спускающуюся с неба. С этой пирамиды сошёл мальчик с посохом в левой руке и свитком в правой. Его глаза сияли внутренним огнём, и его звали Заратустрой.

 

Существуют разные мнения о годах жизни Заратустры. Некоторые античные авторы утверждали, что он родился около 5000 г. до н.э., а другие, например Плутарх, говорили о 600 годе до н.э. На самом деле существовало больше одного Заратустры

 

Рождение первого Заратустры вызвало всплеск ненависти. Царь находился под властью чародеев, которые убедили его, что мальчик должен умереть. Он отправился к дому молодой матери и обнаружил ребёнка одного в колыбели. Царь собирался заколоть младенца, но когда он попытался поднять руку, она оказалась парализованной. Впоследствии он послал одного из своих слуг, чтобы похитить ребёнка и оставить его в глуши, где водились волки. Но вместо того чтобы растерзать мальчика, дикие звери увидели что-то в его глазах и в ужасе разбежались. Младенец вырос и превратился в того мальчика, которого его мать видела во сне.

Силы зла знали, что их величайший враг явился па Землю, но пока выжидали.

 

Эпоха Близнецов была эпохой разделения. У людей больше не было возможности жить в райском блаженстве, как в Древней Индии. Если индийская эпоха была отголоском первозданного времени до разделения Земли и Солнца, то новая персидская эпоха была отголоском огненного периода, когда драконы Люцифера заполонили землю жизнью. Теперь силы зла снова собрались вместе под руководством Аримана (Сатана в зороастрийской традиции). Космос наводнили орды демонов, от которых потемнели небеса. Демоны вклинивались между людьми и высшими эшелонами духовных иерархий. Если в индийскую эпоху тайная физиология человечества была запечатлена в человеческой памяти, то в персидскую эпоху нам следует искать знания о демонологии.

 

Заратустра классифицировал полчища демонов, против которых он вывел собственных последователей. Его перечень образует основу современной классификации, которой пользуются тайные общества.

В этот поворотный исторический момент люди стали испытывать беспокойство, которое в наше время назвали бы экзистенциальным. Они больше не были уверены, что живут в благожелательном космосе, где в конце концов всё будет хорошо. Они впервые начали страдать от той разновидности страха, которую Эмили Дюркейм назвала anomie, — от страха перед разрушительным хаосом, наползающим на окраины жизни, который может напасть из темноты, окружающей нас во сне.

 

Когда мы засыпаем, то утрачиваем животное осознание. В учениях тайных обществ животное осознание, или дух, изображается выходящим из тела во сне. Это приводит к двум последствиям. Во-первых, без животного элемента наше тело возвращается в растительное состояние. Без противоречивых эмоций и иссушающего воздействия мысли телесные функции растительного элемента управляют процессом обновления. Мы просыпаемся освежёнными.

Во-вторых, отделившись от телесного сенсорного восприятия, дух входит в изменённое состояние осознания, которое представляет собой восприятие подлунного духовного мира. Во сне мы воспринимаем духовные миры, где к нам приближаются ангелы, демоны и духи мёртвых.

Во всяком случае, люди испытывали это в Древней Индии. Во времена Заратустры человеческая натура настолько опустилась в вещество и стала такой извращённой, что сны стали хаотичными и с трудом поддавались истолкованию. Теперь они наполнились странными, искажёнными образами и смыслами. Сны могли содержать поползновения духов, фрагменты из прошлых жизней и даже воспоминания об исторических эпизодах.

При самом глубоком сне третий глаз мог открываться и вглядываться в духовные миры, но после пробуждения мы забывали об этом.

 

Проведя годы в изгнании, молодой Заратустра испытал желание вернуться в Иран. На границе ему было видение. Гигантское сияющее существо вышло ему навстречу и велело следовать за ним. Заратустре пришлось делать девяносто шагов по сравнению с девятью огромными шагами существа, которое привело его к поляне, скрытой за скалами и деревьями. Там находился круг из шести похожих духов, паривших над землей. Эта сияющая группа повернулась навстречу Заратустре и предложила ему временно оставить физическое тело, чтобы присоединиться к ним.

 

Раньше мы уже встречались с этими духами. Это духи Солнца, которых в Книге Бытия называют Элоим. Теперь они подготовили Заратустру к его миссии.

Сначала они сказали, что он должен пройти через огонь и не обжечься.

Потом они вылили расплавленный свинец — металл Аримана — ему на грудь, и он не издал ни звука. Заратустра взял свинец со своей груди и спокойно отдал его им.

Наконец, они вскрыли его туловище и показали ему тайны его внутренних органов, а потом снова закрыли его.

Заратустра вернулся ко двору, где стал проповедовать своё учение. Он сказал царю, что солнечные духи, создавшие мир, работают над его преображением и когда-нибудь весь мир превратится в огромное светоносное тело.

Он обращался к новому царю, но тот, как и его предшественник, находился под влиянием злых советников. Царь не захотел слушать благую весть и приказал бросить Заратустру в темницу.

 

Но Заратустра убежал из тюрьмы и уклонился от попыток убить его. Он сражался во многих битвах против сил зла, где его магические способности сталкивались с силами тёмных чародеев. Впоследствии он стал архетипом волшебника в мантии, расшитой звёздами, в высокой шапке и с орлом на плече. Заратустра был опасной, иногда грозной фигурой, готовой ответить огнём на огонь.

Он вёл своих последователей в уединённые гроты, скрытые в лесах. Там, в подземных пещерах, он проводил церемонию посвящения. Он хотел наделить их сверхъестественными способностями для битвы с врагом. Мы знаем об этой древней школе мистерий, потому что она тайно сохранялась в Персии в течение пяти тысячелетий, а потом снова возникла в виде митраизма – культа, популярного среди римских солдат. После появления христианства митраизм возродился под названием манихейства, мистической религии, одним из последователей которой был святой Августин.

 

Заратустра готовил своих последователей к схватке с демонами Аримана, или асурами, подвергая их устрашающим испытаниям. По его словам, тот, кто боится смерти, уже мёртв.

Греческий философ Менипп, писавший в III веке до н.э. и посвящённый наследниками Заратустры в культ Митры, утверждал, что после длительного умерщвления плоти и психических упражнений, выполняемых в одиночестве, кандидата заставляли переплыть через реку, пройти через огонь и лёд. Его бросали в змеиную яму и рассекали грудь мечом, чтобы он самостоятельно остановил кровь.

Испытывая границы страха, посвящённый готовился к худшему, что могло случиться, как в жизни, так и после смерти.

 

Важной частью этой подготовки была тренировка осознанного восприятия отделения животной части человеческого существа от растительной и материальной части, как происходит во сне. Не менее важным был опыт отделения животной части от растительной, как это происходит после смерти. Иными словами, церемония посвящения включала то, что в наши дни иногда называется «опытом посмертного бытия».

После выполнения задачи по выходу из своего тела кандидат знал без тени сомнения, что смерть – это не конец.

 

Парацельс сказал: «Необходимо учить дурные вещи, как и добрые, ибо нельзя узнать добро без познания зла». Считается, что все тайные общества занимаются торговлей со злыми духами. Тем не менее исторические тайные общества, такие как розенкрейцеры и масоны, изучали тёмную сторону для того, чтобы сражаться с ней.

 

Люди, которые учатся сознательному сновидению, то есть способности во сне мыслить и пользоваться силой воли, обычно доступной лишь при бодрствовании, могут совершать вещи, сверхъестественные по современным понятиям. Во время осознанного сновидения вы можете путешествовать по духовным мирам, свободно общаться с духами мёртвых и другими бестелесными существами. Вы можете узнать будущее такими способами, которые обычно недоступны. Вы можете странствовать в другие части материальной вселенной и наблюдать за событиями вне телесного присутствия; это так называемые астральные путешествия. Великий посвящённый XVI века Парацельс, которого называют отцом современной экспериментальной медицины и гомеопатии, говорил, что может посещать других людей в их сновидениях.

Известно, что многие великие научные открытия были совершены посвящёнными, находившимися в альтернативном состоянии осознания.

 

Сверхъестественные способы влияния на разум — ещё один дар, который посвящённый может развить в себе. Люди, с которыми мне приходилось встречаться, несомненно обладали способностью чтения мыслей, далеко превосходящей эксперименты скептически настроенных учёных.

Сходным образом, наука имеет лишь очень натянутые и сомнительные объяснения гипнотических феноменов. Несмотря на то что эстрадные артисты и шарлатаны дискредитировали искусство гипноза, он некогда был — и по сути дела остаётся — оккультной практикой. Гипноз появился в Древней Индии и использовался в церемониях посвящения под надзором храмовых жрецов в древнем Египте. В «Сутрах йога Пантанджали» способность влиять на разум других людей называется vibbuti. Некогда она использовалась в благотворных целях, но когда мир стал более опасным местом, гипноз начали применять как для защиты, так и для нападения.

 

Согласно идеалистической философии, способ восприятия объектов может влиять на них на субатомном уровне. Изображение «третьего глаза» в виде свернувшейся кобры на лбу египетских посвящённых показывает, что кобра может распрямиться и ужалить того, кто её воспринимает. В XVII веке учёный и алхимик Дж.Б. фон Хелмонт сказал, что «человек может убить животное, если будет смотреть на него в течение пятнадцати минут». Начиная с XVIII века европейские путешественники в Индии были поражены способностью адептов вводить любого человека в каталептическое состояние, просто посмотрев на него.

Одна история о путешественнике XIX века была записана Джеральдом Мейси, другом Джорджа Элиота. Этот путешественник был загипнотизирован змеиным взглядом. Он всё глубже погружался в сомнамбулический сон под зачаровывающим влиянием этого взгляда. Потом кто-то из его спутников застрелил змею и разорвал её власть над ним, но при этом он почувствовал удар по голове, как если бы в него тоже попала пуля.

В XX веке путешественники рассказывали о волках, которые могли замораживать людей своим взглядом и не давать им произнести ни звука, даже когда жертва не знала, что на неё смотрят. Ещё недавно в городке Кроуборо, менее чем в шести милях от того места, где я пишу эти строки, жил местный знахарь по прозвищу Ленивый Барсук. Крестьяне боялись его: ходили слухи, что этот высокий, плотно сбитый и свирепый с виду мужчина может останавливать людей на месте, просто глядя на них. Говорили, что иногда он делал это с работниками на ферме, а потом садился и съедал их завтрак у них на глазах.

 

Самая важная часть посвящения касалась духовных миров, которые человек воспринимает после смерти. Кандидаты не сомневались в существовании посмертной жизни — в то время это было бы немыслимо, — но опасались грядущих опасностей, в первую очередь демонов, от которых им удавалось ускользать в земной жизни. Во время посвящения кандидат узнавал, как сделать своё посмертное странствие безопасным.

 

Во сне животный дух расстаётся с растительной и минеральной частью тела. С другой стороны, в посмертии растительная часть, управляющая основными жизненными функциями, расстаётся с животным духом.

Растительная часть человеческого существа имеет множество функций, включая сохранение воспоминаний. Когда она отделяется от материального тела, и то и другое начинает распадаться. В результате распада растительной части дух совершает обзор только что прожитой жизни.

Растительная часть растворяется и отделяется от животного духа за несколько дней. Затем дух переходит в подлунную сферу. Там на него нападают демоны, которые избавляют его от всех нечистых, извращённых и животных желаний и от злых побуждений. Этот регион, где дух претерпевает мучительный процесс очищения за период длительностью около одной трети времени, проведённого на Земле, в христианской традиции называется чистилищем. Древние египтяне и греки называли его Нижним миром, а в Древней Индии он назывался Камалока (в буквальном переводе «область желаний»).

 

Немецкий мистик XIII века Мейстер Экхарт сказал: «Если вы боретесь со своей смертью, то демоны будут терзать вас при жизни, но если вы правильно относитесь к смерти, то сможете увидеть, что демоны — на самом деле ангелы, освобождающие ваш дух».

Посвящённый правильно относится к смерти. Он видит внутреннюю суть вещей и знает, что демоны, когда они находятся на своём месте, играют незаменимую роль в «экологии» духовного мира. Если дух не претерпевает очищения, он не может вознестись в высшие сферы и услышать их музыку. После своего чудесного путешествия на Земле дух не может воссоединиться с Отцом, пока не очистится до конца.

Важно помнить о том, что во время посвящения человек приобретает экзистенциальные, а не сухие абстрактные знания. Он приобретает ошеломительный опыт вне-телесного восприятия.

 

Из подлунной сферы развоплощённый дух переносится в царство Меркурия, оттуда к Венере, а потом к Солнцу. Тогда, по словам греческого оратора Аристида, дух испытывает «лёгкость, которую никто из непосвящённых не может понять или описать».

 

Это учение было общим для школ мистерий во всех культурах Древнего мира и сохраняется тайными обществами в современном мире. От египетской «Книги мёртвых» через христианскую каббалу «Pistis Sophia» и «Божественную комедию» Данте до современных произведений, таких как «Маленький принц» французского писателя Антуана де Сент-Экзюпери, тайная доктрина сохраняется в книгах, иногда доступных лишь посвящённым, а иногда знакомых каждому из нас.

 

В древних текстах посвящённому называют тайные имена духов, охраняющих вход в каждую сферу, и объясняют другие знаки и формулы необходимые для безопасного прохода. В сочинении «Pistis Sophia» эти сферы состоят из хрусталя, а их привратниками служат архоны, или демоны.

Во всех древних религиях существом, направляющим человеческий дух в Нижнем мире и помогающим договариваться с демонами-хранителями, является божество планеты Меркурий.

 

Но посвящённые школ мистерий хранили другой секрет. На половине пути через небесные сферы происходит замена. Задачу по введению человеческого духа в высшие сферы берёт на себя великая сущность, чьё имя может оказаться сюрпризом для многих.

В этой последней части путешествия духа через небесные сферы Люцифер служит проводником, озаряющим путь.

 

В духовной экологии космоса Люцифер представляет собой необходимое зло, как в этой жизни (поскольку без Люцифера люди не могли бы испытывать желаний), так и в посмертии. Без Люцифера дух оказался бы погружённым во тьму и не смог бы понять смысл вознесения. Римский автор II века н.э. Апулей писал, что в процессе посвящения дух встречается с небесными божествами во всём их неприкрытом величии без земных покровов и недомолвок.

 

Дух возносится через сферы Юпитера и Сатурна, проходит сферу созвездий и наконец воссоединяется с великим Космическим Разумом. Это было долгое и мучительное путешествие. По словам Плутарха, «наконец чудесный свет сияет нам навстречу, мы видим прекрасные луга, полные песен и танцев, красоту священных царств и святых обличий».

Потом дух начинает процесс нисхождения через сферы, готовясь к новому воплощению. При этом в каждой сфере ему преподносят дар, который понадобится ему при возвращении на материальный план бытия.

 

Нижеследующее описание составлено из фрагментов древних табличек, датируемых III тысячелетием до н.э. и обнаруженных при археологических раскопках в Ираке в конце XIX века.

Он провел её через первые врата и вернул ей телесные покровы.

Он провел её через вторые врата и вернул ей ручные и ножные браслеты.

Он провел её через третьи врага и вернул ей пояс на чресла. Он провёл её через четвёртые врата и вернул ей нагрудные украшения.

Он провел её через пятые врата и вернул ей ожерелье на шею.

Он провел её через шестые врата и вернул ей ушные серьги. Он провел её через седьмые врата и вернул ей сияющую корону.

 

В наши дни эти дары могут напомнить даже ребёнку сказку о спящей красавице. Человеческий дух до сих пор сильно реагирует на эту историю, ощущая её подлинность в самом глубоком смысле слова.

Но для того чтобы понять эзотерическое содержание «Спящей красавицы», необходимо подойти к ней с другой стороны. В истории повествуется о том, как в день рождения принцессы шесть фей сделали ей подарки на счастье. Седьмая фея, представляющая Сатурна, или Сатану (дух материализма), насылает на ребёнка проклятие смерти, которое проявляется в виде долгого сна. Эти семь фей, разумеется, соответствуют семи божествам планетных сфер.

 

Оборотная сторона этой истории заключается в том, что под смертным сном без сновидений (т.е. под проклятием злой феи) имеется в виду жизнь на Земле. Иными словами, из-за вмешательства Сатаны люди постепенно теряют любые воспоминания о времени, проведённом среди небесных иерархий. Таким образом, праздник, описанный в начале сказки, должен был происходить в духовном мире, и лишь когда принцесса засыпает, она оживает на материальном плане. Когда она оживает, то умирает!

 

Мы уже наблюдали сходный парадокс в истории Осириса, большая часть которой происходит в духовном мире. Когда Осирис заключён в гробу, который облекает его словно вторая кожа, это и есть его кожа. Он мёртв для Исиды, когда жив на материальном плане.

 

В таких историях показано, что и в этой, и в загробной жизни людьми правят звёзды и планеты. Они обращают наше внимание на другой очень важный аспект тайных учений. Церемония посвящения готовит кандидата к встречам с хранителями различных сфер на пути вверх и вниз. Если человеческий дух достаточно хорошо усваивает поучения, то он вместе с высшими духовными существами может принимать сознательное участие в подготовке к новому воплощению. Главное слово здесь «сознательное».

При посвящении образуется сознательная активная связь с бесплотными духами и человек получает экзистенциальное знание об их деятельности в этой и загробной жизни. Он узнает, как они действуют, когда мы бодрствуем, спим или покидаем материальный план бытия.

 

Мы уже говорили о том, что мифы и легенды Древнего мира, такие как цикл мифов о подвигах Геракла, построены в соответствии с астрономическими циклами и включают путешествие Солнца по месяцам года и прецессию равноденствий. Смысл в том, что законы, упорядочивающие жизнь на Земле, действуют и в духовном мире. Геракл и Иов подвергались испытаниям в своей земной жизни, но им также пришлось выдержать испытания в загробной жизни, чтобы запечатлеть этот опыт. Если бы они не смогли этого сделать, им пришлось бы снова страдать в следующем воплощении.

Это цель посвящения: расширить границы осознания и постижения человеческого опыта.

 

В нашей индивидуальной и коллективной жизни мы движемся по кругам, расчерченным звёздами и планетами.

Но если мы самым непосредственным образом узнаем о влиянии звёзд и планет на нашу жизнь, то в определённом смысле выбираемся из этой ловушки. Мы больше не находимся у них в плену; мы поднимаемся над ними и движемся не по кругу, а по восходящей спирали.

 

Заратустра носил мантию, украшенную изображениями звёзд и планет и символизировавшую знание, полученное от великих солнечных духов. Это знание он передавал посвященным. Когда кандидаты возвращались в своё тело после внетелесных переживаний, Заратустра показывал им внутреннее устройство их организма. Тысячи лет спустя люди заново овладели этим знанием лишь благодаря вскрытию трупов. Разница заключается в том, что древние, смотревшие на жизнь с субъективной точки зрения, не знали человеческую анатомию в абстрактном и концептуальном смысле, а скорее воспринимали её. Именно так древние знали о шишковидной железе задолго до того, как она была открыта современной наукой.

 

В процессе перехода от VI к V тысячелетию до нашей эры человечество начало сооружать огромные каменные круги, сохранившиеся до сих пор. Если уход богов во время древнеиндийского периода заставил людей искать способы последовать за ними, теперь утрата прямой связи с богами заставила их искать новые способы контакта с ними. Человечество снова пыталось выйти за собственные пределы.

Мегалитические каменные круги, строительство которых началось на Ближнем Востоке, в Северной Европе и Северной Африке, были предназначены для измерения движений небесных тел. В 1950-х годах профессор Александр Том из Кембриджского университета впервые осознал, что мегалитические каменные монументы по всему миру были сооружены в соответствии с общей единицей измерения, которую он назвал «мегалитическим ярдом». С тех пор это открытие было подтверждено широкомасштабным статистическим анализом монументов. Недавно Доктор Роберт Ломас из Шеффилдского университета продемонстрировал, каким образом эта единица измерения с поразительной точностью устанавливалась в разных частях света. Длина маятника, раскачивающегося 360 раз за то время, пока звезда перемещается на один градус на небосводе, составляет 16,32 дюйма, что точно соответствует мегалитическому ярду.

 

Поскольку древние рассматривали звёзды и планеты как распорядителей жизни на Земле, они строили первые системы математического измерения мира на основе этих небесных тел, имевших духовную сущность, поэтому математика по своей природе является не только холистической, в том смысле, что она принимает во внимание форму размер и движение Земли по отношению к небесным телам, но ещё и служит отражением духовного импульса.

 

Тёмные силы всегда угрожали Заратустре смертью. В маленьких горных святилищах современных зороастрийцев ещё теплится пламя, но оно постоянно подвергается опасности уничтожения. В возрасте 77 лет Заратустра был убит на собственном алтаре.

 

Незадолго до конца IV тысячелетия до н.э. родился Кришна (точная дата 3228 г. до н.э.). Этот пастух и пророк в некотором отношении был предтечей Иисуса Христа.

(Разумеется, его не следует путать с богом войны, древним Кришной из Атлантиды, который в эпической битве разгромил силы желания и обмана под руководством Люцифера. Теперь эти силы глубоко укоренились в человеческой природе и выразились в страсти к золоту и кровопролитию.)

 

Будущую мать Кришны, девственницу Деваки, осаждали странные видения. Однажды она погрузилась в глубокий экстаз. Она слышала небесную музыку и голоса и посреди мерцающих огней увидела солнечного бога, явившегося ей в человеческом облике. Узрев его величие, она потеряла сознание.

Со временем родился Кришна. Впоследствии ангел предупредил Деваки, что её брат Канса попытается убить мальчика, поэтому она покинула царский двор и жила среди пастухов у подножия горы Меру.

Канса был детоубийцей, охотившимся на детей бедняков. Он занимался этим даже в то время, когда сам был ребёнком. Теперь он послал огромного змея с красным гребнем, чтобы убить своего родственника, но Кришна сам раздавил змея, наступив на него.

 

Канса продолжал преследовать своего родственника, пытаясь затравить его словно дикого зверя. Пастухи защищали Кришну и прятали его среди лесов и холмов, где он проповедовал ненасилие и любовь ко всему человечеству. Он говорил слова, которые никто раньше не слышал: «плати добром за зло, забывай о своих страданиях ради другого человека» и «отказывайся от плодов своего труда; пусть твой труд сам по себе будет наградой». Когда эти проповеди достигли Кансы, он разъярился ещё больше и поклялся, что найдёт способ погубить своего родственника.

 

Между тем Кришна вёл простую жизнь, проповедовал среди людей, но избегал прямой конфронтации с Кансой. Местные девушки-молочницы были безумно влюблены в стройного юношу. Он играл на флейте и танцевал с ними танец любви. Иногда он смотрел, как они купаются в реке Юмана, а потом крал их одежду и влезал на дерево, где они не могли достать его. Однажды он танцевал со многими девушками, каждая из которых хотела держать его за руку, поэтому он воспроизвёл себя в множестве форм, чтобы каждая девушка поверила, что держала за руку настоящего Кришну.

Однажды он со своим братом вошёл в город Матура, где жил Канса; они переоделись бедными крестьянами, чтобы принять участие в празднестве. Гам они познакомились с уродливой девушкой по имени Кубха, которая несла во дворец благовония и притирания. Но просьбе Кришны она дала им немного, хотя не могла себе этого позволить; тогда он исцелил её уродство и сделал её красивой.

 

Но Кансу не обманул изменившийся облик братьев, и когда они вступили в соревнование по борьбе, он нанял двух великанов, чтобы убить их. На случай провала был приготовлен огромный слон, который должен был затоптать их насмерть. Тем не менее Кришне и его брату удалось избегнуть опасности и ускользнуть из дворца.

Наконец Кришна решил в открытую выступить против Кансы. Когда он снова вошёл в Матуру, жители провозгласили его своим спасителем и осыпали его цветочными гирляндами. Канса со своей свитой ждал его на главной площади. «Ты украл моё царство, — сказал Канса, — теперь убей меня». Когда Кришна отказался, Канса велел солдатам схватить его и привязать к стволу кедра. Потом лучники Кансы расстреляли его.

 

Со смертью Кришны в 3102 г. до н.э. началась Кали-Юга, или тёмная эпоха. Юга — это часть великого года, 1/8 полного цикла прецессии.

Как в восточной, так и в западной традиции этот великий космический сдвиг начался в 3102 г. до н.э. и завершился в 1899 г. н.э. Как мы убедимся в главе 24, масоны отметили приближение конца Кали-Юги, воздвигнув гигантские монументы в центре каждой из столиц западного мира. Большинство людей проходит мимо этих знакомых сооружений, не подозревая, что видят маяки истории и философии, изложенной в этой книге.

 

В надвигающейся тьме появился свет. После смерти Кришны на историческую сцену вышел другой великий деятель, воплотившийся точно так же, как Иисус Христос через 3000 лет после него.

Мы изучим жизнь и время воплощённого Люцифера в следующей главе.

 

 

11. Погружение в вещество

Имхотеп и эпоха Пирамид — Гильгамеш и Энкиду — Авраам и Мелхиседек

С тех пор как существует человеческое общество, в нём создаются небольшие группы, где люди практикуют тайные методики для входа в изменённые состояния сознания. Они убеждены, что такие состояния позволяют воспринимать вещи недоступные обычному, повседневному сознанию.

Проблема в том, что с точки зрения современного повседневного сознания, приземлённого и исполненного здравого смысла, все события, происходящие в альтернативном состоянии осознания, по определению являются иллюзорными. Если посвящённые тайных обществ вводят себя в галлюцинаторные состояния и общаются с бестелесными сущностями, видят будущее и влияют на ход истории, то это всего лишь галлюцинации.

Но что, если они могут принести результаты?

 

Мы уже начали понимать, каким образом эти состояния повлияли на создание величайших живописных, литературных и музыкальных произведений, но если захотеть, то от всего этого можно отмахнуться, как от игры воображения, не имеющей никакого отношения к практическим аспектам жизни. В конце концов, в любом искусстве присутствует элемент фантазии.

Наш современный разум предпочитает видеть более конкретные результаты. Как насчёт инженерных подвигов или великих научных открытий? В этой главе мы рассмотрим историю эпохи, когда великие посвящённые школ мистерий привели человечество к созданию несравненных инженерных сооружений от Баальбекского храма в Ливане, в конструкции которого есть резной гранитный блок весом около 1000 тонн, неподъёмный даже для самого мощного современного крана, до Великой Пирамиды в Гизе и других, менее известных пирамид в Китае.

 

В начале этой эпохе первые великие цивилизации появились неожиданно, словно из ниоткуда. В шумерской цивилизации господствовала фигура героя Гильгамеша, победителя быков, в Египте существовал бычий культ Осириса, а на Крите исполнялись ритуальные танцы с быками. Эпоха этих цивилизаций, называемая эпохой Тельца, началась в III тысячелетии до н.э. Без видимой причины, известной современным историкам, огромные массы людей стали жить вместе в больших высокоорганизованных городах, поражавших своей сложностью и техническим совершенством.

Малоизвестное, но судьбоносное событие произошло в это время в Китае. Оно окутано тайной. Даже великие посвящённые не могут видеть его с достаточной ясностью.

В III тысячелетии до н.э. китайские племена вели кочевое существование. Согласно Рудольфу Штайнеру, в одном из их лагерей родился необыкновенный человек. Тысячи лет спустя другая возвышенная небесная сущность снизошла на Землю и воплотилась в Иисусе Христе, но тогда это был воплощённый Люцифер.

Рождение Люцифера было началом мудрости.

 

Разумеется, я пользуюсь словом «мудрость» в конкретном смысле, близком к тому, которым пользуются учёные и теологи, когда они говорят о «библейских книгах мудрости». К примеру, в Книге Притч, или Экклезиасте, содержится правило, которое следует соблюдать для счастливой и успешной жизни, но в отличие от учений, проповедуемых в других книгах Библии, здесь нет нравственного или религиозного аспекта. Это чисто практическая мудрость: советы о том, к чему следует стремиться в ваших интересах. Там нет указаний, что хорошее поведение должно вознаграждаться, а плохое поведение наказуемо, помимо обычных человеческих отношений. Там нет и упоминаний о божественном промысле.

Эти книги, составленные в своем нынешнем виде около 300 г. до н.э., были плодом гораздо более древнего образа мысли, возникшего на 2500 лет раньше. Согласно тайной истории мира, такая форма мудрости стала возможной в результате воплощения и учений Люцифера.

 

Большей частью посвящение в духовные дисциплины происходило в промежутке между детством и отрочеством или после многих лет подготовки. К примеру, посвящение в каббалу традиционно разрешалось лишь в возрасте сорока лет, а кандидатам школы Пифагора приходилось жить в уединении и без общения с внешним миром в течение нескольких лет до начала обучения. Но Люцифер с самого рождения воспитывался в традициях школы мистерий. Узкий круг магов напряжённо работал над его образованием, позволяя ему принимать участие в самых тайных церемониях и формируя его душу. В возрасте сорока лет он наконец испытал откровение. Он стал первым человеком, способным думать о земной жизни полностью рациональным образом.

 

В главе 8 мы узнали, как Орфей изобрёл числа. Но в эпоху Орфея было невозможно думать о числах, не принимая во внимание их духовный смысл. Теперь, благодаря Люциферу, появилась возможность думать о числах без каких-либо символических ассоциаций, просто как о количественных мерах, не отягощённых качественными атрибутами. Теперь люди могли измерять и рассчитывать, создавать планы и строить.

 

От Плутарха нам известно, что Асклепий, сын Орфея, отождествлялся с Имхотепом, жившим около 2500 г. до н.э. К тому времени пришла великая волна перемен и революционный образ мышления распространился с Дальнего Востока по всему миру.

Имхотеп, визирь египетского царя Джосера, был известен как строитель, скульптор и изготовитель каменных ваз. Его также называли Главой Наблюдателей, что вскоре стало титулом высшего жреца Гелиополя. Его иногда изображали в мантии, украшенной звёздами, и со свитком в руке. В древности Имхотеп прославился как искусный строитель и архитектор Ступенчатой пирамиды в Саккаре. В XIX веке археологи, проводившие раскопки под Ступенчатой пирамидой, обнаружили сокровища, спрятанные там со времён основания и получившие известность как «невероятные творения Имхотепа». Некоторые из них выставлены в музее Метрополитен в Нью-Йорке. Больше всего комментаторов XIX века поразили вазы, изготовленные с мастерством, невероятным для мастеров того времени. Даже сейчас трудно понять, каким образом были высверлены длинные горлышки, переходящие в широкое основание.

В получасе езды к северу от Саккары находится Великая пирамида. Это сооружение, пожалуй, самое величественное из построенных человеком, стоит на историческом перекрёстке и с замечательной точностью сориентировано по сторонам света. Читатели не нуждаются в очередном описании; достаточно сказать, что хотя в наши дни можно построить пирамиду, цена строительства тяжким бременем ляжет на богатейшие экономики развитых стран. Кроме того, современной инженерии придётся дойти до предела своих возможностей, особенно в точности астрономических ориентировок.

 

Но согласно тайной истории, ещё более необычным и почти чудесным является тот факт, что Великая пирамида была первым египетским сооружением.

Традиционные историки пришли к выводу, что строительные амбиции египтян прогрессировали от простых одноэтажных гробниц, называвшихся мастабами, до относительно сложной конструкции Ступенчатой пирамиды, и достигли кульминации в изощрённой сложности Великой пирамиды, обычно датируемой 2500 г. до н.э. В отсутствие сохранившихся текстов того времени и органического материала, поддающегося радиоуглеродной датировке, это выглядит наиболее здравым способом интерпретации имеющихся свидетельств.

В начале этой книге я говорил о том, что тайная история противоречит общепринятой. Согласно этой истории, Великая пирамида была построена в 3500 г. до н. а, ещё до основания великих цивилизаций Египта и Шумера, в то время, когда единственными существующими сооружениями были каменные круги и другие циклопические монументы.

Мы должны представить людей каменного века, одетых в шкуры животных и с примитивными каменными орудиями в руках, в немом изумлении взирающих на Великую пирамиду.

 

Согласно тайной истории, Ступенчатая пирамида и другие меньшие пирамиды представляют собой не постепенный расцвет, а упадок технических навыков.

Великую пирамиду принято считать гробницей. Одна из вариаций этой темы, основанная на существовании узких шахт, выходящих из Камеры Царя и Камеры Царицы в направлении отдельных звёзд, гласит, что пирамида является неким механизмом, предназначенным для выхода духа усопшего фараона из гробницы к месту своего небесного успокоения.

С точки зрения тайной истории, такая интерпретация является анахронизмом. В то время люди повсеместно верили, что после смерти дух устремляется в планетные и небесные сферы. Как уже упоминалось, они обладали таким ярким опытом духовных миров, что для них было бы не менее трудно разувериться в реальности посмертного путешествия, чем нам разувериться в реальности книги или стола перед нашими глазами.

 

Предназначение Великой пирамиды нужно искать в другом месте. Вся история древнеегипетской цивилизации свидетельствует о том, что она стремилась к познанию вещества. Мы видим это в новаторском стремлении обрабатывать камень и строить каменные сооружения.

Мы также видим новое отношение к веществу в обычае мумификации. Современные исследователи никогда не приписывали древним более нелепых верований, чем убеждение в том, что мумификация и богатые заупокойные дары предназначались для фактического использования в загробной жизни. Согласно эзотерическому мышлению, эти погребальные обряды создавали некое магическое притяжение для восходящего духа, помогающее ему быстро достигнуть перевоплощения. Считалось, что если сохранить физическую оболочку, она послужит фокусом притяжения для духа, покинувшего её, и снова притянет его на Землю.

 

Эзотерическое объяснение предназначения Великой пирамиды построено по сходному образцу. В главе 7 мы узнали о том, что великие боги, которым было всё труднее найти физическое воплощение, отступили к Луне и всё реже посещали Землю.

 

Великая пирамида является гигантской машиной для перевоплощения.

Египетская цивилизация придала новый мощный импульс человеческой эволюции, сильно отличающийся от импульса индийской цивилизации, учившей, что вещество представляет собой майю, или иллюзию. Египтяне положили начало великой духовной миссии Запада, иногда называемой «алхимическим деланием» или просто Работой. Эта миссия заключалась в работе над веществом: человек придаёт ему форму и наполняет его своим намерением до тех пор, пока каждая частица вещества во вселенной не будет обработана и одушевлена. Великая пирамида была первым проявлением этого импульса.

В этой истории рассматриваются разные аспекты человеческого осознания.

Во-первых, в ней говорится о группах посвящённых, которые задались целью найти путь к изменённым состояниям осознания.

Во-вторых, в ней предполагается, что со временем осознание изменялось гораздо более радикальным образом, чем допускают современные историки.

В-третьих, в ней утверждается, что миссия этих групп заключалась в эволюции осознания. Во вселенной, рождённой разумом, конечной целью творения всегда является разум.

Сейчас я хочу сосредоточиться на втором аспекте и показать, что осознание людей в древности сильно отличалось от современного.

 

Наряду с появлением египетской цивилизации около 3250 г. до н.э. в междуречье Тигриса и Евфрата появилась шумерская цивилизация. В древних городах Шумера в семейных домах стояли статуи предков и меньших богов, иногда там держали череп в качестве «дома», где мог поселиться дух-хранитель. Между тем более великие духи, защищавшие целый город, жили в «доме бога» — здании, расположенном в центре храмового комплекса.

По мере роста городов «дома богов» становились зиккуратами, огромными ступенчатыми пирамидами, сложенными из глиняных кирпичей. В центре каждого зиккурата находился большой чертог, выложенный драгоценными металлами и камнями и задрапированный роскошными тканями, где находилась статуя бога.

Согласно клинописным текстам, шумерские боги любили еду, напитки, музыку и танцы. Еду оставляли на столах, чтобы бог мог насладиться ею в одиночестве. Спустя некоторое время приходили жрецы и доедали то, что осталось. Боги также нуждались в кроватях для сна и сексуальных утех с другими божествами. Их следовало мыть, одевать и умащивать благовониями.

Как и в Египте, целью этих обрядов была попытка заманить богов на материальный план бытия, напоминая им о чувственных удовольствиях, которых они были лишены в духовных мирах.

 

Пчела — один из самых важных символов тайной традиции. Пчёлы неосознанно понимают, как строить свои ульи. В конструкции пчелиных ульев зашифрована чрезвычайно сложная и точная информация — к примеру, угол вращения земной оси. На шумерских цилиндрических печатях того времени изображены фигуры с человеческими телами, но с пчелиными ульями вместо голов. Дело в том, что в этот период индивидуальное сознание воспринималось как множество взаимосвязанных центров осознания, о чём мы упоминали в главе 2. Эти центры можно было разделять и даже перемещать из одного разума в другой, подобно рою пчёл, перелетающему из одного улья в другой.

 

Блестящий анализ шумерских и других древних текстов был проведён профессором истории Принстонского университета Джулианом Джейнсом в его книге «Происхождение сознания в результате распада двухкамерного разума», опубликованной в 1976 году. Он пишет, что в то время люди не имели понятия «внутренней жизни» в современном смысле этого термина. У них не было такого обозначения, а их рассказы свидетельствуют о том, что элементы нашей психики, такие как намерения, чувства и мышление, воспринимались как деятельность духов или богов, обитающих в их телах или вокруг них. Всё это происходило с ними по воле бестелесных существ, живших независимо от них, а не возникало внутри них по их собственной воле.

 

Интересно, что аналитический вывод Джулиана Джейнса совпадает с эзотерическим описанием древней истории у Рудольфа Штайнера. Штайнер, родившийся в Австрии в 1861 году, представляет собой образец подлинного розенкрейцерского мышления. Будучи эзотерическим учителем современности, он дал самое подробное описание эволюции сознания. Насколько мне известно, исследования Джейнса происходили за рамками этой традиции.

Вероятно, будет проще оценить её анализ по отношению к хорошо известной греческой мифологии. К примеру, в «Илиаде» мы не видим ни одного героя, который садился бы и обдумывал, что он должен делать, как это происходит с нами. Джейнс показывает, что герои «Илиады» не обладали способностью к самоанализу. Когда Агамемнон похищает у Ахилла его любовницу, тот не принимает самостоятельного решения, напротив, бог берёт его за волосы и предупреждает, что он не должен убивать Агамемнона. Другая богиня выходит из моря, чтобы утешить его, а третья нашёптывает Елене тоску по дому.

Современные исследователи интерпретируют эти фрагменты как поэтическое описание внутренних эмоций, где боги являются символами в духе современного поэтического творчества.

 

Джейнс убедительно доказывает, что такая интерпретация проецирует современное понимание на тексты, написанные людьми с совершенно другой формой осознания. Он не одинок в этом мнении. Кембриджский философ Джон Уиздон написал: «Греки не говорили об опасности подавления инстинктов, но думали о том, как преодолеть тягу к Дионису или забыть о Посейдоне ради Афины».

 

В заключительных главах этой истории мы увидим, каким образом эта древняя форма осознания смогла сохраниться до гораздо более позднего времени, чем полагает Джулиан Джейнс, а пока что я хочу провести важное различие между его анализом и восприятием древних людей. Джейнс называет богов, управлявших действиями людей, «галлюцинациями ауры». Таким образом, правители Шумера и герои Древней Греции изображаются как люди, осаждаемые иллюзиями. С другой стороны, для древних людей это были не иллюзии, а независимые живые сущности высшего порядка.

По мнению Джейнса, люди эпохи Гомера жили в мире иллюзий до тех пор, пока правая сторона мозга не стала господствовать над левой. Таким образом, каждый человек, обращавшийся к общеизвестному божеству, фактически попадал в ловушку своей личной иллюзии. Но проблема состоит в том, что галлюцинации почти по определению являются плодом индивидуального воображения, и тогда можно ожидать, что в древности люди жили в совершенно хаотическом и варварском состоянии при полном взаимном непонимании.

Современные клинические психиатры определяют шизофреника как человека, который не может провести различие между внешними и внутренними образами и звуками. Клиническое сумасшествие приводит к полному расстройству умственных способностей с резким ограничением домашних, общественных и профессиональных функций. Между тем, люди той эпохи создали первые допотопные цивилизации, где существовало разделение между жреческим, военным, сельскохозяйственным, торговым и ремесленным сословием. Организованный труд привёл к созданию больших общественных сооружений, включая каналы и храмы. В этих странах существовала сложная экономика и большие дисциплинированные армии. Может быть, эти люди могли уверенно сотрудничать в результате групповых галлюцинаций?

Если древний взгляд на мир был иллюзией, это была гигантская и почти бесконечно сложная иллюзия.

 

Благодаря Фрейду и Юнгу мы знакомы с идеей о том, что наш разум содержит психологические комплексы, независимые от наших центров осознания, которые до некоторой степени можно считать автономными. Юнг описал эти главные психологические комплексы в контексте семи главных планетных божеств и назвал их «семью архетипами коллективного бессознательного».

Однако когда Юнг познакомился с Рудольфом Штайнером, верившим в бестелесных духов, включая планетарных богов, то счёл его шизофреником. В главе 27 мы увидим, как на закате своей жизни Юнг совершил немыслимое с точки зрения современной научной методологии. Он пришёл к выводу, что эти психологические комплексы автономны в смысле независимости от человеческого мозга. Таким образом, Юнг продвинулся на один шаг дальше, чем Джейнс. Рассматривая богов не как индивидуальные или коллективные галлюцинации, но как собрание высших разумов, он приобщился к древнему идеалистическому мировоззрению.

 

Читатель должен остерегаться этого шага. Важно сохранять бдительность и не поддаваться впечатлению, что (если быть совершенно откровенным) эта история складывается в цельную картину, либо кажется истинной в неком поэтическом или, хуже того, духовном смысле. Потеряв сосредоточенность на один короткий момент, вы можете, сперва не заметив этого, с лёгким сердцем пойти по дороге, ведущей прямиком в психиатрическую клинику.

 

Гильгамеш, великий герой шумерской цивилизации, был царём Урука примерно в 2100 г. до н.э. Его история полна безумия, противоречивых эмоций и одиночества. Великий поэт Райнер Мария Рильке назвал её «эпосом смертного ужаса». В её нынешнем виде она была составлена из глиняных табличек, найденных при раскопках в XIX веке, но выглядит почти полной.

В начале истории молодого царя называют «неукротимым быком». Он кипит энергией, открывает горные перевалы, копает колодцы, путешествует и сражается. Он сильнее любого другого человека, красивый и отважный, но одинокий. Он тоскует по другу, который был бы равен ему.

Поэтому боги создали Энкиду. Он был таким же сильным, как Гильгамеш, но жил среди диких животных, ел их пищу и пил воду из ручьёв. Всё его тело было покрыто жёсткими волосами. Однажды охотник столкнулся с этим странным существом в лесу и доложил о нём Гильгамешу.

Выслушав рассказ охотника, Гильгамеш понял, что это друг, которого он ищет. Он изобрёл блестящий план. По его наущению самая красивая из храмовых проституток отправилась в лес обнажённой, где нашла дикого мужчину и приручила его. Когда они занялись любовью, он забыл о своём доме среди холмов. Теперь, когда Энкиду встречался с дикими животными, они ощущали перемену и убегали от него, вместо того чтобы бежать вместе с ним.

Гильгамеш и Энкиду встретились на рынке в Уруке, где проходили состязания по борьбе. Все жители собрались посмотреть на схватку. В конце концов Гильгамеш одержал верх и повалил Энкиду на спину, не оторвав собственных ног от земли.

 

Знаменитая дружба началась с целого ряда приключений. Они охотились на пантер и затравили чудовищного Хуваву, охранявшего путь через кедровый лес. Впоследствии, когда они убили небесного быка, Гильгамеш повесил его рога на стене своей спальни.

Но потом Энкиду тяжело заболел. Гильгамеш шесть дней и семь ночей сидел у постели своего друга. Когда из носа Энкиду выполз червь, Гильгамеш накрыл тело саваном и взревел, как львица, потерявшая своих львят. Рыдая, он бродил по степи, охваченный ужасом от предчувствия собственной смерти.

В конце концов Гильгамеш оказался в таверне на краю света. Там он спросил у красивой служанки дорогу к Зиусудре, который, как мы могли убедиться, был другим воплощением Ноя или Диониса. Зиусудра принадлежал к числу полубогов, которые никогда не умирают.

Гильгамеш соорудил ладью, обмазанную битумом, какие до сих пор используются арабами, и отправился на встречу с пророком. Зиусудра сказал: «Я открою тебе секрет богов. На дне моря есть растение с шипами, как у розы. Если ты сможешь поднять его на поверхность, то снова станешь молодым. Это растение вечной юности».

Зиусудра рассказал ему, как опуститься на дно моря, покрывшего Атлантиду, и найти эзотерическое знание, утраченное во время Потопа. Гильгамеш привязал камни к ногам, наподобие местных ныряльщиков за жемчугом, опустился на дно, сорвал растение, освободился от груза и с торжеством поднялся на поверхность.

Но когда он отдыхал на берегу от своих трудов, змея учуяла растение и украла его.

Теперь Гильгамеш был всё равно что мёртв.

 

Когда мы читаем историю о Гильгамеше, то задаёмся вопросом, почему он не выдержал испытание, поставленное перед ним великим лидером человечества. В этой истории есть нота беспокойства, которая ещё более отчётливо звучит в творчестве вавилонской и месопотамской цивилизации, которые пришли к господству в этом регионе после Шумера.

 

Со смертью Гильгамеша мы вступаем в эпоху величайших зиккуратов. История Вавилонской Башни, повествующая о попытке построить зиккурат высотой до небес и об утрате общего языка, объединявшего человечество, отражает тот факт, что народы и племена, привязавшиеся к своим божественным покровителям и ангелам-хранителям, утратили из виду высших богов и великий космический разум, направляющий судьбу вселенной. Зиккураты представляют собой неудачную попытку добраться до небес с помощью материальных средств.

Вавилонская Башня была построена Нимродом-Охотником. В книге Бытия про Нимрода сказано: «Сей начал быть силён на земле». Археолог Дэвид Рол убедительно отождествил Нимрода с историческим Энмеркаром («Энмер-Охотник»), первым царём Урука, который написал правителю соседнего царства Аратта послание с требованием дани. Это послание считается древнейшим сохранившимся письмом на Земле.

 

Нимрод был первым человеком, стремившимся к власти ради самой власти. Эта воля к власти привела к жестокости и произволу. Согласно иудейской традиции, пророчество о предстоящем рождении Авраама побудило Нимрода совершить массовое детоубийство. Под этим следует понимать, что он практиковал жертвоприношения младенцев и зарывал тела в фундаменты своих огромных сооружений.

 

Мы присоединяемся к тайной истории Авраама около 2000 г. до н.э., когда он бродил между небоскрёбами своего родного Ура (Урук). Он решил отправиться в странствие и стать пустынным кочевником, чтобы заново открыть чувство божественного, почти утраченное людьми.

Когда он посетил Египет, фараон отдал Агарь, одну из своих дочерей, в качестве служанки для его бесплодной жены Сары. Агарь родила Аврааму его первого сына Исмаила, который стал отцом арабских народов. Брак Авраама также означал, что он приобщился к тайным знаниям египетских жрецов. В то время браки обычно заключались внутри племени или большой семьи. Узы крови обладали сверхъестественной силой, и браки между людьми одной крови укрепляли их, что использовалось, к примеру, в цыганской традиции. С другой стороны, браки между людьми из разных племён подразумевали обмен силой и знаниями.

 

Какого рода знания Авраам мог получить в Египте?

Представим себе кандидата в посвящённые, лежащего в гранитной гробнице. Он окружён адептами, погружающими его в глубокий транс, похожий на сон. В этом состоянии они могут вывести его растительное тело вместе с духом, или животным телом, из физического тела, так что оно парит, словно фантом, над входом в гробницу. Свидетель церемонии посвящения ирландского поэта У.Б.Йейтса рассказал, что во время церемонии звон колокольчиков использовался для обозначения её этапов. Можно было видеть сияющий дух Йейтса, который при прохождении разных этапов изменял свою яркость и окраску.

Посвящённые, исполняющие такие обряды, знают способы воздействия на растительное тело кандидата, так что, после того как оно возвращается в материальное тело, кандидат может пользоваться его органами для сознательного восприятия. Через три дня кандидат «рождается заново» и становится посвящённым; тогда иерофант берёт его за правую руку и вытаскивает из гроба.

 

В эзотерической философии растительное тело имеет первостепенное значение. Чакры являются его органами, контролирующими жизненно важные функции организма. В сущности, это тело образует портал между физическим и духовным миром. Если чакры активированы, это приводит к сверхъестественному восприятию мира и возможности общаться с бестелесными духами, а также наделяет посвящённого целительными способностями.

Так называемый храмовый сон практиковался для исцеления больных людей. Этот сон продолжался в течение трёх дней, и растительное тело пациента претерпевало процессы, во многом сходные с процессом посвящения.

Исцеляемый человек может иметь очень реалистичные видения, направляемые посвящёнными. Сначала он погружается в полную тьму. Ему кажется, что он теряет сознание и умирает. Потом он как будто пробуждается, и существо с головой животного проводит его по длинным коридорам через ряд тёмных чертогов. На разных этапах ему угрожают другие божества с головами животных и демоны, включая чудовищных крокодилов.

В египетской «Книге мёртвых» кандидат проходит мимо этих стражей, провозглашая: «Я гностик, я тот, кто знает». Он пользуется этой магической формулой в процессе посвящения и может пользоваться ею после смерти.

Он приближается к внутреннему святилищу. Там он видит необыкновенно яркий свет, пробивающийся через щели в воротах. Он восклицает: «Дайте мне войти! Дайте мне стать чистым духом! Я подготовился, я изучил книги Тота!»

Наконец из сияющего света возникает видение Богини-Матери, кормящей младенца. Это целительное видение, возвращающее нас к райской эпохе, описанной в главе 3 — эпохи до разделения Солнца и Луны, когда не было болезней и смерти. Оно обращено и к другому времени, когда Земля и Солнце воссоединятся и наша планета снова испытает преображение.

 

Во все века и повсюду были люди, верившие, что медитация на образе Богини-Матери с младенцем приносит чудеса исцеления.

 

После своего пребывания в Египте Авраам двинулся на запад, в регион современной Палестины. Он вооружил и обучил слуг, чтобы спасти своего брата, захваченного местными разбойниками. После долгой и кровопролитной битвы он вошёл в долину (которую современные библеисты отождествляют с долиной Кедрона), где встретил странного человека по имени Мелхиседек. В Библии содержится лишь краткое упоминание о Мелхиседеке, как и о Енохе, но оно вызывает чувство священного и чего-то важного, оставшегося невысказанным.

«И Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино. Он был священник Бога Всевышнего, и благословил его, и сказал: благословен Авраам от Бога Всевышнего, владыки неба и земли. И благословен Бог Всевышний, который предал врагов твоих в руки твои. Авраам дал ему десятую часть из всего». (Быт., 14:18-20).

Это чувство священного подкрепляется таинственным фрагментом из Нового Завета (К Евреям, 6:20-7:17): «Предтечею за нас вошёл Иисус, сделавшись первосвященником на век по чину Мелхиседека, ибо Мелхиседек, царь Салима, священник Бога Всевышнего, тот, который встретил Авраама и благословил его, возвращающегося после поражения царей, которому и десятину отделил Авраам от всего — во-первых, по знаменованию имени царь правды, а потом и царь Салима, то есть царь мира, без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь сыну божию, пребывает священником навсегда… который таков не по закону заповеди плотской, но по силе жизни неперестающей. Ибо засвидетельствовано: ты священник вовек по чину Мелхиседека».

 

Ясно, что этот загадочный персонаж, обладающий даром вечной жизни, не принадлежит к обычным человеческим существам.

Согласно каббалистической традиции, за тайной Мелхиседека скрывается Ной, великий лидер Атлантиды, научивший людей сельскому хозяйству, который на самом деле не умер, а перешёл в другое измерение. Теперь он снова появился, чтобы стать духовным учителем Авраама и перевести его на более высокий уровень бытия.

 

Для того чтобы понять учение Мелхиседека, мы должны рассмотреть более поздний эпизод с его присутствием, не упомянутый в Библии.

Исааку было двадцать два года, когда отец отвёл его на гору, чтобы принести в жертву на алтаре Мелхиседека.

В определённых формах посвящения очень важно, чтобы в какой-то момент церемонии кандидат на короткое время, но с полной убеждённостью поверил, что ему предстоит умереть. Вероятно, он понимал, что умрёт символической смертью, но до него вдруг доходило, что первоначальный план мог подвергнуться изменению. Возможно, он произносил торжественную клятву под страхом смерти, обязуясь изменить свой образ жизни и жить в соответствии с высшими идеалами. Теперь, когда над ним был занесён клинок, он гадал, знает ли посвящённый, что его слова оказались ложью. В глубине души он сознавал, что ему не хватило силы воли сдержать клятву. Он сам приговорил себя к смерти и теперь никак не мог помочь себе.

В этот момент он сознавал, что нуждается в сверхъестественной помощи.

 

Мы можем уловить слабый отголосок этих эмоций в таких великих трагедиях, как «Царь Эдип» или «Король Лир». Во время посвящения кандидата заставляют ощутить трагедию собственной жизни, ошеломляющую потребность в катарсисе. Он начинает судить свою жизнь точно так же, как демоны и ангелы будут судить её после смерти.

 

Когда нож Авраама начал опускаться на горло Исаака, ангел подменил его бараном, запутавшимся рогами в ближайшем кустарнике.

Рога в кустарнике символизируют двухлепестковую (или двурогую) лобную чакру, уже запутавшуюся в веществе. Авраам совершает жертвоприношение, потому что этот способ восприятия нужно принести в жертву. В течение определённого времени восприятие духовных миров должно быть погружено в сон ради выполнения миссии предков Авраама: развития мозга как органа мышления.

Иудеям предстояло жить по заповедям Иеговы, великого духа Луны и божества запретов, помогающего человечеству уходить от животного и экстатического общества, от племенной жизни и групповой души к развитию индивидуальной свободной воли и свободного мышления.

 

Согласно тайной истории, жертвоприношение лобной чакры произошло на алтаре Мелхиседека, высшего жреца мистерий Солнца. Это означает, что Исаак был посвящённым высшего уровня, понимавшим необходимость в следующем, лунном этапе человеческого развития. Эволюция свободной воли и свободного мышления в конечном счёте позволяет людям играть сознательную роль в преображении мира.

Исаак оставался в школе мистерий Мелхиседека в течение трёх с половиной лет, изучая эти премудрости.

 

Поскольку Мелхиседек был жрецом мистерий Солнца, в его школе должен был находиться по меньшей мере один каменный круг. Мы достигли эпохи этих солнечных храмов, образцы которых до сих пор сохранились в немецком Люнеберге, французском Карнаке и английском Стоунхендже. В IV веке до н.э. историк Диодор Сицилийский описал сферический солнечный храм на севере, посвящённый Аполлону. Современные учёные считают, что он описал Стоунхендж или Калланеж на дальнем севере Шотландии, но в обоих случаях ассоциацию с Аполлоном следует понимать как предчувствие возрождения бога Солнца из чрева Богини-Матери.

 

Также огромный вклад в развитие мышления внесла греческая цивилизация.

Осада Трои знаменует начало подъёма греческой культуры к её величию, когда греки перехватили инициативу у халдейско-египетской цивилизации и создали собственные идеалы.

Мы описываем историю мира, в которой жизни великих культурных героев всего мира — Адама, Юпитера, Геракла, Осириса, Ноя, Заратустры, Кришны и Гильгамеша — впервые объединены в одном хронологическом повествовании. Большей частью они не оставили физических следов и продолжали жить лишь в коллективном воображении, сохранившихся фрагментах мифов и преданий, в разрозненной символике.

Однако начиная с этого времени мы увидим, что многие легендарные фигуры, которые большинство людей считают полностью вымышленными, на самом деле оставили физические следы, подтвержденные недавними археологическими открытиями.

Руины Трои, обнаруженные немецким археологом Генрихом Шлиманом в 1870-х годах, долго служили предметом жарких дискуссий. Вскрытый им археологический слой датируется примерно 3000 г. до н.э., что слишком рано для Гомера, но сейчас большинство учёных сходятся на том, что слой, соответствующий 1200 г. до н.э., или позднему бронзовому веку, согласуется с повествованием Гомера.

В древнем мире войны велись за обладание священным и тайным знанием отчасти из-за сверхъестественных сил, которыми наделяло это знание. Греки пошли на войну потому, что они хотели завладеть статуей, изготовленной руками Афины и названной Палладией. Схватку за обладание Еленой Прекрасной следует рассматривать в том же контексте.

 

Сейчас мы можем видеть в лице красавицы «обещание счастья», по выражению Стендаля. Мы можем лелеять это обещание в грубом или тривиальном смысле, но можем и перейти на более глубокий уровень. Великая красота исполнена мистического смысла, как будто она обладает тайной жизни. Мы думаем: «Если бы я мог быть с этой красавицей, мне больше нечего было бы желать». Присутствие исключительной красоты может вызвать изменённое состояние осознания, и мужчины-посвящённые часто ассоциировались с очень красивыми женщинами отчасти потому, что владели тайными сексуальными методиками, практиковавшимися в школах мистерий.

Суть истории о Троянской войне можно подытожить знаменитым высказыванием Ахилла: «Лучше быть рабом в земле живых, чем царём среди теней». Греческие и троянские герои любили жить на солнце, и для них было ужаснее всего, когда оно неожиданно погасло и их духи отправились в страну теней. Это был «смертный ужас» Гильгамеша, усиленный почти до современного уровня.

Обратите внимание, что Ахилл не сомневается в реальности посмертной жизни, но его понятие о ней, очевидно, не выходит за рамки унылой полужизни в подлунной сфере. Видение высших небесных сфер было для него утрачено.

 

Мы можем рассмотреть эту поворотную точку в истории сознания под другим углом, если спросим себя: кто из героев на самом деле завоевал Трою для греков? Это был не быстроногий и почти неуязвимый Ахилл, последний из полубогов. Одиссей, прозванный «хитроумным», одержал победу над троянцами, обманом заставив их принять дар в виде деревянного коня с ахейскими воинами, прятавшимися внутри.

Для нашего ума история троянского коня выглядит почти неправдоподобной. С точки зрения современной психологии трудно представить, что кто-то может быть настолько наивным.

Но во времена Троянской войны люди только начали отвыкать от коллективного разума, о котором мы говорили в предыдущих главах. До Троянской войны все разделяли один и тот же мысленный мир. Другие люди могли видеть, о чём вы думаете. Такая ложь была просто невозможной. Люди общались друг с другом с абсолютной откровенностью. Они обладали ныне утраченным ощущением, что принимают участие в космических событиях.

Дата взятия Трои также является датой первого обмана в истории.

 

 

12. Нисхождение во тьму

Моисей и Каббала — Эхнатон и Сатана — Соломон, царица Савская и Хирам — Король Артур и венцовая чакра

Наверное, египетская цивилизация является самой успешной в письменной истории. Она существовала более трёх тысячелетий. Сравните это с христианской цивилизацией, которая существует лишь около 2000 лет. Ещё одним феноменом являются необыкновенно хорошо сохранившиеся исторические записи Древнего Египта, сохранившиеся на стенах храмов, на табличках и папирусах. Они имели жизненно важное значение, чтобы поместить в хронологический контекст соседние цивилизации, оставившие гораздо меньше записей и предметов материальной культуры.

Исход евреев из Египта традиционно связывают с правлением фараона Рамсеса II, одного из величайших и наиболее могущественных египетских правителей. Строитель Луксора и Абу-Симбела, он также воздвиг гигантский обелиск, который ныне стоит в центре площади согласия в Париже. В стихотворении романтического поэта Шелли «Озимандияс» он стал архетипом земного правителя, убеждённого, что его достижения сохранятся навеки: «Посмотри на мои труды, о могучий, и приди в отчаяние!»

 

Такой правитель был бы достойным оппонентом для Моисея, но возникла одна проблема. Археологи обнаружили, что если вы ищете следы еврейского поселения в годы царствования Рамсеса II или, к примеру, следы падения Иерихона или храм Соломона в соответствующих археологических слоях, то абсолютно ничего не находите.

Учёные пришли к выводу, что эпические сказания о происхождении иудеев являются «просто мифами» в том смысле, что они не основаны на исторической реальности.

Здесь стоит ненадолго остановиться и подумать о том, как сильно эти люди хотели, чтобы библейские истории оказались неправдой, и с какой страстью они стремились ниспровергнуть те представления, на которых их воспитывали.

 

В 1990-х годах группа молодых археологов из Англии и Австрии под руководством Дэвида Рола усомнилась в традиционной египетской хронологии. Более того, они пришли к выводу, что в период Третьей Промежуточной династии два списка царей, которые, как ранее считалось, шли один за другим, на самом деле относились к двум династиям, правившим одновременно.

Это привело к «укорачиванию» хронологии Древнего Египта примерно на 400 лет. Концепция Дэвида Рола, известная как «новая хронология», постепенно приобретает популярность даже среди старшего поколения египтологов.

Косвенный эффект «новой хронологии» (я говорю «косвенный», поскольку религиозные аспекты оставались вне поля зрения исследователей) состоял в том, что когда археологи начали искать следы библейских преданий на 400 лет раньше, они сделали сенсационные открытия.

 

Человеческая психология обладает необыкновенной гибкостью и позволяет нам верить в то, во что мы хотим верить. Но для тех, кто не имеет сильных личных мотивов считать библейские истории «просто сказками», эти новые свидетельства звучат вполне убедительно.

 

Оказывается, Моисей жил не около 1250 г. до н.э. во времена правления Рамсеса II. Он родился около 1540 г. до н.э., а Исход произошёл примерно в 1447 г. до н.э. С помощью астрономических ретрокалькуляций на основе сведений о наблюдениях Венеры, сохранившихся в месопотамских текстах, Дэвид Рол предоставил веские аргументы в пользу того, что Моисей вырос при дворе Неферхотепа I в середине XVI века до н.э. Как явствует из египетских летописей этого периода, он получил княжеское воспитание.

Рол также нашёл дополнительные свидетельства в хронике Атрапануса, еврейского историка III века до н.э., который мог иметь доступ к ныне утраченным летописям из египетских храмов. Атрапанус повествует о том, как «принц Мусос» стал популярным администратором при Хенефре, преемнике Неферхотепа I. Впоследствии «Мусос» попал в немилость у фараона и был отправлен в ссылку. И, наконец, Рол доказал, что фараоном времён Исхода был Дудимос, преемник Хенефера.

Раскопки на этом археологическом уровне выявили остатки иностранного поселения, где жили, рабы или работники, о которых упоминается и в «Бруклинском Папирусе» — царском указе, разрешавшем переселение группы чужеземцев как раз в то время. Само поселение скорее всего было построено евреями и для евреев. Вокруг него есть рвы с человеческими останками и другие свидетельства поспешных массовых захоронений, которые могут быть следами «казней египетских», описанных в Библии.

 

Эти открытия возвращают нас к исторической действительности, но для того, чтобы понять реальность человеческого восприятия того времени, мы снова должны обратиться к тайной традиции.

 

Будучи египетским принцем, Моисей был посвящён в египетские мистерии. Это отражено в сочинении египетского историка Манефона, писавшего о школе мистерий в Геолиополе, и подтверждается в Деяниях Апостолов (7: 22), где апостол Стефан говорит: «И научен был Моисей всей мудрости египетской, и был силён в словах и делах».

Учение Моисея проникнуто египетской мудростью. К примеру, в заклинании № 125 в «Книге мёртвых» описано суждение о мёртвых. От духа требуют объявить перед Осирисом, что он вёл добропорядочную жизнь, после чего следует список отрицания безнравственных дел, обращённый к сорока двум судьям — «я не грабил, я не убивал, я не лжесвидетельствовал» и так далее. Разумеется, это было написано задолго до появления Десяти Заповедей.

 

Это никак не принижает заслуг Моисея. Его учение выросло из того исторического и культурного контекста, в котором он жил. Для нас важно, что он переформулировал древнюю мудрость с целью вывести человечество на следующий этап эволюции сознания.

 

Когда Моисей отправился в изгнание и жил в пустыне, он встретился с мудрым старым учителем. Рогуил был эфиопским жрецом, хранителем библиотеки, состоявшей из каменных табличек. Когда Моисей женился на его дочери, Рогуил приобщил своего зятя к тайному знанию. Именно об этом повествуется в истории о неопалимой купине. Когда Моисей увидел пылающий куст, не сгорающий в огне, он увидел самого себя, не умирающего в очистительном пламени, ожидающем его по ту сторону могилы.

Видение пылающего куста укрепило Моисея в ощущении своей миссии: вывести сородичей в «землю, текущую молоком и мёдом». Он направился обратно в Египет, собираясь попросить фараона отпустить его народ на свободу.

 

Когда Моисей и его брат Аарон стояли в тронном зале, Аарон внезапно бросил свой посох на пол, где он волшебным образом превратился в змею. Фараон приказал своим придворным магам повторить этот трюк, но когда они сделали это, змея Аарона пожрала их творение.

Когда между Моисеем и фараоном развернулась борьба характеров, патриарх воспользовался собственным посохом, чтобы направлять ход событий: навлекать с неба огонь и град, призывать саранчу, разделять воды Красного моря и ударять в скалу, из которой забил водный источник.

 

Что это означает? Полагаю, многие читатели уже сами нашли ответ, но народное предание гласит, что этот посох был вырезан из дерева, которое росло в райском саду. Глубинный смысл заключается в том, что этот посох был частью растительного аспекта вселенной. Овладев этим аспектом в собственном теле, Моисей, будучи адептом тайного знания, теперь мог повелевать окружавшим его материальным миром.

 

Впоследствии, когда Моисей оставил попытки убедить фараона освободить его народ и вывел евреев в Синайскую пустыню, он сошёл с горы с каменными скрижалями в руках. Моисей оказался строгим руководителем, в некоторых отношениях более жёстким, чем фараон. Его народ раз за разом не мог удовлетворить его высокие нравственные требования. Однажды иудеи подверглись напасти в виде смертоносных огненных змей (Числа, 7:19). Для того чтобы спасти своих людей, Моисей прикрепил бронзовую змею поперёк воздетого шеста.

В Евангелии от Иоанна (3:14) есть следующий комментарий к этому фрагменту из Ветхого Завета: «И как Моисей вознёс змею в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому».

Иоанн явно рассматривал бронзовую змею как предзнаменование грядущего распятия Христа. «Вознесение» здесь означает преображение и в более широком смысле относится к преображению материального тела человечества.

 

Посох, которым Моисей пользовался для наказания египтян и наставления собственного народа, был образом змея Люцифера или животного сознания, покорённого и исправленного силой воли и нравственной дисциплиной.

 

Великий дар Моисея своему народу был даром вины. Вместе с Моисеем в историю входит понятие морали и ответственности за свои поступки.

Если посмотреть на Десять Заповедей из перспективы эзотерической доктрины, важно отметить, что первые две заповеди запрещали использование образов в религиозных обрядах и повелевали иудеям не чтить других богов. Следуя примеру Авраама, Моисей создавал новый вид религии, расставшейся со сложными и громоздкими обрядами других, более древних религий — с бряцанием кимвалов, облаками воскурений и говорящими идолами. Старая религия стремилась умалить осознание. Верующие получали доступ к духовным мирам, но это происходило бесконтрольно, например, в ошеломительных и странных видениях последователей Осириса. Моисей заменил эти видения более осмысленным и сознательным объединением с божественным началом.

Запрещая использование образов, Моисей способствовал созданию условий, сделавших возможным развитие абстрактного мышления.

Десять заповедей и другие законы, перечисленные в библейских книгах Исход и Левит, образуют публичное учение Моисея. Они предназначены для всех людей. В эзотерической традиции он также учил старейшин каббале — тайному мистическому течению иудаизма.

 

Каббала является одной из главных мировых религий, и мы будем возвращаться к разным её аспектам.

 

Опять-таки не в упрёк Моисею, нужно указать, что каббала выросла из более древней традиции, нумерологической системы Древнего Египта.

До нас дошли лишь фрагменты математических расчётов, которыми пользовались в древнем Египте, но понимание высшей математики сохранилось в египетском искусстве. К примеру, глаз Гора, или уадж, состоял из ряда иероглифов, представлявших дроби, сумма которых составляла 63/64. Если перевернуть это соотношение и разделить 64 на 63, вы получите один из величайших секретов египтян, число под названием «пифагорейская комма».

 

Такие сложные числа, как «пифагорейская комма», % и ф (иногда называемое золотым сечением), называются иррациональными числами. Они глубоко заложены в структуре физической вселенной и рассматривались египтянами как управляющие принципы, посредством которых вещество образовалось из космического разума.

Современные учёные признают, что «пифагорейская комма», число Пи золотое сечение, а также тесно связанный с ними числовой ряд Фибоначчи представляют собой универсальные константы для описания сложных астрономических, музыкальных и физических закономерностей. К примеру, ряд Фибоначчи представляет собой серию чисел, в которой каждое следующее число является суммой двух предыдущих. На основе этой последовательности можно строить спирали. Ряд Фибоначчи присутствует в спиральных рукавах галактик, форме аммонитов и расположении листьев на стволе.

 

Для египтян эти числа также символизировали космическую гармонию и включались в конструкцию их храмов и пирамид. Такие сооружения имели идеальные пропорции. Если в пропорции коридора, дверного проема или окна встроен принцип золотого сечения, они невыразимо приятны для человеческого духа.

Великие египетские храмы изобилуют растительными формами, такими как пальмовые колонны гипостильного зала в Карнаке. Растительный аспект, воплощённый в пропорциях человеческого тела, воспроизводился с особой тщательностью.

Египетские храмы строили таким образом, потому что боги больше не могли обитать в телах из плоти и крови. Храм выполнял функцию божественного тела. Дух божества обитал в растительном и материальном теле, воплощённом в конструкции храма, как человеческий дух обитает внутри своего растительного и материального тела.

 

Иудеи не оставили богатого архитектурного наследия. Их нумерологический мистицизм дошёл до нас в зашифрованном виде в языке книг Моисея.

«Зогар», великая книга каббалы, представляет собой огромный комментарий к первым пяти книгам Ветхого Завета, традиционно приписываемым Моисею. Если мир материализовался через них, то, согласно каббале, слова и буквы были средством осуществления этого процесса. Бог создал мир, манипулируя буквами еврейского алфавита. Таким образом, эти буквы обладали магическими свойствами, а их сочетания в Священном Писании открывали слои и целые горизонты скрытого смысла.

 

В главе 14 книги Исход содержатся три фрагмента (19, 20 и 21), каждый из которых состоит из 72 букв. Если расположить эти фрагменты один над другим, чтобы 72 буквы образовывали колонки, то, читая одну колонку за другой, вы откроете 72 тайных имени Бога.

Каждая буква еврейского алфавита имеет числовое значение (Алеф = 1, Бет = 2 и так далее). Существуют и более сложные связи. Еврейское слово «отец» имеет числовое значение 3, а слово «мать» 41. Слову «ребёнок» соответствует число 44, сумма чисел матери и отца.

Дальнейшие расчеты ещё более удивительны. Числовое значение еврейской фразы «Эдемский сад» равно 144. Числовое значение фразы «Древо Познания» равно 233. Если разделить 233 на 144, то вы получите величину золотого сечения с точностью до четвёртого знака после запятой.

 

В последние несколько десятилетий математики занялись поиском сообщений, зашифрованных в тексте книг Моисея. Блестящая работа Вицтама Рипса и Розенберга посвящена раскрытию транскрипционных шифров с использованием равноудалённых буквенных последовательностей. В опубликованных результатах есть имена некоторых персонажей из еврейской истории, живших после составления Библии, но нет связных фраз или других результатов, которые можно было бы истолковать как сообщения. Опять-таки, это не мой секрет, но один кембриджский статистик показал мне результаты применения чрезвычайно сложного «обходного шифра», эффективность которого подтверждена профессором математики Кембриджского университета. Фрагменты, которые он показал мне, напоминали библейские псалмы.

Представьте себе, что в имеющемся тексте зашифрована другая книга или даже ряд книг. А что, если в каждом из этих текстов есть разные смысловые слои?

Такое достижение выходит за рамки обычного человеческого разума.

Недавнее исследование, проведённое оккультной группой, показало, что Иоганн Себастьян Бах сочинил некоторые из своих прекраснейших мелодий, придавая каждой ноте значение буквы алфавита. Музыка Баха выдаёт секрет: текстовое послание, напоминающее псалмы. Опять-таки, разве такое доступно обычному человеческому разуму?

 

В эзотерических кругах язык, содержащий слои скрытого смысла и понятный лишь посвящённым, иногда называется «зелёным языком» или «птичьим языком». Предполагается, что Рабле, Нострадамус и Шекспир писали на таком языке. Вагнер упоминает о нём, когда ссылается на предание о Зигфриде, узнавшем «язык птиц» после того, как выпил драконьей крови.

 

Остаётся рассмотреть лишь ещё одну возможность. Может быть, мы все говорим на «зелёном языке»? Может быть, единственное различие между нами и великими посвящёнными состоит в том, что они делают это сознательно?

 

Зигмунд Фрейд испытывал глубокий интерес к каббале. Как мы убедимся, она оказала большое влияние на развитие его творческой мысли. Но он заблуждался в своём утверждении, что египетский фараон Эхнатон был источником монотеизма Моисея. Теперь известно, что Моисей был первым. Монотеистические идеи Эхнатона имели тонкое, но опасное отличие от религиозных убеждений Моисея.

 

Царствование Аменхотепа III, отца Эхнатона, казалось расцветом новой эпохи мира и благополучия. Хотя архитекторы этой эпохи не смогли повторить такое уникальное достижение, как Великая пирамида, они построили некоторые самые величественные храмы Древнего мира.

После рождения трёх дочерей царица Ти подарила Аменхотепу сына. Вероятно потому, что будущий фараон Эхнатон был долгожданным ребёнком и все знали, что его отец долго не проживёт, он вырос с ощущением космической миссии и получил воспитание у храмовых жрецов.

Эхнатон родился с хромосомным дефектом, который придавал ему странно бесполый и даже неземной облик: с женскими бёдрами и удлинённым лицом, он казался существом из другого мира. Этот дефект также иногда приводит к психическим расстройствам, включая различные мании и паранойю.

Вероятно, сочетание этих факторов обусловило его поступки, угрожавшие нарушить весь процесс человеческой эволюции.

 

В отличие от Вавилона, где цари правили независимо от жрецов, что приводило к деспотичной жестокости, египетские фараоны правили под эгидой храмового жречества. Именно поэтому распространенное мнение о том, что «революция Эхнатона» была актом радикального индивидуализма, далеко от истины.

Начало правления Эхнатона совпало с началом сотического цикла. Это один из величайших астрономических циклов, формирующих мировую историю.

Продолжительность сотического цикла составляет 1460 лет. Согласно египетской мифологии, начало каждого цикла совпадает с возвращением птицы бенбен, египетского Феникса, провозглашающего зарю новой эпохи. Когда Эхнатон объявил о закрытии самого величественного храма в Карнаке и обосновании нового культового центра и столичного города примерно на полпути между Карнаком и Гизой, это был не своевольный поступок эксцентричного юноши, но решение царя, выполняющего свою космическую миссию. Он готовился к возвращению птицы бенбен в 1321 г.

 

Его первым постановлением было строительство нового храма Атона, бога солнечного диска. В центре огромного внутреннего двора этого храма стоял обелиск, увенчанный камнем Бенбен, на который должен был опуститься легендарный Феникс.

Следующим постановлением Эхнатона, поддержанным его матерью, было строительство новой столицы и строительство большого флота для транспортировки своего двора и правительства. Фараон хотел изменить средоточие власти в Египте.

Потом он объявил, что все другие боги не существуют и что Атон является единственным истинным богом. Этот монотеизм был во многом похож на современный. Культы Исиды, Осириса и Амона-Ра оказались под запретом. Их храмы были закрыты, статуи и барельефы уничтожены, а народные праздники в их честь объявлены суевериями.

 

В реформах Эхнатона есть нечто понятное и приятное для современных здравомыслящих людей. Как и в наши дни, монотеизм Эхнатона имел материалистический оттенок. Монотеизм по определению не допускает существования других богов, а также духов и прочих разновидностей бестелесного разума. Он материалистичен в том смысле, что отрицает восприятие духов, а это восприятие, как уже говорилось, составляет понятие духовности.

Эхнатон объявил божественным физическое Солнце и сделал его источником любого блага. В результате искусство эпохи правления Эхнатона разительно отличается от иератического формализма традиционного египетского искусства с его иерархиями божеств.

Искусство эпохи Эхнатона выглядит натуралистичным и более понятным для нас. Некоторые прекрасные гимны Атону, дошедшие до нашего времени, замечательным образом напоминают псалмы Давида. «О, как многообразно созданное тобою! — провозглашал Эхнатон. — Ты создал мир согласно своему желанию: людей, скот и диких животных». «Сколь бесчисленны Твои труды и как мудро Ты поместил их, — пел Давид. — Мир полон Твоих творений».

 

Однако за поэзией, чистым разумом и модернизмом проглядывало маниакальное безумие. Запретив всех других богов и объявив себя единственным звеном, связующим людей с мудростью Атона на Земле, Эхнатон фактически упразднял храмовое жречество и заменял его собой.

Но сделавшись средоточием всех религиозных обрядов, он всё глубже отступал в лабиринт внутренних двориков царского дворца со своей прекрасной женой Нефертити и любимыми детьми. Он играл со своей молодой семьёй, сочинял гимны и отказывался выслушивать плохие вести о народных волнениях и восстаниях в египетских колониях, угрожавших подорвать его владычество в регионе.

 

Коллапс наступил изнутри. Через пятнадцать лет после начала правления Эхнатона его любимая дочь умерла, несмотря на молитвы, обращённые к Атону. Потом умерла и его мать Ти, которая всегда поддерживала сына. Примерно в это же время Нефертити исчезает из дворцовых летописей.

Два года спустя жрецы убили Эхнатона и посадили на трон мальчика, который впоследствии стал известен под именем Тутанхамона.

Жрецы сразу же начали восстанавливать Фивы. Столица Эхнатона вскоре стала городом-призраком, и каждый монумент в его честь, каждое его изображение или упоминание его имени подвергались систематическому и беспощадному уничтожению.

 

Некоторые современные комментаторы рассматривают Эхнатона как пророка и даже как святого. С другой стороны, важно отметить, что, по словам Манефона, египтяне запомнили его царствование как правление Сета. В египетской мифологии Сет был олицетворением Сатаны, великим духом материализма, неустанно трудящимся над разрушением истинной духовности. Если бы его посланец Эхнатон успешно обратил человечество к материализму, то три тысячелетия постепенного и прекрасного возрастания человеческого духа вместе со всеми его творениями были бы утрачены навеки.

Хотя храм Соломона не сохранился так же хорошо, как некоторые египетские храмы, он остается одним из величайших сооружений в коллективной памяти человечества.

 

Саул недавно был определён как исторический персонаж, имя которого упоминается в письмах правителей, состоявших в вассальных отношениях с Эхнатоном. Они писали ему верноподданнические доклады о местных событиях. В этих письмах Саула называют «Лабийя царь Хабиру». Судя по этим определениям, сохранившимся в летописях соседних культур, мы теперь можем с уверенностью утверждать, что Давид (Тадуа) был первым, кто объединил израильские племена в одном царстве и стал правителем Иерусалима в 1004 г. до н.э., то есть во времена царствования Тутанхамона.

 

Давид заложил основу иерусалимского храма, но умер до завершения строительства, и эта задача была оставлена его сыну, который был помазан на царство в Иерусалиме в 971 г. до н.э.

 

До открытий, сделанных Дэвидом Ролом, считалось, что Соломон, если он вообще был историческим персонажем, жил в эпоху железного века. Это представляло значительную проблему, так как археологи не могли найти в культурных слоях этого периода никаких следов богатства и строительных проектов, которыми издавна славился Соломон. Перенос Соломона в поздний бронзовый век Давал превосходные совпадения. В соответствующих культурных слоях археологи нашли остатки архитектурных сооружений в финикийском стиле, какие мог строить Хирам Абиф.

Фигура Соломона в народном воображении воплощает царственную мудрость и величие. Согласно тайной традиции, Соломон также управлял демонами. В масонских легендах говорится о том, что Соломон записал свои магические знания в книге, которая впоследствии была заложена в фундамент второго Иерусалимского храма.

 

В иудейском фольклоре правление Соломона было настолько великолепным, что золото и серебро стали такими же обычными, как уличные булыжники. Но поскольку евреи до того времени были кочевым народом и не имели навыков строительства храмов, Соломон решил нанять для этой цели финикийского архитектора Хирама Абифа. Согласно расчётам, приведённым в Ветхом Завете, само здание было не больше приходской церкви, но при этом его отделка и украшения отличались непревзойдённой красотой.

В центре располагалась Святая Святых, обитая листовым золотом и инкрустированная самоцветами. Там находился Ковчег Завета, где хранились скрижали Моисея. Херувимы, распростёршие над ними свои крылья, словно защищая от недостойных взоров, символизировали созвездия зодиакального пояса. По углам алтаря имелись четыре рога, обозначавшие фазы Луны, а по обе стороны стояли золотые семисвечники, каждый из которых представлял Солнце, Луну и пять главных планет. Колонны Иахин и Воаз измеряли пульсацию космоса. Они были расположены таким образом, чтобы обозначать самые дальние точки восхода Солнца во время равноденствий. Согласно Иосифу Флавию, иудейскому историку I века н.э., и Клименту, первому епископу Александрии, они были увенчаны миниатюрными «планетариями» — моделями Солнечной системы, работающими на часовом механизме. В библейском повествовании несколько раз упоминаются декоративные резные гранаты, имеющие форму планет.

Мантии жрецов были украшены драгоценными камнями, символизировавшими Солнце, Луну, планеты и созвездия.

Самым необычным элементом храма было «море» — или, согласно Корану, фонтан из расплавленной бронзы. Как и бронзовая змея, прикреплённая к шесту Моисеем, этот образ указывает на существование тайных обрядов, посвящённых преображению человеческого духа.

 

Для реализации своих планов Хирам обратился к братству строителей и ремесленников. Он разделил их на три категории: Подмастерья, Ученики и Мастера. Здесь мы видим идею сотрудничества, распространившуюся за пределы эзотерической традиции и повлиявшую на организацию всего общества. Но в истории об убийстве Хирама Абифа мы также видим предупреждение о грозящих опасностях.

В некоторых преданиях содержится намёк на тайное соперничество между Соломоном и Хирамом Абифом. Царица Савская посетила Соломона, но ей также было интересно встретиться с человеком, построившим такой замечательный храм.

Когда она ощутила на себе взгляд Хирама Абифа, то в ней как будто забурлил расплавленный металл. Она спросила Хирама, как ему удалось воспроизвести небесную красоту на земле, в архитектуре храма. В ответ он поднял Тау-крест в виде буквы Т, и многочисленные работники сразу же хлынули в храм, словно муравьи.

 

Мы снова видим образ насекомого. В Талмуде и Коране сохранились предания о том, что храм был сооружён с помощью таинственного насекомого, способного резать камень и называемого Шамир. Как и в случае с пчелиным ульем, здесь мы имеем образное представление духовных сил, подвластных Хираму.

 

Трое работников Хирама завидовали его тайной власти. Они хотели узнать секрет «расплавленного моря». На исходе дня они подстерегли Хирама, когда он выходил из храма. После того как он отказался выдать свои секреты, они убили его тремя сильными ударами по голове.

Утверждается, что некоторые секреты умерли вместе с ним и утрачены до сих пор. Ни одной школе мистерий или тайному обществу не удалось повторить ничего подобного.

 

В рассказе об ощущениях царицы Савской и кресте Тау есть сексуальный подтекст, но для проникновения в секрет Хирама мы должны задать вопрос: какова была ориентация храма Соломона с учётом всех астрономических элементов в его интерьере и украшениях?

Независимые масонские исследователи Кристофер Найт и Роберт Ломас установили ориентировку храма, исходя из того, что Хирам был родом из Финикии, где почитали Астарту, то есть Венеру. Разумеется, это связано с уже упоминавшимися декоративными фрагментами — гранатами, которые являются плодами Венеры, и изумрудами, драгоценными камнями Венеры.

Согласно Клменту Александрийскому, завеса, отделявшая Святая Святых от остальной части храма, имела форму пятилучевой звезды. Пятилучевая звезда всегда была символом Венеры из-за её траектории в плоскости эклиптики за восьмилетний цикл (пять появлений в утреннем небе и пять в вечернем небе). Это единственная планета, движущаяся таким образом. Пятилучевую звезду иногда рассматривают как пентаграмму, а иногда, если речь идёт о розенкрейцерах, как пятилепестковую розу.

 

Наряду с символикой Венеры пентаграмма имеет важное значение в священной геометрии. В своей книге «О божественных пропорциях» Лука Пачоли, учивший математике Леонардо да Винчи, говорил о том, что каждая её часть воплощает золотое сечение.

Но это ещё не все. Священная геометрия действует не только в пространстве, но и во времени.

Пять циклов Венеры продолжительностью 584 дня составляют ровно восемь солнечных лет, и это означает, что цикл Венеры равен 1,6 солнечного цикла. Мы уже встречались с этим числом. Это начало золотого сечения, одного из тех иррациональных и магических чисел, которые описывают погружение разума в вещество.

Ассоциации Венеры многочисленны, и одна переходит в другую, словно «пузырьковые вселенные» современной науки.

 

Существует много соперничающих этимологий названия «Иерусалим». Одно из них заключается в том, что первоначально город назывался Ур-салим, где «ур» указывало на основателя, а «салим» соответствует древнему имени Астарты в её вечернем аспекте. В масонской ложе многое устроено по образцу Иерусалимского храма. Пятилучевая звезда Венеры изображена над церемониальным креслом великого магистра, а посвящённые приветствуют Друг друга братским пятикратным объятием. Окна в ложах устроены таким образом, что свет Венеры попадает в них в определённые важные моменты. Когда мастер-масон проводит церемонию возрождения, он стоит лицом к Венере в день весеннего равноденствия.

Принимая во внимание тесную связь Венеры с Люцифером, эти ассоциации сначала могут показаться обескураживающими. Но в эзотерической истории Люцифер всегда является необходимым злом. Человеческая способность мыслить была сформирована в результате равновесия между Луной и Венерой, а Луна, как мы могли убедиться, тоже играет важную роль в оформлении алтаря храма Соломона.

 

На Соломона была возложена миссия привести человечество в ещё более тёмный и материальный мир, но сохранить пламя духовности. Эта миссия была подхвачена масонством в XVII веке, на заре современной материалистической эпохи.

 

Далёкие отголоски предания о Соломоне сохранились на Британских островах. Современные исследователи придерживаются мнения, что если легенды о  короле Артуре имеют какую-либо историческую основу, то они относятся к так называемым «тёмным векам» после ухода римлян из Британии, когда христианский правитель вёл славную, но в конечном итоге тщетную борьбу с языческими захватчиками. Были представлены интересные аргументы в пользу того, что этой исторической фигурой является Овейн Дандгуайн, валлийский князь, разгромивший язычников-саксов в битве при Бадоне в 470 г. В таком случае имя «Артур» было титулом, означавшим «медведь».

 

Но настоящий король Артур жил в Тинтагеле несколько раньше, чем Соломон, около 1100 г. до н.э., когда мирные сельские общины Бронзового века подверглись нападению более воинственных племён Железного века, строивших укрепленные поселения на холмах. Его духовный наставник Мерлин, мудрец леса Келиддон, происходил из эпохи каменных кругов. Он помогал Артуру сохранить мистерии Солнца. Сам Артур был «солнечным королём», окружённым двенадцатью рыцарями зодиака и женатым на Венере (Гвиневра — кельтская форма слова «Венера»). Его корона была сияющей венцовой чакрой, благодаря которой он, как и Соломон, вёл свой народ через тьму

 

Геродот писал, что в Иране от царя исходило такое ослепительное сияние, что он должен был оставаться за занавесом во время аудиенций со своими подданными.

Корона служила символом высокого посвящения, и посвященный был увенчан буддийским огнём

 

 

13. Рассудок и как подняться над ним

Илия и Елисей — Исайя — Эзотерический буддизм — Пифагор — Лао-цзы

После Соломона израильское царство снова начало распадаться на части.

В Израиле появился институт пророков. Их роль заключалась в том, чтобы давать царям советы, но, в отличие от взаимоотношений Мелхиседека и Авраама или Мерлина и Артура, они выступали в качестве оппонентов существующей власти. Они говорили неудобные и неприятные вещи, которые никто не хотел слышать, они рвали и метали, иногда их считали сумасшедшими.

Илия был необузданным, странным и одиноким человеком, почти отверженным, носившим длинный плащ, подпоясанный кожаным шнуром. Как и Заратустра, он сражался с огнём при помощи огня.

Получив от Бога наставление скрываться в глуши и пить из ручья, он ел пищу, которую ему приносили вороны. Образ этой птицы указывает на то, что Илия был посвящён в тайную мудрость Заратустры. Ворон был одной из степеней посвящения в его мистерии.

 

Израильский царь Ахав женился на Иезавели и начал воздвигать алтари Ваала (ханаанитское имя Сатурна/Сатаны). Илия выиграл битву с пророками Ваала, вызвав огонь с небес. Впоследствии он пользовался небесным огнём для уничтожения солдат, отправленных Иезавелью на его поиски.

Илия был человеком «грома и молнии» — пророком, жившим на грани безумия. Существует множество историй о его чудесных способностях: он обладал даром ясновидения, мог превратить отравленную воду в питьевую, заставить железо плыть по воде, исцелять прокажённых. Есть странная история о том, как он вернул подростка к жизни, когда лёг на него и «наделил его своим духом». Когда ему снова пришлось бежать в глушь, он спасал свою жизнь и искал Бога. В конце концов он оказался на вершине горы посреди ужасной бушующей грозы. Мы можем представить его там — удивительное сочетание короля Лира и Дурака из арканов Таро.

В конце концов он обессилел и заснул под можжевеловым кустом, где ему приснился ангел.

Ещё до наступления рассвета он начал спускаться с горы Хорив в поисках Бога по наставлению ангела. Налетел мощный порыв ветра, сотрясший гору до основания и обрушивший на него огромные валуны. Илия знал, что Бог не присутствует в этом ветре, и смог укрыться в пещере.

Внезапно молния ударила прямо перед пещерой и подожгла кустарник перед входом, заперев его внутри. Илия знал, что в этом огне нет Бога.

Спустя некоторое время буря утихла и огонь погас. Взошла утренняя звезда, и перед рассветом Илия услышал тихий голос Бога.

 

По сравнению с Моисеем, слышавшим голос из горящего куста, Илия представляет собой пророка другой эпохи. Там, где люди некогда испытывали ошеломляющее присутствие божественного, теперь им приходилось напряжённо вслушиваться, заниматься умственной самодисциплиной и концентрировать внимание.

 

Но для того чтобы понять истинное значение миссии пророка Илии, необходимо понять его смерть, а для этого мы должны сначала обратиться к Индии.

Есть свидетельства об индийских адептах, способных дематериализовываться и материализовываться по собственному желанию. В великолепной «Автобиографии йога» Парамахансы Йогананды, впервые опубликованной в 1946 году, он рассказывает, как собирался встретиться со своим духовным наставником Шри Юктешваром на железнодорожном вокзале, но получил телепатическое сообщение не ходить туда. Его наставник задерживался, ученик ждал в гостинице. Внезапно окно, выходившее на улицу, ярко озарилось солнечным светом, и наставник материализовался прямо перед ним. Мастер йоги объяснил, что он не призрак, а человек из плоти и крови, получивший божественное наставление познакомить своего ученика с очень редким явлением. Парамаханса Йогананда прикоснулся к знакомым сандалиям и охристой ткани одеяния своего наставника и уверился в его физической реальности.

Илия перенёс этот дар на следующий уровень. Он научился развоплощаться и воплощаться по собственному желанию.

 

Великий посвящённый XX века Г.Гурджиев сказал, что человек становится подлинным хозяином своей жизни, когда сохраняет осознание в загробной жизни. Посвящение не менее тесно связано с загробной жизнью, чем с опытом земной жизни. В седьмой книге «Республики» Платон сказал: «Те, кто в своей нынешней жизни не способен осознать идею добра, после смерти отправятся в Гадес и заснут в его тёмной обители». В конце своей жизни Илия вознёсся на небо в огненной колеснице. Подобно Еноху н Ною до него, он не умер, как обычный человек. Он присоединился к кругу вознесённых наставников, которые большей частью остаются невидимыми, но возвращаются на Землю во времена великих потрясений и перемен.

 

В каббалистической традиции колесница, в которой Илия вознёсся на небо, называется Меркаба. Великие посвящённые могут воздействовать на своё растительное тело так, что оно не растворяется после смерти и позволяет возносящемуся духу сохранять аспекты осознания, обычно возможные лишь во время земной жизни. Посвящённым известны тайные методы, с помощью которых очень тонкие энергии можно связать таким образом, что они не рассеиваются.

Впоследствии мы узнаем, что христианские мыслители называли эту колесницу «телом Воскрешения».

При вознесении Илии его мантия соскользнула вниз и была подобрана Елисеем, которого Илия избрал своим преемником. Неким таинственным образом эта мантия наделила Елисея частью силы Илии (мы вернёмся к механизму этого процесса, когда дойдём до обсуждения жизни и трудов Шекспира).

 

Двести лет спустя, во времена поздних пророков, появилось новое трансцендентное понимание устройства вселенной. Концепция милосердия сделала пророков гораздо менее воинственными. В 550 г. до н.э. Исайя провозгласил: «Люди, блуждавшие во мраке, увидели яркий свет… Возрадуйтесь, ибо среди нас родилось дитя, облечённое властью правления, и его назовут Прекрасным, Всезнающим, Богом Сил, Вечным Отцом и Князем Мира». Концепция милосердия выросла из этого пророческого ощущения истории. Однако для последователей Ваала жизнь была постоянной борьбой за власть. Они верили, что если будут правильно исполнять религиозные обряды, жертвоприношения и магические церемонии, то смогут убедить богов выполнить свою волю.

Исайя отвергал эту точку зрения. Он сказал своему народу, что Яхве выказал свою милость, избрав их, очистив их от грехов, несмотря на косность и непокорность, и обещав вернуть им былую славу, хотя они не заслуживают этого. По его словам, милосердную любовь Яхве нельзя требовать, купить или заслужить. Эта любовь свободна и безгранична.

Когда появилось такое понимание божественной любви, оставалось лишь ждать, пока оно не откроет новое измерение в человеческих отношениях и в любви к своему ближнему.

 

Исайя обладал острым чувством истории и будущей судьбы Израиля: «И произойдёт отрасль от корня Иессеева, и ветвь произойдёт от корня его». Он также имел яркое видение конца истории, к которому мы ещё вернёмся впоследствии: «Тогда волк будет жить вместе с ягнёнком и барс будет лежать вместе с козлёнком, и телёнок, и молодой лев, и волк будут вместе, и малое дитя будет водить их».

 

Пророческая традиция угасла примерно к 450 г. до н.э. В конце XVI века каббалист рабби Хаим Виталь написал, что пророки после Аггея, Захарии и Малахии могли смутно различать лишь нижние уровни небес.

Ветхий Завет завершается чеканным пророчеством Малахии о возвращении Илии. В наши дни его до сих пор ждут каждый год на еврейскую Пасху, когда ему оставляют место за столом, ставят чашу с вином и оставляют дверь открытой.

 

Тем временем в других частях света посвящённые открывали новые аспекты человеческого бытия. Великий дух просветления одновременно прошёл через разные умы и культуры.

Принц Сиддхартха родился в маленьком воюющем государстве на территории современного Непала.

До двадцати девяти лет он жил в неге и роскоши. Каждое его желание удовлетворялось, и каждый новый день открывал широкие просторы для наслаждений. Но однажды он покинул царский дворец и увидел нечто, чего ему до сих пор не позволяли видеть: старого человека. Вскоре он обнаружил, что люди не только старятся, но также болеют и умирают.

Тогда он ушёл из дворца, оставив жену и ребёнка, в попытке понять смысл человеческого страдания. Он прожил семь лет среди аскетов, но не нашёл того, что искал, в Сутрах йога Пантанджали и учениях наследников ригии.

В возрасте тридцати пяти лет он сел под деревом Бодхи на берегу реки Меранджара, исполненный решимости не сходить с места, пока на него не снизойдёт откровение.

Через три дня и три ночи он понял, что жизнь является страданием, которое вызвано желанием земных вещей, но можно достигнуть свободы от любых желаний. Человек способен настолько избавиться от желаний и приобрести такое сродство с духовным миром, что он больше не испытывает потребности в перевоплощении. Тогда он становится Буддой, как это сделал Сиддхартха.

 

Путь к пониманию или к просветлению был назван «восьмеричным путём» и включал правильную веру, правильные убеждения, правильное учение, правильные действия, правильную жизнь, правильные намерения, правильное мышление и правильное созерцание.

Восьмеричный путь может показаться современному западному рассудку разновидностью высокоумного морализаторства. Он также может показаться немного абстрактным и непрактичным. Но учение Будды имеет эзотерическую сторону. Как и во всех эзотерических учениях, в нём есть совершенно практический смысл. Эзотерическая философия учит посвящённых достигать физического преображения с помощью особых манипуляций над человеческой физиологией. В буддизме восьмеричному пути соответствует восемь упражнений для «оживления» восьми из шестнадцати лепестков горловой чакры.

 

В практике посвящения наступила историческая перемена. К примеру, во время ритуалов посвящения внутри Великой Пирамиды кандидата погружали в глубокий транс, а потом пятеро адептов отделяли его растительное тело от физического. Они работали над растительным телом, придавая ему формы, пригодные для восприятия высших миров, поэтому после пробуждения кандидат рождался к новой, более возвышенной жизни. Суть заключается в том, что во время этого процесса кандидат находился в бессознательном состоянии.

Теперь последователи Будды сознательно участвовали в собственном посвящении и работали над своими чакрами. Отчасти эта работа состояла в привыкании к новому, более нравственному образу жизни, основанному на сострадании ко всем живым существам.

 

Поскольку люди становились все более независимыми от духовных миров, существовала опасность, что личная сила человека превзойдёт его желание совершать правильные поступки ради общего блага. Другая опасность заключалась в том, что сверхъестественные силы и способности мог приобрести злонамеренный человек.

Даже у непосвящённых есть возможность овладеть этими силами и способностями. Иногда это происходит в результате сильной психической травмы, перенесённой в детстве. Это может вызвать разрыв в психике, через который происходит неуправляемое проникновение духов. Некоторые современные медиумы пережили в детстве сильные травмы. Иногда люди приобретают способности с помощью магии, не направленной на высшие духовные цели, как это делается в тайных школах, хранящих подлинные древние традиции. Опасность в том, что непосвящённый человек даже с благими намерениями едва ли сможет распознать духов, с которыми он вступает в общение.

 

Другая цель восьмеричного пути заключается в управляемом нравственном развитии. Если вы можете управлять миром, то должны сначала научиться управлять собой.

Горловая чакра — орган формулировки духовной мудрости. Она соединяет чакру сердца и надбровную чакру.

В физиологии посвящённого поток любви устремляется вверх от чакры сердца через горловую чакру и освещает надбровную чакру. Когда он устремляется к надбровной чакре, она раскрывается, словно цветок на солнце.

Мы ощущаем отголоски этого процесса в собственной жизни. Если мы смотрим на кого-то любящими глазами, то видим хорошие качества, неощутимые для других. Любящий взгляд может выявить эти качества и помочь им расцвести. Если вы встречаетесь с человеком чрезвычайно возвышенной духовной природы, то видите счастливую, улыбающуюся, смеющуюся, почти ребячливую личность. Это происходит потому, что он смотрит на всё человечество любящим взором.

 

Когда Будда умер, он достиг своей цели. Ему не понадобилось перевоплощение.

Но это не означает, что он больше не играл роли в тайной истории мира, в чём мы убедимся, когда дойдём до эпохи итальянского Возрождения.

 

Пифагор родился на процветающем греческом острове Самос около 575 г. до н.э. В это время первые мраморные блоки были заложены в основание афинского Акрополя.

Ни один другой человек не оказал большего влияния на развитие западной эзотерической мысли. Во время жизни Пифагора его считали полубогом. К сожалению, до нас не дошло почти ничего из его сочинений, кроме немногочисленных высказываний, а также историй и комментариев, написанных его учениками.

Говорят, что он мог находиться в двух местах одновременно. Белый орёл позволял ему гладить его, а однажды он обратился к речному божеству, и из воды раздался голос: «Приветствую тебя, о Пифагор!» Есть история о том, как он встретил рыбаков, у которых был неудачный день, и посоветовал им ещё раз забросить сети в море, после чего они вернулись домой с огромным уловом. Он был великим целителем и иногда цитировал отдельные стихи из Гомера, якобы обладавшие целительной силой, — точно так же, как впоследствии христианские мистики читали над больными псалмы и Евангелие от Иоанна. Он также пользовался музыкой для лечения людей. По словам древнегреческого философа Эмпедокла, Пифагор исцелял безнадёжно больных и вдыхал новые силы в стариков. Подобно Будде, он помнил свои прошлые воплощения. Говорили даже, что он может вспомнить всю историю мира от самого начала.

 

Его мудрость была результатом многолетних исследований и нескольких посвящений в школах мистерий. Он провёл двадцать два года, изучая секреты египетских жрецов. Он также занимался вместе с вавилонскими магами и наследниками индийских риши, где сохранилась память о великом чудотворце по имени Яйваншария.

Пифагор стремился к объединению всех эзотерических традиций в одну всеобъемлющую концепцию космоса. Лейбниц, знаменитый математик и каббалист XVII века, впоследствии назвал её «вечной философией».

 

Согласно тайной истории мира, в этот исторический момент мы достигли поворотной точки. Великие идеи, исходящие от космического разума, теперь были почти скрыты за веществом, которое они создали. Пифагор был призван сохранить их в виде концепций, пока они не исчезли окончательно.

Таким образом, с философии Пифагора начинается процесс перевода первозданного видения, образного сознания древнего человечества в абстрактные и концептуальные термины.

 

Примерно в 532 г. до н.э. Пифагор впал в немилость у Поликрата, деспотического правителя Самоса. Вынужденный отправиться в изгнание, он основал небольшую общину (первую из нескольких) в Кротоне в Южной Италии. Кандидаты на посвящение в его общину должны были пройти длительную подготовку, включавшую странную диету из маковых, кунжутных и огуречных зерён, дикого мёда, цветков лилии и кожицы лука с полностью выжатым соком. Гимнастические упражнения рассматривались как способ гармоничного объединения трёх тел — материального, растительного и животного, — и кандидаты годами должны были соблюдать обет молчания.

Пифагор смог подарить своим ученикам ясное видение духовных миров, которое он затем интерпретировал для них. Из этого первого дискурсивного учения возникли математика, геометрия, астрономия и музыка.

 

Говорят, что в своё время Пифагор был единственным человеком, который мог слышать Музыку Сфер, где семь тонов нотной шкалы соответствовали семи планетам, движущимся в пространстве. От этого легко отмахнуться как от мистической чепухи, но история о том, как он измерил первую нотную шкалу, несёт на себе отпечаток подлинности.

Однажды Пифагор гулял по городу и услышал звук молотов, ударяющих по наковальне. Он обратил внимание, что молоты разного размера производили звук разной высоты. Вернувшись домой, он закрепил в комнате деревянный брус и подвесил к нему ряд грузов, соответствовавших весу разных кузнечных молотов. Методом проб и ошибок он определил, какие музыкальные ноты, соответствующие этим грузам, приятны для человеческого слуха. Потом он рассчитал точную математическую пропорцию между нотами. На основе расчётов Пифагора была создана музыкальная октава, которой мы пользуемся до сих пор.

 

Когда Пифагор и его последователи описали рациональный элемент человеческой жизни, они сформулировали параллельную концепцию. Раньше в ней не было необходимости, поскольку до тех пор она была неотъемлемой частью повседневного опыта. Концепция была сформулирована следующим образом: жизнь поддаётся рациональному объяснению лишь до определённой степени. В ней также существует огромный иррациональный элемент.

Учения школ мистерий, связанные с рациональной стороной жизни, помогали строить города, развивать науку и технологию, упорядочивать и познавать окружающий мир. Учение об иррациональной стороне не выходило за пределы школ. Говорить о нём с непосвящёнными было опасно и могло навлечь враждебность людей. По выражению Плутарха, «тот, кто знает высшие истины, не может серьёзно относиться к общественным ценностям. Вечность — это играющий ребёнок».

 

Здесь, у самой колыбели рациональной мысли, школы мистерий взращивали её противоположность. Не случайно такие люди, как Пифагор, Ньютон и Лейбниц, приложившие огромные усилия, чтобы помочь человечеству свыкнуться с реальностью физической вселенной, глубоко интересовались эзотерической мыслью. Эти великие люди понимали, что если смотреть на жизнь с субъективной стороны, а не объективно, как это делают представители чистой науки, возникают совершенно иные закономерности. Жизнь, рассматриваемая объективно, может быть рациональной и подверженной действию природных законов, но при субъективном восприятии она становится иррациональной.

Сознательно разделяя своё восприятие, Пифагор открыл возможность для более ясного восприятия обоих аспектов жизни.

 

Ученики Пифагора привыкали жить в стороне от человеческого общества, чередуя мистический экстаз с интеллектуальным анализом. Пифагор был первым, кто назвал себя «любовником мудрости», то есть «философом», но подобно Сократу и Платону после него, он был ближе к магу, чем современный университетский профессор. Ученики благоговели перед ним. Они верили, что он обладает силой посылать им любые сны по своему желанию и в одно мгновение может перенацелить их сознание во время бодрствования.

 

Пифагор навлёк на себя убийственную ярость тех, кто оказался исключённым из его внутреннего круга. Он отказался принять человека по имени Кирон в свою школу мистерий из-за его неусидчивости и надменного поведения. В отместку Кирон настроил толпу черни против Пифагора. Они ворвались в здание, где Пифагор встречался со своими учениками, и подожгли его. Все, кто находился внутри, погибли.

 

В эпоху Пифагора в разных концах света появились два других философа, пытавшихся рационально определить иррациональный аспект жизни: Гераклит в Греции и Лао-цзы в Китае.

«Мы не можем дважды войти в одну реку», — сказал Гераклит.

Есть история о том, как Конфуций встретился с Лао-цзы и попросил приобщить его к мудрости посвящённых. Лао-цзы отказал Конфуцию и высмеял его за сочетание льстивых манер с непомерными амбициями. Вероятно, это апокрифическая история, но она указывает на важную истину: конфуцианство и даосизм представляют течения экзотерической и эзотерической мысли в Китае.

 

Конфуций много лет корпел над собранием традиционной китайской мудрости, и его книги впоследствии стали каноническими руководствами для правителей Китая.

Высказывания Конфуция абсолютно разумны: «Путешествие в тысячу миль начинается с одного шага», «Цени работу больше, чем награду», «Если не можешь достичь своих целей, измени их» и так далее.

Мы можем сравнить Конфуция с Редьярдом Киплингом. Оба были слугами империи. Если бы научный материализм описывал всю полноту человеческого опыта, то стихотворение Киплинга «Если» стало бы последним словом о том, как нужно жить в этом мире, и эзотерическая философия ничему не смогла бы научить нас.

И если можешь сердце, нервы, жилы

Так завести, чтобы вперёд нестись,

Когда с годами изменяют силы,

И только воля говорит: «Держись!»

 

И если будешь мерить расстоянье

Секундами, пускаясь в дальний бег, —

Земля — твоё, мой мальчик, достоянье,

И более того, ты — Человек!

(Перевод С.Маршака)

 

Проблема в том, что хотя иногда лучше всего бороться до конца и не сдаваться, бывают и другие случаи, когда — в чём убедился Орфей, заплатив за это самую высокую цену, — благоразумнее опустить руки и двигаться по течению. Бывает так, что когда вы хватаетесь за желаемое, то лишь отталкиваете его ещё дальше от себя. Иногда единственный путь сохранить что-либо — отпустить его. Так говорит Лао-цзы:

Совершенномудрый ставит себя позади других людей, благодаря чему он оказывается впереди. Он пренебрегает своей жизнью, и тем самым его жизнь сохраняется. Поскольку он не гордится, его заслуги не могут быть отброшены. Поскольку он, как вода, не борется с вещами, он не совершает ошибок.

 

Через тридцать лет после смерти Пифагора огромная персидская армия под командованием Ксеркса обрушилась на Грецию. Потом в начале V века до н.э. персидские войска были разгромлены и оттеснены афинянами при Марафоне, а потом афино-спартанским союзом при Микале.

Пифагор ввёл в формальные рамки открытую дискуссию о принятии коллективных решений по вопросам, касающимся всего общества, — то, что мы сейчас называем политикой. Это, наряду с исторической победой над персами, обусловило уникальный характер греческого города-государства Афины.

 

 

14. Мистерии Греции и Рима

Элевсинские мистерии — Сократ и его демон — Идеализм Платона — Божественная сущность Александра Великого — Цезарь и Цицерон — Появление магов

Если афиняне славились своей способностью к свободному индивидуальному мышлению, в Спарте мы видим развитие личной воли, соревновательного духа и почитания сильных людей, в случае с героями доходившего до преклонения. Герои создавали пространство для расцвета эллинской культуры, начавшей в V веке до н.э. устанавливать стандарты красоты формы и строгости ума, к которым мы стремимся до сих пор.

Это была Греция великих посвящённых: философов Платона и Аристотеля, поэта Пиндара, драматургов Софокла и Еврипида.

Самая знаменитая греческая школа мистерий находилась в городе Элевсине, расположенном в нескольких милях от Афин. Римский государственный деятель Цицерон, сам будучи посвящённым, говорил, что Элевсинские мистерии и их наследие стали самым полезным даром Афин цивилизованному миру.

 

Название «Элевсин» происходит от слова elauno, означающего «я пришёл», точнее «я пришёл в этот мир». От самого святилища почти ничего не осталось — лишь несколько разрозненных камней и барельефов из внутреннего убранства — но, по описаниям современников, оно имело неприметную внешнюю стену из голубовато-серого камня. Внутри находились раскрашённые статуи и фрески с изображениями богинь, снопов пшеницы и цветков с восемью лепестками. В одном описании говорится, что на потолке внутреннего святилища находилась решётка, служившая единственным источником света.

Малые мистерии праздновались весной. Они включали обряды очищения, а также инсценированные истории из жизни богов. Статуя бога, увенчанная миртом и с факелом в руках, выносилась к участникам процессии под аккомпанемент танцев и песнопений. Бог приносился в жертву и умирал на три дня. Когда принесённый в жертву бог объявлялся восставшим из мёртвых, собравшиеся жрецы и кандидаты в посвящённые восклицали: «Иакх! Иакх! Иакх!»

 

В этих празднествах также присутствовал явный сексуальный элемент. Венецианский учёный Михаил Пселл писал о появлении Венеры, выходившей из моря между двумя движущимися изображениями женских гениталий, после чего разыгрывалась сцена брака между Персефоной и Аидом. Климент Александрийский рассказывал об инсценировке изнасилования Персефоны, а по свидетельству Афинагора, в ходе этого странного, жестокого, почти сюрреалистического спектакля она представала с рогом на лбу, возможно, символизировавшим Третий Глаз.

Существуют также свидетельства о церемониальном разлитии молока из золотого сосуда в форме женской груди. На первый взгляд кажется очевидным, что этот ритуал связан с поклонением Богине-Матери, но мы не должны упускать из виду тот факт, что на более глубоком уровне данные церемонии связаны с жизнью и смертью.

От Пифагора мы знаем, что Млечный Пуль изображался как широкая река или скопление душ. Подобные звёздам души Усопших поднимаются на небо через ворота Козерога, проходят через небесные сферы, после чего спускаются обратно в материальный мир через ворота Рака. Пиндар сказал: «Счастлив тот, кто видел Мистерии, прежде чем оказался погребённым под землёй, поскольку он знает, что происходит после окончания жизни». Софокл писал: «Трижды счастливы те, кто видел мистерии прежде, чем умер. Они обретут жизнь после смерти. Все остальные будут испытывать только страдания». По словам Плутарха, те, кто умирает в первый раз, испытывают то, что посвящённые уже испытали.

 

Большие мистерии, празднование которых происходило примерно в день осеннего равноденствия, предварял девятидневный пост, по окончании которого кандидатам в посвящённые давали выпить сильнодействующий напиток, называвшийся кикеон.

Разумеется, длительный голод сам по себе мог вызвать зрительные иллюзии, или, по меньшей мере, склонность к галлюцинациям. После такого продолжительного поста кандидат выпивал эту смесь из обжаренного ячменя, воды, и эфирного масла, которая, в большом количестве, могла действовать, как наркотик.

 

Известно, что мистерии подвергали людей самым серьезным испытаниям, вызывая у них состояние глубочайшего страха, мрачнейшего ужаса и экстаза. Плутарх писал о том, что перед посвящением люди испытывали такой страх, словно им предстояло умереть, и это, разумеется, в определённой степени было правдой.

Представьте себе, что в ходе малых мистерий вы были свидетелем театрализованных представлений, в ходе которых разыгрываются пугающие сверхъестественные события, и теперь верите в то, что все эти вещи произойдут в действительности. Вам предстоит участие в драме, по ходу которой вы будете убиты и, в некотором смысле, на самом деле умрёте! Свидетельства Прокла говорят о том, что кандидаты подвергались стремительной атаке «полчищ земных демонов». Хотя к тому времени для высших духовных существ, богов, стало крайне трудно просачиваться в плотный материальный мир, для низших духов, таких, как демоны и души усопших, это по-прежнему было сравнительно просто. Мучимый демонами кандидат подвергался унижениям и наказаниям. Павсаний в своем труде «Описание Эллады» рассказывает о демоне с темно-синей кожей по имении Эврином, который пожирал разлагающиеся трупы.

 

Должны ли мы воспринимать это как буквальную истину? Как уже говорилось ранее, обряды посвящения были частью ритуала и театрализованного представления — частью спиритического сеанса. С идеалистической точки зрения, тот факт, что в вызове этих демонов определённую роль играл наркотический напиток, вовсе не означает, что они были иллюзиями. Мы также должны помнить о том, что в сельских областях Индии до сих пор проводятся вполне респектабельные религиозные церемонии, связанные с поклонением младшим духам, таким как преты, бхуты, пишачи и гандхарвы, — церемонии, которые на Западе мы назвали бы спиритическими сеансами.

Школы мистерий давали кандидату аутентичный духовный опыт, что в контексте идеалистической философии означало подлинный опыт общения с духами — сначала демонами и душами усопших, а затем и с богами.

 

Уже к V веку до н.э. богу, не имеющему материального тела, было трудно напрямую воздействовать на материю, например, передвинуть тяжёлый предмет. Но посвящённые жрецы могли произносить магические слова перед облаком дыма, поднимающегося от священного огня, после чего порой появлялось лицо бога. Карл фон Эккартшаузен, теософ конца XVIII века, перечислил наиболее эффективные вещества для курений, вызывающих появление призраков: болиголов, белена, шафран, алоэ, опиум, семена мака, асафетида и петрушка.

Чудесные, словно живые, статуи, которыми знаменита Греция, появились из школ мистерий. Их первоначальная функция состояла в том, чтобы привлекать богов на землю.

Из более раннего использования статуй в Египте и Шумере мы знаем, что они предназначались для того, чтобы боги поселялись и жили в них, как в своих физических телах. Если вы встанете перед статуей Артемиды в Эфесе. Земля-Мать нависнет над вами, как огромное дерево. Вы почувствуете, что вас поглощает растительная матрица космоса, огромный океан переплетающихся волн света, и вы становитесь с ним одним целым.

Порою возникает ощущение, что статуи дышат и способны двигаться. Древние верили в то, что иногда статуи могут заговорить с вами.

 

После успешного прохождения различных испытаний кандидату позволяли вознестись в Эмпирей, место, наполненное светом, музыкой и танцами. Дионис — Бахус или Иакх — появлялся перед ним в прекрасном, сияющем облаке света. Оратор Аристид вспоминал: «Мне казалось, что бог приблизился и я касаюсь его. Я находился где-то между сном и явью. Мой дух был таким лёгким… тот, кто не прошёл посвящения, не сможет меня понять». Под этой лёгкостью духа он имеет в виду опыт внетелесного существования. Также кажется очевидным, что во время мистерий боги порою вселялись в растительные, эфирные тела, появляясь перед собравшимися как светящиеся духи или фантомы.

 

Итак, обряд посвящения давал прямое, экзистенциальное и безусловное знание о том, что душа способна жить за пределами тела. Находясь в таком состоянии, кандидат становился духом среди духов, богом среди богов. Когда прошедший посвящение кандидат «рождался заново» в повседневном материальном мире и короновался как посвящённый, он сохранял некоторые присущие богам силы восприятия и способность влиять на события.

 

Таким образом, опыт прохождения через обряд посвящения был мистическим. Однако, как мы видели на примере Пифагора, подразумевалось, что этот опыт приносит также практические и даже научные знания. После завершения обряда жрец разъяснял, что именно сейчас пережил новообращённый, черпая тайные откровения из книги, изготовленной из двух каменных скрижалей, которая называлась Книга Толкований. Жрецы учили, как формируется материальный мир и человеческое тело, а также как они управляются духовными мирами. В процессе обучения они использовали вспомогательные символы. Среди них был тирс, сделанный из тростника, иногда с семью утолщениями и увенчанный сосновой шишкой. Здесь так же присутствовали «игрушки Диониса» — золотая змея, фаллос, яйцо и волчок, издававший звук «ом». Цицерон писал, что как только вы придёте к пониманию их значения, оккультные таинства станут для вас ближе к естественным наукам, чем к религии.

В этом учении также присутствовал пророческий элемент. В конце обряда посвящения в Элевсине кандидату показывали сорванный зелёный колос пшеницы, который молча поднимали перед ним.

Разумеется, на одном уровне мистерии имели аграрное значение, связанное с ожиданием хорошего урожая. Но здесь присутствовал и другой уровень, имеющий отношение к жатве душ.

 

Этим колосом была звезда Спика, божественное семя, которое держит в левой руке девственная богиня в созвездии Девы. Разумеется, я говорю о богине, которую египтяне называли Исидой. Зерно в её руке ожидает великого космического «времени посева». Оно войдёт в состав хлеба Тайной Вечери, символизируя растительное тело Иисуса Христа, а также растительный аспект бытия, или изменённое состояние сознания. Согласно эзотерическому христианству, мы все должны стремиться войти туда, если желаем встретиться с ним.

Мы ясно видим, что растительный аспект космоса находится в фокусе эзотерического мышления. В философии Платона душа является посредником между материальным телом и животным духом. Если мы хотим выйти за рамки материального мира и войти в духовные миры, этот аспект должен стать главной темой нашей работы.

 

Существуют и другие пути, с помощью которых духи могут влиять на события.

Каждого, кто внимательно посмотрит на дошедшие до нас бюсты Сократа, могут поразить живые, сатироподобные черты его лица. В тайной традиции Сократа принято считать реинкарнацией великого духа, который ранее жил в теле Силена.

Сократ иногда говорил о своем дэгшоне, имея в виду добрый дух, который ведёт его по жизни. Сегодня такая концепция может показаться нам чуждой. Но приведённый ниже рассказ о современном дэймоне, возможно, позволит её разъяснить. Этот случай был рассказан учеником русского эзотерического философа П.Д.Успенского, который оказал формирующее влияние на многих великих писателей и художников двадцатого столетия, включая поэта и драматурга Т.С.Элиота, архитектора Франка Ллойда Райта, а также художников Казимира Малевича и Джорджию О’Киффи.

 

Этот человек, адвокат по профессии, прослушал лекцию Успенского в доме, расположенном на западе Лондона. Он покинул её озадаченный и полный сомнений. Но как только он вышел на улицу, внутренний голос произнёс: «Если ты утратишь связь с этим, то сделаешь нечто такое, о чём впоследствии будешь жалеть всю жизнь». Он удивился, не понимая, откуда исходит этот голос.

В конце концов он нашёл объяснение в учении Успенского. Этот голос был его высшим «Я». Одна из главных целей процесса инициации, который он впоследствии прошёл, состояла в том, чтобы приобрести способность слышать этот голос постоянно.

 

Сократ был человеком, который направлял своё сознание именно таким образом. Он облёк великий проект преобразования инстинктивной мудрости низшего, животного «я» в чёткие концепции, и его философия, как и философия Пифагора, не была чисто академической. Это была философия жизни. Он говорил, что цель любой философии состоит в том, чтобы научить, как умирать.

Даже внутри тайных школ существуют некоторые разногласия по поводу того, был Сократ посвящённым или нет.

Обвинённый в том, что он развращает молодежь Афин и не верит в богов, Сократа казнили, принудив его выпить ядовитый отвар цикуты. Он умер, но простил своих палачей.

Клятва не совершать самоубийство была одной из самых страшных из всех, что приносили посвящённые.

 

В наши дни часто можно слышать, что религия оказала негативное и даже разрушительное влияние на историю человечества. Речь идёт о религиозных войнах, инквизиции, подавлении научной мысли и сдерживающих развитие патриархальных устоях. Но следует помнить, что некоторые величайшие достижения человеческой культуры ведут своё происхождение от школ мистерий, которые являлись центральной частью организованной религии в Древнем мире. Не только скульптура и драма, но также математика и астрономия, политические и медицинские идеи вышли из этого религиозного института.

Прежде всего следует сказать о том, что школы мистерий повлияли на эволюцию человеческого сознания.

 

Традиционная история уделяет мало внимания эволюции сознания, но мы ещё раз сможем увидеть её в действии, если проследим за изменениями в греческой драме. В произведениях Эсхила и Софокла, первых драматургов, которые ставили свои работы за пределами тайных школ, злодеев преследовали крылатые демоны, которые назывались эриниями или фуриями, — например, в трагедии Эсхила «Орестея», написанной в 458 до н.э. К 428 до н.э., когда Еврипид написал трагедию «Ипполит», эти мучения стали внутренними и получили собственное название. «Есть только одна вещь, способная пережить все жизненные испытания, — спокойная совесть».

Принято считать, что люди всегда испытывали угрызения совести. Если исходить из такой предпосылки, то Еврипид стал первым человеком, который дал название этому феномену. В перевёрнутом мышлении эзотерической традиции, причина отсутствия упоминаний о совести в анналах человеческой истории до определённого момента состоит в том, что лишь Элевсинские мистерии сформировали это новое пространство человеческого опыта.

 

Великое драматическое искусство показывает, что зачастую наши чувства не совпадают с теми чувствами, которые мы должны испытывать в соответствии с общепринятыми нормами. Оно демонстрирует нам новые пути существования — ощущения, мышления, стремления, восприятия. По словам Сола Беллоу, можно сказать, что оно делает немного просторнее условия человеческого существования.

Воспринимая греческую драму, мы испытываем очищение катарсисом. Греческие драматурги давали своим зрителям опыт, который являлся отзвуком их собственного опыта инициации, а их метод работы был основан на понимании человеческой природы.

 

Наше животное тело подверглось порче. Оно затвердело и приобрело некое подобие защитного панциря. Однако мы стали чувствовать себя комфортно в этом панцире. Мы даже привыкли полагаться на него. Наша лёгкая и сытая жизнь стала возможной благодаря кровопролитию, пыткам, воровству, несправедливости. В глубине души мы знаем это. Поэтому глубоко внутри нас существует ненависть к себе, которая не позволяет нам полностью проживать каждый момент и жить полноценной жизнью. Мы не сможем по-настоящему полюбить или стать любимыми, пока этот уподобляющий нас насекомым панцирь не будет вскрыт в ходе мучительного процесса инициации. Только достигнув этой стадии, мы можем узнать, какой должна быть настоящая жизнь.

Когда мы смотрим хорошую постановку одной из великих трагедий, чьё создание было вдохновлено опытом посвящения, например, «Царь Эдип» или «Король Лир» — у нас есть возможность уловить отголоски этого процесса.

 

Если некоторые идеи древних греков трудно понять и принять, то другие на первый взгляд кажутся достаточно очевидными, даже поверхностными, и вы можете подумать, что они едва ли заслуживают того, чтобы вообще произносить их вслух. Вот одно из немногих дошедших до нас высказываний, приписываемых Пифагору: «Прежде всего, уважай себя и не поддавайся соблазну, если только ты не согласен быть нечестным с собой».

Для того чтобы понять, почему эти мысли потрясли мир и на долгие века сохранились в памяти потомков, следует рассматривать их в контексте недавно пробудившегося ощущения собственного «я».

Точно так же, когда Сократ сказал «необдуманная жизнь не заслуживает того, чтобы её прожить», он обращался к людям, которые до того момента не обладали способностью абстрактного мышления, позволяющей размышлять над собственной жизнью. Это был величайший Дар Сократа всему миру.

 

После смерти Сократа главенствующей фигурой в греческой философии стал его ученик Платон. Он родился в 428 до н.э. и был представителем одного из первых поколений афинян, которое систематически обучали чтению. В саду, окружавшем могилу героя Академа в окрестностях Афин, Платон основал свою Академию.

Его «Диалоги» являются величайшим выражением идеалистической философии, на которой основана эта книга.

 

Согласно тайной истории, все люди вплоть до того времени познавали мир идеалистическим путём. Сознание каждого человека было устроено таким образом, что он не ставил под сомнение превосходство идей, как формы реальности, над материей. Существовала лишь необходимость в великом посвящённом, который мог бы концептуализировать идеалистическое мировоззрение и записать его в систематизированных терминах, когда человеческое сознание эволюционирует до такой степени, что люди смогут воспринять противоположную точку зрения.

Аристотель, ученик Платона, совершил качественный скачок и обеспечил переход к материализму, который сегодня является доминирующей философией.

 

Сейчас нам не составляет труда неверно истолковать идеализм Платона. Нам кажется естественным, что если материальный мир является продуктом нашего мыслительного процесса, то мы обладаем способностью манипулировать им вполне очевидным и прямым путём, просто думая о нём. В самом деле, если мир не более чем гигантская голограмма, то нельзя ли её просто выключить?

Епископ Беркли, наиболее влиятельный представитель идеалистической философии в Англии, в своём труде «Принципы человеческого познания» выступил в защиту версии идеализма, согласно которой материя не может существовать независимо от восприятия. Эта версия наиболее знакома студентам, изучающим философию в англо-американских университетах.

 

Однако не вызывает сомнения, что это не та позиция, которой на протяжении истории придерживалось подавляющее большинство людей, веривших в идеализм. Как я уже говорил, эти люди познавали мир идеалистическим путём. Способность к воображению была значительно сильнее, чем способность к мышлению, которое только начало развиваться. Они верили в то, что объекты воображения значительно более реальны, чем объекты чувственного восприятия, — но эго вовсе не означает, что последние совершенно нереальны.

В истории большинство людей, веривших в идеализм как в жизненную философию, также верили, что материя порождается разумом подобно тому, как порождается исторический процесс, который происходит постепенно и на протяжении продолжительных периодов времени. Они верили — и верят до сих пор, — что «голограмма» в её нынешнем виде будет выключена, но это произойдёт постепенно и в течение длительного времени.

 

Сегодняшним студентам, которые обсуждают сильные и слабые стороны идеализма, вероятно, будет трудно уравнять идеи Платона с богами и ангелами, как это делаем мы. Современному разуму такая ассоциация рискует показаться грубой и антропоморфической.

Однако, — и это опять-таки исторический факт, — люди, принимавшие идеализм как жизненную философию, всегда были склонны верить в духов, богов и ангелов.

Размышляя над великими, сплетающими мир космическими мыслями, активными принципами, стоящими за внешним видом вещей, многие идеалисты спрашивали себя, правильно ли будет считать их сознательными существами, такими же, как и они сами. Такие идеалисты, как Цицерон и Ньютон, считали, что эти «Интеллекты», как называл их Ньютон, не являются ни явно безличными, ни наделёнными явно выраженной личностью. И Цицерон, и Ньютон не были ни убеждёнными политеистами, ни строгими монотеистами. Они считали жизнь осмысленной, а космос мыслящим. Таким образом они верили, что в структуру космоса встроено нечто вроде человеческих качеств или даже нечто вроде человеческого сознания.

 

Но самое важное, что посвящённые тайных обществ и школ мистерий сталкивались с этими бестелесными интеллектами в изменённом состоянии сознания.

О том, каково быть идеалистом в современную эпоху, вероятно, лучше всех написал Гёте. Он писал об ощущении реального присутствия живой взаимосвязи с миром природы, а также с другими людьми, хотя эти связи нельзя увидеть или измерить. Он писал о великих вселенских духах, которые удерживают всё соединенным в одно целое. То, что Ньютон называл «интеллектами», Гёте называл «матерями»:

«Мы все погружены в таинственное. Мы не знаем, что скрывается в окружающей нас атмосфере и как это связано с нашим собственным духом. Известно лишь, что порой мы можем выпустить чувствительные усики наших душ за пределы телесных границ… Душа одного человека способна оказывать определённое влияние на душу другого посредством своего тихого присутствия, чему я могу привести множество примеров. Со мною часто случалось так, что, когда я прогуливался с кем-нибудь из своих знакомых и у меня в голове появлялся какой-то яркий образ, он сразу же заводил разговор об этой самой вещи. Я также знал человека, который, не произнося ни слова, мог одной лишь силой своего ума заставить внезапно умолкнуть группу оживлённо разговаривающих людей… Внутри каждого из нас есть некие электрические и магнитные силы, и мы излучаем, подобно магниту, притягивающую или отталкивающую энергию… У влюблённых эта магнитная энергия особенно сильна и действует даже на расстоянии. В юные дни со мной не раз бывало так, что во время одиноких прогулок у меня возникало сильное желание оказаться в обществе любимой девушки, и я думал о ней, пока она на самом деле не приходила встретиться со мной. «Я чувствовала себя так беспокойно в своей комнате, — говорила она, — что просто не могла не прийти сюда».

Далее Гете говорит о живых связях, лежащих в основе этого феномена.

 

Обитая в вечной темноте и одиночестве, эти «материи» остаются творческими существами; они представляют собой тот творческий и поддерживающий принцип, от которого происходит всё, что имеет жизнь и форму в земном мире. Всё, что перестаёт дышать, возвращается к ним в виде своей духовной природы, и они сохраняют эту природу, пока не появится возможность для возобновления её существования.

Все души и формы того, что было или будет, парят как облака в обширном пространстве их жилища… маг должен войти в их владения, если желает обрести власть над формой бытия…

 

В V веке до н.э. Афина и Спарта сражались за господство в Греции. В IV веке до н.э. оба эти государства оказались под властью Македонии, которой управлял сильный и энергичный Филипп II. Плутарх отметил, что сын Филиппа, Александр, появившийся на свет в 356 году до н.э., родился в тот самый день, когда безумец предал огню храм Артемиды в Эфесе.

Каждая школа мистерий учила своей уникальной мудрости; именно поэтому Моисей и Пифагор проходили посвящение более одного раза. Жрецы школы при храме в Эфесе учили тайнам Земли-Матери и пониманию сил, которые формируют природный мир. В каком-то смысле дух этой школы вошёл в Александра при рождении. Александр потратил всю свою жизнь, пытаясь распознать этот божественный элемент внутри себя.

Однажды красивый, бесстрашный мальчик с горящими глазами и львиной гривой объездил величественного, но свирепого коня по кличке Буцефал, на которого ни один из полководцев Филиппа даже не мог сесть.

Филипп хотел, чтобы личным учителем его сына стал величайший философ современности. После некоторого Размышления он выбрал на эту роль Аристотеля – лучшего ученика Платона. Александр и его наставник признали друг в друге родственные души.

 

Как только Платон дал формальное, концептуальное определение идеализма, стало ясно, что очень скоро будет сформулировано и противоположное мировоззрение. Вместо того чтобы выводить истину о мире из нематериальных и вселенских принципов, Аристотель собрал и классифицировал данные материального мира. Он разработал физические законы, используя процесс абстрактного мышления. Таким образом Аристотель сумел изобрести совершенно новый и современный способ описания скрытых сил, которые формируют природу.

Часто говорят, что Римская империя обеспечила распространение христианства; в том же духе можно утверждать, что Александр создал самую большую империю, которую когда-либо видел мир и которая стала средством для распространения философии Аристотеля.

 

Филипп пал от руки убийцы, когда его сыну было только двадцать лет, но Александр сразу же зарекомендовал себя как гениальный правитель и непобедимый полководец. В 334 году до н.э. он возглавил военный поход в Азию и разбил персов в битве при Иссе, несмотря на то что армия противника имела десятикратное превосходство. Затем он прошёл через Сирию и Финикию и завоевал Египет, где основал город Александрию. Везде, куда бы он ни направлялся, Александр основывал города-государства по эллинской модели, распространяя как греческую политику, так и греческую философию.

Миссия Александра отчасти состояла в том, чтобы уберечь недавно эволюционировавшее сознание, сформированное такими посвящёнными, как Платон и Еврипид, от поглощения роскошью, великолепием и военной мощью Азии. Более конкретно — он хотел спасти новую рациональность от поглощения древним ритуалистическим ясновидением и образным восприятием.

 

В 331 году до н.э. Александр вновь победил персов, разрушил их древнюю столицу Персеполь и двинулся дальше — в Афганистан, а потом в Индию. Здесь он вёл дебаты с философами-брахманами, потомками риши. Получив разрешение присутствовать на священном обряде посвящения брахманов, сопровождавшие Александра жрецы были поражены, когда увидели, насколько эти церемонии похожи на их собственные.

Существует история о том, как Александр послал греческого философа призвать к себе учителя-брахмана с предложением большого вознаграждения и угрозой обезглавить его в случае отказа. В конце концов философ разыскал брахмана в лесной чаще и получил от него следующую отповедь: «Брахманы не боятся смерти и не жаждут золота. Мы спим глубоким мирным сном на лесной листве. Любая материальная собственность может лишь нарушить мирное течение нашего сна. Мы движемся свободно по поверхности земли, не вступая с ней в конфликт, и она удовлетворяет все наши желания, как мать, которая кормит младенца своей грудью».

Это был редкий отказ для Александра. Почти до самого конца жизни великого завоевателя казалось, что никто не может стать на его пути. Как случалось лишь несколько раз в истории, создавалось впечатление, что отдельная личность может подчинить весь мир своей воле.

 

Как уже упоминалось, всю жизнь Александра можно рассматривать как поиск понимания природы своей божественной силы. В разное время, в соответствии с различными традициями, его предками объявлялись Персей и Геракл. Аристотель дал Александру экземпляр «Илиады» Гомера, которую тот выучил наизусть. После этого он порой видел в себе полубога, подобного Ахиллу. В 332 году до н.э. он предпринял экспедицию в храм Амона, расположенный в пустынном оазисе Сива, в пятистах милях к западу от египетского города Мемфиса. Говорят, он едва не погиб во время этой экспедиции, хотя здесь, возможно, имелась в виду «мистическая смерть». Доподлинно известно, что он был «узнан» местными жрецами и прошёл обряд посвящения.

Иногда высказываются предположения, что жрецы могли провозгласить Александра сыном Амона-Зевса. Считается, что об этом свидетельствуют церемониальные рога, которые он носил впоследствии. В некоторых завоеванных им странах он запомнился как рогатый человек. В Коране он появляется под именем Зу’ул-Карнайн, что означает «двурогий». Но согласно тайной истории, это были охотничьи рога, которые мы уже встречали раньше, и два преданных друга, Гильгамеш и Энкиду, разлучённые безвременной смертью Энкиду, соединились вновь, переродившись на земле в образе Александра и Аристотеля.

 

В возрасте тридцати трех лет Александр оставил без внимания предупреждение вавилонских астрологов, не советовавших ему входить в городские ворота. Двумя неделями позже он умер от лихорадки. Вскоре стало очевидно, что империя Александра оставалась единой только благодаря силе его личного магнетизма.

 

Буддизм появился как первая миссионерская религия около 200 года до н.э. Вплоть до того времени религия, которую выбирали люди, определялась их расовой или племенной принадлежностью. Теперь же человеческое бытие претерпело значительные изменения. Для непосвящённых духовные миры были исчезающим видением, оставляющим неопределённые, трудно различимые следы. Вдохновлённые Пифагором, Сократом, Платоном и Аристотелем, люди стали развивать в себе способность к дедуктивному и индуктивному мышлению. Они обрели способность взвешивать аргументы и делать выводы.

 

К 140 году до н.э. Рим стал столицей мира и средоточием новых идей. Люди имели возможность выбирать из самых разных верований: официального культа планетных богов, новоегипетского культа Сераписа, эпикурейства, стоицизма, перипатетической философии и персидского культа Митры. Кроме того, буддистские монахи и индийские брахманы к тому времени определённо достигли Александрии.

Впервые в истории выбор системы верований стал делом личного предпочтения.

Люди могли основывать свой выбор на убедительности доказательств или просто выбирать то, во что они хотят верить. С расцветом Римской империи мы попадаем в эпоху расчётливой и обоснованной веры, с присущим ей цинизмом и сознательной культивацией чувствительности, что для того времени было чем-то совершенно новым.

 

Думая о Риме, мы представляем себе не только утончённость и величие, но и паранойю. Если мы сравним Грецию Перикла с Римом цезарей, то увидим в последнем чрезмерную помпезность, сложные, вызывающие благоговейный трепет ритуалы с использованием дыма и благовоний, а также бряцанием кимвалов, то есть со всеми атрибутами, которые раньше использовались для того, чтобы загипнотизировать людей и подчинить их воле Ваала. Теперь с их помощью людей снова вводили в гипнотический транс, заставляя верить в то, что представители правящей элиты, с их извращёнными причудами и эгоманией, на самом деле являются богами.

 

Цезари заставляли жрецов школ мистерий принимать себя в ряды посвящённых. В процессе посвящения они узнавали, что древние тайные учения связаны с Солнечным богом.

 

Юлий Цезарь истреблял друидов из-за их учения о боге Солнца, который якобы должен был скоро вернуться на землю. Точно так же Август запретил астрологию совсем не потому, что сам в неё не верил. Его беспокоила способность астрологов видеть знаки, начертанные на небосводе. Если люди не смогут читать знамения времени, возможно, ему удастся выдать себя за Солнечного бога.

 

Будучи посвящённым, Калигула знал, как общаться с духами Луны в своих снах. Но поскольку он добился посвящения силой и прошёл обряд без должной подготовки, то не мог их правильно определить. Калигула называл Юпитера, Геркулеса, Диониса и Аполлона своими братьями-богами и порой наряжался в причудливые одеяния, чтобы стать похожим на них.

 

Безумное правление Нерона достигло апогея после того, как ему стало ясно, что он не является Солнечным богом. Он предпочёл бы дотла сжечь весь мир, чем уступить место другим, более великим личностям.

 

Роман Апулея «Золотой осёл» — одно из самых великих произведений, созданных посвящёнными римского периода. В него включена замечательная новелла «Амур и Психея», повествующая о жизни духа. Эта история несёт достаточно знакомое послание о вреде любопытства, но в то же время содержит эзотерический и исторический смысловой уровень.

Психея была красивой и невинной молодой девушкой. Амур влюбился в неё и направил к ней своих посланников с просьбой прийти к нему ночью в его дворец, стоящий на вершине холма. Она станет возлюбленной бога! Но было одно условие. Их любовные свидания во дворце должны проходить в полной темноте. Психея должна принимать на веру то, что она наслаждается ласками бога.

Однако её старшая сестра оказалась завистливой. Она дразнила Психею, утверждая, что её любовник не прекрасный юноша-бог, а отвратительный гигантский змей. Однажды ночью Психея почувствовала, что больше не в силах противиться любопытству, и пока Амур дремал после любовных утех, она подняла над ним зажжённую масляную лампу. Она замерла в немом восторге, увидев перед собой восхитительное тело юного бога, но в тот же момент капля горящего масла упала с лампы и разбудила его. Психея была изгнана навсегда.

Двойной смысл истории таков: на самом деле бог — это чудовищный змей. Это история о Нефилим, история о том, как змей животного желания проник в человеческое бытие… но рассказанная с человеческой точки зрения!

 

Школы мистерий приходили в упадок. Как уже упоминалось, раскопки входа в Подземный мир в Байе, на юге Италии, открыли потайные коридоры и люки, помогавшие убедить кандидатов в том, что они испытывают сверхъестественный опыт. В тёмном удушливом сумраке жрецы, наряжённые в одежды богов, надвигались из темноты на одурманенных галлюциногенами кандидатов. Роберт Темпл воссоздал обряды посвящения этой заключительной декадентской фазы. Они во многом были основаны на использовании пугающих спецэффектов, таких как повижные куклы; всё это напоминало современный аттракцион «комната страха». Разница заключалась в том, что по окончании посвящения, когда неофит вновь выходил на дневной свет, жрецы устраивали ему контрольный опрос, и если он не поверил в их иллюзии без тени сомнения, они убивали его.

 

Искренние римляне, истинные посвящённые, удалились в ещё более тайные школы, действовавшие независимо от официального культа. Стоицизм стал внешним выражением скрытого импульса эпохи, точкой роста интеллектуальной и духовной эволюции. Цицерон и Сенека, оба тесно связанные со стоицизмом, пытались умерить эгоманию своих политических хозяев. Они говорили, что все люди рождены братьями и что рабов следует отпустить на волю.

Цицерон был хорошо воспитанным и утончённым человеком, который стал одним из главных инициаторов реформ в Римской империи. Посвящение в Элевсине он считал важнейшим формирующим опытом в своей жизни. По его словам, оно научило его «жить радостно и умереть с надеждой».

 

Хотя Цицерон искоса смотрел на поклонение суеверных плебеев корыстным богам, он в то же время с терпимостью относился к ним. Он считал, что даже самые смехотворные мифы можно интерпретировать аллегорически. В его труде «О природе богов» содержится толкование стоической идеи движущего духа вселенной, той направляющей силы, которая заставляет растения искать питательные вещества в земле, даёт животным чувства, движение и инстинкт стремиться к тому, что хорошо для них, благодаря чему они действуют почти разумно. Тот же самый движущий дух космоса даёт людям «разум сам по себе, а богам высший разум сам по себе». Этих богов не следует представлять в телесном облике, подобном нашему собственному, поскольку они обладают «самыми неземными и прекрасными формами». Он также писал, что «мы можем увидеть их высшие, сокровенные замыслы в движениях звёзд и планет».

Когда римские политические махинаторы в конце концов добрались до Цицерона, он стоически обнажил горло перед мечом центуриона.

 

Сенека тоже верил в космическую симпатию стоиков и в способность адептов манипулировать этой симпатией в собственных целях. В его трагедии «Медея», возможно, цитируется реальная магическая формула, использовавшаяся чёрными магами того времени. Изображённая им Медея была способна так сильно концентрировать энергию своей ненависти, что эго позволяло ей изменять положение звёзд на небе.

 

В эту Эпоху Разочарования впервые стало возможно задуматься о том, что богов, может быть, вообще не существует. В среде интеллектуальной элиты эпикурейцы сформулировали первое материалистическое и атеистическое философское мировоззрение. Осталась лишь вера в низшие формы духов, души усопших и демонов. Если вы почитаете литературу того времени, например, Евангелия Нового Завета, то встретите там немало упоминаний демонов, свидетельствующих о том, что мир страдал от их нашествия.

 

Пока интеллектуальная элита заигрывала с атеизмом, простые люди погрязли в атавистических формах оккультизма, использовавших тот факт, что демонов и других представителей низших форм духовной жизни привлекают испарения от кровавых жертвоприношений.

Одежды верховного жреца Иерусалимского храма окаймляли маленькие колокольчики, чтобы живущие в тенистых углах мелкие духи могли услышать его приближение и спрятать свои уродливые тела. Храму требовалась обширная и сложная дренажная система, чтобы справляться с тысячами галлонов жертвенной крови, которые ежедневно протекали через неё.

По всему миру предпринимались всё более отчаянные меры. Осуждение Плутархом человеческих жертвоприношений подразумевает, что их практика была достаточно распространённой.

Тем временем в Южной Америке, словно в какой-то нелепой пародии, был распят на кресте чёрный маг.

 

 

15. Возвращение Солнечного бога

Два ребёнка Иисуса — Космическая миссия — Распятие в Южной Америке — Тайный брак Марии Магдалины

В Палестине была достигнута главная поворотная точка в мировой истории. Поскольку богов больше нельзя было встретить прямо здесь, в материальном мире, возникла необходимость в сошествии на землю Солнечного бога, или Слова. Как мы вскоре увидим, его миссия состояла в том, чтобы посеять в человеческом мозге семена внутренней жизни, которая станет новой ареной для духовного опыта. Этот посев дал всходы в виде привычного сегодняшнего ощущения, что в голове у каждого из нас есть «внутреннее пространство».

В соответствии с космическим планом, человеческим душам было необходимо обрести индивидуальность. Они должны были обладать способностью свободно мыслить, свободно выражать свою волю и самостоятельно выбирать, кого любить. Создавая условия для этого состояния, материя становилась всё гуще, пока каждая душа не оказалась изолированной внутри собственного черепа. В результате человеческий разум и воля больше не были полностью подвластны богам, ангелам и духам, как это было ещё тысячу лет назад, во время осады Трои.

 

Однако такое развитие социума было чревато определёнными опасностями. Дело не только в том, что человечество могло оказаться отрезанным от духовного мира; существовала также опасность, что люди станут полностью изолированными друг от друга.

Это был серьёзный кризис. Люди больше не чувствовали себя духовными существами, поскольку человеческий дух оказался под угрозой полного исчезновения. Любовь, которая связывала племена и семьи, — инстинктивная, замешанная на кровных узах любовь, подобная той, что удерживает вместе волчью стаю, стала слабеть в недавно затвердевших черепах, в новых человеческих городах и селениях.

 

Прослеживая развитие чувства личного самосознания, мы встречаемся с законом Моисея, со строго соблюдаемым правилом общественной жизни: око за око, зуб за зуб. Мы также встречаемся с обязательством испытывать сострадание ко всему живому, которое проповедовал Будда. Мы видим в обеих традициях появление морального обязательства как пути индивидуальной дисциплины и развития. Теперь римские стоики придали личности юридический и политический статус в форме прав и обязанностей.

По горькой иронии в тот самый момент, когда было сформировано индивидуальное человеческое самосознание, ощущение ценности жизни оказалось почти полностью утраченным. Кровавые бойни в Колизее никак не способствовали утверждению принципа ценности, не говоря уже о святости жизни каждого человека.

Лидер ессеев Иисус беи Пандира мог проповедовать очищение и вселенское сострадание, но лишь с точки зрения членов своей общины, полностью отстранившиейся от мирских дел. Стоики могли учить ответственности, но для них это был долг без радости. «Никогда не позволяй будущему беспокоить тебя, — говорил император-стоик Марк Аврелий, предлагавший этот принцип в качестве жизненной философии. — Если понадобится, ты встретишь его тем же оружием, которое сегодня защищает тебя от настоящего». Эти слова полны усталости.

Человечество ощущало, что его захлестнула волна страдания. Мы можем представить себе, как сильно людям хотелось, чтобы кто-то сказал им: «Придите ко мне, все нуждающиеся и обременённые, — я дам вам покой».

 

Известно, что во внутреннем святилище Элевсина кандидату в посвящённые показывали зелёный колос пшеницы и учили его ожидать «времени сева». Во внутренних святилищах великих египетских храмов кандидатам в посвящённые показывали Исиду, кормящую грудью младенца Гора. Этот второй Гор, «Гор-который-придёт», должен был стать новым царём богов и принести с собой новые законы. Его называли Добрым Пастырем, Агнцем Божьим, Книгой Жизни, а также Истиной и Жизнью. Пророк Исайя просил соотечественников приготовить прямые пути для Бога. Рассказывая им о своём видении пришествия Мессии, он обещал, что все их грехи будут очищены. Римский поэт-посвящённый Вергилий в четвёртой эклоге своих «Буколик» предсказывает пришествие богочеловека, или Спасителя. «Золотой век вернётся, когда Перворождённый будет ниспослан с небес, — писал он. — Все пятна наших прошлых преступлений будут отмыты».

 

На самом деле может показаться, что биография Иисуса Христа в том виде, в котором она дошла до нас, представляет собой мозаику из фрагментов жизненного пути великих праведников, приходивших до него. Он появился на свет в семье плотника и Девы, как Кришна; родился 25 декабря, как Митра; о его появлении возвестила звезда на востоке, как при рождении Гора; он ходил по воде и накормил несколькими хлебами пять тысяч человек, как Будда, совершал чудеса исцеления, как Пифагор, воскрешал из мёртвых, как Елисей, был казнён на дереве, как Адонис, и, наконец, вознёсся на небеса, как Геркулес, Енох и Илия.

Трудно найти хотя бы одно действие или высказывание Иисуса из Евангелий, которое не было бы как-то предзнаменовано. Человек, склонный к уничижительной критике, поспешит увидеть в этом доказательство того, что вся его жизнь была вымыслом. Но в тайной истории это лишь следствие вселенской конвергенции, произошедшей в тот момент, когда весь космос напряг силы, чтобы дать рождение новому Солнечному богу.

Рассматривая художественный образ Рождества, как его принято изображать в величайших произведениях искусства, и расшифровывая его в соответствии с тайной доктриной, мы можем увидеть, как вся тайная история мира подошла к этому моменту.

 

В Марии мы можем ощутить присутствие Исиды. Когда солнце встаёт в созвездии Рыб, знаке Иисуса, на противоположной стороне горизонта находится созвездие Девы. В Иосифе, держащем в руке изогнутый посох, мы видим Осириса: его посох символизирует Третий Глаз. Пещера, которую часто изображают, как место рождения Иисуса Христа, — эго череп, в котором вот-вот должно воспламениться новое чудо сознания. Младенец в яслях имеет светящееся растительное тело Кришны. Вол и осёл представляют две эпохи, которые предшествовали новой эпохе Рыб — эпохи Тельца и Овна. Звезда, которая направляла волхвов, — это дух Заратустры («золотая звезда»). Один из волхвов — это перевоплощённый Пифагор, а сами волхвы прошли посвящение у пророка Даниила. Ангел, объявивший о рождении Иисуса пастухам, — это дух Будды.

 

В тайной традиции иногда есть тенденция смотреть на вещи с детским простодушием.

Два Евангелия, включающие рождественскую историю, от Матфея и от Луки, приводят довольно сильно различающиеся, даже противоречащие друг другу описания этого события, от расхождений в генеалогии, приписываемой Иисусу, и указания времени и места его рождения, до того, что у Луки младенца навещают пастухи, а у Матфея волхвы. Эти различия строго соблюдались в произведениях средневекового искусства, которые впоследствии были утеряны. В то время как церковь пытается наводить глянец, учёные-теологи сходятся во мнении, что если два повествования конфликтуют между собой, значит, по меньшей мере одно из них должно быть фальшивым. Возможно, это неприятное заключение для людей, верующих в боговдохновенную природу Писания.

 

С другой стороны, для тайной традиции здесь нет никакой проблемы, поскольку в двух историях описано рождение двух младенцев Иисусов. Эти два мальчика состояли в таинственном родстве. Они не были близнецами, хотя выглядели почти одинаково.

В гностическом тексте «Pistis Sophia», который относится к тому же времени, что и классические книги Нового Завета — и, по мнению некоторых учёных, имеет не менее обоснованные претензии на подлинность, — есть странная история, касающаяся этих двух детей.

Мария увидела мальчика, в точности похожего на её сына, но потом этот мальчик привёл её в замешательство, высказав желание повидать её сына, Иисуса. Испугавшись, что это может быть какой-то демон, она привязала мальчика к кровати и пошла в поле на поиски Иосифа и Иисуса. Она нашла их устанавливающими опоры для виноградной лозы. Все трое вернулись домой, где мальчики посмотрели друг на друга, удивились и обнялись.

Тайная традиция, прослеживающая тонкий и сложный процесс сведения воедино человеческой формы и человеческого сознания, параллельно прослеживает не менее сложный процесс, результатом которого стало воплощение Слова. В этой связи существовала необходимость, чтобы один из двух маленьких Иисусов, который нёс в себе дух Кришны, каким-то таинственным образом принёс в жертву ради другого свою индивидуальность. Духовный промысел космоса потребовал от него сделать это, чтобы другой мальчик со временем был готов принять дух Христа при крещении. Как сказано в «Pistis Sophia»: «Вы станете единым существом».

 

Эта традиция существования двух маленьких Иисусов поддерживалась тайными обществами, и её проявление можно увидеть на северном портале собора в Шартре, на мозаике собора в Сан-Миниато в окрестностях Флоренции, а также на картинах многих посвящённых, включая Рафаэля, Леонардо и Веронезе.

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог… Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть… И свет во тьме светит, и тьма не объяла его… В мире был, и мир чрез него начал быть, и мир его не познал».

Здесь автор Евангелия от Иоанна сравнивает сотворение космоса Словом с миссией Иисуса Христа, воплощённого Слова. Иоанн представляет эту вторую миссию как своего рода второе сотворение мира.

 

В то время, когда материальная вселенная стала настолько плотной, что богам стало почти невозможно проявлять себя на земной поверхности, произошло сошествие Солнечного бога.

Его миссия состояла в том, чтобы посеять семя. Это одухотворённое семя должно было прорасти, чтобы создать новую арену, где боги могли бы снова проявлять себя.

Поворотный момент, обычно остающийся незамеченным за пределами тайной традиции, здесь заключается в следующем: Иисус Христос положил начало внутренней жизни.

Мы видели признаки внутренней жизни в слабом, тихом голосе, который слышал пророк Илия. Точно так же в книге пророка Иеремии Господь говорит: «Вложу закон мой во внутренность их, и на сердцах их напишу его».

 

Но посев солнечного семени, имевший место всего лишь два тысячелетия назад, стал определяющим событием в процессе, в результате которого каждый из нас чувствует внутри себя космос, бесконечный по размерам и разнообразию.

Более того, мы чувствуем, что у других людей тоже есть эта внутренняя бесконечность. За многие столетия сочетание различных условий сделало возможным чувство самосознания, которое сегодня мы иногда называем «эго». Но без вмешательства Солнечного бога эго оставалось бы маленькой, жёсткой, замкнутой на себе точкой, изолированной от остальных, сосредоточенной лишь на собственных сиюминутных наслаждениях, закрытой для всех внешних интересов, кроме самых примитивных.

 

Когда родители привели Иисуса в Храм после исчезновения его родственного духа, он проявил большую мудрость. Другой Иисус передал ему способность читать чужие мысли, заглядывать в души людей, видеть, как они связаны с духовными мирами, и понимать, что нужно сделать или сказать, чтобы облегчить им жизнь. Боль других людей он ощущал, как свою собственную. Он обладал даром сострадания — чем-то таким, чего ранее никто и никогда не чувствовал.

Как только у одного человека или маленькой группы вырабатывается новая способность, новая модель сознания, она часто с удивительной скоростью распространяется по всему миру. Иисус Христос представил новый вид любви: милосердную любовь, основанную на даре сострадания. Теперь любой человек был свободен выйти за рамки своего изолированного существования и разделить то, что происходит в глубине души другого человека.

 

До нашей эры любовь была племенной или семейной. Теперь люди обрели способность подниматься над рамками кровных уз и свободно выбирать, кого им любить. Именно это Иисус имел в виду, когда отрицал значение для него собственной матери (Марк, 3:32) и говорил: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня» (Матф., 10:37).

Эзотерическое учение прежде всего посвящено тому, как правильно любить. Оно гласит, что когда вы сотрудничаете с милосердными силами, формирующими космос, энергия начинает протекать через вас таким путём, что вы обретаете способность её ощущать. Этот процесс называется чудотворство, или божественная магия.

 

На этом уровне, либо на уровне «мелких, безымянных, не запоминающихся актов доброты и любви», или «маленьком пути» святой Терезы, на пути самоотречения и благотворительности в мелочах, новая христианская перспектива была сфокусирована на внутренней жизни. Если мы сравним моральные кодексы, такие как закон Моисея или кодекс Хаммурапи, с Нагорной проповедью, нам станет ясно, что они представляли собой всего лишь набор правил поведения во внешнем мире: не поклоняться идолам, не убивать, не воровать, не прелюбодействовать и так далее. С другой стороны, моральное учение Евангелий направлено к внутренним состояниям. «Блаженны нищие духом… блаженны плачущие… кроткие… чистые сердцем…»

 

Когда Иисус Христос поучал: «Кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем», он говорил нечто такое, чего никто не говорил до него, а именно — что наши сокровенные мысли так же реальны, как физические объекты. То, что я думаю, оказывает прямое воздействие на историю космоса.

В идеалистической вселенной намерение, разумеется, имеет значительно более важное значение, чем во вселенной материалистической. В идеалистической вселенной если два человека совершают абсолютно одинаковый поступок в абсолютно одинаковых обстоятельствах, но один делает это с добрым сердцем, а другой нет, последствия этого поступка будут сильно различаться. Каким-то загадочным путём состояние нашей души одушевляет результаты наших деяний — точно так же, как приподнятое состояние души великого живописца наполняет жизнью его картины.

 

В эзотерической интерпретации греческих мифов амброзия, или пища богов, — это человеческая любовь. Без нее боги слабеют, и их способность помогать нам уменьшается. В эзотерическом и мистическом христианстве ангелы тянутся к нам, если мы просим их о помощи, но если мы этого не делаем, они впадают в сумеречное, растительное состояние, и вместо них на нас начинают работать призраки и демоны, просачивающиеся в окружение нашей низшей сущности.

Разумеется, мы можем противостоять демонам и тренировать нашу низшую, животную сущность таким же способом, каким мы тренируем собаку, то есть используя процесс повторения. Согласно эзотерическому учению, чтобы вызвать необратимые изменения в наших укоренившихся привычках, необходимо на протяжении двадцати одного дня регулярно выполнять медитативные упражнения.

 

Но существует ещё более глубокая часть нашей животной сущности, которая полностью находится за порогом сознания и всегда остаётся недостижимой для него. Мы не сможем трансформировать эту часть, с какой бы настойчивостью ни упражняли свою свободную волю, поскольку испорченность нашей животной сущности просочилось в нашу растительную и минеральную сущность.

Для очищения и трансформации этих частей нашего «я» требуется сверхъестественная помощь.

 

Таким образом, миссия Солнечного бога состояла в том, чтобы проникнуть на эти глубочайшие уровни и оказать своё трансформирующее духовное влияние. Солнечный бог обладал способностью добираться до самой материальной части человеческой сущности, вот почему было написано: «Он хранит все кости его; ни одна из них не сокрушится».

Двенадцатилепестковый лотос распускается из области сердца и окутывает тех, кого мы избрали объектами своей любви. Это тоже орган восприятия. То, что я по-настоящему люблю, раскроется мне навстречу и разделит со мной свои секреты.

 

Окутывать кого-то своей любовью — значит упражнять свое воображение. Конечно, воображение не следует путать с фантазией. Это истинное восприятие высшей реальности, органом которого на Востоке и Западе считается чакра сердца. Именно об этом шла речь, когда ученики, только что осознавшие, кого они повстречали по дороге в Эммаус, сказали себе: «Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге?»

Когда чакра сердца расцветает и сияет, мы можем воспринимать внешний мир сверхъестественным путём. Любящее сердце способно дать осознанный опыт восприятия сердца космоса, любящего разума, который живёт за границами внешнего мира и контролирует его. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят».

Любовь воздействует на волю, так же как и на силу восприятия. Когда мы по-настоящему кого-то любим, мы готовы сделать для этого человека всё, что угодно.

Вот почему сердечная чакра расцветает, когда любовь побуждает нас действовать в согласии с нашей совестью. В таком случае мы не действуем устало, как Марк Аврелий. Мы не действуем холодно, без энтузиазма или неискренне. Мы не выполняем свой долг, в то время как часть нас этому сопротивляется. Мы действуем с любовью и преданностью.

 

Посвящение выковывает новую форму сознания. Она обновляет пути восприятия духовных миров, которые были общедоступными на ранних стадиях эволюции, но при этом добавляет новые элементы. Например, посвящение Пифагора, которое задало тон эпохе господства Греции и Рима, было связано с достижением альтернативного состояния сознания, обеспечивающего свободное общение с духовными мирами, что было обычным делом, скажем, для Гильгамеша и Ахилла, но с одним существенным различием. Посвящённые школы Пифагора обладали способностью осмысливать свой духовный опыт во взвешенной, концептуальной манере, что было невозможно для Ахилла или Гильгамеша.

 

Четыреста лет спустя посвящение Иисуса Христа представило новый элемент, открывший новые головокружительные измерения в любви.

Для того чтобы лучше понять описанные в Евангелиях важные события, мы должны рассмотреть связь Иисуса с школами мистерий.

Здесь мы вступаем на территорию, тщательно охраняемую академическими кругами. Противоречивые находки, ныне широко принятые библейскими учёными, но ещё не дошедшие до широких масс прихожан, показывают, что некоторые заново открытые в Палестине в 1950-х годах раннехристианские тексты содержат высказывания Иисуса, которые кажутся более близкими к оригинальным, чем версии, содержащиеся в четырёх Евангелиях.

 

Некоторые из этих текстов содержат высказывания, которые вообще отсутствуют в Евангелиях. И тот факт, что определённые тексты, например Евангелие от Фомы, содержат «более истинные» версии библейских высказываний, даёт основание полагать, что все небиблейские высказывания, содержащиеся в этих текстах, могут быть подлинными.

Это важно для нашей истории, поскольку некоторые из них связаны с тайными учениями.

Евангелия намекают на то, что своим избранным последователям Иисус давал учение, не предназначенное для широкого распространения. Когда Иисус предупреждает, что не стоит бросать «жемчуга вашего перед свиньями», он, по-видимому, говорит о сокрытии неких сакральных истин от толпы. В другом месте (Марк, 4:12) Иисус ещё более недвусмысленно заявляет: «Вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним всё бывает в притчах».

 

Ещё более поразительное свидетельство причастности Иисуса к тайному учению содержится в письме, написанном во втором веке нашей эры александрийским епископом Климентом. Этот текст обнаружил в 1959 году профессор античной истории Колумбийского университета Мортон Смит в книгохранилище монастыря Мар Саба возле Иерусалима:

«…После этого Марк, пока Пётр пребывал в Риме, записал деяния Господа, однако не стал рассказывать обо всём и даже намекать на то, что следовало сохранить в тайне. Вместо этого он выбрал те деяния, которые счёл наиболее полезными для укрепления веры людей, которых предполагалось наставлять. А когда Пётр принял мученическую смерть, Марк пришёл в Александрию, захватив с собой записи свои и Петра. Из них он перенёс в свою прежнюю книгу те вещи, которые счёл наиболее способствующими росту познания, и составил более духовную версию Евангелия для продвинувшихся к совершенству… на смертном одре он завещал свой труд церкви в Александрии, где оный до сих пор бережно хранится.»

 

Далее епископ Александрийский приводит цитаты из этой «более духовной» версии Евангелия от Марка:

«Когда же они пришли в Вифанию, там была одна женщина, чей брат умер. И, приблизившись, она пала ниц к ногам Иисуса и сказала ему: «Сын Давидов, помилуй меня!» Ученики же стали её упрекать.

Иисус разгневался и пошёл с нею в сад, где находилась гробница. И войдя, немедленно протянул руку находившемуся там юноше и поднял его, держа за руку.

Но юноша, посмотрев на Иисуса, возлюбил его и стал умолять его быть с ним.

И вот спустя шесть дней Иисус сказал ему, что нужно делать. Вечером юноша пришёл к нему, в одной льняной простыне, накинутой на голое тело. И он остался с ним в ту ночь, потому что Иисус учил его тайнам Царства Божия. Потом он встал и вернулся на другой берег Иордана.»

 

Для современного восприятия эта история — которая похожа на детализированную версию истории о воскрешении Лазаря из Евангелия от Иоанна — может показаться описанием гомосексуальной связи, но, как мы вскоре убедимся, когда подойдём к более подробному рассмотрению церемоний посвящения, Марк несомненно подразумевает здесь обряд посвящения школы мистерий.

 

Воскрешение Лазаря из мёртвых традиционно рассматривается как зашифрованное описание посвящения. Ключи здесь следующие. Лазарь «умирает» на три дня, и, воскрешая его, Иисус произносит фразу: «Лазарь! Иди вон», которой пользовались жрецы в Великой Пирамиде, когда по прошествии трёх дней простирали руку, чтобы поднять кандидата из открытого гроба в Камере Царя.

Каким было посвящение Лазаря с точки зрения самого Лазаря? На что была похожа альтернативная форма сознания? Возможно, читатели будут удивлены, узнав, что мы знаем ответы на эти вопросы. Дело в том, что согласно тайной истории человек, которого в Евангелии от Иоанна зовут Лазарь, впоследствии написал Откровение Святого Иоанна Богослова. В соответствии с тайной доктриной, открытие семи печатей и последовавшие за этим видения великих событий, которые описываются в Откровении, соответствуют открытию семи чакр.

Хотя многие могут счесть такую мысль неправдоподобной, на самом деле учение Иисуса Христа пропитано древней тайной философией, и это в равной мере относится как к тем его высказываниям, которые записаны в Библии, так и к тем, что были обнаружены недавно.

 

Я постепенно подходил к этому моменту. Тем из нас, кто воспитывался в христианской традиции, возможно, будет проще распознать эти вещи в чужих культурах, отчасти благодаря более чёткой фокусировке, которую даёт расстояние, но несомненно и потому, что мы с меньшей охотой затрагиваем запретные темы. Самые сакральные христианские строки по своей сути являются глубоко оккультными:

Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

Вера двигает горы.

Просите, и дано вам будет.

 

Лидеры церкви намеренно темнят, когда речь заходит об этих и других ключевых догматах христианской веры. Современное либеральное христианство пытается примириться с наукой, приуменьшая свои оккультные аспекты, но приведённые выше высказывания из Нагорной Проповеди представляют собой описания того, как сверхъестественное оперирует во вселенной. Они не только парадоксальны, таинственны и иррациональны, не только описывают вещи, которых по законам вероятности практически не может быть, — вдобавок ко всему остальному они описывают поведение вселенной так, что оно кажется абсолютно невозможным с научной точки зрения.

 

Совершенно ясно, что кроткие не унаследуют землю, а молитвы не найдут ответа со стороны тех сил, которые описывает наука. Ни вера, ни добродетель никогда не будут вознаграждены, если только об этом не позаботится какая-то сверхъестественная сила.

Новый Завет наполнен оккультным и эзотерическим учением; некоторые его тезисы абсолютно недвусмысленны. Проблема в том, что в силу своего воспитания мы привыкли не замечать их. Но в тексте достаточно ясно сказано, что Иоанн Креститель — это возрождённый Илия, то есть его реинкарнация. Там есть и магия. Хью Сконфилд, Мортон Смит и другие научные эксперты показали, что чудеса Иисуса, особенно в его собственных словах, основаны на существовавших до него магических папирусах, написанных на греческом, египетском и арамейском языках. Когда в Евангелии от Иоанна повествуется о том, как Иисус Христос берёт слюну, чтобы изготовить брение для глаз слепого, это не чисто божественное деяние в смысле не опосредованного притока духа, а манипуляция материей с целью воздействия на человеческий дух.

Все эти свидетельства не следует считать нападками на Иисуса Христа. Подобные вещи нельзя рассматривать в отрыве от истории. В терминах философии и теологии того времени подобный тип божественной магии или чудотворства не только вызывал большое уважение, но и считался вершиной человеческой деятельности, к которой должен стремиться каждый из нас.

 

Даже если вы предпочитаете оставаться слепыми ко всему сверхъестественному в истории об Иисусе Христе и зарождении христианства, вам всё равно придётся согласиться, что в ней есть нечто экстраординарное и требующее объяснений. Независимо от того, произошло ли что-то чудесное на заре первого тысячелетия в глухом уголке Ближнего Востока, эти события ни с чем не сравнимы по глубине и силе своего воздействия на мировую историю. Они положили начало цивилизации, плодами которой мы сегодня пользуемся, цивилизации беспрецедентной свободы, процветания для всех, богатой культуры и научных достижений.

До времени Иисуса Христа ощущение важности отдельной личности, святости человеческой жизни, права каждого свободно выбирать для себя объект любви было очень слабым. Разумеется, предвестниками некоторых из этих идей были Кришна, Исайя, Будда, Пифагор и Лао-цзы, но уникальной особенностью христианства стала идея внутренней жизни — «горчичное зерно», посаженное Иисусом Христом.

После Иисуса люди начали испытывать знакомое нам всем чувство, что внутри каждого из нас существует безграничный и бесконечно разнообразный космос, аналогичный бескрайнему и такому же разнообразному космосу снаружи. Кроме того, Иисус Христос познакомил нас с ощущением, что каждый из нас имеет свою личную историю, которая соединяется и разъединяется с общей исторической канвой. Каждый из нас может пасть так же, как и всё человечество в целом. Каждый из нас испытывает кризисы сомнения и находит свои, сугубо личные средства спасения, что разительно отличается от племенного сознания первых поколений евреев или коллективного сознания греческих городов-государств.

 

Пастырское служение Иисуса Христа продолжалось всего три года, от Крещения до Великой Пятницы 3 апреля 33 года нашей эры, когда на Голгофе, или «месте черепов», Солнечный бог был пригвожден к кресту материи. В процессе своего Преображения Солнечный бог начал трансформировать эту материю и одухотворять её.

 

Теперь мы рассмотрим, как в школах мистерий от Заратустры до Лазаря кандидаты проходили через трёхдневную «мистическую смерть» и возрождение. Кандидата вводили в состояние глубокого, близкого к смерти транса, после чего на протяжении трёх дней его душа путешествовала по духовным мирам и приносила с собой в материальный мир полученные там знания и силы. Таким образом эта смерть была реальным событием, но на духовном уровне. Распятие и воскресение Иисуса Христа знаменательно тем, что в первый раз этот процесс посвящения произошёл как историческое событие на материальном уровне.

 

Теневая сторона этого великого события содержится в истории сошествия Христа в преисподнюю. Это произошло сразу же после его смерти на кресте. История сошествия — ныне полузабытая часть процесса, в результате которого мы потеряли ощущение духовного измерения космоса. Цель инициации всегда заключалась в том, чтобы освещать путь человеку как после смерти, так и в странствии по земной жизни. За века, предшествовавшие началу христианской эры, человеческое чувство загробной жизни сжалось до предчувствия внушающей страх полужизни теней в подлунном царстве Шеол. После смерти человеческие души теряли самосознание, когда начинали свой подъём через высшие небесные сферы. В результате после следующей реинкарнации эти души возвращались на землю без всяких намёков на воспоминания о своём путешествии.

 

Сходя в преисподнюю, Иисус Христос следовал по стопам Осириса. Он освещал путь в подземный мир, чтобы мёртвые могли следовать за ним. Живые и мёртвые должны идти вместе, чтобы великая космическая миссия была завершена.

 

Согласно эзотерической доктрине, всю мировую историю можно свести к следующим этапам.

Сначала был Золотой век, когда земля и солнце представляли собой единое целое и солнце придавало земле её форму.

Затем солнце отделилось от земли, заставив её материализоваться и стать холоднее.

Бог солнца вернулся, чтобы вселить в землю свой дух, в результате чего весь космос в конечном итоге дематериализуется и снова станет одухотворённым.

Это космическое видение миссии Иисуса Христа, которое вдохновляло ранних христиан, великое Делание, которое помогало формировать церкви Средневековья и искусство Возрождения. Оно было утеряно современными непосвящёнными христианами.

Если смерть Иисуса Христа должна была произойти на космологическом уровне, мы всё равно можем задать себе вопрос: что привело к ней на историческом уровне? Каковы были непосредственные причины распятия?

 

Хотя Иисус Христос поучал Лазаря с глазу на глаз, чудо воскресения и его призыв к новой жизни стали публичным событием. Это не произошло, как все предыдущие посвящения, в тщательно охраняемом замкнутом пространстве школы мистерий: к тому же Иисус Христос не был жрецом одного из финансируемых государством мистериальных культов. В результате Иисус нажил себе смертельных врагов в лице саддукеев, которые контролировали распространение тайных знаний от имени правящей элиты. Акт публичной инициации Лазаря стал революционным событием, сигнализирующим о том, что узы, привязывавшие посвящённых к правящей элите, начали рваться.

 

Иисус Христос также представлял собой угрозу для римской элиты. Солдаты, одевшие его в пурпурный плащ и водрузившие ему на голову терновый венец, не имели другого бога и другого царя кроме Цезаря. Они высмеивали Иисуса Христа, набрасывая на него пурпурный плащ, который участники мистерий Адониса носили как знак посвящения. Терновый венец был пародией на венок, который дарили кандидату, успешно прошедшему посвящение в Элевсинских мистериях. Цезарь был главным оккультным врагом Иисуса Христа.

 

Значительно меньше известно о том, что в это время в другой части света действовал ещё один враг. Там находился посвящённый, владевший более чёрной и более мощной магией, чем та, что была подвластна цезарям.

Согласно Рудольфу Штайнеру, этот маг стремился накопить сверхъестественные силы для нескольких перевоплощений, и теперь он угрожал изменить весь курс мировой истории.

Он обрёл эту силу за счёт многочисленных человеческих жертвоприношений. Испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет писал о том, что пролитие крови приводит к освобождению духов. Кровь — это пугающая тайна, говорил он. Кровь несёт в себе жизнь, и когда она проливается и впитывается в землю, весь окружающий ландшафт пробуждается и сходит с ума. Оккультисты знают, что людей можно убивать особым образом, подчиняя себе их дух.

Мы видели, что великие посвящённые, такие как Илия, изменяли свою растительную и животную сущность, превращая их в колесницы, которые позволяют путешествовать через духовные миры. В оккультных кругах также известно, что чёрные маги могут использовать духи и души других людей, принесённых ими в жертву, как колесницы для собственных путешествий.

 

Этот величайший враг, этот чёрный маг был способен контролировать других людей после их смерти. Принеся в жертву огромное количество людей, он создал для себя армию в духовных мирах.

В начале первого тысячелетия для борьбы с ним на землю был отправлен солнечный герой. Из «Флорентийского кодекса Сааагуна», одного из немногих фрагментов письменных памятников, переживших Конкисту, нам известно, что его звали Уицилопочтли. Как и в случае с другими солнечными героями, его рождение было предсказано. Мать Уицилопочтли была непорочной девой, и как только он появился на свет, силы зла устроили заговор с целью его убийства.

Но Уицилопочтли пережил первые покушения на свою жизнь и после многочисленных испытаний начал трёхлетнюю войну против чёрного мага. В конечном счёте он одержал победу и распял врага.

 

При распятии Иисуса Христа была освобождена огромная энергия для одухотворения земли. В то же самое время, когда был распят великий чёрный маг Южной Америки, открылась воронка, которая начала засасывать в себя главные течения мировой истории, крайние проявления как добра, так и зла.

В Евангелии от Филиппа содержатся интригующие намёки на связь Иисуса Христа с Марией Магдалиной. «Иисус любил Марию больше других учеников и часто целовал её в…» Здесь текст внезапно обрывается. По-видимому, это ссылка на «Песнь Песней»: «Да лобзает он меня лобзанием уст своих», и далее: «крепка, как смерть, любовь».

В «Золотой легенде» Якоба Ворагинского, самом популярном собрании житий святых в Средние века, есть история о том, как группа христиан подвергалась гонениям в Иерусалиме. Семеро из них пустились в плавание по Средиземному морю в маленькой лодке, отдав себя на волю ветра и волн. В конце концов их выбросило на берег к западу от города, известного в наши дни как Марсель.

В центре возвышающегося над берегом утёса до сих пор можно увидеть пещеру, где Мария Магдалина, вышедшая из этой лодки, провела последние тридцать лет своей жизни.

Её принято изображать кающейся грешницей, чью наготу прикрывают только пряди длинных рыжих волос. На фреске Фра Бартоломео в маленькой садовой часовне в окрестностях Флоренции она изображена с кувшином масла, которым она обычно умащивала ноги Иисуса Христа. Он стоит на камне, где начертаны следующие слова:

«Я НАШЛА ТОГО, КОГО ВОЗЛЮБИЛА МОЯ ДУША».

 

 

16. Тирания отцов

Гностики и неоплатоники — Убийство Гипатии — Аттила и шаманизм — Штрихи дзэн-буддизма

В учениях тайных школ жизнь и смерть Солнечного бога отмечает срединную точку в тайной истории человечества.

Это событие, оставленное без внимания официальными хронистами того времени, впоследствии приобрело основополагающее значение для мировой истории.

Грандиозный масштаб события мешал современникам увидеть его в перспективе. После длительного периода «духовной засухи» многие люди теперь начали наслаждаться живым, пусть даже примитивным опытом общения с духовными мирами. Некоторые из них имели лишь отдалённое представление о том, что собой представляет великая революция, произошедшая в духовных мирах, но в отсутствие какой-либо объединяющей, институциональной власти, которую олицетворяли жрецы школ мистерий, этот новый опыт получил самые разнообразные толкования. Об этом свидетельствует изобилие сект, появившихся в первые десятилетия после смерти Иисуса Христа.

 

Многие гностические тексты столь же древние, как и книги Нового Завета, и отчасти имеют обоснованные претензии на подлинность. Мы уже обращались к Евангелию от Фомы с его более аутентичными версиями высказываний Иисуса и к фрагменту из «Pistis Sophia», повествующему о двух младенцах Иисусах. Несколько отрывков из Деяний св. Иоанна позволяют мельком увидеть замечательную картину обрядов из внутреннего круга Иисуса Христа.

В одном отрывке описывается круговой танец. Ученики берут друг друга за руки, после чего начинают водить хоровод вокруг Иисуса. В литургии, сопровождающей этот танец, в роли ведущего выступает Иисус Христос, а в роли его собеседника — кандидат в посвящённые.

Кандидат: Я буду спасён.

Иисус: А я спасу.

Кандидат: Я буду освобождён.

Иисус: А я освобожу.

Кандидат: Я буду уязвлён.

Иисус: А я уязвлю.

Кандидат: Я буду есть.

Иисус: А я стану пищей.

 

Далее слова и выражения используются в такой же парадоксальной, даже абсурдной манере. Их смысл становится более понятным, когда мы переходим к следующему отрывку.

Кандидат:

Я не имею домов, но имею дома.

Я не имею места, но имею места.

Я не имею храма, но имею храмы.

 

От следующей части сохранились лишь разрозненные фрагменты, но, судя по всему, они имеют отношение к какой-то мистерии Осириса/Христа, связанной со смертью и воскресением. Далее Христос говорит: «Тот, кем я сейчас выгляжу, это не тот, кем я являюсь, но того, кем я являюсь, ты узришь, когда будешь призван. Если ты знаешь, как страдать, ты имеешь силу, чтобы не страдать. Поэтому познай страдания, и ты обретёшь силу, чтобы не страдать».

 

Индуистский танец в честь Кришны тоже описывается как «круговой танец в направлении движения солнца». Танцоры изгибаются, поворачиваются и водят хоровод вокруг Солнечного бога, имитируя планеты. Это должно навести на мысль о том, что Деяния св. Иоанна навеяны космическим видением Иисуса Христа в образе вернувшегося Солнечного бога.

В Евангелии от Филиппа упоминается пять ритуалов, последним и главным из которых является ритуал свадебных покоев. Был ли это сексуальный ритуал, подобный тем, которые происходили в храмах Древнего Египта, Греции и Вавилона?

Впоследствии церковь захочет подчеркнуть уникальность христианских откровений, а также дистанцировать Иисуса Христа и его учеников от всего, что было раньше. Однако для ранних христиан было вполне естественно считать, что христианство выросло из предыдущих верований, и рассматривать пришествие Христа как исполнение древних пророчеств. Многие ранние христиане воспринимали свою религию в контексте мистерий Древнего Египта, Греции и Рима.

 

Один из первых отцов церкви Климент Александрийский мог знать людей, лично знакомых с апостолами. Климент и его ученик Ориген верили в реинкарнацию. Они обучали своих наиболее одарённых учеников тому, что называли disciplina arcani, — религиозной практике, которую мы сегодня назвали бы магией.

Ранние христиане, такие, как Ориген и Климент, были эрудированными людьми, принимавшими активное участие в интеллектуальных трудах своей эпохи. Их наиболее интересные идеи нашли проявление в неоплатонизме.

 

Платон блестяще перевёл идеалистический опыт познания мира в философские концепции. Во II веке н.э. неоплатоники начали превращать идеи Платона в живую философию или даже религию со своими духовными ритуалами.

Важно помнить, что если сейчас мы воспринимаем Платона в сухой, академической манере, то для последователей великого философа в первые века после его смерти тексты Платона имели статус священного писания. Неоплатоники считали себя не творцами новых идей, а лишь авторами комментариев, разъясняющих, что в действительности имел в виду Платон. Фрагменты, которые сегодня выглядят как труднопостижимые упражнения в области абстрактной логики, неоплатоники использовали в своих обрядах.

Они были заинтересованы в описании своего реального духовного опыта. Плутарх, испытывавший сильное влияние неоплатоников, в своём труде «Об отсрочке божественного правосудия» описывает, как выглядят различные души, начинающие своё загробное путешествие. По его словам, усопших окружает похожая на пламя оболочка, но некоторые души излучают чистейший свет полной луны, такой же ровный и непрерывный. Другие выглядят пёстро и представляют собой необычайное зрелище — они, словно змеи, покрыты яркими разноцветными пятнами или тонкими полосками.

 

Плотин, величайший неоплатоник александрийской школы, был практикующим мистиком. Его ученик Порфирий писал о том, что несколько раз заставал своего учителя в состоянии экстатического транса, когда тот сливался с «Единым». Плотин пренебрежительно говорил о Порфирии, что ученику ни разу не удалось добиться этого. Младшие неоплатоники, такие как Ямвлих, особенно подчёркивали важность магической практики. Ямвлих оставил подробное описание своих видений.

Плотин разработал очень сложную метафизику эманаций, о которых говорилось в первой главе. Неоплатонизм, особенно в том, что касается его систематического подхода, оказал влияние на другие традиции, в первую очередь на каббалу и герметизм.

 

Некоторые учёные рассматривают герметизм и каббалу соответственно, как египетскую и иудейскую версии неоплатонизма. Но в тайной истории герметические и каббалистические тексты, которые начали появляться в то время, рассматриваются как первые систематизированные письменные изложения очень древних и большей частью устных преданий.

 

Авторство трактата «Herrnetica» приписывается древнеегипетскому мудрецу Гермесу Трисмегисту, хотя этот монументальный труд, в то время состоявший из сорока двух томов, был написан на греческом. Юрий Стоянов, выдающийся исследователь из Варбургского института, недавно подтвердил мне, что в наши дни большинство учёных признают его подлинное, египетское происхождение. «Herrnetica» демонстрирует необычайно терпимое отношение к другим традициям. Это, несомненно, отчасти объясняется тем, что в основу этого труда заложен принцип, согласно которому все традиции восходят к одним и тем же планетарным богам и открывают пути в одни и те же духовные миры.

 

На самом деле можно провести параллели между пересчитанными эманациями Плотина, богами «Herrnetica» и небесными сферами, как они описываются в «Pistis Sophia».

В каббале эманации космического разума, или сефирот, иногда изображают в виде некого древа, которое они формируют по мере нисхождения, называемого древом сефирот. Аллегорическая интерпретация писаний, предложенная греко-иудейским учёным Филоном Александрийским, открыла общую структуру всех религий.

Святой Павел намекал на то, что существуют различные чины ангелов — не только Ангелы и Архангелы, но также Серафимы, Херувимы, Престолы, Господства, Силы, Власти и Начальства. Он ссылался на некую иерархическую систему, словно ожидая, что читатели его поймут. Эту систему подробно разъяснил ученик Святого Павла Дионисий Ареопагит. Девять чинов, которые он описывает, можно отождествить с ветвями на древе сефирот и с различными рангами богов и духов в древних политеистических, астрономических религиях. Например, «Власти» Павла можно приравнять к божествам солнечной системы греков и римлян. В таком случае, Властями Света будут духи солнца, а Властями Тьмы — боги луны и планет.

 

Еврейская исследовательница Ребекка Кента даже сравнила восхождение через врата мудрости на каббалистическом Древе Жизни с суфийским учением и установила связи между сефирот и чакрами индуистской традиции.

Идеалистические учения всех культур рассматривают процесс Творения в контексте иерархического нисхождения эманаций от космического разума. Явным эзотерическим элементом здесь является отождествление этих эманаций с духами звёзд и планет с одной стороны и оккультной физиологией с другой. Именно это привело к появлению астрологии, алхимии, магии и практических методов достижения измененного состояния осознания.

 

Важно помнить, что мы говорим о накоплении не абстрактного, а живого опыта. Девять ангельских иерархий иногда подразделяют на три степени, и когда святой Павел говорит о человеке, который возносился до Третьего Неба, то имеет в виду посвящённого самого высокого уровня, имевшего опыт прямого личного общения с высшими духовными существами, Серафимами, Херувимами и Престолами.

Христианство выросло из такого опыта посвящённых и из их верований. Великий отец церкви святой Августин был посвящённым поздней персидской школы мистерий, последователи которой назывались манихейцами.

Основатель этой школы Мани родился в 225 году в регионе современного Ирака. Когда Мани было двенадцать лет, ему явилось таинственное существо. Это существо, которое Мани впоследствии стал называть Двойником, открыло ему великую тайну о роли зла в истории человечества. Он узнал о вмешательстве сил тьмы в создание космоса. Он также узнал, что в великой битве между добром и злом силы зла одержали мнимую победу.

 

Космическую природу видений Мани можно рассматривать в русле синкретизма. В его описании великих исторических событий значительную роль играют Заратустра, Будда, иудейские пророки и Иисус Христос.

 

Универсализм посвящённых всё больше беспокоил местных тиранов. Обострённая восприимчивость посвящённых к силам зла также служила поводом для неверных интерпретаций. Два царя, правившие один за другим, защищали Мани, но их преемник подверг его гонениям и пыткам и в конце концов предал жестокой казни через распятие.

 

«Я проник в глубочайшую часть своей души и там, за своим светом и душой, узрел другой свет».

Выдающимся достижением святого Августина стало всеобъемлющее описание христианской доктрины в терминах платоновской философии. В общепринятой христианской истории принято замалчивать тот факт, что это описание было основано на прямом и непосредственном опыте посвящённого.

Сам Августин видел «таинственным взором души» свет более яркий, чем сияние интеллекта. Но его беспокоили не только вечные абстрактные категории. О том, что святого Августина мучило ощущение уходящего времени, свидетельствует часто цитируемая в его «Исповеди» фраза: «О Господи, дай мне целомудрие и воздержание — но только не сейчас», а также наполненное сожалением восклицание, произнесённое им в один из моментов мистического откровения: «О Красота, такая древняя и такая юная, поздно полюбил я тебя!»

Испытываемое святым Августином ощущение проходящего времени перешло в эзотерическое восприятие истории.

 

Впоследствии мы увидим, как он понимал развёртывание последовательных стадий мировой истории, когда будем рассматривать его пророчество об основании Града Божьего.

 

Это также была эпоха великих христианских миссионеров. Будучи пленённым и проданным в рабство, святой Патрик позднее взял на себя миссию распространения чувства святости человеческой жизни, которое Иисус Христос ввёл в русло мировой истории. Он боролся за отмену рабства и человеческих жертвоприношений. Но при этом он был волшебником в лучших традициях Заратустры и Мерлина, пугающей фигурой, взмахом своего жезла изгнавшей из Ирландии змей, побеждавшей демонов и воскрешавшей мёртвых.

 

Христианство было с готовностью принято кельтами. Святой Патрик дополнил историческим знанием жизни и деяний Иисуса Христа кельтское космическое пророчество о возвращении Солнечного бога. Кельтское христианство свободно объединяло в себе традиционное христианство с языческими элементами. Часто встречающиеся в кельтском искусстве переплетающиеся узоры соответствуют чередующимся волнам света, которые во всех традициях характеризуют первую стадию мистического опыта.

Славившиеся своим неукротимым духом кельты продолжали настаивать на первостепенной важности прямого, непосредственного общения с духовными мирами, и независимо от Рима разработали собственные эзотерические традиции. В результате многие верования и традиции кельтов, как и других ранних христиан, Римская церковь объявила ересью.

 

Когда какая-то группа людей испытывает сильное пристрастие к одним и тем же вещам, они разделяют то, что теолог-экзистенциалист Поль Тиллич назвал «абсолютной заинтересованностью»: у них развивается невероятная чувствительность к мельчайшим оттенкам мнений. Расхождение во мнениях может привести к смертельной ненависти, и в результате злейшим врагом человека становится не чужеземной завоеватель, а брат или сестра по вере, с которыми он постоянно встречается на религиозных службах.

Кроме того, члены одной конгрегации иногда пытаются запретить то или иное верование, как это делал император Август, — но не потому, что считают его ложным, а наоборот, потому что верят в его истинность.

 

История основания Римской церкви и распространения христианства через развитую инфраструктуру умирающей Римской империи была записана как самой церковью, так и её врагами. По словам императора Константина, среди ночи, накануне решающей битвы с бунтовщиками, он увидел во сне Иисуса Христа, который велел ему поместить на своё боевое знамя знак креста со следующей надписью: «Сим победиши». Константин повиновался, и бунтовщики были разбиты.

Он объявил христианство официальной религией империи и передал Латеранский дворец римским епископам. В этом, несомненно, была определённая политическая выгода. Новая форма сознания, зародившаяся в Иерусалиме, с большой энергией распространялась по всей империи, и Константин использовал это в своих интересах, предлагая свободу любому рабу, который перейдёт в христианство, и двадцать золотых каждому, кто уже был свободен.

 

Как известно, римляне создали культ жестокости. Насилие, доведённое до крайности, всецело приветствовалось ими. Римляне были безжалостны, и безжалостность считалась у них мужской добродетелью. Поэтому христианские догматы кротости и смирения всё перевернули с ног на голову. Христиане, очевидно, знали новые радости и удовольствия, новые способы существования в этом мире.

Представьте себе, какой странной и необычной могла показаться римлянину встреча с посвящённым христианином. Перед ним была новая форма сознания. Перед ним был человек, способный вести жизнь в пределах собственной головы, пылающий внутренним энтузиазмом и уверенный в своем духовном опыте. Для него эта встреча была такой же интригующей и загадочной, как для пигмея из Папуа-Новой Гвинеи, который через сотни лет впервые повстречал европейского исследователя. За глазами христианина скрывался целый новый мир.

 

Константин мог надеяться на то, что новая энергичная религия поможет ему замедлить упадок Римской империи, но он продолжал испытывать тревогу по поводу прорицания Сивиллы, которое гласило, что Рим снова станет прибежищем волков и лисиц.

Он попытался отвратить это пророчество, перенеся дух Рима в другое место и основав новую столицу. Для этого он вырыл из-под порфировой колонны Палладию — древнюю, изваянную богами статую, которая, как известно, была привезена из Трои до основания Рима. Затем закопал её на месте расположения нового города, впоследствии названного Константинополем. Священная реликвия была зарыта под той же самой колонной, теперь дополненной статуей Солнечного бога. Эта статуя была увенчана гвоздями из Креста Господня, образующими подобие нимба.

 

Эта символика, содержавшая элементы тайного учения о Солнечном боге, была понятна посвящённым всех религий, но грустная ирония заключается в том, что под эгидой Константина Церковь начала подавлять тайные учения и превращать собственное экзотерическое учение в догму. В 325 году состоялся Никейский собор, на котором было принято решение, какие из многочисленных евангелий, находившихся в обращении в то время, являются подлинными. Кроме того, были изданы императорские эдикты, запрещающие отправлять языческие обряды. По приказу сыновей Константина женщин и детей причащали насильно — их рты удерживали открытыми при помощи специального деревянного приспособления, в то время как в горло проталкивали куски освящённого хлеба.

В 361 году, когда к власти пришёл племянник Константина Юлиан, он повернул вспять волну религиозной нетерпимости. Получивший воспитание у ученика философа-неоплатоника Ямвлиха, он хорошо понимал, в чём заключается миссия существа, которого он называл «Семилучевой бог». Он даровал равные права всем своим подданным, независимо от их религиозных убеждений, и разрешил заново открыть языческие храмы.

 

Юлиан вёл активную письменную полемику с догматическим христианством, которое сформировалось за время правления Константина, поэтому впоследствии христианские авторы стали называть его отступником, подразумевая, что он отступил от истинной веры. Юлиан считал, что христианство пытается отрицать реальность существования богов, с которыми он вступил в контакт в процессе своей инициации.

Юлиан вёл военную кампанию в Персии. Точно так же как греки осаждали Трою, чтобы получить доступ к скрытым в её стенах тайным знаниям, Юлиан стремился получить доступ к тайным знаниям манихейской школы мистерий, находившейся в Персии. Он знал достаточно, чтобы понимать, какая серьёзная опасность угрожает миссии Солнечного бога, а также понимал, что внутренние таинства манихейства касаются секретов войны между Солнечным богом и Ариманом, или Сатаной — духом материализма.

 

Но прежде чем Юлиан успел завершить свою миссию, он был убит последователями Константина, и началась новая мрачная эпоха, когда знания истинной, сокровенной духовности оказались загнанными в подполье. Император Феодосий проводил безжалостную политику подавления всех несогласных с имперским курсом, опиравшимся на христианскую доктрину. Он конфисковал имущество еретиков и отобрал их храмы. Статуи Исиды были посвящены Марии. Римский Пантеон обладал изысканной, космической красотой, которой не было ни у одной христианской церкви того времени. Этот храм, посвящённый всем богам, был превращён Феодосием в цитадель монотеизма.

 

Феодосий закрыл школы мистерий, а в 391 году осадил Серапеум в Александрии. Это священное сооружение с обширным храмом Сераписа было одним из чудес Древнего мира. Внутри его находилась статуя бога, подвешенная к потолку при помощи магнита. Там также размещались библиотеки с самым большим в мире собранием книг. К счастью, многие книги были тайком вынесены из Серапсума до того, как это величественное сооружение сожгли дотла, а священные статуи протащили по улицам.

 

После этого Феодосий обратил внимание на Александрийскую школу неоплатоников, главное хранилище интеллектуального наследия школ мистерий. Величайшей представительницей неоплатонизма в то время была молодая женщина по имени Гипатия. Дочь прославленного философа и математика, она обладала глубокими познаниями в философии, математике, геометрии и астрономии. Отец Гипатии также разработал комплексы физических упражнений, чтобы её тело было достойным сосудом для блестящего ума. Она любила плавать, ездить верхом и лазать по горам. Будучи такой же красивой, как и умной, она вскоре прославилась как изобретательница целого ряда научных инструментов, в том числе для измерения удельного веса жидкости. От её сочинений сохранилось лишь несколько фрагментов, но она была широко известна как одна из самых блистательных женщин своего времени.

Её лекции привлекали большое количество слушателей. Хорошо знакомая с мудростью Плотина и Ямвлиха, Гипатия объясняла, как христианство эволюционировало из учения школ мистерий. Кроме того, как и её отец, она утверждала, что ни одно учение и ни одна доктрина не может обладать исключительными правами на истину.

 

Однажды в 414 году, когда Гипатия выходила из лекционного зала, на неё напала группа монахов в чёрных рясах. Они стащили женщину с колесницы, сорвали с неё одежду и протащили по улице до расположенной поблизости церкви. Там они проволокли её к алтарю. В атмосфере, насыщенной запахом благовоний, они разорвали женщину на части. Затем соскребли с костей плоть устричными раковинами и сожгли останки.

Церковь пыталась вычеркнуть Гипатию из истории точно так же, как жрецы Амона пытались стереть из людской памяти имя Эхнатона.

 

Легко представить Церковь в роли жестокого угнетателя свободомыслия, в то же время романтизировав объявленные вне закона группы верующих и противоречившие общепринятым нормам философские течения, такие как школы гностиков и неоплатоников. С самого начала истории Церкви в её рядах были лидеры, практиковавшие чёрную магию, и другие посвящённые, которые злоупотребляли своими сверхъестественными силами в эгоистичных целях. Но в то же время будет правильно — и, возможно, более важно — сказать, что со времен святого Павла и святого Августина величайшие лидеры Церкви были посвящёнными высокого духовного порядка, стремившимися направлять человечество в соответствии с божественным замыслом, который очерчен в этой книге. Они понимали, что на Западе необходимо подавить любое представление о реинкарнации. Согласно космическому плану, Запад должен был стать колыбелью для развития чувства самоценности индивидуальной человеческой жизни.

 

С другой стороны, неоплатоники, считавшие, что они продолжают труды Пифагора и Платона, преобразуя их в концепции прямого общения с духовными мирами, словно не замечали, что рядом с ними произошла великая революция. В их сочинениях нет и следа от Евангелия вселенской любви, представленного Иисусом Христом.

 

Учение гностиков, делавших особый упор на прямой, личный опыт общения с духовными мирами в противоположность пассивному принятию абстрактных догм, в целом соответствовало импульсу христианства, но при этом многие гностики люто ненавидели окружающий мир, что полностью противоречило миссии Иисуса Христа по преображению материального мира.

Кроме того, многие верования, которые члены секты гностиков приносили из своих приключений в духовных мирах, были достаточно фантастическими. Некоторые гностики не только верили, что Иисус Христос не мог опуститься настолько низко, чтобы вселиться в физическое тело, и поэтому присутствовал на земле лишь как некое подобие фантома, но и практиковали самые эксцентричные формы умерщвления плоти и распутства, чтобы избавиться от глубоко ненавистных плотских чувств и получить доступ к духовным мирам. Кто-то из них пускал змей ползать по своему обнажённому телу, кто-то со словами «вот кровь Христова» пил менструальную кровь, кто-то верил в то, что сексуальная магия позволит им произвести на свет богоподобных существ. Ещё кто-то кастрировал себя и хвастался: «Я мертвее, чем вы».

 

Рим стремился искоренить любые расхождения в христианской доктрине. Убеждённость и моральная целеустремлённость христиан были полезны для Константина и Феодосия, поскольку эти качества позволяли укрепить империю изнутри в то время, когда орды варваров угрожали ей с Востока.

Постепенное расширение империи в Китае вызвало эффект домино, прокатившийся через Центральную Азию до Европы. Под давлением с Дальнего Востока готы, вестготы и вандалы наводнили многие страны Европы и, прежде чем отступить, даже дошли до Рима. В первой половине V века кочевые монгольские племена объединились под властью выдающегося лидера, хана Аттилы. Он прошёл по территориям, ранее наводнённым готами и вандалами, и построил собственную империю, которая простиралась от равнин Центральной Азии до Северной Галлии. Он вторгался на север Италии и совершал набеги на Константинополь.

 

Аттила, «бич Божий», стал олицетворением варварства, но рассказ очевидца, греческого историка Приска, который посещал лагерь Аттилы, рисует нам совершенно иную картину. Приск изображает Аттилу живущим в деревянном доме из полированных досок, который окружает деревянная ограда. Шерстяные половики служили там в качестве ковров, и Аттила — буквально «маленький отец» — принимал посетителей в простой льняной одежде, на которой отсутствовали какие-либо украшения из золота или драгоценных камней. Он умеренно пил из деревянной чаши и ел из деревянной тарелки. Во время беседы он не проявлял никаких эмоций, за исключением того момента, когда в помещение вошёл его младший сын, которого он пощекотал под подбородком и окинул взглядом, исполненным удовлетворения.

Рассказывают, что когда Аттила завоевал христианский город Коринф, он возмутился, обнаружив там проституток на каждом углу. Он предоставил каждой из них выбор — стать женой одного из его людей или отправиться в ссылку.

Даже если Аттила не был кровожадным монстром, каким он предстает в массовом воображении, можно не сомневаться, что если бы ему удалось захватить Римскую империю, это стало бы катастрофой для эволюции человеческого сознания.

 

Римляне боялись Аттилу больше, чем любого другого из своих врагов. Аттила не позволял своим подданным жить на римской территории или покупать римские товары. Завоёвывая римские земли, он пускал вспять процесс романизации и сносил римские постройки, а также забрал у римлян тысячи фунтов золота в качестве дани. В 452 году, когда он наконец подошёл к стенам Рима и город оказался полностью в его власти, император направил на встречу с ним римского епископа Льва.

Будущий папа Лев сумел договориться с Аттилой о заключении мира. Согласно условиям достигнутого перемирия, Аттила получал в жёны дочь императора Гонорию и ещё тысячу фунтов золота в качестве приданого. После этого Аттила решил, что он добился своей цели: захватить Римскую империю и править миром.

 

Аттила и его подданные практиковали шаманизм. Шаманы-жрецы давали Аттиле мудрые советы в сражениях. Сильнейший, вселяющий ужас шум, которым сопровождалось наступление армии гуннов, складывался из завывания собак, лязганья оружия, звуков рогов и колокольчиков. Вся эта какофония предназначалась для того, чтобы призвать на помощь батальоны мёртвых предков, которые будут сражаться рядом с ними. Кроме того, шаманскими методами гунны обращались к групповым душам хищников, волков и медведей, чтобы те вошли в них, наделив сверхъестественной силой.

 

Поскольку мы обсуждаем вторжение варваров с востока, возможно, здесь будет уместно сделать паузу, чтобы рассмотреть понятие шаманизма. Слово «шаман» происходит от тунгусско-монгольского существительного, означающего «тот, кто знает».

Со времён нашествий варваров и до сих пор шаманы используют различные приёмы — Мирча Элиаде называл их «архаичные методики экстаза», — чтобы с их помощью ввести себя в состояние транса: ритмичный барабанный бой и танец, гипервентиляция легких, членовредительство, выключение органов чувств, обезвоживание, лишение сна, а также воздействующие на психику растения, такие как аяхуаска, кактус пейот, спорынья. Недавние исследования профессора биологии Калифорнийского государственного университета Уильяма Эмбодена говорят о том, что для введения в состояние экстатического транса наркотические средства использовались и в центрах мистерий — например, кикеон в Элевсине и голубая водяная лилия, употребляемая вместе с опиумом и корнём мандрагоры в Древнем Египте.

Учёным недавно удалось выделить в человеческом мозге энзим, который вызывает эти состояния транса. Как показывают исследования, у двух процентов людей уровень диметилтриптамина в головном мозге может естественным путём подниматься достаточно высоко, чтобы вызывать спонтанные и нежелательные состояния транса. Судя по всему, мы имеем повышенный уровень содержания этого энзима до достижения юношеского возраста, когда происходит процесс кристаллизации, затрудняющий функционирование шишковидной железы. Всем остальным для достижения транса необходимо использовать эти древние методики или сходные с ними.

 

Кроме того, как заметили антропологи, описания шаманского опыта, полученные от представителей различных культур, свидетельствуют о том, что все шаманы проходят через одинаковые стадии восприятия.

Первая стадия — отключение от мира чувств и ощущение путешествия через темноту. Часто шаманы испытывают при этом такую сильную боль, словно их тело разрывается на части.

Вторая стадия — море света, часто с перемещающейся сетью геометрических узоров — так называемая матрица.

Третья стадия — узоры образуют фигуры, как правило змей или полулюдей-полуживотных, часто с изменчивыми полупрозрачными телами.

И последняя стадия — когда транс ослабевает, шаман ощущает в себе прилив сверхъестественных сил, среди которых способность исцелять, получать информацию о врагах, оказывать прямое воздействие на животных, а также дар пророчества.

 

Всё это хорошо согласуется с описаниями обрядов посвящения в школах мистерий, которые мы рассматривали. Грег Якобс из Гарвардской медицинской школы говорит, что, используя шаманские техники, мы можем вводить себя в мощные первобытные состояния сознания.

Но с точки зрения современных посвящённых пример шаманизма может быть полезным только до тех пор, пока мы пытаемся лучше понять школы мистерий и тайные общества. Многие картины, созданные представителями шаманских культур под влиянием пережитых ими состояний экстатического транса, поразительно красивы, но они не дают величественной и всеобъемлющей панорамы духовных миров, которую можно увидеть, например, на потолках храмов в Эдфу или на острове Филе. Более того, по-видимому, шаманы имеют дело с существами низших уровней, а не с величественными богами, с которыми общаются храмовые жрецы.

 

Итак, по мнению современных посвящённых учителей любой шаманизм, будь то обряды древних гуннских или монгольских орд, или ритуалы, которые сегодня практикуют сангома в Южной Африке, представляет собой выродившуюся форму некогда могущественного изначального видения.

Мы снова видим, что в тайной истории всё перевернуто с ног на голову и вывернуто наизнанку. Согласно общепринятой истории, религии ранних стадий развития человеческого общества характеризовались анимизмом и тотемизмом, после чего эволюционировали в сложные космологии великих древних цивилизаций. В тайной истории изначальное человеческое видение было сложным, утончённым и могущественным, и лишь позднее оно выродилось в анимизм, тотемизм и шаманизм.

 

Соплеменники Аттилы практиковали шаманизм, открывавший им доступ в духовные миры, чему могли бы позавидовать многие церковники, но это был возврат к примитивизму. Такая практика шла вразрез с импульсом эволюции человеческого сознания, который был задан Пифагором и Платоном, а затем откорректирован Иисусом Христом и святым Павлом. Эта эволюция имела перед собой прекрасную цель — чтобы все люди обрели способность получать радость от своей личной интеллектуальной силы, а также могли по своему желанию свободно, быстро и с любовью перемещаться не только в материальном мире, но и через духовные миры.

 

Употребление наркотических средств, разумеется, составляет значительную часть современной практики шаманизма, но большинство современных посвящённых учителей запрещают использовать такие средства для достижения духовных миров. Учителя говорят о том, что опыт общения с духовными мирами необходимо приобретать, когда разум и все основные умственные способности находятся в незамутнённом или, ещё лучше, просветлённом состоянии. С другой стороны, входить в духовные миры под воздействием наркотиков — значит действовать без должной подготовки, а это может привести к открытию портала в демоническое измерение, который потом нельзя будет закрыть.

 

В 453 году, когда Аттила готовился отпраздновать свадьбу с гладкокожей девицей знатного рода (у него уже было несколько сотен жён), он был мужчиной во цвете лет, полным жизненных сил, готовым лицезреть крушение Римской империи. Всё шло к тому, что нежный росток новой стадии человеческого сознания погибнет в зародыше.

Но однажды наутро Аттилу нашли мёртвым. Он задохнулся от сильного носового кровотечения.

 

«Верую, ибо абсурдно». Эта знаменитая фраза первого латиноязычного отца церкви Тертуллиана оказала влияние на многих мыслителей конца XIX и первой половины XX века.

Мы можем представить, какой абсурдной могла казаться жизнь гражданину Римской империи в дни её заката. Он жил в разочаровавшемся мире, где великие духовные истины, служившие основой для цивилизаций Древнего мира, оказались поставленными под сомнение. Они больше не соответствовали его личному опыту. Пан давно был мёртв, а оракулы погрузились в молчание. Боги казались не более чем пустыми, абстрактными концепциями, в то время как настоящие живые идеи обитали в царстве науки и технологии, в теории атомов Лукреция, в удивительных инженерных проектах — акведуках, дренажных системах и тысячемильных дорогах — которые осуществлялись повсюду. Духовные истины были вытеснены грубыми политическими и экономическими реалиями.

 

И всё же если бы римский гражданин захотел прислушаться к внутреннему голосу своей души, он бы заметил, что механический скрежет жерновов необходимости, этот новый путь мирового бытия, ввёл в оборот нечто близкое к своей противоположности, нечто такое, что в другом месте называли «безымянным путём». Если бы наш гражданин не стал затыкать свой внутренний голос, то он смог бы почерпнуть суждения, проистекающие из глубинных потоков разума.

В этой критической точке мы переходим от эпохи школ мистерий к эпохе тайных обществ, от политической элиты, направлявшей курс истории, к скрытой от глаз подрывной деятельности, подтачивавшей основы правящих режимов. Духовной жизнью посвящённых завладело новое настроение, которое можно подметить в жизни Франциска Ассизского, в монологах шекспировских шутов и безудержном юморе Рабле, в «Путешествиях Гулливера» и «Алисе в Стране чудес».

 

В ответ на вопрос о смысле дзэн монах поднял палец. Находившийся в классе мальчик начал кривляться, подражая ему, и впоследствии, всякий раз, когда кто-то начинал обсуждать учение монаха, этот озорник поднимал палец, высмеивая его.

Но в следующий раз, когда мальчик пришёл на занятия, монах схватил его и отрезал ему палец. Мальчик заплакал и бросился бежать, но монах позвал его. Мальчик обернулся и встретился взглядом с монахом, который поднял собственный палец.

В этот момент мальчик испытал просветление.

Эта жестокая история — не исторический эпизод, а одна из классических дзэнских притч, сформулированная примерно в то же время, когда Аттила умер от носового кровотечения.

 

Способность к абстрактному мышлению развивалась не менее тысячи лет под воздействием Пифагора, Конфуция и Сократа. Буддизм проник из Индии в Китай вместе с визитом двадцать восьмого буддийского патриарха Бодхидхармы. На протяжении следующих двух столетий происходило слияние буддизма и даосизма, результатом которого стала философия спонтанного, интуитивного просветления, получившая название чань — или дзэн, как позднее её стали называть в Японии.

Чань-буддизм принёс с собой новое настораживающее чувство ограниченности абстрактного мышления.

Мальчик и его товарищи изо всех сил старались понять, о чём говорил монах. Мы можем представить, как они морщили лбы, пытаясь постичь умом суть просветления.

Затем, совершенно неожиданно для себя, мальчик получил возможность увидеть мир в изменённом состоянии сознания. Он внезапно увидел мир из перспективы растительного сознания, центр которого находится не в черепе, а в солнечном сплетении. Посредством этого растительного сознания мы связаны индивидуально со всеми остальными живыми существами в космосе. Эти связи можно представить себе как тонкие побеги большого космического дерева, и каждое солнечное сплетение представляет собой цветок на этом дереве. Иными словами, растительное сознание представляет собой другое измерение, мир между мирами и врата в духовные миры. В это сознание, «свет за светом разума», как называл его святой Августин, должен проникнуть каждый, кто желает получить просветление.

Мальчик испытал просветление потому, что в этой иной форме сознания палец монаха принадлежал ему в той же степени, что и самому монаху. Обычные категории человеческого мышления в такой ситуации неприменимы.

 

Вас разбирает смех, когда вы внезапно видите космос, перевёрнутый вверх дном и вывернутый наизнанку. В начале второй половины V века в мир вошло новое чувство абсурдности бытия, и с этого момента в творениях великих посвящённых тайных обществ как на Западе, так и на Востоке всегда присутствовала примесь дзэн.

При сильном правителе Юстиниане Византийская империя расширилась и даже отвоевала территории у варваров. Юстиниан закрыл оставшиеся школы греческой философии, и преподававшие в них учителя были вынуждены бежать. Они прихватили с собой любимые книги, такие как сочинения Аристотеля, среди которых был и утерянный ныне трактат об алхимии.

Многие перебрались в Персию, где царь Хосров мечтал об основании великой академии, подобной той, которая некогда вдохновляла греческую цивилизацию. В интеллектуальной закваске, сочетавшей элементы неоплатонизма, гностицизма и герметизма, методология Аристотеля применялась в равной мере как к материальному миру, так и к духовным мирам. Так начался золотой век арабской магии.

 

У многих из нас детские годы были освещены магическими картинами Востока — джинны, волшебные лампы и абракадабра. Эти сказки начали оказывать своё волшебное воздействие на мировую историю уже в VI веке. Стали ходить слухи о механических людях, летающих машинах, сундуках с неиссякаемым запасом золота и мощных магических заклинаниях, собранных в запретных книгах.

Вскоре весь мир был зачарован тайнами арабского мира. Книги о чудесах Востока распространялись всё шире — книги, наполненные шёпотом демонов.

 

 

17. Эпоха ислама

Мухаммед и Гавриил — Горный старец — Гарун-аль-Рашид и «Тысяча и одна ночь» — Карл Великий и исторический Парцифаль — Шартрский собор

Мрачная и неприветливая фигура взирала на все эти события из духовных миров.

В 570 году в Мекке родился ребёнок по имени Мухаммед. Когда ему было шесть лет, он потерял обоих родителей и нанялся на службу пастухом. Он вырос в широкоплечего юношу с чёрными кудрявыми волосами и бородой, из-за которой сверкали ослепительно белые зубы. Он стал погонщиком верблюдов, перевозившим в Сирию пряности и благовония, которыми славилась Мекка. В возрасте двадцати пяти лет он женился на богатой мекканской вдове и стал одним из самых обеспеченных и уважаемых граждан города.

Хотя теперь ему удалось вернуть то, что он потерял со смертью родителей, Мухаммед тем не менее испытывал неудовлетворённость. Религиозным центром Мекки был большой чёрный камень Кааба, который, согласно некоторым преданиям, прилетел на Землю из звёздной системы Сириуса. В то время Аравию населяли языческие племена, практиковавшие шаманизм, каждое из которых поклонялось собственным богам и духам, и в центре этого водоворота, рядом с Каабой, стоял священный тент, служивший пристанищем для сотен языческих идолов. Кроме того, Мекку развращала торговля святой водой из источника, который выбил из песка пророк Исмаил. Для Мухаммеда всё это выглядело отвратительно. Он видел, что людей интересуют только деньги, азартные игры, лошадиные скачки и пьянство.

 

Перегоняя караваны верблюдов в Сирию и Египет, он узнал об иудаизме, а также услышал рассказы об Иисусе Христе. Может быть, история об очищении храма от меняльных лавок вызвала глубокий отклик в его душе? Мухаммед всё больше убеждался в том, что Аравии нужен пророк, подобный Иисусу Христу, способный очистить людей от предрассудков и коррупции, а потом объединить их ради достижения грандиозной цели.

Мухаммед сидел на горе в окрестностях Мекки, мрачно размышляя над тем, как можно достичь этого, когда ему явился ангел, который сказал: «Я архангел Гавриил». Потом существо показало Мухаммеду золотую скрижаль и велело прочесть, что на ней написано. Мухаммед запротестовал, сказав, что он неграмотный, но когда Гавриил приказал ему сделать это во второй раз, Мухаммед обнаружил, что он на самом деле может читать. Так началась серия бесед с ангелом, которые впоследствии вошли в состав Корана. Затем Мухаммед отправился в город, где с поразительной искренностью и энергией начал проповедовать учение Гавриила. Он свёл своё кредо к следующим понятным словам:

Моё учение простое.

Аллах — единый бог, и Мухаммед — пророк его.

Оставь идолопоклонство.

Не кради.

Не лги.

Не клевещи.

Не пей вина.

Если ты следуешь моему учению, значит, ты следуешь исламу.

 

Когда ему предложили сотворить чудо, чтобы доказать божественное происхождение своих проповедей, Мухаммед отказался. Он сказал, что Аллах поднял небеса без помощи колонн, создал землю, реки, фиги, финики, маслины — и все эти вещи сами по себе достаточно чудесны.

В этом экстатическом материализме мы можем услышать первое знамение современной эпохи.

 

Во время бесед архангел Гавриил попросил Мухаммеда выбрать себе питьё. Мухаммед выбрал молоко, который оккультисты называют «лунным соком». Алкоголь в исламе оказался под запретом.

С эзотерической точки зрения крайне важно, что ангелом, который продиктовал Мухаммеду Коран, был Гавриил, традиционно считающийся архангелом Луны. Аллах — это мусульманское имя Иеговы, великого бога луны и мысли. Гавриил здесь возвещает о силе мысли, способной контролировать человеческие страсти и умерить фантазию, а его бог — это великий бог десяти заповедей, символом которого в мусульманской иконографии служит лунный серп.

 

Мышление — пассивный процесс, который питается животворными энергиями. В Средние века, великую эпоху ислама, было принято подавлять половое влечение ради усиления мыслительных способностей. А для того, чтобы подавить ростки гностических фантазий, религиозные лидеры использовали свою власть над людьми.

С точки зрения общепринятой западной истории, в конце раннего Средневековья Европа была осаждена нецивилизованными мусульманами. С точки зрения эзотерической истории, истина скорее заключается в обратном. На самом деле заложенные в то время движущие импульсы, которые впоследствии преобразят Европу и человечество в целом, пришли из ислама.

 

Проповеди Мухаммеда на рынке в Мекке привели к тому, что представители мекканской знати организовали заговор с целью его убийства. Вместе с учеником Абу-Бекром он перебрался в Медину, чтобы организовать своих сторонников. В 629 году он вернулся в Мекку и за следующие четыре года, до своей смерти в 632 году, установил контроль над остальной частью Аравии. После того как Абу-Бекр стал его преемником, или «халифом», стремление к завоеваниям усиливалось с поразительной скоростью.

 

Религия становится успешной в том случае, если она работает в мире, то есть приносит материальные выгоды. Сочетание радикального монотеизма Мухаммеда с научной методологией Аристотеля, которая к тому времени уже проникла в арабское мышление, быстро распространилось от Испании до границ Китая.

Впитывая новые идеи, как и распространяя их, арабы усваивали зороастризм, буддизм, индуизм и китайскую премудрость, включая производство бумаги. Они добились больших успехов в астрономии, медицине, физике и математике, заменив неуклюжие римские цифры десятичной системой счисления, которой мы пользуемся до сих пор.

 

По собственному описанию, суфизм имеет очень древние, даже первобытные корни. Некоторые традиции связывают его происхождение с Братством Сарамонг, или Братством Пчелы, основанном на Кавказе во времена первой великой миграции, вызванной гибелью Атлантиды. Впоследствии он, несомненно, испытал влияние гностицизма и неоплатонизма.

Если в исламе, в период его триумфа, и существовала какая-то тенденция к догматизму, суфизм представлял собой совершенно противоположное направление, последователи которого искривляли и выкручивали человеческую душу самым причудливым и парадоксальным образом. Эзотерический ислам выступал за погружение в более мягкую, более женственную и более чувственную сторону духовной жизни, что проявилось в душевных излияниях великих представителей суфийской поэзии.

 

Одно из первостепенных мест в суфизме занимал вопрос о том, из чего складывается наше внутреннее «я». Как учат суфии, то, что мы обычно воспринимаем в качестве собственного «я», в действительности представляет собой некую сущность, которая действует независимо от нас и большей частью состоит из страхов, ложных привязанностей, антипатий, предубеждений, зависти, гордости, дурных привычек, забот и принуждений. Значительная часть суфистской практики посвящена разрушению этого фальшивого «я», этой ложной воли.

«Бог ближе к человеку, чем его яремная вена», — гласит стих из Корана (50:16). Тем не менее, отвлечённые своим фальшивым «я», мы обычно не осознаём этого.

 

Великий суфийский писатель Ибн-Араби сказал, что суфийский учитель — это человек, который раскрывает себя самому себе.

Практика под руководством суфийского учителя может включать дыхательные упражнения и музыку, которые используются для достижения изменённого состояния осознания. Суфизм обучает достаточно болезненному процессу «пробуждения», цель которого состоит в том, чтобы стать восприимчивым к протекающему через нас таинственному космическому потоку и ощущать жизнь во всей её полноте.

Поскольку суфии полностью открывают себя этому мистическому потоку, они могут быть дикими и непредсказуемыми, вызывая замешательство у обычных людей. Впоследствии мы увидим, что суфизм оказал значительное, хотя во многом не признанное влияние на западную культуру.

 

Зять Мухаммеда, Али, исполнял при нём роль Иоанна при Иисусе Христе, принимая и распространяя тайное учение. Суфий повинуется законам ислама, но верит в то, что это лишь внешняя оболочка эзотерического учения.

Али и дочь Мухаммеда, Фатима, основали государство, которое впоследствии стало известно как империя Фатимидов. Эта империя подчинила большую часть Северной Африки и Египет, ставший её центром. При Фатимидах в Каире была основана школа эзотерической философии, получившая название «Дом мудрости». Ученики этой школы проходили через семь ступеней посвящения. Кандидатам предстояло постичь непреходящую мудрость и обрести тайные силы. Сэр Джон Вудраф, переводивший в XIX веке основные тантрические тексты, также открыл суфийскую традицию с аналогичным пониманием оккультной физиологии. В этой суфийской традиции энергетические центры носят красивые интригующие названия, такие как Сердце Кедра и Сердце Лилии.

 

Одним из посвящённых, вышедших из Дома Мудрости, был Хасан-ибн-Саббах, знаменитый Горный Старец.

Он основал маленькую секту, которая в 1090 году захватила замок Аламут, расположенный в горах у южного побережья Каспийского моря, на территории современного Ирана. Из этой горной твердыни он рассылал по всему миру тайных агентов, исполнявших его распоряжения. С помощью своей агентурной сети он, словно кукольник, контролировал далёких правителей. Его гашишины — ассасины, или тайные убийцы, — проникали в армии и в придворные круги. Любого, кто осмеливался даже подумать о том, чтобы не повиноваться Хасану, на следующее утро находили мёртвым.

 

Западное представление о Хасане, несомненно, было искажено отрывком из рассказа Марко Поло о своих путешествиях. Он утверждал, что Горный Старец давал своим юным последователям наркотики, после чего они погружались в сон на три дня. Они просыпались в цветущем саду, и им говорили, что это рай. Их окружали прекрасные девушки, которые играли на музыкальных инструментах и были готовы исполнить любое желание. По истечении трёх дней они снова засыпали. После пробуждения их снова приводили к Хасану, и они начинали верить в то, что Старец способен по своему желанию вернуть их в рай. Поэтому, когда Хасан хотел кого-то убить, ассасины с готовностью шли на смертельный риск в уверенности, что рай будет для них гарантированной наградой.

 

На самом деле Хасан наложил запрет на любые одурманивающие средства и даже казнил одного из собственных сыновей за то, что тот напился пьяным. Он запретил также музыку. Среди подчинённых он славился как святой человек и алхимик, как адепт, способный сверхъестественными средствами контролировать события во всём мире. Всему этому верили, несмотря на тот факт, что после того, как Хасан прибыл в Аламут, он лишь дважды покидал свою комнату.

 

В XX веке архетип человека, который кажется сумасшедшим, но в действительности контролирует из своего подвала целый мир, был выведен в образе доктора Мабузе в эзотерических фильмах Фрица Ланга.

 

Гарун-аль-Рашид был ещё одной неординарной и захватывающей личностью той эпохи. Он стал халифом в двадцать с небольшим лет и вскоре превратил Багдад в самый роскошный город мира, построив непревзойдённый по своему величию дворец с сотнями придворных, рабов и обитательниц гарема. Это было место торжествующего материализма, где человек мог испытать любые удовольствия, пресытиться ими и захотеть чего-то нового.

Увенчанный тюрбаном правитель, символизирующий наши предоставления о Востоке, и халиф из сказок «Тысячи и одной ночи», Гарун-аль-Рашид привлёк ко двору великих писателей, художников, мыслителей и учёных своего времени. Ходили слухи, что по ночам (как об этом повествуется в сказках «Тысячи и одной ночи»), переодевшись в простого горожанина, он выходил из дворца через потайную дверь, чтобы послушать своих подданных и узнать их подлинные мысли.

 

В одной из самых знаменитых сказок рыбак у побережья Красного моря поймал в свои сети большой железный кувшин. Бросив его в лодку, он увидел, что на металле выгравированы переплетенные треугольники Соломоновой печати. Движимый естественным любопытством, он откупорил кувшин. Из кувшина тут же повалил густой чёрный дым, который вскоре закрыл всё небо, и окружающий мир погрузился во мглу. Затем дым уплотнился и принял форму огромного джинна, поведавшего рыбаку, что его заточил в кувшине царь Соломон.

Далее джинн рассказал о том, что после первых двухсот лет заточения он поклялся обогатить того, кто выпустит его на свободу. По прошествии пятисот лет он поклялся наделить своего освободителя волшебной силой. Но после тысячи лет, проведённых в неволе, он поклялся убить любого, кто его освободит. Поэтому джинн предложил рыбаку приготовиться к смерти.

Но находчивый рыбак заявил, что ему трудно представить, как такой огромный джинн мог поместиться в таком маленьком кувшине. Тогда джинн снова превратился в клубы дыма, который медленно втянулся в кувшин. В этот момент рыбак, конечно же, вернул пробку на место.

 

Всё это может показаться не более чем детской сказкой, но для оккультистов она наполнена глубоким эзотерическим смыслом. Слово «джинн» означает «прятаться», и подробные правила общения с этими существами, которые, как считалось, обитают в разрушенных домах, колодцах и под мостами, были хорошо знакомы арабскому населению. Более того, случаи заточения духов и демонов в кольцах, камнях и амулетах с помощью магических печатей, таких как Печать Соломона, были широко известны. В Средние века подобные магические рецепты, преимущественно арабского происхождения и посвящённые в основном искусству наделять талисман волшебной силой с помощью астрологии, были собраны во многих знаменитых оккультных трактатах. Величайший из них, «Picatrix», приковывал к себе внимание многих самых влиятельных персонажей нашей тайной истории, в том числе Марсилио Фичино и Элиаса Эшмола.

 

Руми стал великим поэтом при дворе Гаруна-аль-Рашида. Даже в раннем детстве он озадачивал окружающих своим поведением. В возрасте шести лет он взял за правило поститься, и его стали посещать видения. Есть история о том, как однажды он играл с компанией детей, которые гонялись за котом, прыгая с крыши на крышу. Недовольный Руми заявил, что люди должны иметь более высокие помыслы, чем животные, и внезапно исчез. Когда другие дети закричали от испуга, он вновь появился перед ними. Он обвёл их отсутствующим взглядом и сообщил, что духи в зелёных халатах уносили его в другие миры.

Зелёные халаты могли быть тенями Эль-Хидира, или Зелёного, — могущественного существа, способного материализоваться и дематериализоваться по своему желанию. Суфии считали, что Зелёный приходит на помощь тем, на кого возложена особая миссия.

 

В тридцать семь лет, уже будучи молодым профессором университета, Руми пользовался большой любовью своих студентов. Однажды, когда он ехал на лошади в сопровождении учеников, к нему обратился дервиш. Шамса Тебризи прославился своими нападками на шейхов и святых людей. Он считал, что его поступками движет сам Бог, и это делало его поведение непредсказуемым, а порой и шокирующим.

Двое мужчин обнялись и отправились вместе жить в подвал, где на протяжении трёх месяцев занимались совместной медитацией. Каждый из них видел в глазах другого то, что искал.

Но охваченные ревностью ученики Руми однажды подкараулили Шамсу и зарезали его.

Убитый горем Руми беспрестанно рыдал и плакал, отчего сильно похудел. Он был безутешен. Однажды он шёл по улице мимо ювелирной лавки и услышал доносящееся оттуда ритмичное постукивание молоточка по золоту. Руми начал повторять про себя имя Аллаха, а затем внезапно закружился в экстазе.

Так произошло рождение мевлеви — суфийского ордена кружащихся дервишей.

 

Величественная арабская цивилизация одновременно завораживала и пугала средневековую Европу. Путешественники возвращались с рассказами о придворной жизни, о сотнях львов на поводках, об озере ртути, на котором лежит кожаная кровать, надутая воздухом и привязанная шелковыми лентами к расположенным по углам четырём серебряным колоннам. Но самым распространённым был рассказ про чудесный механический сад из драгоценных металлов, где поют и летают механические птицы. Посредине сада стоит большое золотое дерево, и с его ветвей свисают фрукты из необычайно больших драгоценных камней, символизирующие планеты.

Многим эти чудеса казались колдовством. Они существовали на границе между магией и наукой. Частичное объяснение им может дать открытие, сделанное в Багдаде в 1936 году. В ходе раскопок дворцовой дренажной системы немецкий археолог Вильям Кёниг обнаружил предмет, в котором сразу же опознал примитивную электрическую батарею. Она датировалась, по меньшей мере, ранним Средневековьем. Когда его коллеги изготовили точную копию этой батареи, было установлено, что она способна генерировать электрический ток достаточной силы, чтобы менее чем за полчаса позолотить серебряную статуэтку.

 

В 802 году Гарун-аль-Рашид отправил в подарок императору Священной Римской империи Карлу Великому шелка, бронзовые канделябры и шахматы из слоновой кости. Он послал монарху слона и водяные часы, отмерявшие время падением в чашу бронзовых шариков, а также миниатюрных механических рыцарей, которые появлялись из маленьких дверей. Эти дары Гарун-аль-Рашида должны были произвести впечатление на Карла Великого, свидетельствуя о превосходстве арабской науки — а также о богатстве его империи.

Если бы не три поколения франкских королей — Карла Мартелли, Пипина и Карла Великого, — ислам мог бы стереть христианство с лица земли.

 

Карл Великий, родившийся в 742 году, унаследовал копьё Лонгина, которым был пронзён бок Иисуса Христа на кресте. Карл не расставался с этим копьём и твёрдо верил, что оно даёт ему силы предвидеть будущее и основать собственную династию. В первом десятилетии IX века он одержал несколько побед над мусульманами. Его священный меч Жуайоз помогал ему удерживать их от вторжения в Северную Испанию, а также защищать маршрут паломничества к месту погребения апостола Иакова в Компостеле.

Карл Великий имел внушительную внешность. Ростом около семи футов и с ярко-голубыми глазами, он был человеком простых и умеренных привычек, которому тем не менее удалось изменить ход мировой истории. Его видение «Крепости Европы» поддерживало в христианах чувство сплочённости перед угрозой исламского вторжения, но он также защищал своих людей от коррумпированных и тиранических феодалов.

 

Из сочинений одного из великих магов эпохи Возрождения, сондхеймского аббата Тритемия, мы узнаём странную историю «Святого Фема», или «Тайного Трибунала Свободных Судей», который был основан Карлом Великим в 770 году. Его члены пользовались тайными шифрами и знаками, чтобы исключить непосвящённых. Эти люди в масках, также известные как «Тайные Солдаты Света», прибивали вызовы в суд к воротам замков, чьи владельцы, по их мнению, ставили себя над законом. Некоторые дворяне пытались игнорировать полученный вызов. Они окружали себя телохранителями, но в конце концов их неизбежно находили мёртвыми с торчащим из груди кинжалом в характерной форме распятия — знаком Святого Фема.

Тот дворянин, которому казалось, что для него будет разумнее повиноваться вызову, в одиночестве отправлялся в указанное место, часто находившееся на пустынном перекрёстке дорог. Перед ним появлялись люди в масках, которые накидывали ему на голову капюшон и отводили на допрос. В полночь капюшон снимали, и дворянин видел, что он находится в просторном подземном склепе перед лицом Свободных Судей в чёрных костюмах и масках. Судьи выносили свой приговор.

 

Это тайное общество не было явно эзотерическим по своей философии, но подземный склеп указывает на легенды о посвящении Карла Великого, которое проходило под землёй.

«Enchiridion of Pope Leo» представлял собой сборник молитв и заклинаний на все случаи жизни, в том числе от яда, огня, бури и нападения диких зверей. В экзотерической истории он известен с начала XVI века, но говорят, что Карл Великий постоянно носил его при себе в маленькой кожаной сумке. Аутентичности этой истории добавляет то обстоятельство, что первая глава Евангелия от Иоанна была включена в «Enchiridion» как самое сильное заклинание.

 

Более веское доказательство того, что Карл Великий мыслил как посвящённый тайного общества, даже сегодня можно увидеть в часовне Ахена. Пристроенная к дворцу Карла Великого, она была самым большим зданием того времени к северу от Альп. Её восьмиугольная форма соответствует очертанию стен, которые, согласно эзотерической нумерологии Откровения Святого Иоанна, будут окружать Новый Иерусалим.

Для того чтобы попасть внутрь, нужно пройти через Волчью Дверь, названную в честь легендарного волка, который выманил из часовни дьявола. Глядя вверх на галерею первого этажа, посетитель видит перед собой внушительный трон императора Священной Римской империи, сооруженный из простых плит белого мрамора. В центре часовни стоит массивный золотой гроб с останками Карла Великого. Над ним висит «Корона света» — гигантская люстра в форме колеса, подобная пылающей теменной чакре.

 

К числу важных достижений Карла Великого следует отнести и то, что ему удалось собрать при себе многих великих учёных христианского мира в попытке составить конкуренцию двору Гаруна-аль-Рашида. Величайшим учёным при его дворе, вероятно, был Алкуин Йоркский.

Связь с Британией имеет важное значение для тайной истории. Дух короля Артура живёт и дышит в жизнеописании Карла Великого. Он был защитником веры, который держал на расстоянии язычников силой оружия, даровавшего ему неуязвимость, и круга верных рыцарей, или паладинов.

 

Как мы уже могли убедиться, подлинный король Артур, живший в железном веке, был поборником Солнечного бога во времена нашествия тьмы. Истории о Граале, добавленные к канону во времена Карла Великого, основаны на исторических событиях.

Можно подумать, что легенда о Парцифале является аллегорией, но, согласно тайной истории, он был человеком из плоти и крови, реинкарнацией основателя манихейства Мани, жившего в III веке. Хотя сам Парцифаль этого не знал, он был племянником Вильгельма Оранского, одного из паладинов Карла Великого, сражавшегося в битве против сарацинов при Каркассоне в 783 году. Это сражение обошлось мусульманам так дорого, что они отступили из Франции в Испанию.

 

Получивший воспитание лесничего, Парцифаль жил со своей матерью в глухом лесу, вдали от блеска придворной жизни и опасностей рыцарства. Он не знал, кем был его отец. Ему не суждено было стать таким рыцарем, как прославленный Роланд, чьи подвиги полыхали огнём на небе и превозносились в официальных хрониках, но его небольшие деяния, его личные битвы тоже смогли повлиять на ход истории.

Как-то раз, когда Парцифаль был один в лесу, мимо него проехал отряд рыцарей. Этот эпизод описан в живописном фрагменте из романа Кретьена де Труа:

«Деревья покрылись зеленью, зацвели ирисы и запели птицы, когда сын вдовы отправился в дремучий лес. Он упражнялся в метании копий, но тут до него донёсся топот копыт и лязг оружия. Повернувшись на эти звуки, он увидел между деревьями кавалькаду из пяти рыцарей в полных доспехах; их шлемы сверкали на солнце. Золото и серебро их плащей танцевало у него перед глазами. За всю свою жизнь он никогда не видел ничего подобного и поэтому решил, что ему явились ангелы».

Эта встреча воспламенила Парцифаля. Он оставил мать с разбитым сердцем и отправился на поиски приключений.

 

Несмотря на свои идеалы, Парцифаль был опрометчивым рыцарем, и его миссии часто осложнялись недоразумениями и несчастными случаями. Его путешествие было одиноким и изобиловало неудачами.

Однажды вечером он ехал вдоль берега реки в сгущавшихся сумерках. Повстречав двух рыбаков, он спросил их, где здесь можно найти пристанище на ночь. Они направили его к большому замку, стоявшему на вершине холма. Оказалось, что это замок Короля-Рыбака Анфортаса, страдающего от кровоточащей раны в бедре. Злой король Клингсор устроил для Анфортаса ловушку, судя по всему, использовав какой-то сексуальный соблазн, и отчасти преуспел, нанеся ему эту рану.

Когда Парцифаль сидел за ужином, перед ним появилась удивительная процессия: два мальчика-пажа внесли в зал окровавленное копьё и сияющую чашу. После ужина Парцифаль погрузился в глубокий сон. В некоторых версиях легенды ему также пришлось пройти ряд испытаний. Ему угрожали дикие львы и соблазняла прекрасная женщина-суккуб. Ещё ему пришлось пройти по Гибельному Мосту — гигантскому мечу, переброшенному через ров. Вскоре мы увидим, что все эти версии можно увязать друг с другом.

Проснувшись, Парцифаль обнаружил, что замок опустел. Он выехал за стены и увидел, что в стране неурожай и все поля в запустении.

 

Впоследствии Парцифаль был принят при дворе и получил рыцарские шпоры. Но однажды к нему обратилась уродливая старуха, Безобразная Дама. По её словам, беды и невзгоды, обрушившиеся на страну, вызваны тем, что, когда ему было даровано видение Грааля, он не сумел задать вопрос, который исцелил бы Короля-Рыбака и восстановил благополучие королевства.

 

Во время своего второго визита в Замок Грааля Парцифаль спросил Амфортаса, в чём причина его мучений, и в результате получил в награду Грааль, хотя всем остальным рыцарям было в этом отказано. Сэр Ланселот, например, потерпел неудачу из-за своей любви к Гвиневре. Он не обладал чистым сердцем.

В кульминационный момент своих поисков Парцифаль сначала увидел копьё Лонгина — напоминание о связи с Карлом Великим — и, наконец, сам Грааль.

 

Какие выводы можно сделать из этой истории? Иллюзорный элемент, несомненно, следует понимать как описание церемонии инициации. Испытания и видения Парцифаля происходили в состоянии глубокого транса.

Но, разумеется, сам факт наличия символического или аллегорического смыслу событий вовсе не означает, что их нельзя понимать буквально.

Что же такое Грааль?

 

Мы видели, что в раннегерманской версии этой истории Грааль представлял собой камень. Кроме того, в данной версии Грааль, судя по всему, обладает свойствами философского камня алхимиков. Он сияет, он регенерирует, снова делая молодыми кости и плоть. Цитируя фон Эшенбаха, «он предлагал так много земных радостей и блаженств, что казался подобием Царствия Небесного». Разумеется, если такому камню, выпавшему изо лба Люцифера, придали форму чаши, это будет обработанный камень.

 

Чтобы понять, чём в действительности являлся Грааль, мы должны вспомнить о его предназначении и внимательно прислушаться к тому, о чём повествует хорошо знакомая история. Это была чаша или сосуд для хранения телесных жидкостей. Более конкретно, в нём хранилась кровь Христа, стекавшая с его тела на кресте и ранее, символически, во время Тайной Вечери.

Как известно, кровь является отличительной чертой животного сознания, и в оккультной физиологии животная часть нашей сущности помещается и переносится — словно в чаше Грааля — её растительной частью.

Секрет Святого Грааля не в том, что он символизирует генеалогическую линию. Как уже отмечено, такая трактовка противоречит эзотерической доктрине реинкарнации. Скорее, в нём скрыт намёк на то, что растительная часть нашей сущности играет роль живого резервуара, где хранится наш дух или сознание. Поиски Грааля были поисками очищенного сосуда, который мог стать подходящим вместилищем для высшей формы духа, а стоявшие на пути испытания включали в себя определённые эзотерические методики очищения растительного тела. Рудольф Штайнер — возможно, величайший учитель двадцатого столетия, — говорил, что любая серьёзная эзотерическая работа начинается с работы над эфирным, то есть растительным телом.

 

В результате грехопадения наши животные сущности были развращены, и мы стали рабами своих желаний. На самом деле наши животные сущности настолько испорчены, что их тлетворное влияние проникает в наши растительные и материальные тела, и мы не в состоянии их очистить собственными усилиями. Здесь нам требуется сверхъестественная помощь, и эзотерические методики как раз и предназначены для того, чтобы её предоставлять.

Для очищения растительной стороны человеческой личности нам нужно стать ближе к растениям. Святые люди иногда способны жить подобно растениям, не питаясь почти ничем, кроме солнечного света. Немецкий мистик и чудотворец XX века Тереза Нойманн на протяжении сорока лет не употребляла в пищу ничего, кроме ежедневной порции освященных облаток.

 

Но если методики преображения наших растительных тел существовали с древних времён, что же тогда нового и особенного было в методиках, связанных с посвящением в тайну Грааля?

Во время своей второй встречи с Королем-Рыбаком Парцифаль задал ему вопрос: «Что тебя мучит, брат?»

Этот вопрос демонстрирует сочетание бескорыстного участия и, что более важно, свободного и пытливого духа, который был редкостью в VIII веке. Здесь мы видим зарождение нового импульса свободомыслия, который ознаменовал начало конца эпохи непререкаемого авторитета Церкви.

Когда Парцифаля посетило видение Святого Грааля, это было видение растительного тела души, которое было настолько сильно преображено моральными переживаниями и интеллектуальными поисками, что стало подходящим сосудом для высшей формы духа, Духа Иисуса Христа.

 

Исторический аспект этого события заключается в том, что рана Анфортаса стала причиной постигших страну бедствий. Личная преданность посвящённых влияет на судьбы нации.

Литературная форма этого рассказа тоже имеет большое значение. История получения Грааля представлена в терминах внутреннего образного восприятия Парцифаля.

В храмах и школах мистерий устанавливали и украшали статуи богов, куда затем призывали их вселиться с небес. В Средние века в воображении великих посвящённых возникали прекрасные картины — именно в эти мысленные образы нисходили боги, наполняя их жизнью и смыслом.

 

После смерти Карла Великого его империя быстро распалась на части, но замысел создания объединённой Европы дожил до наших дней. Как и король Артур, Карл Великий никогда по-настоящему не умирал и до сих пор готов вернуться, когда в нём появится нужда.

 

Власть и богатство Церкви неуклонно росли. Она хотела стать единственным хранителем ключей от Небесного Царства. Церковь, которая ранее уделяла особое внимание принципу уникальности человеческой жизни, подавляя учения о реинкарнации, и концепции единобожия, препятствуя распространению знаний о своих астрономических корнях, теперь переключила внимание на единство бестелесных частей человеческих существ. В 869 году Восьмой Вселенский Собор, по сути дела, закрыл двери в духовные миры, устранив древнее различие между растительным аспектом души и животным аспектом духа. Было объявлено, что душа и дух — одно и то же, и в результате через некоторое время духовные миры, с которыми верующие раньше вступали в контакт во время мессы, стали казаться пустой абстракцией.

Общение с духовными мирами было заменено догмой, основанной на авторитете Церкви.

 

Между тем животворное исламское влияние, как интеллектуальное, так и духовное, продолжало проникать в Европу через такие гуманитарные центры, как Толедо и Сицилия. Изучение математики, геометрии и естественных наук, отчасти инспирированное переводами с арабского и сохранившимися трудами Аристотеля, а также астрономией и астрологией, постепенно распространялось на север. Это привело к появлению первых европейских университетов, построенных по исламскому образцу, и арабесок готической архитектуры, навеянных растительными формами арабских мечетей.

В северном портале Шартрского кафедрального собора, основанного в 1062 году, стоит статуя Мелхиседека с Граалем в руках. Астрологию, которую ислам вернул в Европу после того, как Рим отправил её в изгнание несколько веков назад, можно увидеть в символике западного портала, где есть образы рыбы из созвездия Рыб и двух рыцарей-тамплиеров из созвездия Близнецов. Фронтон украшает прекрасный образец vesica piscis — Третьего Глаза, который видит духовные миры, проникающие в материальный мир.

 

В Шартрском соборе соединились исламский мистицизм, древняя кельтская духовность и неоплатоническое христианство. Стоящий на вершине холма, изрезанного древними туннелями и пещерами, он, как считается, был построен на месте поклонения Богине-Матери. В склепе до сих пор можно увидеть Чёрную деву, символизирующую родство между Исидой, матерью Солнечного бога, и Марией, матерью Иисуса Христа.

На полу нефа находится самый знаменитый в Европе лабиринт. Он был построен в 1200 году, а его диаметр составляет около сорока футов. В центре лабиринта некогда находилась бронзовая доска с изображениями Тесея, Ариадны и Минотавра, но во времена Французской революции её переплавили в ядра для пушек.

Лабиринты представляют собой древние языческие артефакты, развалины которых сохранились не только на Крите, но также в Египте и на острове Самос. Кроме того, в Ирландии, Британии и Скандинавии были обнаружены следы многочисленных лабиринтов, прорезанных в почве под открытым небом. До XVIII века лабиринты имелись во многих других христианских церквях, однако впоследствии они были уничтожены из-за их ассоциации с язычеством.

 

Мегалитическую гробницу в Ньюгрейндж, Ирландия, местные жители ещё в 1950-х годах называли «спиральным замком» из-за спирали, вырезанной на большом валуне у входного портала. Выражение «наш король ушёл в спиральный замок» позволяло в иносказательной форме сообщить о смерти короля.

В этом скрыт ключ к пониманию тайной символики лабиринта и самого Шартрского собора. Если вы войдёте в лабиринт и направитесь к его центру, то обнаружите, что движетесь по спирали сначала в левую сторону, а затем в правую. Паломники, следовавшие по этому маршруту, принимали участие в танце, похожем на танец Иисуса, который описан в Деяниях Иоанна. Цель этого танца, как и любой деятельности, связанной с посвящением, состоит в том, чтобы войти в изменённое состояние осознания, где душа перемещается через духовные миры, испытывая опыт загробного путешествия и в то же время оставаясь живой.

 

В контексте Шартрского собора Ариадна, вмешавшаяся ради спасения Тесея, — это Мария, родившая Солнечного бога. Благодаря её посредничеству мы можем породить наши собственные высшие сущности.

 

Лабиринт в Шартре можно рассматривать как своеобразную мандалу или пособие для медитации и достижения изменённого состояния сознания. В сакральной геометрии собора зеркальным отражением лабиринта является ещё одна мандала, большое круглое окно-розетка.

Средневековые витражи впервые появились в XI веке в Ираке и Иране. Необычное светящееся стекло Шартрского собора было изготовлено средневековыми алхимиками, которые раскрыли секреты арабов и технологию которых мы теперь не в силах воспроизвести. Великий египтолог Шволлер де Любич объяснил своему биографу Андре Вандену Бреку, что ослепительно яркие красные и синие цвета шартрского витража получены не в результате химической пигментации, а путём отделения летучего духа металлов, который он испытывал вместе со знаменитым алхимиком Фулканелли, а также находил в осколках стекла, раскопанных в Египте.

Окно-розетка, на внешней окружности которого изображены знаки Зодиака, символизирует сияющую чакру в тот момент, когда мы достигаем центра жизненного лабиринта и пускаемся в пляс под Музыку Сфер. Не случайно Шартрский собор называли алхимическим тиглем для преображения человеческой сущности.

 

Ислам продолжал вплетать свою нить в мировую ткань как на эзотерическом, так и на экзотерическом уровне. В 1076 году турецкие мусульмане захватили Иерусалим.

 

 

18. Мудрый демон тамплиеров

Пророчества Иоахима Флорского — Раймунд Луллий и его любовь — Святой Франциск и Будда — Роджер Бэкон высмеивает Фому Аквинского — Поклонение тамплиеров Бафомету

В 1076 году турецкие мусульмане захватили власть в Иерусалиме и начали преследовать христианских паломников. Крестоносцы освободили Иерусалим, потом снова утратили его.

В 1119 году пять рыцарей под руководством Гуго де Пейена встретились на месте распятия. Подобно рыцарям, отправлявшимся на поиски Грааля, они дали клятву стать достойными сосудами для крови Христовой. Для того чтобы защищать паломников, они основали свою штаб-квартиру в том месте, где когда-то, по их мнению, находились конюшни при Храме Соломона.

 

Появившийся между первым и вторым крестовыми походами, орден стал ударным войском христианства. Рыцари-тамплиеры, или члены Ордена Бедных Солдат Христа и Храма Соломона, если называть их полным титулом, всегда носили под верхней одеждой штаны из овчины как символ своей непорочности и не брили бороды. Они не имели никакой собственности, кроме своего меча, и совместно владели имуществом. Они никогда не просили пощады у врага и отступали лишь при его троекратном превосходстве. И хотя тамплиеры имели возможность отступить, даже в этом случае они всегда сражались насмерть.

Святой Бернар Клервоский, основатель монашеского ордена цистерцианцев и самый влиятельный церковный деятель своего времени, в 1128 году написал устав, или книгу правил тамплиеров, поэтому формально они стали монашеским орденом. Бернар писал о тамплиерах, что они не ведают страха, что «один из них способен обратить в бегство тысячу врагов», что они нежнее ягнят и беспощаднее львов, а их отличительными качествами является «монашеская кротость и рыцарская отвага».

 

Археологические находки подтверждают, что тамплиеры могли иметь скрытый мотив для создания своего ордена. В туннелях глубоко под храмом Соломона были обнаружены артефакты тамплиеров. Эти туннели прорублены в твёрдой породе и ведут в направлении, которое могло привести их в место предполагаемого нахождения Святая Святых.

 

Обряд посвящения в храмовники объединял в себе различные традиции, включая суфизм и храмовые ритуалы времён Соломона. В ходе церемонии закалывали ягнёнка и из его шкуры изготавливали шнур, который обматывали вокруг шеи кандидата. На этом шнуре его заводили в камеру посвящения. Здесь он должен был поклясться под угрозой смерти, что его намерения абсолютно чисты. Принеся такую клятву, кандидат невольно задавал себе вопрос, способен ли Великий Мастер заглянуть в его душу оккультными средствами. Может быть, в его душе есть какой-то изъян и он сейчас умрёт?

Кандидаты подвергались страшным испытаниям того же рода, что и посвящаемые в мистерии Заратустры. Они должны были противостоять демоническим силам, чтобы быть готовыми встретить лицом к лицу смерть или любые другие страхи, с которыми могли столкнуться в своей последующей жизни.

 

Через двести с лишним лет схватки с демонами во время посвящения стали одним из главных обвинений против тамплиеров, но до тех пор esprit de corps* и плотная организационная структура позволяли им успешно влиять на мировые дела или даже направлять их.

Поскольку в орден тамплиеров вступили многие феодалы, передавшие ему права на свою собственность, он стал очень богат. Тамплиеры изобрели кредитные письма, позволявшие переводить деньги без риска потерять их из-за нападения грабителей. Их храм в Париже стал центром французской финансовой системы. В некотором смысле, они предвосхитили появление банков и подготовили будущий расцвет купеческого сословия. Они также были покровителями первых торговых гильдий, не зависевших от Церкви и аристократии. Эти гильдии, называвшиеся Compagnons du Devoir, отвечали за строительные проекты тамплиеров, соблюдали моральный кодекс и поддерживали вдов и сирот своих бывших членов.

 

В конце XII века господству Церкви был брошен новый вызов.

В 1190-1191 году Ричард Львиное Сердце, внук первого трубадура Гильома де Пуатье, возвращался из Третьего Крестового похода. По пути он сделал остановку, чтобы посетить жившего в горах отшельника, который прославился своим пророческим даром. Ричард вернулся от него со следующими словами: «Какие мрачные вести скрыты под этой рясой!»

Родившийся в маленькой деревушке в Калабрии около 1135 года, Иоахим Флорский долгое время вёл жизнь отшельника, прежде чем присоединился к аббатству, а затем основал в горах новый монастырь Сан-Джовани-ин-Фьоре, по названию которого и получил своё прозвище.

Иоахим пытался понять Откровение Святого Иоанна, боролся с ним (как он сам это называл) и потерпел поражение. Однажды утром на Пасху он проснулся другим человеком, которому была дарована новая способность к пониманию. После этого из него полились пророческие комментарии, которые в значительной мере повлияли на духовную мысль и мистические общины средневековой Европы, а впоследствии и на розенкрейцеров.

 

В сочинениях Иоахима присутствует каббалистический аспект, несмотря на то что главные книги Каббалы ещё не имели широкого распространения. Возможно, это стало результатом его дружбы с Петром Альфонси, испанским новообращённым евреем. Разумеется, Ветхий Завет сам по себе содержит сильное ощущение работы Бога над историей, но каббалистический характер мышления Иоахима сказывался в том, что он толковал библейские тексты в контексте сложной числовой символики, а также в его представлении о Древе Жизни. Он распространил схему этого дерева за два столетия до того, как сходная идея была обнародована каббалистами. Вероятно, здесь он опирался на устные предания, полученные через своего друга Альфонси.

Но главным элементом учения Иоахима, по-настоящему завладевшим средневековым воображением, была его теория о трёх мировых стадиях. Он утверждал, что если Ветхий Завет был эрой Отца, требовавшего страха и повиновения, а Новый Завет — это эра Сына, эпоха Церкви и веры, то существование Троицы подразумевает приближение новой эры — эпохи Святого Духа. Тогда отпадёт необходимость в существовании Церкви, поскольку наступит эпоха любви и духовной свободы.

Поскольку Иоахим был посвящённым, в его теории присутствует и астрологический аспект, который церковные комментаторы обычно пытаются завуалировать. Эра Овна была эпохой Отца, эра Рыб — эпохой Сына, а эра Водолея будет эпохой Святого Духа.

 

Иоахим предсказал, что между второй и третьей эпохой будет переходный период, когда новый орден духовных людей займётся просвещением человечества и когда на землю будет послан пророк Илия, как об этом сказано в предпоследнем стихе Ветхого Завета, в книге Пророка Малахии. Илия станет предвестником Мессии, который объявит о грядущих великих переменах.

Иоахим также предсказал появление Антихриста до наступления третьей эпохи. Как мы вскоре увидим, пророчества Иоахима до сих пор вызывают сильнейший интерес у современных тайных обществ.

 

Раймунд Луллий, философ, богослов и просветитель, был миссионером, проповедовавшим в мусульманских странах. Тем не менее его сочинения проникнуты идеями ислама.

Раймунд Луллий родился в Пальме, столице Мальорки, в 1235 году и получил воспитание пажа при королевском дворе. Он вёл беззаботную жизнь, полную удовольствий. Однажды он проникся горячими чувствами к одной генуэзской даме и, страстно возжелав её, прискакал на лошади в церковь Святой Евлалии, где она молилась. В тот раз она его отвергла, но через некоторое время назначила ему свидание в ответ на присланные ей стихи. Когда Раймунд, сгорая от страсти, прибыл к своей возлюбленной, она без предупреждения обнажила свою грудь, и оторопевший молодой человек увидел, что она поражена страшной болезнью.

Этот шок положил начало процессу духовного преображения Луллия. Он помог сформировать новый взгляд на мир как на арену борьбы противоположностей, где внешний вид может быть маской, за которой скрывается нечто совершенно иное. В своём самом знаменитом сочинении, «Книге влюблённых и возлюбленных», он спрашивает: «Наступит ли когда-нибудь такой момент, когда вода, текущая сверху вниз, вдруг изменит своей природе и устремится вверх?» Он говорил о любовнике, падающем на шипы, которые выглядят для него как усыпанное цветами ложе любви. «Что такое страдание?» — вопрошает он и тут же отвечает на свой вопрос: «Иметь желания в этом мире… Если вы видите любовника в роскошном одеянии, пресыщенного пищей и удовольствиями, — продолжает он, — то знайте, что перед вами муки и проклятие». Благоухание цветов доносит до любовника зловоние богатства и скупости, старости и похоти, недовольства и гордыни.

 

Луллий писал о возведении лестницы человечности, ведущей к славе Божественной Природы. Этот мистический подъём осуществляется работой над тем, что он называл силами души: чувствами, воображением, пониманием и волей. Таким образом он помогал создать глубоко личную форму алхимии, которая, как мы убедимся, стала главным двигателем эзотерической Европы.

В одном из своих самых резких высказываний он предупреждал: «Если ты говоришь правду, о, глупец, то непременно вызовешь гнев людей, которые подвергнут тебя мукам, осыплют бранью и убьют». Когда он проповедовал мусульманам в Северной Африке, толпа фанатиков окружила его, вывела за город и забросала камнями.

 

Франциск родился в мире, где крепостные крестьяне страдали от крайней нищеты и где к старикам, больным и немощным относились с глубоким презрением. Богатое духовенство наживалось на крепостных и преследовало каждого, кто был с ним не согласен.

В 1206 году Франциск был богатым молодым человеком двадцати с небольшим лет, проживавшим в итальянском городе Ассизи. Он вёл беззаботную, легкомысленную жизнь, избегал любых трудностей и задирал нос, если видел нищего.

Невозможно не заметить здесь аналогии с жизнью принца Сиддхартхи Гаутамы.

Как-то раз, когда Франциск ехал верхом, его лошадь внезапно встала на дыбы, и он увидел перед собой прокажённого. Он спешился, не понимая, что с ним происходит, сжал окровавленную руку прокаженного и поцеловал его в покрытые гнойными струпьями щеки и губы. Прокаженный отдёрнул руку, и когда Франциск поднял голову, то увидел, что рядом никого нет.

Тогда он понял, что ему, как святому Павлу по дороге в Дамаск, только что явился сам Христос.

 

Жизненная философия Франциска была вывернута наизнанку. Он ясно осознал, что Евангелия советуют жить в бедности, помогать другим людям и, отправляясь в дорогу, не брать с собою «ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви». Жить в бедности, говорил он, значит ничего не иметь, ничего не желать и в то же время владеть всеми вещами, обретая их в духе свободы. Ему стало ясно, что значение имеет сам жизненный опыт, а не опыт владения вещами. Вещи, которыми мы владеем, привязывают нас к себе, угрожая захватить власть над нашей жизнью. Голос, донёсшийся со стороны раскрашенного распятия в церкви Сен-Доминико в окрестностях Ассизи, сказал ему: «Иди, Франциск, и восстанови мой дом, который, как видишь, превращается в руины».

 

Франциск Ассизский так преобразил свою природу в животном, растительном и (как мы вскоре убедимся) материальном измерении, что животные реагировали на него самым удивительным образом. Сверчки начинали петь, когда он их об этом просил. Птицы слетались, чтобы послушать его проповедь. Когда большой свирепый волк стал терроризировать горное селение Губбио, Франциск вышел встретиться с ним. Волк бросился в сторону Франциска, но когда тот приказал ему никого не трогать, послушно лёг у его ног. После этого волк, ставший совершенно ручным, повсюду сопровождал Франциска. Несколько лет назад под полом церкви Сан-Франческо делла Паче в Губбио был обнаружен погребённый скелет большого волка.

 

Если мы сравним мистицизм Луллия с мистицизмом Франциска Ассизского, то увидим, что за очень короткий период времени произошли глубокие изменения. Мистицизм Франциска — это мистицизм простых, естественных вещей, открытого воздуха и повседневности.

В первой биографии Франциска под названием «Цветочки святого Франциска Ассизского» говорится, что он находил скрытые в природе вещи своим чувствительным сердцем. Для Франциска все вещи были живыми. Он обладал экстатическим видением космоса и воспринимал мир с позиции идеализма, согласно которой небесные иерархии создают подлунный мир и наделяют его жизнью. Всё живое поёт в унисон в гимне Брата Солнца и Сестры Луны:

Все хвалы возносятся к тебе, о Господи, через всё, созданное тобою,

И первым через тебя, Брат Солнце,

Через того, кто приносит день.

Все хвалы возносятся к тебе, о Господи, через Сестру

Луну и Звёзды,

В небесах ты сделал их Яркими, красивыми и чистыми.

 

Дух христианства однажды помог эволюции буддизма. Он принёс с собой искру энтузиазма, которая помогла учению Будды о вселенском сострадании найти применение в материальном мире. Теперь же, хотя Будда не возродился, его дух помог реформировать христианство, привив ему сострадание ко всем живым существам.

 

В конце своей жизни Франциск медитировал на горе Ла-Верна и молился возле своей отшельнической кельи, когда небо внезапно озарилось ярким светом и перед ним появился шестикрылый серафим. Франциск осознал, что у этого высшего существа то же самое лицо, которое он видел на раскрашенном распятии, наставившим его на путь истинный. Он понял, что теперь Иисус Христос поручает ему новую миссию.

 

Вскоре после смерти святого Франциска на основанный им орден францисканцев обрушились неприятности. Папа попросил орден принять на себя дополнительные виды ответственности, включая владение собственностью и операции с деньгами. Многие братья увидели в этом нарушение заповедей святого Франциска и сформировали группы раскольников, которые называли себя «духовными францисканцами», или фратичелли. Самим себе и многим другим они казались новым орденом духовных людей, чьё появление, согласно пророчеству Иоахима Флорского, будет предшествовать концу Церкви.

Это привело к тому, что последователей святого Франциска стали преследовать и убивать как еретиков.

На знаменитой фреске Джотто изображён святой Франциск, подпирающий церковь. Если Франциск спас Церковь от крушения, можно ли сказать, что он сумел реформировать её, как его о том просил голос с распятия? В эзотерическом христианстве принято считать, что серафим, давший Франциску стигматы, сообщил ему, что новая миссия должна быть выполнена после смерти. Раз в год, в годовщину своей смерти — третьего октября — он выводит души умерших из лунных сфер и сопровождает их в высшие иерархии.

 

Инициация, как мы убеждаемся снова и снова, в такой же мере была связана с жизнью после смерти, как и с этой жизнью.

Ещё при жизни Раймунда и Франциска новые, отличные от других импульсы к реформированию и очищению религиозного служения стали появляться во многих частях Европы — на Балканах, в Швейцарии, Германии, Италии, но прежде всего на юге Франции.

Здесь катары начали атаку на коррупцию в Церкви. Их близкий к гностицизму главный принцип состоял в том, что они должны оберегать свою чистоту от мирового зла. Подобно тамплиерам и святому Франциску, они отказывались от материальной собственности и строго соблюдали обет безбрачия.

У катаров не было церквей из дерева или камня. Они отвергли сакраментальную систему, которая делала Церковь единственным посредником между Богом и людьми. «Мы ценим непорочность превыше всего, — говорил один из них. — Мы не спим с нашими женами, а любим их, как своих сестёр. Мы никогда не едим мяса. Мы владеем всем имуществом сообща». У них была лишь одна молитва, «Отче наш», а их обряд посвящения под названием consolamentum, по сути дела, представлял собой прощание с порочным миром. Они приветствовали мученичество.

 

Церковь пошла навстречу их желаниям. В 1208 году папа Иннокентий III объявил крестовый поход против катаров. Прибыв к городу Безье, крестоносцы потребовали выдать им около пятисот катаров, укрывшихся за стенами. Когда горожане ответили отказом, всё многотысячное население города было вырезано после предпринятого крестоносцами штурма. Когда один из солдат спросил папского легата Арно-Амори, как ему отличать катаров от праведных христиан, тот ответил фразой, которая до сих пор отзывается эхом в мировой истории: «Убивайте всех, Господь сам признает своих».

В Браме крестоносцы остановились, чтобы взять сотню заложников. Они отрезали им носы и верхние губы, а затем ослепили всех, кроме одного, которому поручили вести процессию к замку. В Лаворе они захватили девяносто рыцарей, повесили их, а потом закололи, когда им показалось, что те слишком долго не умирают. В Минерве целая армия пленников была сожжена заживо.

 

В 1244 году сдалась последняя группа еретиков, пережившая девятимесячную осаду в горном замке Монсегюр. Двести монахов-катаров спустились с горы и сами зашли в поджидавшие их костры.

По преданию, днём раньше четыре монаха сбежали из горного убежища, прихватив с собой тайное сокровище катаров. Мы не знаем, что представляло собой это сокровище — золото, реликвии или тайную доктрину, но, возможно, нам просто хочется романтизировать катаров.

Катары учили, что весь мир — это зло. Подобно гностикам, они находились под влиянием философии, ориентированной на ненависть к окружающему миру и любовь к смерти. Римская церковь жестоко подавила движение катаров, но истинное эзотерическое мышление того времени было ближе к ней самой, а не к еретическим вероучениям.

 

В последние годы XIII века родился слабый и больной ребёнок. Вскоре после его рождения двенадцать мудрецов забрали малыша и стали о нём заботиться. По свидетельству Рудольфа Штайнера, они жили в принадлежавшем тамплиерам здании возле селения Монсальват на границе Испании и Франции.

Поскольку мальчик рос в полной изоляции от окружающего мира, местные жители не имели возможности стать свидетелями каких-либо проявлений его чудесной природы. Он был исполнен такого сильного и сияющего духа, что его маленькое тело стало прозрачным.

Около 1254 года двенадцать мудрецов посвятили его в тайное общество, и вскоре после этого он умер, поделившись своими духовными видениями с теми, кто за ним ухаживал. Они помогли ему подготовиться к следующему воплощению, в котором ему предстояло изменить облик Европы.

 

Альберт Великий родился в 1193 году. В детские годы он слыл тупицей и тугодумом, но после того, как его посетило видение Девы Марии, начал учиться с таким рвением, что вскоре стал одним из самых выдающихся философов Европы. Он изучал труды Аристотеля, физику, медицину, архитектуру и алхимию. Краткий текст «Изумрудной скрижали Гермеса Трисмегиста», содержащий центральную аксиому герметизма «что вверху, то и внизу», впервые был упомянут в общедоступных исторических документах как часть его библиотеки.

Почти достоверно известно, что он исследовал методы обнаружения металлов глубоко под землёй с помощью оккультных средств. Говорят, что он построил странный человекоподобный автомат, названный андроидом, который мог говорить, возможно, даже думать и двигаться по собственной воле. Автомат был сделан из бронзы и других металлов, подобранных по принципу их магического соответствия небесным телам, после чего Альберт оживил своё творение молитвами и заклинаниями.

 

Легенда о том, что Альберт Великий был архитектором Кёльнского собора, вероятно, основана на том, что ему принадлежало авторство «Liber Constructionum Alberti», монументального труда о секретах франкмасонов, в том числе о принципе заложения фундаментов кафедральных соборов по астрономическим линиям.

 

Истории о подземных путешествиях, вроде тех, которые совершал Альберт Великий в поисках металлов, часто намекают на подземные церемонии посвящения. Мы знаем, что инициации подобного рода продолжались и в Средние века благодаря описанию одной из таких церемоний, проходившей в Ирландии, которое дошло до нас из трёх разных источников.

Солдат по имени Оуэн, служивший английскому королю Стефану, отправился в монастырь святого Патрика в Донеголе. Оуэн постился девять дней, участвовал в процессиях вокруг монастыря, принимал ванны для ритуального очищения. На девятый день его допустили в подземную камеру, «откуда никто не возвращался». Там его положили в могилу. Свет в это помещение проникал через единственную решётку. Ночью Оуэна навестили пятнадцать человек, облачённых в белое, которые предупредили его, что теперь ему предстоит серьёзное испытание. Внезапно перед ним появилась целая толпа демонов. Они держали его над огнём, а затем показали сцены адских мук, подобные тем, которые описывал Вергилий.

Наконец пришли двое старейшин, завершившие наставление. Они показали Оуэну картины рая.

 

Альберт стал духовным наставником Фомы Аквинского, который был на тридцать три года младше его. Говорили, что Фома разбил андроида своего учителя, либо посчитав его дьявольским порождением, либо потому, что автомат болтал без умолку.

Фома Аквинский поступил в Парижский университет, чтобы изучать труды Аристотеля у знаменитого учёного, но вскоре обнаружил, что главными знатоками Аристотелевой премудрости на самом деле являются мусульмане. Аверроэс утверждал, что логика Аристотеля наглядно демонстрирует абсурдность христианства.

 

Способна ли логика уничтожить религию и истинную духовность?

Делом жизни Фомы Аквинского стал его монументальный труд «Сумма теологии» — возможно, самая влиятельная работа по теологии из всех, когда-либо написанных.

Фома Аквинский пользовался острейшим аналитическим скальпелем, чтобы препарировать представления о духовных мирах. Он сумел классифицировать существа небесных иерархий, великие космические силы, которые создают природные формы, как и наш субъективный опыт. Его «Сумма» содержит полное учение Церкви о Четырёх Стихиях, и это было достижением живого, пытливого интеллекта, а не бессмысленной перетасовкой мёртвых догматов.

 

Фома Аквинский — ключевая фигура в тайной истории, поскольку его великий интеллектуальный триумф над Аверроэсом не позволил Европе оказаться во власти научного материализма на несколько столетий раньше, чем это произошло на самом деле.

Кроме того, важно помнить, что этот триумф был достигнут в контексте прямого и личного опыта общения с духовными мирами. Нет сомнения в том, что Фома Аквинский, как и Альберт Великий, был алхимиком, верившим в возможность укрощения энергии освобождённых от плоти духов, которая позволит вызвать изменения в материальном мире.

Учёные согласны с тем, что среди множества приписываемых ему алхимических сочинений по меньшей мере одна работа является подлинной. Для лучшего понимания будет полезно сравнить Фому Аквинского с его современником Роджером Бэконом.

 

В наши дни алхимия может показаться странной и бесполезной деятельностью. На самом деле она хорошо знакома всем посещающим церковь христианам, поскольку, как уже было сказано, в кульминационный момент мессы происходит алхимическое действо. Фома Аквинский сформулировал доктрину превращения хлеба и крови. То, что он описывает, по сути дела представляет собой алхимический процесс, в ходе которого одновременно с изменением субстанции хлеба и вина в человеческом теле происходит параллельное превращение. Месса вызывает не только новое состояние ума, новую решимость стать лучше, но и жизненно важное физиологическое изменение.

Фома Аквинский не случайно сформулировал свою доктрину в то же время, когда в Европе начали циркулировать истории о Граале. В обоих случаях описывается один и тот же процесс, хотя и реализуемый разными методами.

 

Хотя Роджер Бэкон и Фома Аквинский враждовали друг с другом — Бэкон высмеивал Фому Аквинского за то, что тот мог читать Аристотеля только в переводах — и тот, и другой были представителями основного импульса эпохи, направленного в сторону укрепления и усовершенствования способностей интеллекта. Они видели магию в мышлении. Способность к продолжительному абстрактному мышлению, к жонглированию концепциями, существовала ранее лишь недолгое время и на ограниченной территории — в Афинах Сократа, Платона и Аристотеля, — после чего снова угасла.

Новая, живая и более долговечная традиция появилась вместе с Фомой Аквинским и Роджером Бэконом. И тот, и другой ставили личный опыт выше категорий отжившей традиции, и оба были глубоко религиозными людьми, которые стремились усовершенствовать свои религиозные верования на основании личного опыта. «Без опыта невозможно что-либо узнать», — говорил Бэкон.

 

Бэкон был более практичным, но в своём исследовании сверхъестественных способностей человеческого мозга он привлекал сущности из тех же духовных иерархий, которые классифицировал Фома Аквинский. Оба применяли строгий анализ и логику, и их мистицизм достаточно сильно отличался от необдуманного, экстатического мистицизма катаров.

 

В 1250-х годах, когда Роджер Бэкон был молодым учёным в Оксфорде, он, подобно Пифагору, преисполнился твёрдой решимости познать всё, что только можно узнать. Он хотел воссоздать премудрость, известную учёным при дворе Гаруна-аль-Рашида.

Роджер Бэкон имел внешность чародея. Известный как доктор Мирабилис (т.е. «чудесный доктор»), он появлялся на улицах Оксфорда в исламском балахоне. Он без устали трудился в своих комнатах в Оксфорде, стены которых время от времени сотрясались от взрывов.

Бэкон уделял много времени практическим экспериментам, например, с металлами и магнетизмом. Он открыл порох независимо от китайцев и порой пугал своих учеников, направляя луч света на кристалл, чтобы произвести радугу — чудо, которое считалось подвластным только Богу. У него якобы имелось волшебное зеркало, которое позволяло ему видеть на пятьдесят миль в любом направлении, поскольку он, в отличие от своих современников, понимал свойства линз.

 

В то же время не вызывает сомнений, что Бэкон обладал способностями, необъяснимыми для современной науки. Он послал полное собрание своих сочинений папе Клименту IV в голове двенадцатилетнего парня по имени Джон, который за несколько дней с помощью специальной методики выучил наизусть все его многочисленные книги. Бэкон разработал мнемонический метод с использованием молитв и магических символов. Он так хорошо обучал студентов-евреев, что они уже через несколько недель могли цитировать по памяти всё Священное Писание.

 

Любая магия представляет собой власть ума над материей. Как мы начинаем понимать, эзотерическая философия интересуется развитием способностей человеческого мозга, которые позволяют манипулировать природными законами.

У Роджера Бэкона способности к мышлению и воображению находились на очень высоком уровне и при этом развивали друг друга. В 1270 году он писал: «Можно построить навигационные механизмы, которым не потребуется человек, чтобы за ними наблюдать, так что очень большие морские суда смогут двигаться под управлением одного человека и с большей скоростью, чем если бы на них работала целая команда. Будут построены повозки, способные двигаться с невообразимой скоростью без тягловых животных. Также можно построить летающие машины, в центре которой будет сидеть человек, и, поворачивая специальный механизм, приводить в движение искусственные крылья…»

В Средние века этот удивительный учёный имел яркое представление о современном технологическом мире, созданном экспериментальной наукой. Бэкон был францисканцем, который, как и основатель этого ордена, мечтал о лучшем, более добром и чистом мире для бедных и обездоленных.

 

В романе Умберто Эко «Имя розы» есть важный момент, когда Вильям Баскервиль, похожий на Шерлока Холмса герой Эко, рассказывает о существовании двух разновидностей магии — дьявольской магии, направленной на то, чтобы причинять вред другим тайными средствами, и святой магии, заново открывающей законы природы и утраченную науку, которая была известна древним.

Как и арабские алхимики, оказавшие на него влияние, Бэкон работал на границе магии и науки, которая, как мы убедимся, и представляет суть алхимии.

 

Бэкон написал трактат «Зерцало алхимии». Он любил повторять высказывание великого знатока Каббалы святого Иеронима: «Вы найдёте множество вещей, кажущихся невероятными и лежащих за границами возможного, которые, тем не менее, являются истинными».

 

В 1273 году, когда Фома Аквинский, уже близкий к завершению своего монументального труда «Сумма теологии», присутствовал на мессе в церкви в Неаполе, он пережил сильнейший мистический опыт. После этого он написал: «Узнав то, что открылось мне сейчас, я понял, что все мои предыдущие сочинения не стоят и пучка соломы».

 

Есть некоторые намёки на то, что Луллий и Бэкон усердно тренировали своё воображение. Разумеется, идеалисты более восторженно относятся к воображению, чем материалисты. Для идеалистов воображение является способностью, которая позволяет постичь высшую реальность.

Дисциплина развития воображения занимает центральное место в эзотерической практике, обрядах посвящения тайных обществ, и, конечно же, в магических обрядах.

Для эзотериков и оккультистов воображение имеет первостепенное значение, поскольку оно является великой творческой силой во вселенной.

Вселенная была сотворена воображением Бога — именно оно, как мы видели в главе 1, стало первой эманацией божественного разума, — и воображение позволяет нам интерпретировать божественное творение, а иногда и манипулировать им.

 

Человеческое творчество, как магическое, так и обыденное, представляет собой результат направления энергии воображения в определённое русло. Например, в алхимических трактатах сперма описывается как продукт воображения. Это говорит о том, что воображение не только направляет желание, но и обладает достаточной силой для того, чтобы трансформировать нашу материальную природу.

Мощные магические трансформации в материальном мире за пределами наших тел могут быть вызваны посвящёнными, которым известно, как следует работать с этими творческими силами воображения. Одного индийского адепта с ранних лет учили представлять перед собой змею с такой концентрированной энергией и силой воображения, что в конечном счёте он заставлял увидеть её и других людей.

 

Разумеется, при таком повышенном внимании к воображению возникает опасность пересечь границу между воображением и фантазией. Для тех, кто работает над воображением, всегда существует угроза оказаться в плену иллюзий. В таких случаях магия превращается в практику самообмана.

Тайные общества используют систематический подход, который призван этому воспрепятствовать.

 

Бернар Клервоский, написавший устав ордена тамплиеров, рекомендовал систематически тренировать воображение. Представляя перед своим мысленным взором картины рождения, младенчества, пастырства и смерти Иисуса Христа, вы можете вызвать его дух. Если вы нарисуете в воображении, к примеру, бытовую сцену с участием Иисуса Христа, представите себе кастрюли и сковородки, одежду, его внешность, черты и выражение лица, ваши ощущения, когда он повернулся, чтобы посмотреть на вас, — а затем внезапно сотрёте все визуальные образы, тогда то, что может остаться после них, будет вполне реальным духом Иисуса Христа.

 

Испанский каббалист XIII века Авраам Абулафия в своей работе усилил идею творческого слова Бога. В ранних каббалистических текстах двадцать две буквы еврейского алфавита были описаны как определённые силы. «В начале начал» Бог сгруппировал эти буквы по определённым шаблонам, изменил их порядок на обратный и сложил их в слова. Из этого процесса развернулись всевозможные формы вселенной.

Абулафия предположил, что посвящённому следует принимать участие в творческом процессе, комбинируя и переставляя еврейские буквы сходным образом. Он рекомендовал заниматься этим, уединившись в тихой комнате, облачившись в белые одежды, принимая ритуальные позы и повторяя сокровенные имена Бога. Таким образом можно было достичь состояния экстатического и мистического транса, позволяющего овладеть тайными силами.

 

Представление о «словах силы», которые дают посвящённым власть над духовными мирами — а значит, и над материальным миром, — существовало с глубокой древности. По преданию, Соломон обладал подобной властью, и в его храме Тетраграматон — самое священное и могущественное имя Бога — мог произносить только верховный жрец, когда ежегодно в день Искупления он оставался в одиночестве перед Святая Святых. Звучавшие снаружи трубы и цимбалы не позволяли посторонним подслушать это слово. Говорили, что адепты, умевшие его произносить, вселяли ужас в ангелов.

Ещё раньше среди египтян существовало предание о том, что солнечный бог Ра создал космос с помощью слов силы, и знание этих слов наделяет посвящённого властью не только при жизни, но и в загробном мире.

 

Абулафия также рекомендовал использовать имена Бога в форме диаграмм. Практика работы с магическими знаками и символами большей частью была отражена в иудейской традиции, но с привлечением египетских и арабских элементов она получила широкое распространение в Средние века. Во многом это было обусловлено появлением сборников заклинаний, таких как «Завет Соломона» и «Ключ Соломона».

Большинство содержащихся в них заклинаний обещало исполнить эгоистичные желания, например, добиться взаимности в любви, отомстить врагу или найти сокровище. После приготовления материалов, таких как пчелиный воск, кровь животного, порошок магнитной руды, сера или даже мозг ворона, требовалось совершить обряд очищения. Проведение самой церемонии, в которой могли использоваться серпы, жезлы, или мечи, намечалась на благоприятное время. Результатом такой церемонии могло стать кольцо или всего лишь клочок бумаги с начертанным на нём символом, носитель которого вольно или невольно попадал под влияние бесплотного существа, которое бывало как губительным, так и благотворным.

В середине XIV века «Священная магия еврея Авраама» учила вызывать бурю, поднимать мёртвых, ходить по воде и добиваться женской любви. Всего этого можно было достичь, используя символы и квадраты каббалистических букв.

 

В наши дни христианская церковь проводит чёткое различие между строго регламентированными церемониями, предназначенными для воззвания к духовным силам в соответствии с церковным каноном, и всеми остальными церемониями, совершаемыми вне пределов церкви, цель которых заключается в вызове бесплотных духов и контакте с ними. Последнее называется «оккультизмом», что на языке современного христианства равнозначно чёрной магии.

 

В Средние века такого разграничения не существовало. Под эгидой церкви проводились ритуалы, предназначенные, например, для того, чтобы гарантировать хороший урожай или успех на дуэли. Освящённый хлеб использовался как лекарство для больных и профилактическое средство от чумы, а из церковных свечей изготовлялись амулеты, оберегающие от удара молнии и утопления. Листки бумаги с магическими формулами закладывали под крышу как средство от пожара. Звон церковных колоколов отгонял грозу и демонов. Для изгнания гусениц произносили формальные проклятия. Святую воду разбрызгивали в полях, чтобы повысить урожайность. Крещение возвращало зрение слепым детям, а ночные бдения в часовнях, посвящённых различным святым, вызывали живые образные сны и приносили исцеления, в традиции «храмового сна», который предписывал Асклепий.

 

Впоследствии апологеты христианства попытались отделить легитимную церковную практику обращения с ходатайством к духовным существам высокого уровня, которые могли как принять просьбу, так и отклонить её, от магии, которая рассматривалась как механический процесс, связанный с манипуляцией оккультными силами. Но здесь мы сталкиваемся с явным недоразумением. Магия тоже представляет собой процесс вызова духов с неопределённым исходом, причём некоторые духи могут быть самого высокого уровня.

 

В Средние века вера в эти духовные иерархии была повсеместной. Вся церковная и мирская духовная практика основывалась на убеждении, что повторение определённых священных формул или выполнение установлённых обрядов может влиять на материальные события, — как во благо, так и во вред человеку. Люди верили, что с помощью этих действий они могут общаться с иерархиями бесплотных существ, управляющих материальным миром.

Если история безусловно воспринималась как процесс, направляемый провидением, то в этом не было фатализма. Бог имел для человечества свой план, зашифрованный в Библии и трактуемый пророками, осуществлять который помогали различные чины бесплотных существ и различные чины существ, наделенных плотью.

 

Но этот план мог в любой момент оказаться сорванным.

«Пятница, тринадцатое» до сих пор считается несчастливым днём. В пятницу 13 октября 1307 года властители мира наконец решили устранить эзотерическое влияние, которое все больше и больше выходило из-под их контроля.

Перед самым рассветом сенешали Франции, действовавшие по приказу короля Филиппа Красивого, напали на замки и дома тамплиеров и арестовали более 15.000 человек. В знаменитом парижском храме, ведавшем финансовыми делами, они нашли потайную комнату, где хранились череп, две берцовые кости и белый погребальный саван — то, что вы можете найти и сегодня, если проникнете в любую масонскую ложу.

Только немногим рыцарям из Ла-Рошели на побережье Атлантики удалось избежать ареста. Он бежали в Шотландию, где жили под защитой мятежного короля Роберта Брюса.

 

Инквизиция обвинила плененных рыцарей в том, что они заставляли новичков плевать на христианский крест и топтать его ногами. Они также были обвинены в содомии и поклонению идолу с козлиной головой по имени Бафомет. Впоследствии они сознались, что им являлся такой демон с длиной бородой, сверкающими глазами и четырьмя ногами. Под давлением Филиппа Красивого папа Климент издал «буллу об Упразднении», положившую конец ордену рыцарей Храма. Всё их имущество было конфисковано в пользу монархии.

Представ перед папой, рыцари сказали, что их жестоко пытали, чтобы получить признание вины. Один из них, по имени Бернар де Вардо, показал деревянную шкатулку, где он хранил обугленные кости, которые выпали из его ног, когда его держали над огнём.

 

Была ли истина за их признаниями?

Мне выпала честь поработать с Хью Сконфилдом, большим знатоком свитков Мёртвого моря, незадолго до его кончины. Сконфилд многое сделал для того, чтобы объяснить христианским учёным иудейские корни Нового Завета, которые до этого оставались незамеченными или неправильно понятыми. Он знал о шифре «Атваш», где первая буква алфавита заменяется последней, вторая предпоследней и так далее. Он также знал, что этот шифр использовался для кодирования посланий, содержащихся в Книге пророка Иеремии и некоторых свитках Мёртвого моря. Интуиция подсказала ему применить этот шифр к слову «Бафомет», и он обнаружил, что в этом имени скрывается слово «мудрость».

 

Олицетворением мудрости, в связи с которым признались тамплиеры, было божество земной мудрости с козлиной головой. Со времён Заратустры церемонии посвящения вызывали у кандидатов измененные состояния сознания, где их подвергали пугающим испытаниям, в том числе нападениям демонов, чтобы таким образом подготовить к худшему как в земной, так и в загробной жизни. Теперь изощрённые пытки инквизиторов вызвали у их жертв такую боль, что они снова вошли в изменённое состояние сознания, и тогда царь-демон Бафомет ещё раз появился перед ними, на этот раз с торжеством.

Они на самом деле столкнулись с худшей участью как в земной, так и в загробной жизни.

 

 

19. Одуревшие от любви

Данте, трубадуры, и первая любовь — Рафаэль, Леонардо и итальянские маги Ренессанса — Жанна д’Арк — Рабле и путь глупца

В 1274 году во Флоренции юный Данте впервые увидел прекрасную Беатриче.

Это была любовь с первого взгляда.

Это также был первый случай в истории, когда кто-то влюбился с первого взгляда.

В анналах тайных обществ это отмечено как важная и великая историческая истина. В традиционной истории люди влюбляются и испытывают друг к другу романтическую любовь с незапамятных времён. Это часть нашего биологического характера, говорят историки. Оды Пиндара и Сапфо могут служить примером выражения романтической любви.

Однако в тайной истории считается, что эти оды древних греков имеют узкую сексуальную направленность. В них нет мучительной боли разлуки, экстатического восторга от появления любимого человека, любящих взглядов — в общем, всего того, что сегодня считается характерными признаками влюблённости.

 

Вот как Данте описал их первую встречу: «Она появилась, облачённая в благороднейший кроваво-красный цвет, скромный и благопристойный, украшенная и подпоясанная так, как подобало юному её возрасту. В это мгновение — говорю по истине — дух жизни, обитающий в самой сокровенной глубине сердца, затрепетал столь сильно, что ужасающе проявлялся в каждом биении». По его словам, он был поглощён любовью, горевшей в её глазах. Как позднее написал Данте, впервые увидев её, он подумал, что ангел каким-то чудом материализовался на земле. Было бы ошибкой считать его слова поэтической метафорой.

В «Божественной комедии» он описывает ощущение полной погруженности в глаза Беатриче и говорит, что полученный от них эротический импульс привёл его в рай. Опять-таки это не просто поэтическая фантазия. Эротика и мистика переплетаются у Данте в такой манере, которая в то время была необычной для Запада.

 

Данте и Беатриче вступили в брак с другими людьми, и она умерла молодой. То, что сегодня мы называем романтической любовью, с её мистическим духовным томлением и ощущением судьбы — чувством, что именно так и должно быть, — всё это ведёт своё происхождение от мистического фермента ислама. Точно так же, как характерное христианское понимание бескорыстной любви к своему ближнему можно считать производной от концепции добродетели иудейских пророков, так и сегодняшнее понимание чувства священного восходит к изменённым состояниям сознания суфийских мистиков, таких как Ибн аль-Араби. В его революционной работе «Толкование желания» плотская любовь выражена в терминах божественной любви. Суфии выражали чувства, которые никто не испытывал ранее, и тем самым создавали условия, чтобы все смогли испытать их.

 

Более тысячи лет эротический инстинкт осознанно подавлялся. Половая энергия направлялась на развитие человеческого интеллекта. Ко времени Фомы Аквинского и Роджера Бэкона это развитие было завершено. Сочинявшаяся во время ночных бдений на коленях у алтаря «Сумма теологии» Фомы Аквинского состоит из более двух миллионов слов, насыщенных силлогизмами. Это свидетельствует о способности поддерживать неослабевающую интеллектуальную сосредоточенность, которая кажется трудно достижимой даже величайшим современным философам.

Теперь под влиянием импульса, распространявшегося из Аравии, люди начали испытывать новое наслаждение в материальном мире, чувственное удовольствие от внешнего вида, цвета и пространственного положения вещей. Точка эволюции человеческого сознания переместилась из монашеских келий в сады наслаждений. Искристое сияние сексуальной энергии распространилось повсюду.

 

Исламская оккупация Европы дольше всего продолжалась в Испании. По мере того как блистательная цивилизация мавританской Испании продвигалась на север, этот новый способ существования начал распространяться на остальную часть мира. В первую очередь его влияние стало сказываться на юге Франции.

В XII веке Прованс и Лангедок были самыми цивилизованными регионами Европы. Провансальские поэты, называвшие себя трубадурами, переняли арабо-андалузские поэтические формы, очарованные их эротической насыщенностью. Хотя Элен Уэдделл не была эзотерическим автором, её роман «Странствующие школяры» остаётся классическим повествованием об этом переходном периоде. Она рассказывает историю о том, к